Юлия Фирсанова.

Великолепная шестерка: Божий промысел по контракту. Час «Д». Шестеро против Темного. Тройной переплет (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Именно так, ваше величество. Нам хотелось бы немедля осмотреть королевскую библиотеку, хорошо, если нам предоставят там полную свободу действий, и побеседовать с людьми, работающими там, а также с теми, кто в последний раз видел пропавшие книги, – коротко и деловито попросил Лукас. Когда было надо, месье запросто убирал из речи все цветистые выражения.

– Устроим, – деловито кивнула Бъянхе, одарив смазливого парня милостивым взглядом. Королева всегда питала слабость к стройным кудрявым шатенам.

– Рад, королева, что вам и без моего совета открылась истинная суть посланцев, – заметил Зидоро, и в его улыбке королева прочла ободрение своим действиям. – Я же могу заметить, что ни малейшего сомнения в истинности того, что люди эти посланы нашему королевству, не имею. И доказали они это уже не раз: и своим появлением, и явленными знамениями, и деяниями.

– Хм, интересно, рассказывай! – велела Бъянхе, властным взмахом руки приглашая компанию следовать за ней, и сама, чуть подобрав юбку, живо зашагала по лестнице.

Зидоро дал королеве краткий отчет о событиях этого вечера: явлении посланцев, открытии входа в забытую библиотеку, поиске улик, удивительной симпатии к гостям, продемонстрированной в массовом порядке птицами рокх, и исцелении Рохина. Узнав, что похищена и тайная библиотека храма, Бъянхе посуровела. Она уже давно подозревала, что это дело гораздо серьезнее, чем просто кража с целью наживы, и злилась на то, что все ее действия не в силах выявить виновника происходящего. Но теперь, похоже, все-таки появились те, кто может пролить свет на творящиеся безобразия. Бъянхе по-новому взглянула на Гала, Лукаса и Эльку после того, как узнала об их работе. Высоченный мужик мог не только мечом махать и пугать хмурыми взглядами, смазливый кудрявый парень, у которого и молоко-то на губах едва обсохло, оказался неплохим магом, а нахальная девчонка совершила немало интуитивных открытий. Вот только кто в этой команде главный, королева так и не поняла.

Впрочем, Элька теперь тоже перестала смотреть на Бъянхе как на оживший музейный экспонат, королева начинала ей нравиться. Величественная, прекрасная, далеко не глупая женщина умела принимать свое поражение и переступать через ошибки, смеяться не только над другими, но и над собой. Своей кипучей энергией она походила на компактный торнадо, готовый подхватить всех и вся и увлечь за собой с неистовой силой. Людям оставалось только смириться и следовать за ней.

К главным дверям ее величество не пошла, решив дать Хорхесу Гарсидо возможность без помех разогнать придворных лизоблюдов. Пройдя по широкой площадке перед дворцом, королева свернула через высокую арку в галерею. Там стражи услужливо распахнули другие двери, несколько менее роскошные, чем у центрального входа. Не задерживаясь, королева повела компанию дальше через богато убранные залы, по длинным коридорам и лестницам. Во дворце не было безлюдно, но все, кто попадался на пути процессии, прекрасно понимали, что под горячую руку королеве, которая занята делом, лучше не попадаться и благоразумно старались держаться подальше.

Гал внимательно изучал расположение стражников и почему-то время от времени недовольно хмурился, хотя Эльке показалось, что единица «стражничества» на один квадратный метр и так весьма высока для мирного королевского дворца.

Гораздо больше, чем охрана покоев, девушку заинтересовал интерьер, особенно картины. Они отнюдь не походили на мрачные шедевры Средневековья, где суровые бледные персоны, затянутые в темные тяжелые одеяния, словно призраки выглядывали из черного пространства полотна, а рамы были тяжелы от завитушек и позолоты. Сочные, яркие краски и характерные лица радовали глаз. Элька успела заметить несколько выразительных парадных портретов самой королевы, на которых та отнюдь не напоминала ожившую мумию, изображение очень красивого властного мужчины, чьи черты передались Бъянхе в смягченном виде, вероятно ее отца; покойного мужа королевы; изящного, как гибкий клинок, и черного как галчонок юноши – принца Сиварио, обещавшего стать столь же красивым, как дед. В одной из ниш коридора Элька углядела портрет парня, весьма напоминавшего Хорхеса, но прическа была другой, да колючий цепкий взгляд куда как жестче, – казалось, что это не ты смотришь на мужчину с портрета, а он пристально изучает тебя. Точь-в-точь Мона Лиза мужеского полу, но без дурацкой улыбки.

