Юлия Ивлиева.

Волшебный квест в Тридевятое царство



скачать книгу бесплатно


Глава 1
Тёмка в чудеса не верил!

– У меня восемь фрагов!! Ещё идут!!! – крик Димки сорвался на визг.

– Флешку кидай! Быстрее!!

– Кончились!

Вот так всегда! Когда надо, всё сразу заканчивается. Они нас вынесут! Как ламеров вынесут!..

Мелькнула ослепительно яркая вспышка синего света. Перед глазами заплясали звёздочки. Тёмка очнулся на диване под вытертым пледом, в старой дедушкиной квартире. В тёмной комнате мерцал телевизор. По экрану плыла рябь.

– Тьфу! Вот учудил! На ходу засыпаю, – он потёр глаза. Сон окончательно рассеялся. – Пора завязывать с ночными бдениями. Всю ночь с Димкой по скайпу рубились – теперь реальность глючит.

За окном темнело. Поздние солнечные блики ползли по старомодным обоям, по портрету прадеда, по старинным часам с кукушкой.

– Ух, ты! Время! Димка в сети ждёт! Уже, наверное, мышь издёргал. И мама потеряла. Послала цветы полить, а я тут вырубился.

Телевизор никак не выключался. Рябь упорно бороздила экран.



– Что за ерунда!

Дед всегда рассказывал, что этот дом необычный, в нем много тайн и секретов, здесь часто происходят необъяснимые события. Каждая вещь тут живёт собственной жизнью и часто преподносит сюрпризы.

Тёмка в чудеса не верил. Он верил в торжество науки и разума.

Но вот сейчас, – когда из телевизора вылезла костлявая рука и, схватив за шиворот, потянула его за собой, – торжествующий обычно разум впал в ступор и объяснений не нашёл.

Мальчика поволокло, будто сквозь узкое горлышко бутылки, он отчётливо чувствовал, как его тело сжимается и разжимается, подвластное неведомым силам, вытягивается и переплетается, как бельевая верёвка, – дальше сознание отключилось. Тьма.


Глава 2
Таково пророчество!

– Что-то он мелковат для героя, – хихикнул звонкий голос. – Не впечатляет! Может, ещё поищешь?

– В тусторонних пространствах, поди, не в горшке шарить! – скрипуче проворчали в ответ.

Тёмка осторожно открыл глаза, потёр затылок (точно шишка будет!). Над ним склонились два лица и внимательно его разглядывали. Одно – старое, морщинистое, с крючковатым носом и внимательными чёрными глазками. Второе – веснушчатое и румяное, с зелёными, как трава, глазами и курносым носом, в обрамлении рыжих волос.

– А вы кто?

– Яга я, – представилась старуха, старательно изображая радушие. – Баба-яга.

Артёмка икнул. Бабка действительно походила на персонаж из сказки.

– Учтите, каннибализм противозаконен в государстве, гражданином которого я являюсь!

– Чаво-чаво?

– Не ешьте меня, я невкусный!

– И неумный! – захохотала рыжая. – Не годится он.

Ну точно, не годится. Сама я управлюсь…

– Цыц! – топнула бабка ногой и угрожающе зыркнула на девчонку. – Внучка моя, Веснушка. – представила она девчонку.

Рыжая презрительно сморщила носик.

Яга повернулась в сторону Тёмки, широко улыбнулась, обнажив все зубы. Все два.

– Да не бойся ты, я людей уже лет триста не ем. Старею… Ой, до сих пор помню, как меня загибало в приступе изжоги от последнего Ивана-царевича. Да ну их… Тут, милок, такое дело… Как тебя величать-то? – заворковала бабуля самым ласковым, на какой только была способна, голосом, сгребая мальчика с пола и усаживая за стол.

– Артём.

– Ага.

По кружевной скатерти тут же заплясали блюдца и чашки. Тяжело плюхнулись миски и тарелки, нагруженные румяными пирожками, ароматными блинами и бубликами. Пыхтя и булькая, на стол вскарабкался блестящий самовар.

Тёмка насторожённо оглядел просторную светёлку с белёной печкой, плетёными половиками и цветастыми занавесками на окнах. Хотелось протереть глаза, ну или ущипнуть себя. В происходящее не верилось.



