Юлия Фирсанова.

Великолепная шестерка: Божий промысел по контракту. Час «Д». Шестеро против Темного. Тройной переплет (сборник)



скачать книгу бесплатно

– А зачем их убивать? Пусть падают, если они, конечно, будут симпатичные, – капельку опешила Элька и с лукавой беспечностью разрешила: – А некрасивых можешь убивать, если хочешь.

Гал только покачал головой, беспомощный перед худшей из разновидностей логики – женской. Лукас и Рэнд широко ухмыльнулись.

– Если вы, мосье Эсгал, закончили обсуждение женского гардероба и его влияния на умы мужчин, то мы можем отправляться, – иронично заметил маг.

– Кстати, твои денежки. – Рэнд подкинул на ладони небольшой, но приятно-округлый глухо позвякивающий кошелечек. – Я просил выдать в валюте Ильтарии.

– Пусть пока побудет у тебя, сохранней будет, – попросила Элька, подозревая, что, если она положит еще хоть один предмет в свою сумочку, та просто лопнет по швам.

– Изумлен и польщен оказанным доверием, – поклонился Рэнд, кошелек тут же, словно по волшебству, бесследно исчез из его проворной руки.

– У кого еще мои денежки могут быть целее, чем у субъекта, прекрасно осведомленного обо всех методах их изъятия? – объяснила свою точку зрения Элька.

– Могу подбросить кандидатуру, но не стану. – Рэнд покосился на Гала. Тому, пожалуй, отдай, так потом назад не допросишься, возьмет да потребует отчета, на что тратить собрался.

– Итак, мы, по совету Связиста, решили перенестись сразу в главный кантеррский Храм Зигиты, из которого отправляли послание Совету богов, – посвятил Эльку в планы команды Лукас.

– Удачи! – искренне пожелали всем Мири и Макс. Им тоже очень хотелось присоединиться к команде, но делать нечего, работы по их профилю пока не было. Зато на маленьком столике у зеркала уже были чипсы, орешки, сок, и на их попечении оставался бесценный Рэтик.

– Телепортируемся прямо на алтарь? – игриво уточнила Элька.

– Клевая идея, – восхитился Связист, известный в среде Сил как оригинал и сторонник нетрадиционных решений.

– Ага, – подтвердил Рэнд, не слишком вникнув в крылатое выражение из урбомира, но оценив Элькино предложение и интонацию Силы.

– Вперед! – скомандовал Связист.

И прежде чем возмущенный Гал успел вставить хоть слово, четверо были подхвачены невидимым вихрем и исчезли из комнаты.

Глава 11. Явление в Храме Зигиты

Сумерки сгущались над прекрасной Кантеррой – столицей Ильтарии, прозванной поэтами златоперстой за обилие на улицах города дивных деревьев фаар, светящихся в темноте. Их стволы отливали золотом, желтыми, как пух цыпленка, были нежные лепестки, а сочные плоды сияли, словно фонарики цвета охры. Высоко в небе, жизнерадостно крича, кружились тризы, время от времени резко пикируя вниз под крыши домов, чтобы накормить птенцов добытыми мошками. Утомленные жаром дня улицы, мощенные белым камнем, обдувал легкий ветерок, впрочем, улицы, да и люди, давно привыкли к иссушающим поцелуям солнца и, наверное, не смогли бы жить без них.

В центральном храме города – церкви пресветлой Зигиты, милостивой покровительницы всего сущего, – вечерняя молитва завершилась минут двадцать назад.