– О, с вашего кузена уже портреты пишут? Такой знаменитый? – не преминула лукаво бросить жрецу девушка.

– Это не Хорхес, а наш достославный предок Рогиро Гарсидо, почивший пару тысячелетий назад, – гордо уточнил Зидоро и, отдавая дань вежливости, слегка поклонился портрету сеора в черном камзоле с белоснежными кружевами.

Элька оглядела портрет и шутки ради воспроизвела нечто вроде реверанса, во всяком случае того его подобия, коему девочку обучали в кружке танцев в далеком-далеком октябрятском детстве.

Процесс стремительного перемещения, – оказалось, что в первый раз королева неслась к фонтану так резво вовсе не потому, что была сердита, а просто у Бъянхе была такая манера передвигаться в пространстве, – закончился перед очередными двустворчатыми дверьми. Королева обернулась и сочла нужным сказать:

– Вы уже проделали немалую работу, благодарю вас, посланцы, от имени нашего королевства. Надеюсь, осмотр дворцовой библиотеки и беседа с людьми помогут вам выявить преступника. Нам, к сожалению, это не помогло.

– Будем надеяться, что нам повезет больше, ваше величество, – учтиво поклонился Лукас, которому команда великодушно предоставила право общаться с королевой. – Поскольку теперь мы знаем хотя бы то, чего не нужно искать.

– И чего же? – полюбопытствовала женщина, изящно выгибая смоляную бровь.

– Физических следов, – просто пояснил Лукас. – Все, что нам удалось обнаружить, мы нашли при помощи магии.

Королева кивнула и подала знак стражникам открыть двери.

Компания прошла в большое помещение, представлявшее собой почти бесконечную череду залов, соединенных арочными проходами. Из всего того, что наличествовало внутри, посторонний взгляд первым делом замечал пустые шкафы, печально глядящие провалами голых полок на посетителей, и только потом в дальнем углу первого зала обнаружилось живое существо. За конторским столом среди аккуратных стопок книг, тетрадок, длинных ящичков с карточками и письменных принадлежностей сидела девушка в простом, но из отличной материи, серебристо-сером платье, отделанном дивным кружевом. Неглубокий вырез на платье только намекал на то, что, несмотря на изящество фигуры, у девушки есть на что посмотреть. На ее милом личике сердечком выделялись огромные глаза, казавшиеся нереально большими из-за крупных очков, придававших ей диковинный вид человекообразной стрекозы. Незнакомка, прикусив пухлую губку, что-то сосредоточенно записывала в большую толстую тетрадь.

– Сария Айос, главный библиотекарь, – слегка кивнув в сторону девушки, представила ее Бъянхе.

Только когда прозвучали голоса, девушка заметила, что в зале есть посторонние. Она испуганно вскинулась от листа с записями и поспешно вскочила, приседая в реверансе, вышедшем, как подметила Элька, ничуть не лучше, чем у нее самой.

– Светлого вечера, ваше величество, высший жрец, сеоры, сеорита. – Девушка вежливо поприветствовала гостей, немного смущаясь столь многочисленного круга людей. Казалось, что одиночество ей желанней и привычней, нежели самое изысканное общество.

Вся компания вежливо поздоровалась с девушкой в ответ, кто приветливо, кто сдержанно, как стоик Гал, вообще не умевший быть приветливым в широко распространенном смысле слова.

– Сария, эти люди – посланцы Совета богов. Они явились в наш мир, чтобы разыскать украденные книги. Им надо побеседовать с тобой и осмотреть помещение. Помоги им всем, чем сможешь, – властно велела королева.

– Было бы прекрасно, если б удалось разыскать королевскую библиотеку. Сколько редчайших старинных книг пропало! Такая беда! – Глаза за очками-стрекозами неожиданно быстро наполнились слезами, и девушка всхлипнула, быстро зашарив по заваленному бумагами и карточками столу в поисках носового платка.

– Полно, Сария, успокойся, твоей вины нет ни в чем, – покровительственно, с изрядной долей снисходительности сказала Бъянхе, видно не отличавшаяся крайней гневливостью барона Дигоре.

– Тем не менее при моем батюшке Тормесо, да укроет его душу Зигита в своих объятиях, ничего подобного не случалось, – с неожиданной досадой на себя прохлюпала девушка, вытирая глаза.

