Юлия Фирсанова.

Богиня, шпион и тайны техномира



скачать книгу бесплатно

– Мы больше не в силах так жить. Пепел невинно убиенного графа Доминика бьется в наши сердца, лишая ночного покоя! Не забыться нам сном, не утопить совесть в хмельной чаше, в дурмане сладких лобзаний и жестокой схватке!

Рик исподтишка бросил восхищенный взгляд на брата (во, загибаешь!), энергично закивал, подтверждая слова напарника, и пожаловался:

– А мне даже деньги не в радость стали… как-то вдруг… и заклинания!..

– О? – насторожился Источник от столь парадоксальных заявлений, сильно подозревая, что дело тут нечисто.

– Мы решили все рассказать Элии. Не в силах мы смотреть на то, как терзается в тоске и неизвестности наша возлюбленная сестра. Лучше трагическая правда, чем плен лживых надежд! – вдохновенно провещал белобрысый принц, встал в позу и выбросил вперед руку.

(Если под терзаниями подразумевалась быстрая смена любовников и разнообразные развлечения, то Элия действительно мучилась весьма интенсивно).

– Пусть ее проклятие падет на наши… эх… головы, неизвестность все равно страшнее, – вдохновенно завывал Джей. Рик восторженно смотрел на разошедшегося не на шутку брата. – Вот почему мы без промедления отправляемся в Сейт-Амри, ибо заклинание связи не сработало. Мы станем умолять сестру о прощении. Возможно, она явит милосердие, узнав, что мы убили графа Доминика не из личной ненависти, а по велению твоему, о Источник.

– Стоит ли предпринимать столь поспешные действия? – неуверенно поинтересовались Силы.

– Мы все решили! – категорично отрезал солирующий Джей, Рик, играющий на подпевках, вновь энергично кивнул, выражая полную солидарность с братом.

– Дети Лимбера, взываю к вашему разуму! Сие решение спонтанно и необдуманно, богиня любви выполняет сейчас чрезвычайно важное задание. Не следует лишать ее душевного равновесия. – Источник прекрасно понимал, что его шантажируют самым наглым образом двое его совершенно бессовестных любимчиков.

(Ведь узнай Элия, что Источник приказал богам убить ее любовника, могла бы всерьез обидеться. А с рассерженной принцессой Источник не хотел иметь дела ни за какие блага Мироздания. Разве могли знать Силы, что откровенная влюбленность богини в графа Доминика была лишь игрой, а согласие подумать над его предложением руки и сердца – шуткой? Источник так переполошился при мысли о том, что Элия может ускользнуть из-под его юрисдикции (владения злосчастного Доминика находились в мирах, подвластных Мэссленду), что поспешил ликвидировать тревожащий фактор чужими руками, для пущей надежности руками ревнивых принцев. Потом-то, слегка успокоившись, Силы слазили в ИК и во всем разобрались, но было уже поздно. С таким вдохновляющим заданием, как убийство любовника Элии, принцы справились в потрясающе короткие сроки.)

Итак, сейчас Силы решили, что дешевле им будет дать принцам то, чего они столь упорно добиваются, нежели идти на принцип и усугублять конфликт. Засияв умиротворяюще голубым и нежно-зеленым с золотыми переливами, Источник торжественно огласил «вердикт»:

– Мы призываем вас отправиться в Сейт-Амри, дабы оказать посильную помощь и поддержу принцессе Элии и принцу Кэлеру в их непростой миссии.

Вы согласны, о мои посвященные?

Принцы сделали вид, что серьезно задумались, ведь их раздирали противоречия между долгом и муками стыда. Правда, имитация сего процесса далась мужчинам с трудом. Ведь они знали о существовании такого странного чувства, как совесть, лишь понаслышке.

– Да будет все по воле твоей, о Источник! – поклонились боги, быстро покончив с душевными метаниями.

– И не надо расстраивать чуткую душу Элии вашими жуткими признаниями в убийствах ни сейчас, ни потом, – настойчиво подытожили Силы, намекая, что второй раз тот же трюк у шантажистов не пройдет.

– Пусть будет воля твоя, о Источник, – снова радостно отозвались принцы, и после того, как Силы снабдили их необходимыми документами и инструкциями, исчезли из Грота.

Пока по какой-нибудь странной случайности Источник не передумал, боги поспешно собрали вещи, переоделись и смылись из Лоуленда в вожделенный урбо-мир.