– Дык вот. Нас тут чудища несметные и невиданные одолели. Буки! Почитай, герой занадобился, дык я, как положено, в ваш мир и обратилась. Всё как в пророчестве сказано. Честь по чести. Ты к нам и явился. Отчего ты? Не знаю, и не спрашивай.

– Тут свои герои имеются, а всякие побочные всё равно – лезут! – фыркнула внучка.

– А я к вам не лез! Сами притащили! Между прочим, без спроса и согласия, – не выдержал Тёмка. Чего эта рыжая о себе возомнила?!

– Чести много, у кого ни попадя согласия спрашивать. Тоже мне, герой нашёлся!

– Ущемление свободы личности – это нарушение закона, – добавил мальчик, поймав на лету назойливый пирожок, залезающий в рот безо всякого стеснения. Нормальная на вид выпечка, вот только летает. Волшебство? Настоящее?

– Цыц! – рявкнула на внучку Яга, и Веснушка сдержала резкие слова, уже готовые сорваться с языка. – Не знаю никаких законов. Пророчество знаю.

– Что за пророчество?

Хозяйка избушки потешно закатила глаза и нараспев продекламировала:

– И одолеет напасть невиданная да неслыханная, и придёт герой удалой да бесстрашный, и победит он нечисть в подвиге ратном, да овеет себя славой бессмертной.

– И часто заходят? – поинтересовался мальчик, уже догадываясь, что возвращение домой откладывается на неопределённое время.

– Ты лучше спроси, все ли возвращаются? – съехидничала Веснушка.

Бабка не обратила на внучку никакого внимания.

– Ну, захаживают. А то как же. Дык не за развлечением, по необходимости. Раньше на Кощея без устали добры молодцы ходили. Недавно богатырь являлся. С Горынычем – не нашим, залётным – бился: складно получилось. Мрак сизый гонять ушёл тут один храбрец…

– Кстати не вернулся, – как бы между прочим вставила рыжая. – Сгинул. Ага!

– А потом? Потом домой возвращаются? Эти, ваши, герои и храбрецы? – вздохнул Тёмка, тоскливо вспомнив погашенный экран компьютера.

– А то как же! Вот как зло победишь, так сразу и отправишься, – пообещала Яга.

– Ну, бабу-у-ля, – заканючила девчонка, – ты обещала, ты сама говорила. Что с такой умницей-разумницей, как я, никаких героев не надобно-о-о. Тут пока с тобой сидишь, все подвиги кончатся-а-а-а. Я же тоже молода. И бесстрашна, и колдовством к тому же владею.

– Не надо! – гаркнула Яга. – После твоих «владений» у меня до сих пор тыквы на яблоне растут, а колодец только в полночь прилетает.

– Ага, и ещё избушка на курьих ножках заикается, – протяжно промурлыкал кто-то от двери.

Здоровенный чёрный кот в изящных очочках и с книжкой в передних лапах чинно проследовал к столу.

– Она сама виновата! – возмутилась Веснушка. – А не надо было сзади тихо подкрадываться. Я испугалась!

– Знаем мы, чего ты испугалась, – урчал кот, заглядывая поочерёдно во все чашки. – Ты к бабулиным вёдрам пыталась ноги приделать, а избушка тебя застукала!

– И приделала, между прочим, ноги-то!

Перед котом приземлилась пузатенькая крыночка со сметанкой. Тщательно её обнюхав, кот довольно облизнулся и аккуратно полез в крынку лапой. Потом неторопливо продолжил:

– Приделала, только удрапали они от тебя на этих самых ногах, и воду пришлось в лейке таскать.

Кот сладко облизнулся и уставился на Тёмку хитрыми золотыми глазами:

– Мефодий. Кот учёный.

– Артём. – Пожимать пушистую кошачью лапу было приятно. – А я думал коты учёные у Лукоморья на цепи сидят… – как-то не очень уверенно промямлил мальчик.

– На цепи, деточка, собаки сидят. А коты, тем более учёные, по цепи кругом ходят! И то, по желанию и на усмотрение, – мявкнул Мефодий. – Ремонт у меня! Да и дело серьёзное, требует непосредственного присутствия.