Оставив в покое библиотекаршу – не королевское это дело слуг утешать, – Бъянхе заговорила с Лукасом, полагая, что маг должен знать:

– Отец Сарии тоже был библиотекарем, служил еще моему деду и скончался всего пять лет назад. Это большая потеря для Ильтарии, он был выдающимся ученым-филологом. Библиотека в вашем распоряжении, я велю Хорхесу прибыть сюда, как только освободится. Он доставит к вам любого, с кем захотите потолковать, а если кто не пожелает, пошлет за ним своих ребят и хоть из Забытой пустыни достанет. Возможно, у вас найдутся вопросы и к нему. – Похоже, если великолепная Бъянхе на кого и сердилась из-за пропажи дворцовой библиотеки, то только на начальника своей стражи.

Впрочем, самые высокие головы всегда получают подзатыльники в первую очередь, ибо должны быть ответственны за все и за всех. Высказавшись, Бъянхе покосилась на Зидоро, дабы выяснить, идет ли он с ней, желая сказать что-то важное наедине, или остается.

– С позволения вашего величества я предпочел бы остаться, возможно, нелишней будет и моя помощь, – деликатно заметил жрец, ласково похлопывающий Сарию по хрупкому, все еще вздрагивающему плечику.

Элька от всей души посочувствовала девушке. Это ж надо, такая невезуха: только получила классную работу по наследству, начала доказывать, что чего-то стоит не только твое прославленное отцом имя, но и ты сама, а тут грандиозная кража. Обидно до слез. Ладно хоть по кантеррским порядкам в тюрьму не загремела, да за пропажу доверенного имущества все жалованье не высчитывают, но по допросам потаскаться, похоже, все же пришлось. Поди объясни, куда библиотека потерялась, не горошина ведь, чтобы за диван закатиться. Сарии еще повезло, что дворцовая библиотека не была самой первой в череде пропаж.

Королева кивнула высшему жрецу, давая позволение, которого у нее, власти светской, власть духовная вполне могла бы и не спрашивать, и милостиво обратилась почему-то исключительно к Лукасу:

– Надеюсь нынче же вечером услышать от вас первые вести. Я ложусь поздно, уйма дел, знаете ли. Так что не стесняйтесь тревожить меня, сеор Лукас. – Имя мага в устах королевы прозвучало почти как протяжное «Лукасо».

– Почту за честь в первую очередь известить ваше величество, как только мы узнаем хоть что-нибудь, заслуживающее вашего внимания, – склонился в своем лучшем придворном поклоне маг, сверкнув белозубой улыбкой. Ему весьма по душе пришлось предложение Бъянхе о ночных докладах. Он немало делал их в прошлом весьма высокопоставленным дамам, и все леди оставались очень довольны «услышанным».

Бъянхе одарила мага ответной понимающей улыбкой и величественно удалилась. Как только за ней закрылась дверь, в секунде наступившей тишины из дальней залы послышались легкие шаги, отдающиеся в полупустом помещении из-за отсутствия книг, и в первый зал неожиданно шустро вошел пожилой мужчина. Время уже коснулось его волос, сбрызнув серебром когда-то иссиня-черные коротко стриженные волосы и добавив ко все еще ясным, как у юноши, ярко-синим глазам гусиные лапки морщин, вертикальные складки избороздили лоб незнакомца. Бросая любопытные взгляды на компанию пришельцев, живчик в балахоне, весьма похожем на «платье» жреца, только грязно-серого цвета, и с цепью на груди (наверное, этот аксессуар полагался к любым балахонам) приветственно, с долей панибратства кивнул Зидоро. Потом пожилой сеор протянул книгу библиотекарше и сказал:

– Спасибо, Сария, я нашел все, что нужно.

– Пожалуйста, магистр Альмадор, – сердечно ответила девушка, и удивительно милая улыбка осветила ее черты.

– Позвольте представиться, сеоры и сеорита, я магистр Альмадор – первый придворный маг Ильтарии, глава Совета чародеев, председатель малого круга Посвященных, ректор Университета магиков, – с достоинством отрекомендовался мужчина, ни на секунду не запнувшись в перечислении многочисленных титулов.