Лорд Ноут был расстроен до чрезвычайности. Кто бы мог подумать, что элементарное задание обернется таким досадным провалом? А теперь о собственной неудаче придется доложить Тэодеру! Ноут не любил ошибаться, а Тэодер чрезвычайно не любил тех, кто был склонен делать ошибки, даже если ошибался родной брат.

Эти грустные мысли не помешали высокому лорду Лоуленда завершить ряд неотложных дел, еще раз просмотреть и отобрать документы для доклада. Неудача неудачей, но и о проделанной работе брату непременно следовало сообщить. В папку для бумаг с маги-замком легло с десяток рекламных буклетов, в которых яркие картинки стрип-баров, игорных домов и роскошных курортов соседствовали с информацией о крупных промышленных компаниях; подборка брошюр, вырезок из газет и фотографий. Сверху опустилось несколько страниц, исписанных мелким четким каллиграфическим почерком, так не похожим на обычные причудливые завитки, которыми лорд писал стихи прекрасным дамам, признаваясь в «вечной бессмертной любви». (Причем писал мужчина едва ли не быстрее, чем профессиональная машинистка печатала слепым методом.) Еще раз пересмотрев весь материал, Ноут тяжело вздохнул, провел быстрый ритуал мысленной релаксации, успокоил напряженные нервы и телепортировался в кабинет Тэодера. О серьезных делах лорд предпочитал докладывать лично.

При появлении брата, о визите которого возвестило заклинание упреждения, Тэодер встал из-за массивного темного стола со множеством ящиков, собрал несколько папок, нарушавших девственную чистоту полированной поверхности дерева, убрал их в сейф и тщательно запер все замки. Потом снова опустился в жесткое кресло с высокой спинкой и, взглянув на Ноута, слегка приподнял бровь.

Подавив невольную дрожь, лорд положил на стол Тэодеру очередную папку – близнеца папок, исчезнувших в недрах бездонного сейфа, и начал доклад. Голос бога звучал подчеркнуто бесстрастно.

Когда Ноут закончил, Тэодер откинулся на спинку кресла, ненадолго прикрыл глаза, просчитывая варианты со скоростью очень хорошего компьютера. Закончив расчеты, снова поднял на брата тяжелый взгляд стальных глаз и тяжело уронил:

– Свободен. Туда больше не возвращайся. Можешь приступить к своим обязанностям.

Ноут поклонился и исчез, испустив еле слышный вздох облегчения: его простили! Да, разочаровывать брата было невыносимо стыдно, но его простили!

Лорд Тэодер не вернул своего исполнителя назад по ряду причин, и основной из них была та, о которой доложили ему способности, составляющие часть дара бога. Они подсказывали, что по направлению к злополучному измерению после вызова к Источнику (чем же еще мог быть вызван всплеск силы, который он ощутил!) переместились два его родственника – Элия и Кэлер. И значит, скорее всего, быстро они оттуда не исчезнут. А столкновение с семьей в процессе профессиональной деятельности для лорда Ноута было крайне нежелательно. Однако сведения, сообщенные им, должны были дойти до Элии. Сестра уже пыталась достучаться до Тэодера сегодня, но лорд оказался слишком занят, чтобы отвечать. Теперь следовало связаться с кузиной самому и рассказать ей о том, что узнал. Ибо было дано обещание. Бог очень неохотно клялся, но всегда держал свое слово, а тем более слово, данное Элии. Принцесса редко обращалась с просьбами к Тэодеру, да и что мог предложить серый бог, именуемый адептами «покровитель», светлой богине любви? Врагов она убивала сама, а незаконные сделки за сестру проворачивал рыжий проныра Рик, он же и получал ее поцелуи. Ту самую плату, которую никогда бы не осмелился потребовать цинично-безжалостный и неизменно хладнокровный во всех других ситуациях Тэодер.