И обращаясь к Яге, задумчиво добавил:

– Что-то жидковат он для героя. Молод очень.

– Ну что ж поделать? – вздохнула бабка. – Кто явился…

– Вот и я уже в сотый раз говорю – одна справлюсь! А этот пусть тут подождёт, – верещала рыжая. – В погребе вон запри, чтоб не мешал.

– Нельзя! – упёрлась Яга. – Негоже супротив пророчества идти! Кто на помощь явился, тот на чудищ и пойдёт!

– Это да. Согласен я. Кто явился, тот и сгодился, – кивнул кот. – А мы чем можем, тем и поможем.

– Таково пророчество, – в очередной раз провозгласила хозяйка избушки.


Глава 3
Дубинка для великого подвига

Происходящее не укладывалось в голове. Баба-яга, говорящий кот, волшебство – и он сам в роли героя. Злая шутка? Сон? Вот как он в это вляпался? А главное, совершенно непонятно, что дальше делать и как из всего этого выпутываться? Он вытащил из кармана мобильник. «Поиск сети» – предательски оповестил телефон. Кто бы сомневался! Тёмка закинул бесполезный аппарат в рюкзак.

Яга и Мефодий деловито обсуждали возможную склонность мальчика к героизму и предстоящий поход.

– Внешность обманчива, может он ещё о-го-го каким способным окажется…

– Да и время не ждет! Буки проходу не дают. Сколько ещё терпеть можно!

Тёмка нервно теребил рядом стоящий цветок. Странный какой-то, словно не цветок вовсе, а так, дубинка, воткнутая в горшок, правда, с цветочками и листочками. Вот дикость! Недолго думая, дубинка отвалилась прямо в руки. Уф, как неловко! Тёмка отчаянно пытался запихнуть стебель обратно в горшок, но тот как нарочно не засовывался, всё время падал. Наконец мальчик заметил, что в комнате висит странная тишина, все взгляды обращены в его сторону. Он поспешно спрятал дубинку за спину и робко улыбнулся.

– Нет! Не может этого быть! Ему кто-то помог! – завопила рыжая. К ней первой вернулся дар речи. – Она моя! Ты сама говорила, что наши судьбы связаны, что она в день моего рождения проросла!

– Ну, стало быть, ошиблась! Не судьба! – Яга пожала плечами.

– Надо было мне её раньше дёрнуть! – сокрушалась девчонка.

– Так ты и дёргала. Как только случай представится, так к горшку и шастала, – промурлыкал кот. – Не судьба.

Веснушка надулась и отвернулась.

– Куда меня угораздило вляпаться на этот раз? – поинтересовался Артём.

– Только великий герой и для великого подвига сможет выдернуть эту дубинку, – сообщила Яга, обдирая с орудия листву.

– Таково пророчество? – не удержался будущий герой.

– Вникаешь, молодец, – довольно кивнул кот.

– Смышлёный мальчик, – подтвердила бабуля.

– А собственно, как это приспособление помочь сможет? Не меч и не волшебная палочка ведь.

– А пёс её знает. Об этом в пророчестве ничего не сказано. Видать, в нужное время сам узнаешь.

– С кем сражаемся? – неожиданно всё происходящее показалось увлекательным приключением. Тёмка помахал дубинкой, примеряя на себя образ героя-спасителя.

– С буками. Это чудища такие. Пород невиданных, силы немереной. Замучили – страсть как!

– Вот, пишу про них энциклопедию, – медленно и важно сообщил кот, протягивая книгу. – Здесь всё, что про них известно, дополнено моими личными наблюдениями.

Мальчик открыл первую попавшуюся страницу и прочитал:


Метко плюющийся бес.

Резвое, мелкое и вечно жующее создание. Из-за стремительных скачкообразных движений кажется более крупным, чем есть на самом деле. Плюётся тщательно разжёванной жвачкой точно в цель, хотя и на короткое расстояние. Приклеенная жертва бессильно трепыхается до изнеможения, запутываясь и склеиваясь жвачкой. Нападает стаями. От громкого крика впадает в транс и теряет ориентацию.