Даже самые истовые верующие уже покинули храм, жречество, закрыв двери, неторопливо готовилось к ночному бдению и наводило порядок в помещении. Служки обмахивали веничками статуи в нишах, подливали ароматного масла в светильники в виде священной птицы – вестницы Рокх, заменяли прогоревшие за день зеленые свечи из тимиаса, дарующего ясность рассудка и силу, на голубые валиссовые, знаменующие утешение и покой. Через витражи, отображающие сюжеты из великой книги Зигиты «Заветы», лился свет заходящего солнца, рисуя на желтом мраморе пола и стен радужные геометрические фигуры. Было очень мирно и почти тихо, только на хорах пятнадцать мальчиков в голубых тогах вполголоса чисто исполняли вечернюю песнь во славу Зигиты. Кроме мозаики стен и витражей, где танцевала танец мира сама богиня, мелкие божества ее пантеона и неизвестно как затесавшиеся в писание посторонние личности, внимал хору только высший жрец храма – Зидоро из древнего славного рода Гарсидо. Невидящий взгляд мужчины скользил по громадной плите белого алтаря, на котором Зигита, по преданию, однажды вечером разделила хлеб, а может, и не только, с родоначальником королевского рода Мадрагалем Фронтерой и основателем Кантерры – Алаэхосом Бразом. Все подношения верующих уже убрали, только понемногу увядали свежие цветы у подножия плиты, рядом со статуей самой Зигиты, простирающей руки к своим духовным детям. Но ни увядшие цветы, ни милосердная всепрощающая улыбка божества не заботили сейчас Гарсидо. Служки опасливо огибали «начальника» на порядочном расстоянии и продолжали свою работу. Костистое породистое лицо жреца с хищным ястребиным носом полнилось стылым покоем, но руки Зидоро по старой вредной привычке комкали в кулаке край официального одеяния высшего жреца – роскошной голубой хламиды, расшитой жемчугом и янтарем. Массивная золотая цепь с цветком Зигиты – знак власти высшего жреца – гораздо менее тяжким грузом, нежели мысли, лежала на груди. Зидоро не замечал, вернее, не давал себе труда замечать ничего вокруг, погруженный в тяжелые размышления. Минул уже приличный срок со времени отправления послания Совету богов, но никакого ответа не было. Пресветлая Зигита – покровительница мира – не подавала ни малейшего знака. Зидоро изводил себя молитвами и суточными бдениями у алтаря, но теперь оставил и это пустое занятие. Боги молчали!

Мысли высшего жреца были довольно мрачны, ибо боги-то хранили молчание, а вот королева раза по три в каждую десятидневку вызывала его во дворец для приватной беседы и, не стесняясь в выражениях, темпераментно высказывала все, что думает по поводу исчезновения библиотеки и его предложения обратиться к Совету богов. Гарсидо совсем не утешал и тот факт, что кузену Хорхесу – начальнику королевской стражи – приходилось еще хуже, ибо ему по долгу службы доводилось видеть ее величество гораздо чаще. Жрец подозревал, что ее величество беснуется так не только из-за пропажи раритетных изданий королевской библиотеки и священных текстов; по всей видимости, исчезло и что-то еще, весьма важное, принадлежащее лично ей, но настолько интимное, что сведения об этом драгоценная Бъянхе – черный бриллиант Ильтарии – утаила даже от своего духовника.

Может, и правда они зря выжали все соки из пяти лучших придворных пиитов, стряпая ту ужасную жалобу в строгом соответствии со всеми древними канонами. Боги, существа занятые, скорее всего не стали даже читать их многословную петицию.

Да, мрачными, ох мрачными были мысли Зидоро, и даже ободряющая улыбка на светлом, казавшемся почти живым лице статуи прекрасной Зигиты из мароновой кости не утешала его.

– Опаньки! Прибыли! – вдруг совсем рядом со жрецом вслед за странным хлопком раздался возглас, неподобающе радостный и кощунственно громкий для храма, где повышать голос имел право лишь сам высший жрец.

Тихо ойкнул какой-то испуганный служка, уронив веничек, мальчики-певцы выбились из заданной тональности и замолчали. Вернувшись к реальности, Гарсидо молча уставился на четверку существ, материализовавшихся на священном камне Зигиты. Трое мужчин и одна женщина с интересом озирались вокруг. На их руках в момент появления ярко вспыхнули перстни со знаком Совета богов. Неужели молитвы оказались услышаны?

