Юлия Фирсанова.

Великолепная шестерка: Божий промысел по контракту. Час «Д». Шестеро против Темного. Тройной переплет (сборник)



скачать книгу бесплатно

– А то, – самодовольно хмыкнул Фин и принялся с новым усердием изучать ассортимент навязчиво предлагаемых торговцами товаров.

– Шарфы-бабочки! Только взгляните! Умоляю, сеоры и сеорита! – сильнее всех своих товарищей по ремеслу завопил один представитель не менее древней, чем эскорт услуги, профессии, и столько призывного отчаяния было в голосе торговца, что, казалось, не взгляни служители богов в его сторону, и горячий ильтаррийский хлопец повесится на своих же собственных шарфах в ближайшей подворотне.

– А это – действительно гордость Кантерры, цех наших ткачей строго хранит секрет их изготовления, – тихо, чтобы не усугублять ажиотажа, заметил Гарсидо, слегка кивнув в сторону лотка с легкими, переливающимися всеми цветами радуги полосками ткани, едва завидев которые умерла бы от зависти любая бабочка.

– Хочу такой сувенир! – безапелляционно заявила Элька и пальчиком поманила парня с шарфами. – Где мой кошелек?

Глаза Лукаса и Фина тоже разгорелись при виде пестроты на лотке. Все-таки парни были изрядными франтами и не могли упустить случая приобрести вещицу пооригинальнее.

– Слово леди – закон! – Фин извлек из какого-то тайника свою и Элькину наличность.

– Выбирайте, прелестная, как нежный цветок, сеорита, достойные сеоры! У меня самый лучший товар во всей прекрасной Кантерре! – затараторил молодой парень, весь обвешанный знаменитыми шарфами, обжигая Эльку восхищенным взором черных глаз.

Девушка нагнулась к лотку и, покопавшись в груде легких, как пушинки, и столь же мягких шарфов, вытянула один цвета вечернего неба, а следом другой, особо приглянувшийся ей нежно-бирюзовый, мерцающий серебряными и – что удивительно – темно-синими искрами. Восхищенно вздохнув, Элька тут же повязала второй шарфик на голову, посчитав, что он будет изумительно гармонировать с прочим ансамблем, а первый убрала в сумочку.

Торговец восхищенно закатил глаза и прищелкнул языком, оценивая вкус покупательницы, а может быть, рассчитывал подвигнуть ее на продолжение покупок. Поняв, что дама свой выбор сделала, парни с неменьшим энтузиазмом нырнули в лоток с товаром и принялись подыскивать что-нибудь для себя. Рэнд вытянул нечто широкое, излюбленно-контрастное, с охристыми и голубыми тонами, а Лукас присмотрел для себя изумрудный шарф, расшитый золотыми цветами: если верить «Дорожному атласу», именно так должны были выглядеть цветки фаар.

– Можно и мне шарфик? – раздался слышимый только четверым застенчивый голос отвлекшейся от «мысленного диалога» с флорой Мири. – И ароматную воду «Фаар в меду и ванили».

– Не можно, а нужно! Лукас, уважь даму по части парфюма, а я пока шарфиками займусь. Этот подойдет? – Элька решительно вытянула длинный винно-красный шарфик с золотистым кантом и узором темной зелени.

– Да! – Судя по восхищенному вздоху, эльфийка осталась довольна.

– А это Максу, – разохотившись, Элька снова начала перебирать шарфики и достала еще один, по странному капризу красильщиков как две капли воды походивший и по цвету и по орнаменту на амебообразную футболку Макса, которую тот надевал накануне.

Вселенные получили еще одно доказательство того, что даже самые идиотские идеи могут свободно перемещаться из мира в мир, выбирая подходящую для проникновения голову.

Для порядка поторговавшись, – процесс доставил немалое удовольствие Рэнду, Лукасу и самому продавцу, темпераментно утверждавшему, что сеоры разоряют его несчастных детей, которых, судя по молодости парня, еще не было и в проекте, – компания расплатилась за шарфики. Видя, что более покупки сеоров не интересуют, торгаши переключились на поиск других жертв.

Пока мужчины развлекались, внимание Эльки привлек голос, выбивавшийся из общей волны уличного гама своей жалостливой, какой-то беспомощно-потерянной интонацией:

– Где же они? Куда они делись? Вы не видели? Если я не смогу их найти, барон так рассердится! Где они?