Ещё пяток страниц было исписано, дальше – пусто.

– Ну да, не очень много, – с достоинством подтвердил Мефодий. И, кособоко прищурившись, добавил: – Да и не очень верно, если честно, но других знаний нет.

– Непонятно что, непонятно откуда, непонятно зачем… – пробурчал Тёмка.

– Ну, как-то так. Урон нашему Тридевятому царству наносят невообразимый. Обитателей в страхе держат. Никто не может с ними справиться.

– А мне надо найти и истребить, – догадался мальчик. – Что ж, нехитрая логика любого квеста.

– Чаво?

– Хорошо, говорю. Куда идти и что мне делать?

Яга и кот довольно заулыбались.

– Ну, так бы сразу и сказал!



Бабуля затараторила:

– На восток. Вся зараза оттудова приходит и туды, ежели чего, убегает. Как горы горынычевские пройдёшь, скалы хохочущие минуешь, так сразу в болота глинистые уткнёшься. Их-то точно не пропустишь, вонючие сильно… Потом пути расходятся. Направо будет озеро сумасшедших русалок, дуб ещё вековой растёт, потом леса непроходимые – так-то не страшно, их задом наперёд легко миновать, – там ещё дверь чёрная в никуда… Но ты туда не ходи. Тебе налево. Чего там – неизвестно. Там никто не бывал, туда твоя путь-дорога и лежит.

– Клёво! – выдохнул Тёмка.

– Чевось?

– Про Джи Пи Эс не спрашиваю, а карты у вас ещё не изобрели?

– Карты? Карты есть. Только они-то тебе на кой? Ты, поди, ни гадать, ни ворожить не умеешь? Али с мастями дружишь?

– С головой я не дружу… – пробубнил новоявленный герой.

– Это да, – озадачилась Яга. – Один-то заплутаешь. А клубки путеводные ещё в прошлом году закончились…

– Места у нас тёмные, обитатели лютые, – устрашающе выпучив глаза, зашептала рыжая, – сгинешь, как пить дать, сгинешь!

– Так пущай с Веснушкой идут, – нашла решение бабка.

– И то верно, – согласился довольный, как муха в варенье, кот. – Она и дорогу знает и, хоть не бог весть какая колдунья, а всё в пути подмога.

– Ха! Умылся?! Все подвиги мои! – ликующая девчонка ткнула Тёмку локтем в бок.

– Супер! – выдохнул герой. – Во попал!

– Так, – засуетилась бабка, – по-скорому в дорогу собираемся.

Она с головой нырнула в здоровенный сундук. Оттуда полетели странные и жуткие предметы: коробка, из которой выбежали зелёные мыши; несколько свёртков, издающих жуткие звуки; мешки и корзинки, тут же улизнувшие за печку; клубки ниток, шипящие, словно змеи и тут же заползшие под лавки.

– Вот! Зеркало для связи. Ежели чего случится, и помощь моя занадобится али совет, постучишь по нему три раза. – Яга продемонстрировала. Зеркало пошло рябью и изобразило чёрный экран. – Барахлит иногда, а так ещё о-го-го! Помыть, так ему работать и работать ещё. – Она деловито протёрла волшебный предмет подолом. Зеркало отреагировало всё той же рябью, а очутившись в руках у Тёмки, издало неприличный звук и показало язык.

– Ничего, привыкнешь, – заверила бабуля.

Мальчишка захохотал. Приключение становилось всё интересней.

– Ты чего?

– Палка-отгребалка с неизвестными свойствами, зеркало с придурью и колдунья-неумёха. Кто ж с таким арсеналом из подвига ратного вернётся?

– А ты не привередничай! – надулась Яга. – Я тебя как родного собираю. Всем сердцем болею… Печку, вона, у Емели спроворила, чтоб не пешком, – а он ворчит.

– Не ворчу – восхищаюсь!

– Ну, присядем на дорожку… – скомандовала Яга.

К мальчику подлетела табуретка, сбила с ног, усадила верхом.

– А ужинать? Почивать? «Утро вечера мудренее»? – неуверенно поинтересовался Тёмка, с трудом сохраняя равновесие. – Сборы, проводы, прощанье?