– Эх, жаль, нет фотоаппарата, готика Кантеррского собора останется только в моей памяти, – неизвестно на что подосадовала симпатичная девушка в голубой блузке, употребляя диковинные словеса. – Красиво здесь!

– Не расстраивайтесь, мадемуазель Элька, чары, которые наложил на зеркало мо… Связист, позволяют сохранять все видения, отраженные им. Потом я смогу перенести изображение на любую поверхность, – утешил девушку смазливый франт в зеленом камзоле, видимо понимая, о чем речь.

– Лукас, я тебя люблю, – обрадовалась девушка.

– А меня? – немного обиженно поинтересовался мелкий востроносый типчик рядом.

– Тебя тоже, Рэнд, я даже Гала люблю, хотя он слишком серьезно относится к жизни, – рассмеялась девушка, а высокий суровый мужчина с длинным мечом метнул на нее укоризненный взгляд. Но незнакомка никак на это не отреагировала, она кивнула в сторону Гарсидо и задумчиво сказала: – А это, наверное, начальство.

Гал уже слез с алтаря. Вслед за ним те, кого назвали Рэндом и Лукасом, спрыгнули на плиты пола и подали руки девушке, она, воспользовавшись помощью, мягко соскочила следом.

– Привет! – радостно поздоровалась Элька с Зидоро.

– Добрый день, мосье! – поклонился Лукас.

Гал просто кивнул.

– Ты – посланница Зигиты, сеора? – обретя дар речи, все-таки не каждый день на алтаре храма появляются из ниоткуда посторонние личности, спросил жрец, шагнув навстречу странным гостям. – У всех вас на перстнях знаки Совета богов, но на тебе ритуальная одежда посвященной.

– Съел? – Почему-то посланница оборотилась к Галу и показала ему острый кончик розового язычка. – Не будешь в другой раз спорить со мной о моде, ретроград!

Тем временем Лукас вмешался в беседу и заверил жреца:

– Если вы имеете в виду, послали ли нас в ответ на ваше обращение боги, то, можно сказать, да.

– Хвала Зигите, наши молитвы услышаны! – облегченно вздохнул Зидоро, благодарно улыбаясь статуе своей богини. С его души свалился основательный, не меньше алтарного по весу, булыжник, расшатывающий веру жреца в милосердие Вышних. Суета в храме понемногу начала униматься, хор мальчиков снова завел свою песнь. Видя, что высший жрец спокойно беседует с пришельцами, служки подумали, что все идет так, как задумано, и предусмотрительный высший жрец Зидоро стоял у алтаря битый час не просто так, он ждал прибытия этих загадочных гостей, чтобы оказать им достойную встречу.

– А кто вы, сударь? – полюбопытствовал худощавый белобрысый парень.

– Высший жрец Зигиты – Зидоро Гарсидо в вашем распоряжении, о посланцы Вышних, – с достоинством, несколько поколебленным тем, что рукав одеяния зацепился за курильницу, отвесил четверке поклон Зидоро. Кем бы ни были эти незнакомцы, но пресмыкаться пред ними жрец не собирался, да они этого и не требовали. Пусть вели себя посланцы странно, но почему-то он чувствовал к ним необъяснимую симпатию и доверие.

– Колоритный дядя, он мне нравится, только у него сейчас загорится рукав, – поделилась своим наблюдением со спутниками Элька. – Интересно, кто отвечает в этом месте за противопожарную безопасность? Мало того что огнетушителей нет, так и ведра с водой не разыщешь небось! Гала бы на них с инспекцией напустить, а то, ей-богу, спалят чего!

Зидоро, вняв шутливому предупреждению, поспешно отступил на шаг от светильника, где уже начала было тлеть бахрома его одеяния, и затушил рукав пальцами.

Элька тем временем подошла к жрецу поближе и непосредственно спросила:

– Кстати, а почему на тебе женское платье? Маскарад какой или так положено?