– Что, интересно, он потерял? – задалась вопросом девушка, выделив из толпы обладателя голоса – долговязого юношу в темных брюках, светлой рубахе с небрежно зашнурованным воротом и изящных очках – типичного умника-интеллигента по виду. Очкарик метался от одного прохожего к другому, только что за грудки не хватал, и приставал с одними и теми же странными вопросами. От него отмахивались и смеялись. Судя по безумным глазам и странному поведению, парень явно тронулся умом.

– Опять, – только вздохнул Зидоро, качнув головой. – Бедняга Рохин. Он личный библиотекарь барона Касиса Дигоре Тормальского. Похоже, юноша слегка не в себе после того, как библиотеку барона постигла та же участь, что и прочие собрания страны. После королевской она была, пожалуй, лучшей в Ильтарии частной коллекцией. Касис Дигоре гневлив чрезмерно, и, боюсь, на голову Рохина Ледаса обрушилось немало сочных проклятий, когда барон узнал о случившемся. Мне говорили, что юношу уже заставали в последнее время в подобном состоянии. Его сестра и мать очень встревожены, но к целителям душ пока обращаться не хотят, в надежде, что молодой здоровый организм возьмет свое и все образуется.

– Н-да. К ним обратись разок – клеймо на всю жизнь получишь, – согласилась Элька с опасностями лечения нервных болезней.

– Прекрасно! Первый свидетель преступления! – оживился, только что ладошки не потер, Лукас и предложил: – Так давайте, не тратя времени даром, побеседуем с сеором Рохином.

– Если сможем, а то, судя по виду парня, у него основательно, как говорит Элька, крыша поехала, – со вкусом процитировал Рэнд понравившееся высказывание. Приподнявшись так, что оказался в подозрительной близости к ушам Зидоро, Фин снова, на сей раз куда громче, чем пареньку-добытчику косточек, заливисто свистнул, правда, кидать ничего не стал, зато крикнул: – Эй, Рохин! Дуй сюда!

Высший жрец, видать, имел нервы и барабанные перепонки покрепче Рэндовых, поэтому лишь едва заметно дрогнул. А сеор Ледас на свое имя отреагировал мгновенно, повернув голову в сторону позвавшего. В каких бы заоблачных далях ни витал рассудок библиотекаря, видно, какие-то крупицы здравого смысла и память о собственной личности у Рохина еще сохранились. Протолкавшись к коляске, юноша устремил взгляд, полный надежды, на спутников, Зидоро и пылко спросил:

– Вы их видели? Вы знаете, куда они исчезли?

– Чувствуется, веселенькая у нас выйдет беседа, – скривился Рэнд, убедившись, что «крыша» сеора уже не только поехала, но и успела отбыть в далекие дали.

– Пожалуй, нелишним было бы перед разговором привести юношу в чувство, – нахмурился Лукас, припоминая наиболее подходящее заклинание.

– Возьмите масло астеи, проясняющее разум, – вмешавшись в разговор, с деловитой уверенностью опытного целителя предложила Мирей, слышимая только четверке. – Смажьте виски и губы юноши. Если дело в том, что его рассудок немного помутился от переживаний, масло должно помочь.

В ладонь Эльки осторожно опустился небольшой хрустальный фиал с нежно-голубой густой, как средство для мытья посуды, жидкостью.

– Проверим! – с энтузиазмом маньяка-естествоиспытателя заявила Элька и умильно попросила Гала: – Подержи-ка жертву, чтоб не дернулся ненароком и очки не разбил. А то небось о пользе закапывания масла астеи в глаза информации у медиков не имеется.

– Не имеется, – с тихим смешком охотно подтвердила Мири и все-таки прибавила: – Но лучше не капать.

Гал подхватил все еще ждавшего ответа на свой вопрос Рохина под мышки, играючи втащил в коляску, поставил опешившего юношу перед собой, но из рук не выпустил. Встряхнув, Элька шустро раскупорила фиал и мазанула изящной влажной пробочкой-бутоном по вискам и губам подопытного безумного кролика. В воздухе заструился аромат звонкой свежести с морозными нотами и привкусом арбуза. Элька мысленно облизнулась и тут же пообещала себе поклянчить у Мирей это средство, дабы использовать в качестве парфюма. А пока, закупорив и упрятав флакон на всякий случай в сумочку, – кто знает, сколько еще умалишенных на дороге попадется, – девушка всмотрелась в лицо Рохина, цепко удерживаемого воином в неподвижном состоянии.

– Все! – решив, что дело сделано, дала отбой режиму усиленного сдерживания Элька и присела.