– И где ты только этой ерунды нахватался? – фыркнула Веснушка. – Ты ещё баньку истопить потребуй!

– А чего тянуть? – Яга пожала плечами. – Печь дымится, скатерть-самобранку сложили – вперёд! До вечера ещё далеко.

– Супер! – только и осталось, что согласиться.

– Ну, пора, – объявила хозяйка избушки и резво вытолкала всех за дверь.


Глава 4
Чумичка. Урк! Урк!

На улице светило яркое солнце. На небе не было ни облачка. Беззаботные куры пощипывали свежую травку. Картину мира портила печка. Она пыхтела и подрагивала. В топке трещали дрова, из трубы с ужасающим свистом вылетал дым: ну, только копытом не била.

– На подвиги ратные спешит, – пробубнил Тёмка и полез наверх следом за Веснушкой.

Яга умилённо прищурилась и даже пустила скупую слезу. Мефодий выудил откуда-то кружевной платочек и скорбно помахал им вслед.

– Значит так, – заявила рыжая, едва провожающие скрылись из виду, – я тут всё знаю, поэтому буду за главного. Ну а ты на подмоге.

– Договорились, – хихикнул Тёмка. – Тогда сообрази-ка чего-нибудь поесть. Раз такая всезнающая.

Малолетняя колдунья надулась, но из здоровенной корзины, собранной Ягой в дорогу, извлекла скатерть с бахромой. На ней тут же возникли чашки, самовар и блюдо с пирожками.

– А кроме пирогов тут больше ничего не едят? – закапризничал Тёмка. – Эти хоть и не летают, в отличие от бабкиных, но уже порядком надоели.

– Ишь, какие привередливые! – проворчал из ниоткуда скрипучий старческий голос. – Я вас кормить не нанималась!

Скатерть мгновенно опустела. Предусмотрительная Веснушка еле-еле успела схватить пирожок.

– Вот теперь сам с ней договаривайся, – фыркнула девчонка. – Волшебные предметы очень обидчивые, с ними осторожно надо. Вежливо.

– А я откуда знать должен?! Я отродясь ни одного волшебного предмета не видел. И вообще – реалист. Ни в волшебство, ни в сказки не верю!

Хотя, нехорошо получилось. Тёмка расстроился, что скатерть обидел. Рыжая могла бы и предупредить, – а сама чавкает пирожком и ехидно улыбается.

– Какая красивая, – начал мальчик и нежно погладил бахрому, – до чего затейливый узор! – В ответ молчание. – Шёлковыми нитями вышита, а словно золотыми.

– Чистое золото! – гаркнула скатерть.

– Ручная работа, наверное?

– Абсолютный эксклюзив!

– Я такой красоты никогда не видал, – как соловей заливался Тёмка. – А уж готовит как – пальчики оближешь!

– Ладно, – смилостивилось вредное настольное покрытие, – будет вам в обед: щи с гусём и потрошка в горшочке. Я сегодня чувствительная очень. Но сейчас – всё! Профукали трапезу! – Скатерть-самобранка свернулась конвертиком, показывая, что это её последнее слово.

Веснушка запихнула последний кусок пирожка в рот и сообщила:

– Это да, согласная я. Можно и потом. Нечего тебе перетруждаться. Бабуля, она всегда говорит, что волшебные предметы больше отдыхать должны. Веками. В сундуке. На самом дне.

– Чавось?! – пискнула скатерть осипшим голосом.

– Моль, говорю, у Яги в сундуке толстая и прожорливая. До шёлка с золотом больно жадная.

– А я чё? Я ни чё! Сами же молчите! А я хоть и волшебная, а мысли читать не умею. Яичницу желаете?

– Желаем. И ещё пирожных тех, розовых с кремом. Ты чего будешь?

– А-э-э… – Тёмка растерялся.

– Чипсы, колу? – любезно предложила скатерть.

– А ты и это можешь?!

– Я всё могу!

– Ну тогда бутерброд с сыром и какао.

– Пожалуйста. Приятного аппетита. Кушайте на здоровье. Ещё пожелания будут?

– Позже, – скомандовала Веснушка.