– Это торжественное одеяние высшего жреца, – беспомощно пояснил Зидоро, впервые посмотрев чужими глазами на свой привычный, как вторая кожа, наряд. Со стороны он и впрямь напоминал нарядное дамское платье.

– Вот нелепость, – искренне заявила Элька.

Рэнд не удержался и прыснул в кулак, Гал только покачал головой, сил возмущаться неподобающим поведением девушки, позорящей чужие обычаи столь явной насмешкой и неуважением, не было. Не высказывать же ей свое неудовольствие прилюдно, подрывая авторитет всей команды. А Элька все не унималась:

– Будь я вашей богиней, со стыдухи бы померла, зная, что вы носите такие тряпки.

– А над Зигитой и так в Совете хохочут, – огорошил Связист неожиданным заявлением четверку, а заодно и Зидоро. – А она что ж, виновата, что за священное видение один из первых высших жрецов принял ее раздумья о платье ко дню Солнцеворота. Вот Зигита одеяние это прокляла и с тех пор в храм старается и не заглядывать. Кому приятно о своем позоре лишний раз вспоминать?

– Бедняжка! – искренне посочувствовала богине Элька.

– Вот, значит, как. Теперь понимаю, почему ни один из моих предшественников, как и я, не мог носить этого облачения долее нескольких дней, не превратив его в безнадежные лохмотья. Видно, и правда на одеянии сём недовольство милостивой Зигиты. Но что же делать? – оторопело спросил Гарсидо, внезапно почувствовав себя безумно неловко в том, что, оказывается, было праздничным платьем его богини.

– Объяви, что у тебя было очередное священное видение и смени гардеробчик, – внесла рациональное предложение Элька.

– Точно-точно! – Белобрысый типчик запросто дружески похлопал жреца по плечу.

– Хорошая идея! – ободрил Связист. – Ну я, ребята, умолкаю, в этом мире мне силу вообще проявлять не рекомендуется, а то схлопочу от Совета Сил по первое число. Пойду гляну, как там Макс с Мири развлекаются.

– Благодарю, сеоры и сеорита, воистину я рад, что именно вы стали ответом на наши мольбы о помощи, – стараясь блюсти достоинство, Зидоро слегка склонил голову, но мысли его уже вовсю крутились вокруг идеи о новом облачении, каком-нибудь скромном костюме в золотистых и черных тонах.

– Мы сделаем все возможное, мосье, дабы найти исчезнувшие библиотеки, – отдавая дань вежливости, Лукас отвесил не менее изысканный поклон.

– А для начала хотелось бы узреть пару мест, из которых они исчезли, и поговорить с теми, кто хоть что-нибудь видел или подозревает, что видел, – встрял в процесс обмена взаимными уверениями в глубочайшей симпатии Рэнд, намекая на то, что пора бы перейти к делу.

– Сначала мне все же придется доставить вас во дворец и представить ее величеству королеве Бъянхе, – возразил Зидоро, изящно разведя руками, дескать: «Ничего не поделаешь, таковы правила этикета, которым вынужден подчиняться даже высший жрец».

– Почтем за честь быть представленными ее величеству. Если мне не изменяет память, в вашем послании говорилось, что королевская библиотека пропала одной из первых, а значит, нам все равно необходимо будет посетить дворец златоперстой Кантерры, так почему бы и не начать с него, – все еще играя в галантность, отвесил очередной короткий поклон жрецу Д’Агар и тактично отцепил край одеяния Зидоро от витого подсвечника.

Эльке надоело следить за тем, как мужчины изображают китайских болванчиков, она отошла к стене и принялась изучать прекрасные статуи в нишах. Гал молча последовал за девушкой, видно, принимая близко к сердцу свои обязанности телохранителя. Одна из деревянных скульптур особенно привлекла внимание девушки: худощавый парень с хитрым прищуром глаз, востроватым, как у Рэнда, носом и живой лукавой ухмылкой. Он держал в руке кольцо со связкой ключей.