Гал тут же небрежно разжал руки. Сеор Ледас часто-часто заморгал, тряхнул головой, глубоко вздохнул, качнулся и почти повалился на сиденье коляски, только чудом не оказавшись на коленях у Эльки. В последний момент девушка успела шарахнуться в сторону, придвинувшись почти вплотную к жрецу, и тихонько захихикала, представив, как мило выглядела бы с таким великовозрастным дитятей на ручках. Спустя несколько секунд после помазания взгляд юноши прояснился. Потирая виски, он в легком замешательстве моргал, не в силах сообразить, как и где он очутился.

– Эй, парень, как твоя крыша? – весело уточнил Рэнд.

– Моя крыша? – недоуменно переспросил Рохин, интеллигентно поправляя указательным пальцем очки на переносице. – Что вам за дело до протечек в кровле моего поместья, сеор? Вы мастер-кровельщик?

– Нет, – хихикнул Фин, от души наслаждаясь комичной беседой, – я по другим делам большой мастер.

– Простите великодушно. – Наконец библиотекарь огляделся по сторонам, узнал жреца Зигиты и сообразил, что в коляске со служителем церкви простые рабочие не разъезжают, и растерянно признался: – Кажется, некоторое время я неважно себя чувствовал и не припомню, имел ли честь быть представленным вашему обществу. Светлого дня, высший жрец Зидоро. Не могли бы вы оказать мне эту услугу?

– Сдается мне, ваше чудодейственное средство, сеорита Элька, оказалось необычайно эффективно, – довольно и не без облегчения констатировал жрец. – В светлый час посланный Зигитой Рохин встретил вас.

– Спасибо Мирей, нашей целительнице, – не приняла незаслуженной похвалы ни себе, ни тем более какой-то богине девушка.

А Зидоро обратился к обретшему рассудок юноше:

– Рохин, эти сеоры – Лукас, Гал, Рэнд и сеорита Элька посланы Советом богов в ответ на наши молитвы, дабы вернуть исчезнувшие книги. Сейчас мы направляемся во дворец. Ты очень поможешь нам, если коротко расскажешь все, что знаешь о происшедшем.

– Боюсь, что мне известно немного, – снова поправив очки на переносице, расстроенно вздохнул юноша с хрупкой психикой. – Дней… да, ровно двадцать пять дней назад я зашел вечером в библиохранилище, чтобы отобрать заказанные бароном на утро книги. Все было тихо, никто, даже слуги, не входил и не выходил из помещения. Я немного поработал, выписывая из каталога названия, потом прошел к шкафам, протянул руку, чтобы снять с третьей полки «Историю Венеграских сражений» Винтеро Альзарига. А тут – пуф! И все! – беспомощно развел руками Рохин. – Они исчезли! Барон был просто в бешенстве, когда я ему рассказал. – Плечи, нос и, кажется, даже уши юноши удрученно поникли, являя крайнюю степень скорби по пропавшим раритетам.

– Пуф? – задумчиво переспросил Лукас, вычленив из рассказа наиболее важную для себя информацию.

– Именно, – печально подтвердил библиотекарь, взмахнув длинными черными ресницами, и развел руками. – Пуф!

– Очевидно, было применено заклинание телепортации, – уверенно и почему-то с удовольствием констатировал маг.

– Если одновременно не пошел дурной запах, то ты прав, – хмыкнул ехидный Рэнд.

– Но кем? – в очередном приступе крайнего волнения, таком, что Элька снова принялась нашаривать в сумочке драгоценный флакончик целительного снадобья, воскликнул Рохин, не обращая внимания на шутку вора.

– Это нам и предстоит выяснить, сеор. И смею вас заверить, мы приложим для этого все усилия. Возможно, после посещения королевского дворца нам придется навестить библиохранилище барона Дигоре, – успокаивающе ответил Лукас, заодно подкидывая небольшое задание Рохину, чтобы у того поменьше времени осталось на самобичевание и переживания. – Будет неплохо, если вы известите о наших планах своего работодателя.

Пока шел разговор, инцидент с затором на дороге был исчерпан, движение восстановилось, и коляска смогла продолжить свой путь, к вящему облегчению Гала. Воин чувствовал, что у него, спокойно выносившего шум многодневных сражений, уже начинает пухнуть голова. Кроме того, мужчину настойчиво терзали жуткие подозрения, что еще немного, и шутница Элька, отвлекшись от печального повествования Рохина, ради развлечения купит Эсгалу шарф не менее дикой расцветки, чем бедолаге Максу, да еще и не отстанет, пока не повяжет на шею.

Исцеленного и окрыленного новой надеждой на возвращение книг, а следовательно, и милости хозяина, озабоченного текущими делами Рохина высадили на углу улиц Монтефиро и Таранкон прямо у особняка сурового барона. Оставшаяся часть дороги до королевского дворца была преодолена без недоразумений и на удивление быстро. Видно, в небесной канцелярии или несколькими этажами ниже сочли, что план по дорожным происшествиям в Кантерре выполнен, и сделали перекур.