Лорд сплел заклинание связи и сразу почувствовал, как оно нашло принцессу, но вместо того, чтобы развернуться, зависло на уровне точки фокуса. Решив, что сестра сейчас не может общаться или им мешает разница в течении времени, Тэодер ограничился наговором информации на зону фокуса. Элия, несомненно, почувствовала вызов связи, значит, позже развернет экран и выслушает сообщение брата. Времени на то, чтобы попытаться установить прямой контакт повторно, у лорда не было. Тэодер практически всегда был очень, очень занят, как и каждый крупный бизнесмен, независимо от направления и степени законности его деятельности. Впрочем, жизни иной он не мыслил…

Глава 5
Здравствуй, урбомир
(Первые впечатления о собаках, соседях и местности)

Лоулендцы с непривычной легкостью и быстротой адаптировались к структуре урбомира. Вместо обыкновенного ощущения тяжести, давления и духоты, к которым привыкаешь несколько часов, они испытали лишь минутное головокружение, а потом прошло и оно. Быть может, причина была в тех странностях строения Сейт-Амри, о которых говорили Источнику Силы Мироздания? Но даже привычный «флер незаметности», позволяющий гостям максимально (насколько это вообще возможно для могущественного существа иной реальности) походить на человека, лег почти без усилий.

Элия и Кэлер шли по тротуару, с вечным неистощимым любопытством богов разглядывая каждую мелочь в диковинном для обитателей магических миров урбанизированном городке. Их интересовало абсолютно все: бордюр, выложенный мелкими цветными камешками, ромбики плитки, по которым задорно стучали каблучки принцессы, отдаваясь звонким эхом от стен четырех– и пятиэтажных домов, газоны вдоль тротуара с простыми узорами из множества мелких цветочков, зеленые кусты какой-то курчавой зелени, плющ с забавными синими граммофончиками и палисадники с растущими в них яркими крупными цветами. Их трубчатые лепестки красного, оранжевого, розового и фиолетового оттенков хорошо оживляли пейзаж. Юркие серые птички с деловитым чириканьем сновали в кустах и на газонах, порхали последние светлокрылые бабочки. Редкие прохожие и машины тоже привлекали внимание богов, родичи исподтишка внимательно изучали их, улавливая общий стиль и настроение мира. Странное, надо сказать, непонятное до конца настроение без привычного давящего послевкусия, свойственного большинству урбомиров.

– Забавный город. На окраине – вылитая провинция. Тишь да гладь, мухи на лету засыпают, если бы не студенты, горожане совсем вымерли бы со скуки, – мимоходом заценил Кэлер. – Зато в центре, если верить Источнику и рассказам братишки, жизнь била ключом.

– Своеобразный. – Прислушиваясь к собственным ощущениям, Элия кивнула, соглашаясь с братом, и наклонилась почесать за ушком пеструю кошку, прервавшую увлекательную охоту за птичками в палисаднике, чтобы подойти и потереться о ноги богини. Животное выгнуло спинку и громко замурлыкало, блаженно жмуря зеленые глаза. Получив причитающуюся ей долю ласки, кошка вернулась к прерванной погоне за птичками.

Западная окраина Сани-Рейста действительно скорее напоминала деревню, нежели крупный город. Наверное, Лейм здесь поселился не только из-за близости улицы генерала Клинтрика к главному корпусу университета. Кузен любил шумные веселые компании, развлечения, но работать предпочитал в тишине и покое, размеренно и педантично, потому и не обосновался в общежитии. В минуты сосредоточения на работе Лейм сильно напоминал Элии Нрэна. Иной раз сходство становилось столь жутким, что у принцессы чесались кулачки, и она с трудом подавляла желание слегка стукнуть Лейма, чтобы привести его в более привычное, милое и романтичное состояние.

– Смотри, уже десятый дом, значит, следующий восьмой, – радостно изрек Кэлер, изучавший диво-дивное – нумерацию зданий – с видом наивного провинциала, привыкшего ориентироваться не по номерам, а по цвету или форме строений, общая численность коих в родном захолустье не превышает пары десятков.

– Отлично! – так же счастливо подтвердила принцесса и уже тише добавила: – Надеюсь, в спешке ты не забыл свой инвентарь на тот случай, если кузена не окажется дома и нам придется приглашать себя в гости самим?

– Обижаешь, сестренка, – жизнерадостно хохотнул принц. – Все свое ношу с собой!

В воздухе на секунду мелькнуло что-то тускло проблескивающее, и тут же скрылось в необозримых глубинах его куртки, похоже, состоящей из одних карманов на молниях и заклепках.

Кэлер не был игроком, шулером или вором, как Джей, но, как покровителю грабителей-взломщиков, вскрыть сейф или дверь для него не составляло труда. Впрочем, такое можно было сказать и о любом члене королевской семьи, просто принц делал это несколько более квалифицированно. Нрэн, например, предпочитал без проблем и долгих поисков ключа или отмычки вышибать преграду – и дело с концом. Ему иногда пытались намекнуть на то, что можно было просто постучать, но воин оставался глух к подобным издевательским комментариям.