– Смотри, Гал, парень чем-то на Фина похож, правда? – радостно воскликнула Элька.

Зидоро отвлекся от церемоний и повернул голову на этот радостный голос. Прелестная непосредственная девушка напомнила ему яркую бабочку, случайно залетевшую в храм с летнего луга. Но «бабочке» этой никак нельзя было отказать в находчивости и живом уме. Суровое лицо Зидоро немного смягчилось, и пронзительный взгляд темных глаз потеплел.

– Это шутник Энк – бог, покровитель путей и привратник, – охотно просветил «экскурсантку» жрец, подходя вместе с прочими гостями ближе. – Один из советчиков Зигиты, ее родич. Его слова зачастую туманны, но всегда указывают истинный путь.

– «Носитель ключа ты, иль дверь отворилась, к знаньям дорога прямая явилась», – усмотрев на кольце Энка-ключника какую-то надпись, тут же зачитала ее вслух Элька. – Это еще что?

– Одно из изречений божества, глубинный смысл которых постигается лишь путем размышлений, – пояснил Зидоро и предложил: – Если вы пожелаете, сеоры, я растолкую вам философский смысл этой сентенции.

– Как-нибудь в другой раз, – поспешно попросил Рэнд.

– Все равно забавный паренек этот ваш покровитель путей, – призналась девушка и полюбопытствовала у Энка: – А какой путь ты охраняешь здесь, красавчик?

Не удержавшись от искушения, Элька ласково похлопала приглянувшуюся статую по правой щеке, а потом потянула пару раз за острый нос.

Никто не успел возмутиться кощунством. Послышался легкий скрежет, и статуя Энка повернулась на девяносто градусов, словно уступая кому-то дорогу, потом вбок ушла часть стены в нише, и вместо нее все увидели дверной проем. За ним была темнота.

– Вот и ответ на твой вопрос, – оторопело высказался Рэнд, прикидывая, каким макаром девушке удалось открыть тайный проход.

– Bravo, мадемуазель Элька! – только и мог воскликнуть Лукас.

– Что ты опять сломала? – вздохнул Гал.

– Почему опять? – возмущенно спросила Элька, не припоминая за собой никаких заслуг на поприще разрушения.

– Думаю, посланница открыла потайной ход в забытую библиотеку Зигиты, по старой легенде, та должна находиться именно под нашим храмом, – благоговейно признался Зидоро и, повелительно махнув ближайшему служке, отдал приказ: – Проверьте, закрыты ли двери храма для случайных прихожан, и продолжайте заниматься делами.

– Ну что, визит к ее величеству немного подождет? Сходим для начала посмотрим, что там? – едва не подпрыгивая от нетерпения, поинтересовалась Элька у жреца.

Любопытный Рэнд устремил на Гарсидо умоляющий взгляд.

– Думаю, на то есть воля Зигиты, – с благостной маской, привычной лицу, хитро признался мужчина, только возбужденно сверкали темные глаза. – Если открывается дверь, запертая столько веков, даже королева не может требовать от жреца неисполнения своего первейшего долга – открытия истины. – А потом, враз посерьезнев, Гарсидо продолжил: – Путь и сама библиотека подземелья были забыты и давно стали просто легендой. Пойдемте же посмотрим, что там внизу.

Высший жрец шагнул в темноту первым и тут же засветился мягким золотистым светом, рассеивая скопившийся за века мрак. К сожалению, пыль этот свет не убирал. Зидоро сделал первый шаг к широким ступеням, истертым временем и бесчисленными шагами предшественников, и, поскользнувшись, приземлился в пыль на собственный зад, сделал попытку подняться и упал снова, загремев нагрудной цепью и от души расчихавшись. Лукас, вознамерившийся было последовать за жрецом, отступил, пропуская вперед всех желающих, и метнул в темноту перед Зидоро россыпь светящихся магических шаров, разлетевшихся и замерших вдоль совершенно обычных, сложенных из серого камня стен причудливой гирляндой. В их свете была видна череда ступеней и далеко внизу дверь, обитая полосами металла.