Глава 14. К расследованию приступить!

Королевский дворец окружал парк, больше всего напомнивший Эльке виденные на картинках в художественных книжках сады Версаля. Такие же прилизанные, фигурно выстриженные, словно в издевательстве над природой, декоративные кусты, деревья, трава. Все абсолютно безупречное, а оттого какое-то невообразимо искусственное, словно пластмассовое и скучное. Впрочем, сетовать было не на что, в то время, когда проектировали это «чудо», девушки поблизости точно не было, чтобы дать парочку «разумных» советов. А вот дворец, правда поначалу только издали, ей понравился куда больше.

Он выглядел именно так, как и должны выглядеть уважающие себя здания для знатных особ. Длинная череда ступеней широких лестниц и сам дворец из какого-то светлого камня с тонкими желтоватыми прожилками (в геологии Элька никогда сильна не была), вокруг фонтаны с красивыми статуями, похожими на классические образцы подражания мастеров Возрождения древнегреческим скульпторам. Стилевое решение дворца, охваченного четким ритмом кругового движения двухъярусной колоннады, поддерживающей обходную галерею, представляло собой пышное изысканное барокко со странным оттенком готики. Но сочетание вышло на редкость гармоничным и глаз не кололо.

Коляска была беспрепятственно пропущена через кованные из некоего черного металла, украшенные растительными мотивами врата, и кучер уверенно направил ее к парадному, по всему видать, входу во дворец, на ступенях которого через строго определенный промежуток – ни метра в сторону – маячили стражи в легких парадных доспехах и при алебардах. Девушка тут же посочувствовала беднягам – если стояли они на солнышке до заката, то испеклись небось, как устрицы в раковинах, даже лимонным соком никто не полил.

Кучер дождался, когда все вылезут из коляски, и покатил куда-то влево, наверное, на зады дворца, где слуги позаботятся о симпатичных лошадках из конюшен храма. Элька одернула юбку и тут же недовольно нахмурилась, заметив на ткани липкую полосу, оставленную, видно, съеденными по пути запеченными фруктами. Ну что поделаешь, кушать аккуратно у девушки получалось далеко не всегда!

– Вот паскудство, – непосредственно заявила искренне огорченная Элька. – Уже успела извазюкаться. Не щеголять же в грязной юбке перед коронованными особами, пойду хоть в фонтане замою.

И, не дожидаясь ничьих возражений, направилась к изящному фонтанчику в виде забавной девчушки с веточками вместо рук, с которых и стекали в овальный водоем, мелодично журча, струйки воды. Запросто присев на краю фонтана, девушка задрала юбку и, зачерпнув водицы, принялась энергично замывать пятно. Ну в самом деле, не являться же перед монархами в таком неопрятном виде!

– Нас ждет королева, – несколько оторопело заметил Зидоро в спину Эльке.

– Не будем разочаровывать ее величество, пусть ждет, – нахально ответил Рэнд, в силу происхождения не особенно жаловавший знать, и присел рядом с Элькой.

Все остальные подошли ближе к нему, чтобы хоть как-то загородить девушку от удивленных взоров стражей, а может быть, и кого еще. Высший жрец мог бы поручиться, что за гостями наверняка наблюдают из дворца.

– Хорошо, что ты в фонтане еще и купаться не надумала, – недовольно заметил Гал, не зная, как еще указать на вопиюще безобразное поведение невоспитанной легкомысленной девчонки.

– Одной неинтересно, вот если с кавалером, – задумчиво протянула Элька. – То и в фонтане можно…

Но развить мысль о купании ей не удалось. Зидоро как-то неожиданно сильно, словно в остром приступе астмы, закашлялся. И массы отвлеклись от созерцания постирушки только затем, чтобы увидеть, как к фонтану от дворца, парадные двери которого теперь были распахнуты, быстро несется некая брюнетка в изрядно открытом ярко-малиновом, расшитом золотой нитью роскошном платье с широким кринолином и не менее широкими рукавами, отделанными белоснежным кружевом. Леди была весьма колоритна.

Эльке уже доводилось встречать подобных дам. Высокая, как гренадер, с пышными формами, она не казалась уродливой или толстой. Просто крупной, но очень красивой, зрелой женщиной. И сейчас сдвинутые смоляные брови придавали ей весьма грозный вид. Следовавший сзади тоже отнюдь не маленький мужчина, носом и хищным выражением лица весьма похожий на Зидоро, ощутимо терялся на столь ярком фоне. Его узкий строгий черный камзол с вставками серого цвета был в достаточной степени элегантен, но в глаза не бросался. Справа на поясе у мужчины висела короткая рапира, а слева – серебряная шпага чеканной работы в ножнах. Тонкая кольчуга, покрывавшая камзол и рукава, была скорее данью обычаю, чем предосторожностью.