Команда в очередной раз быстро назвала свои имена. Быстро, поскольку Гал не удостоил магистра воспроизведением длинной череды собственных имен. Впрочем, судя по тому, как вовремя показался магистр после ухода королевы, в повторном представлении особой нужды не было. Скорее всего, Альмадор и так уже знал, с кем имеет дело, подслушав разговор, пока «листал книгу» в соседнем зале. Но почему бы не соблюсти правила приличия, если это не будет обременительно? Так что компания знакомилась по новому кругу, а Элька развлекалась разглядыванием цепи, висящей на груди магистра. Тяжелая, витая, судя по цвету, серебряная, с большим ярко-синим, под цвет странно молодых глаз, причудливо ограненным в форме полумесяца камнем. Девушка тут же припомнила слова Лукаса о том, что из всех металлов самым магическим в большинстве миров является серебро и его разновидности, вроде мифрилла, сильверилла, акрона, и подумала, что массивная цепь мага, вероятно, волшебная, интересно только, какое волшебство в ней таится. Но вот прямо сразу приставать с вопросами, не имеющими отношения к расследованию, было некрасиво. Поэтому, загнав неутоленное любопытство подальше в норку, Элька промолчала.

– Думаю, вы захотите поговорить и со мной, – утвердительно предположил магистр Альмадор и добавил, смерив любопытным взглядом перстни гостей: – С удовольствием помогу посланцам Совета богов.

Глава 15. Опрос свидетелей

– Так что, у вас не все книжки свистнули? – тут же после взаимных представлений нахально встрял Рэнд, кивнув в сторону стопы фолиантов на столе у библиотекарши.

– Было украдено все, – ответила Сария, бросив укоризненный взгляд на вора и нервно поправив на переносице очки, – наверно, как цепь у носителей балахона, очки были отличительным знаком у библиотекарей Ильтарии. – Но королевская библиотека не может просто так закрыться. Мы отослали книгоиздателям списки для восстановления фонда, и литература уже начинает поступать. Часть произведений, со временем, конечно, удастся заменить позднейшими изданиями, но вы понимаете сами, что это неравноценный вариант. Ведь пропажа старинных книг, а у нас были даже относящиеся к периоду междуцарствия, до основания Ильтарии – потеря невосполнимая, это была крупнейшая и самая драгоценная коллекция в стране, не считая библиотеки в Университете магиков, но там основной фонд сугубо специфического свойства.

– Что ж, печально, – вежливо согласился Лукас и тут же перевел разговор в нужное русло. – Но чтобы обнаружить преступника, нам, прежде всего, нужна информация. Расскажите, мад… pardon, – поспешно исправился маг и, используя принятое в Ильтарии обращение, продолжил: – сеорита Сария, об обычном режиме работы библиотеки. Будет просто замечательно, если вы постараетесь восстановить в памяти тот день, когда пропали книги, припомнить, не случилось ли тогда чего-то необычного, странного?

– Хорошо, – с готовностью согласилась девушка. – Но будет лучше, если мы продолжим беседу во втором зале, там есть где присесть и гораздо удобнее.

– Распоряжайтесь, милая сеорита, здесь вы – хозяйка! – галантно отозвался Лукас, поводя рукой в сторону арки-прохода между залами и предлагая девушке показывать дорогу в своих владениях.

Сария улыбнулась и повела посетителей во второй зал, где кроме шкафов и жестких на вид стульев наличествовал милый укромный уголок с широким диваном полукругом, креслами в желто-черных тонах и несколькими столами – мечта лентяя-библиофила. Можно было работать с книгами, не отрывая пятой точки от мягкой мебели.

Элька села на диван рядом с Рэндом, Лукас предпочел просторное кресло, мазохист Гал принес себе жесткий стул с высокой спинкой, Зидоро и Альмадор тоже остановили свой выбор на двух стоящих рядышком креслах. Похоже, заметила Элька, в Ильтарии не существовало извечной проблемы многих миров – скрытого или явного противодействия между церковью и сообществом магов. Во всяком случае, судя по явной взаимной симпатии магистра и высшего жреца, властная верхушка этим не страдала. Сария, подождав, пока все рассядутся, опустилась на свободный краешек дивана. Девушка тревожно вздохнула, сцепив руки, и, наверное, уже не в первый раз начала краткий, чуть суховатый рассказ:

– Обычно я прихожу в библиотеку рано, около половины восьмого, люблю тишину и покой. В это время гораздо лучше работается. В одиночестве я занимаюсь с новыми поступлениями, каталогом или чем-то другим. К девятому удару колокола приходят уборщики и наводят в помещениях порядок. Ровно в десять появляются помощники, от десяти до двадцати человек, в зависимости от потребности. В половине одиннадцатого залы открываются для посетителей, получивших королевское дозволение пользоваться фондом. Помощники или я лично, если требуется, помогаем подобрать подходящую литературу. И посетители переходят в залы для чтения. Их у нас три: два больших и один малый. На вынос книги даются в очень редких случаях, только лицам, входящим в особый королевский список. В три часа следует полуторачасовой перерыв на обед и снова работа до вечера. В половине девятого библиотека закрывается для посещений. В девять помощники уходят, и я еще некоторое время работаю одна, здесь же и ужинаю. По договоренности с поварами мне приносят поднос с кухни.