Азартный Рэнд с разгону пролетел мимо «великодушно» уступившего дорогу мага и тут же на своей шкуре ощутил причины, по которым высшему жрецу захотелось присесть. Ноги разъезжались по камню первой широкой ступени так, словно она была смазана маслом. Вор тут же, чертыхнувшись, приземлился для устойчивости на четвереньки и, выбросив руку, уцепился за порог. Отчаянно оскальзываясь, Рэнд пополз назад в храм, заодно упрямо сжимая в правой свободной руке перемазанный в пыли край платья Зидоро. Схватив Фина за шкирку, Гал поставил его на ноги за порогом, а потом легко вытащил пропылившегося и изрядно сконфуженного жреца.

– Не понимаю, что такое с лестницей, – нахмурившись, пробормотал высший жрец, отряхиваясь.

– Сюрприз от Энка-шутника, что же еще, – фыркнул Фин, метнув на не предупредившего об опасности Лукаса хмурый взгляд.

Тот укоризненно, словно заигравшихся детишек, оглядев перемазанных в пыли торопыг, пробормотал себе под нос несколько слов и повел руками в сторону грязной парочки. Одежды жреца и вора очистились.

– Интересно, там что, все ступеньки такие? – спросила любопытная Элька, вытянув шею и заглядывая вниз.

– Сомневаюсь, шутки Энка всегда отличались разнообразием, – поморщился Зидоро, прикидывая число ступенек на лестнице и богатство фантазии божества-проказника.

– И как же нам спуститься? Как-то не хочется играть в Индиану Джонса и последний Крестовый поход, – огорчилась девушка.

– Я попытаюсь разобраться в структуре наложенных чар, мадемуазель. Возможно, удастся каким-то образом обезвредить их, – утешил ее Лукас и, включив магическое зрение, замолчал, всматриваясь в лестницу Энка. Чуть позже маг уважительно заметил: – Какое сложное и остроумное плетение! Вы правы, жрец, на каждой ступеньке свое собственное заклинание, и отключить их можно только снизу, открыв дверь.

– Ага, теперь-то ясно, что означает «носитель ключа ты, иль дверь отворилась, к знаньям дорога прямая явилась», – довольно объявила Элька и спросила у мага: – Если нельзя отключить заклинание, может быть, можно как-то защититься от него?

– Боюсь, сие будет весьма затруднительно, мадемуазель, чары лестницы препятствуют и этому, – огорченно пояснил мосье Д’Агар.

– Тогда осталось только кинуть жребий и выбрать добровольца, готового рискнуть своим достоинством и здоровьем ради увлекательной прогулки по лесенке, – радостно предложил Рэнд и мстительно предложил: – Выдвигаю кандидатуру мага!

– Не надо, спущусь я, – коротко обронил Гал.

– Герой! Я буду скучать по тебе, – всхлипнул Рэнд, делая вид, что готов броситься воину на шею.

Зидоро только переводил взгляд с одного посланца Совета богов на другого, уж больно не походили они на холодных вершителей правосудия, но их насмешки не унижали, и это очень нравилось гордому жрецу.

Гал отстегнул меч, оглядел всех присутствующих и, видно не найдя никого достойного стать хранителем, просто положил оружие у стены, рядом с проходом. Воин достал из кармана простой черный кожаный шнурок, собрал волосы в хвост, потом несколько раз глубоко вздохнул, насыщая кровь кислородом, подошел к самому краю лестницы, смерил на глаз расстояние и, мягко оттолкнувшись, прыгнул.

– Если б не видел собственными глазами, подумал бы, что он левитирует, – благоговейно прошептал Лукас, наблюдая за тем, как метнулось вниз в каком-то немыслимом сальто, не касаясь ступеней, худощавое тело воина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28