– Ваше величество, – вежливо кивнул даме высший жрец, приветствуя ее, как равную, поскольку если Бъянхе была светской владычицей королевства, то он являлся его духовным пастырем.

– Приветствую вас, Зидоро, – величественно кивнула в ответ женщина, приняла благословение и, обратив свой взор на спутников жреца, властно поинтересовалась: – Это и есть те, о ком вы говорили в своем сообщении?

– Да, ваше величество, – спокойно согласился жрец.

За спиной королевы ему сочувственно подмигнул кузен Хорхес.

«Тогда какого черта вы еще не во дворце?» – ясно сказал огненный взгляд королевы.

Лукас и Рэнд тем временем сочли нужным поклониться ее величеству и рассыпаться в цветистых выражениях, общий смысл которых сводился к называнию своих имен и выражению радости по поводу столь долгожданной встречи. Пусть Фин и не любил знать, но красивых женщин вор весьма жаловал, поэтому непролетарское происхождение Бъянхе было мгновенно прощено. Гал просто кивнул, то ли его тапочки и халат с гербом говорили о достаточно высоком для таких простецких приветствий положении, то ли воин счел свое положение посланника более высоким чином в табели о рангах и именно поэтому не стал устраивать из приветствий шоу. Элька встала, сказала: «Здрасьте!» – и с любопытством принялась разглядывать первую в своей жизни живую взаправдашнюю королеву. Юбка уже была отмыта, так что вполне годилась для встречи с особами голубых кровей.

Ее величество оглядела не внушающую доверия компанию – два смазливых парня, высоченный худой грозный мужик и нахальная девчонка – пристальным изучающим взором и, чуть нахмурившись, снова спросила у Зидоро:

– Вы уверены, что это те, кого мы ждали на помощь? Не очень-то они похожи на посланцев Зигиты.

«Усы, лапы и хвост, вот наши документы, – мысленно процитировала Элька, горько жалея только о том, что не с кем поделиться шуткой. – Во всяком случае, его». Взгляд девушки скользнул по Галу.

– Ваше величество, мы не боги, но уполномоченные Советом богов, доказательством тому наши перстни, – принялся разглагольствовать красавчик Лукас, небрежным жестом продемонстрировав свое украшение с ярким изумрудом. – И сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь беде, постигшей ваше благословенное королевство.

Бъянхе едва слышно, но весьма многозначительно хмыкнула.

– А если мы для вас рожей не вышли, – вусмерть разобидевшись за друзей после этих вопросов и хмыков, бесцеремонно встряла Элька, задирая остренький носик, – так давайте сразу попрощаемся. Мы напишем в Совет доклад о том, что королева Ильтарии отказалась от нашей помощи, и дело закроют. Денежки-то мы все равно получим, а вы свои книжки как-нибудь сами ищите!

Несколько секунд Бъянхе только открывала и закрывала рот, а кузены – Хорхес действительно был почти точной копией жреца, только с большей мускулатурой и элегантной эспаньолкой, весьма шедшей к аристократичному лицу, – только настороженно переглядывались: «Ой, что сейчас будет?!» Такой же вопрос был написан и на лицах остальных.

Потом королева уперла руки в бока и от всей души расхохоталась. Именно таким смехом, какой и предполагала ее комплекция: сочным и глубоко-грудным, а не каким-нибудь его тонко-визгливым подобием. Тщательно уложенные по плечам и собранные сзади, перевитые нитками жемчуга, темные кудри Бъянхе, не выдержав такой встряски, изрядно растрепались. Заманчиво заколыхалась в декольте упругая грудь.

– Да, ты прав, жрец, так нахально себя вести могут только посланцы богов, – отсмеявшись, согласилась Бъянхе, промокнув выступившие на глазах слезы кружевным платочком, и приказала Хорхесу: – Начальник стражи, разгони там этих бездельников, которые торжественного приема ждут. Скажи распорядителю, что моей волей все отменяется. Думаю, посланцы захотят сразу заняться делом.

«Так она нас проверяла и провоцировала!» – запоздало сообразила Элька, но больше обижаться на королеву не стала, раз попалась на провокацию – сама виновата. Хорхес коротко поклонился и, положив руку на эфес меча, стремительным шагом направился ко дворцу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28