– Как ты с ней круто… – восхитился Тёмка.

– А-а-а, – отмахнулась девочка, безразлично поглядывая по сторонам.



Дорога была укатанная. Печка, мирно покачиваясь, пыхтела и выпускала круглые колечки дыма. Скорость, конечно, так себе, зато не пешком. С одной стороны лениво потягивалось бескрайнее поле, упираясь золотыми боками в резвую неугомонную речушку. С другой – рядками бежали озорные берёзки: рассматривали путников и шептались. Сквозь их тонкие ветви подглядывало солнце, делая вид, что ему совсем не интересно.

– Через пару часов у Василисы ПэПэ будем, – зевнув, пообещала Веснушка.

– Почему ПэПэ? – Тёмка перебрал в голове сказки, но ничего подходящего не вспомнил.

– Прекрасно-премудрая потому что. Она и умница, и красавица, а определиться никак не может. – Девчонка ещё раз сладко зевнула. – Только больно длинно получается. Кто ж её так кликать будет? Вздремну я немножко. Печка дорогу знает. Если что – разбудишь.

Внучка Бабы-яги свернулась калачиком и мгновенно засопела.

Артём решил углубиться в изучение противника и открыл энциклопедию кота Мефодия:


Упырь-сладкогрыз

Зелёное существо с сильно развитой челюстью и большими добрыми глазами. Постоянно ведёт охоту на всё сладкое, в том числе и на сладкоежек. Сильно страдает от кариеса и несварения сладкоежек в желудке. Его укус опасен превращением в сладкогрыза, через заражение вирусом сладомании. Впрочем, некоторые сладкоежки обладают иммунитетом, но это научно не доказано. Сладкогрыз боится звука бормашины и зубной пасты.


– Прочитал он на первой странице.

На рисунке изображалось что-то невразумительное.

«Видимо, рисование даётся Мефодию с трудом. Хотя почерк был крайне аккуратен». На следующей странице значилось:


Слононосый нетопырь

Серая летающая тварь с перепончатыми крыльями, зелёным хохолком, фиолетовыми глазами и мощным хоботом. Нападает на все движущиеся предметы, попадающие в поле зрения, и высасывает до полного изничтожения, особенно неравнодушен к двоечникам и девчонкам с косичками. Из-за чувствительности глаз в основном нападает ночью, при свете солнца вынужден надевать очки. Боится сильных ветров, света солнца и звука: «У-у-у!».


– Дурдом какой-то! – подытожил мальчик. – Вот все люди как люди. Уж если угораздит в сказку попасть, так хоть враги приличные достаются: Кощей Бессмертный, ну или Змей Горыныч какой-нибудь. А мне не пойми что. И как с этим сражаться?

Веснушка улыбалась во сне. Солнечные зайчики плясали по конопушкам на носу и по рыжим волосам. Чудна?я какая… Колдунья.

Берёзки помахали вслед, желая удачи. Печка въехала в море высоких крепких колосьев. Золотые переливы волновались и бурлили. По простору этого золотого моря к ним что-то быстро приближалось. Это «что-то» подскакивало, металось зигзагами, оставляло после себя вытоптанные следы и самозабвенно орало: «А-а-а! Спасите-помогите!!»

При приближении зовущий на помощь оказался серо-зелёным чертёнком с хвостом, рожками и выпученными глазами.

– Бука, – решил Тёмка, ещё до конца не разобравшись, радоваться или огорчаться приближению первого врага.

Схватил дубинку, выпрямился во весь рост и приготовился к защите.

– Ну-ну, давай, налетай… – бубнил он, ожидая, что в последний момент чудо-палка превратится во что-нибудь приличное.

«Бабка обещала, что девайс непростой. Может в меч волшебный обернётся, а если повезет, то поле силовое выплюнет или разрядом каким электрическим шибанёт», – мечтал Тёмка.

Чертёнок подпрыгнул и полетел на него. Дубинка не видоизменялась и не производила на потенциального буку никакого впечатления.



– Так и думал, что надурили с оружием, – проворчал мальчик и со всех сил двинул палкой по нападавшему. Угодил прямо в лоб. Тот отлетел и тут же с жутким визгом ринулся обратно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2