Так было и за день до того, как исчезли книги. Только я немного засиделась, листая новые поступления из издательства Гри-Толер. Они, следуя старому договору, отправляют в библиотеку все выходящие книги. Поэтому ушла поздно, около одиннадцати, уже было темно. Я ведь живу здесь же, при дворце, мои комнаты на первом этаже, и могу себе позволить лишний часок удовольствия побыть наедине с книгами. В тот вечер все было спокойно, я проверила, хорошо ли закрыты окна – днем их открывали проветрить залы, чтобы не было душно, – и потушила световые шары. Перед самым уходом пробудила охранное заклятье «Блюститель», слово-ключ для прохода через него есть только у королевы, магистра Альмадора и у меня. Я была спокойна, несмотря на все эти кражи, мне казалось, что королевской библиотеки беда не коснется, ведь у нас есть «Блюститель» и постоянная живая стража. Завершив дела, я вышла в коридор, попрощалась с охранниками и пошла спать. А утром, когда вернулась в библиотеку, книг уже не было, я даже не видела, как они исчезли, впрочем, Рохин видел, так теперь, бедный, говорят, умом повредился. Может, вам его тоже следует расспросить, – беспомощно закончила Сария, с трудом удерживаясь от очередного потока слез. Юная библиотекарша убивалась так, словно похитили ее единственного ребенка.

Гал недовольно поморщился, очевидно считая, что магии в вопросах охраны имущества доверять не следует. Пока девушка рассказывала, в зал вошел Хорхес, не мешая разговору, коротко кивнул всем, кого еще не видел, и встал рядом с диваном, по правую руку от Сарии, прислонившись к стене.

– Merci, сеорита. А с сеором Ледасом мы уже побеседовали. За здравый рассудок своего коллеги можете более не опасаться. Могу вас заверить, здоровье душевное к нему вернулось полностью, не без нашей помощи, разумеется, – скромно заявил Лукас Сарии.

– Спасибо, – от души поблагодарила мага библиотекарша. – Мы с ним в детстве вместе играли, когда мой отец с его отцом что-нибудь обсуждали. А теперь уже мы по делам часто встречаемся.

Лукас кивнул и обратился к неизвестно почему сердито сопевшему начальнику стражи:

– Сеор Хорхес, не могли бы вы поведать нам, как была организована охрана библиотеки?

– Никаких запоров на дверях библиотеки нет, я всегда полагал, что достаточно магической стражи и формального присутствия стражников у входа. Внешняя и внутренняя охрана дворца давно отлажена и до сих пор не давала сбоев. Не то что нападений, даже значительных краж путем проникновения извне не было более ста лет. Конечно, ночная стража у библиотеки караула не снимает, но раньше мои ребята думали, что их долг не столько сторожить залы, сколько следить за тем, чтобы никто не забрел внутрь по неосторожности или рассеянности и не напоролся на «Блюстителя». В ночь кражи стража стояла, как обычно. Я лично проводил допрос. Люди они честные и надежные, я полностью полагаюсь на их слова. Ничего подозрительного стражники не слышали и не видели, с поста не отлучались ни на секунду, – хмуро ответил Хорхес. Конечно, гордому мужчине весьма не нравились все эти расспросы посторонних людей, подвергавших сомнению качество его работы. Но королева недвусмысленно приказала отвечать. А спорить с королевой себе дороже.

– Совсем ничего? – въедливо уточнил Лукас. – Быть может, какие-то незначительные ощущения? Предчувствия?

– Вы что думаете, у меня ясновидящие на часах стоят? – отпустил язвительную реплику вспыливший Хорхес, выпятив грудь, отчего сразу показался Эльке похожим на бойцового петуха.

– Нет, сеор, не думаем, – миролюбиво, хотя в его глазах появился нехороший отблеск яростного света, ответил Лукас. – И все-таки остается некоторая надежда.

– Поверь мне на слово, Хорхес, – вставил Рэнд с короткой нехорошей усмешкой на губах, – в твоих интересах отвечать на все вопросы вежливо и подробно. Лукас почему-то хамов не любит, он из них крыс и лягушек делает, но лягушек все-таки чаще. Потому как недавно обмолвился, что обожает лягушачьи лапки. Мы ведь не хотим недоразумений?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28