Элия хотела было выдать соображения по этому поводу вслух, но тут на периферии сознания богов раздался легкий звон разбитого хрустального бокала, возвещающий об установлении заклинания связи. Сигнал был стандартным, общим для тех, кто ленился добавлять в готовое заклятие личные изыски или пренебрегал этим развлечением по иным причинам.

Незнакомый, чуть глуховатый, но явно мужской голос принялся вещать на незнакомом лоулендцам языке. Странный монолог продолжался с минуту, принцесса, вслушиваясь в непонятные слова, пыталась активизировать ожерелье-переводчик звездного набора или хотя бы развернуть фокус связи. Тщетно. Наконец незнакомцу надоело разглагольствовать перед не вникающими в смысл его высокой речи глупцами, и он замолчал. Снова раздался жалобный звон хрусталя, и возвратились привычные звуки.

– Что бы это значило? – Кэлер недоуменно пожал огромными плечами и почесал пятерней в затылке.

– Понятия не имею, – честно призналась принцесса, хотя чесаться не стала, и тут же выдала логически обоснованный вывод: – Источник говорил нам, что магия здесь работает странно, и возможны любые искажения. А уж заклятия связи подвергаются искривлениям даже в магических мирах.

– Даже, а поконкретнее? – заинтересованно блеснул глазами Кэлер.

– Конкретнее, – продолжила принцесса, – опираясь на ряд научных работ по данному вопросу и беседы с Риком, могу перечислить с десяток наиболее правдоподобных версий:

а) мы подключились к части чужого разговора, который состоялся когда-либо здесь или в иных мирах, в любом времени и пространстве;

б) с нами пытался связаться кто-то знакомый, но мы его не поняли из-за искажений магии структурой измерения;

в) с нами случайно связалось существо со значительно более высоким коэффициентом силы, потому что странная структура этого мира исказила и притянула к себе заклинание связи. Именно поэтому мы и не смогли понять, что он сказал, ибо перестал помогать врожденный дар бога говорить и писать на языке любого мира с меньшим или равным коэффициентом силы, как на своем собственном;

г) над нами подшутили;

д) странное явление не имело никакого отношения к заклятию связи и уподобилось ему из-за влияния Бури Между Мирами;

е) нам намеренно, по неизвестным пока мотивам, помешали понять смысл разговора и определить говорящего…

Словом, брат, вариантов море, и выяснить, какой из них истинный, пока нельзя, перечисления же я могу продолжать хоть до утра. Но зачем? Давай оставим вопрос открытым, а если в конце концов ничего так и не выяснится, доложим Источнику, пусть пошевелит мозгами.

– Да-а, – протянул Кэлер. На пару минут принц так задумался, что встал как вкопанный, не добравшись до палисадника рядом с домом номер восемь всего пары шагов. Темно-зеленые глаза подернулись мечтательной дымкой – это был наглядный симптом приступа творческого вдохновения, которое периодически застигало бога бардов врасплох. Поняв, что сейчас брата начнет перемыкать на творение очередного шедевра, вероятнее всего, приключенческой баллады по мотивам странного «разговора», Элия наступила сочинителю на ногу острым каблучком и потопталась на ней.

– Слушай, – благодаря столь радикальным мерам принц вынырнул из творческих грез, – значит, заклинания связи действительно могут подключаться к совершенно незнакомым людям, это не брехня?

– Могут. У меня есть на примете несколько документально засвидетельствованных историй о курьезных, трагичных или романтических последствиях такой неразберихи. Как-нибудь расскажу, – поспешно подтвердила принцесса, пока Кэлер вновь не нырнул в океан мечтаний всерьез и надолго… до той поры, пока не родится гениальное произведение, без разбора берущее в плен сердца и простых выпивох из самого захудалого кабака, и высокородных дев.

– Надо же… – задумчиво тряхнул головой бог бардов.

Процесс сочинительства балансировал на грани между реальным осознанием и фазой бессознательных ассоциаций. Как ни уважала богиня великий талант родственника, все-таки приготовилась снова потоптаться на его ногах для приведения в чувство и замерла в некотором недоумении. Один из ее каблучков начал уходить в милую плиточку тротуара, еще секунду назад имевшую вполне стандартную плотность. Поспешно выдернув обувь из жидкой каменной трясины, Элия переступила на другой участок покрытия, сохранявший прежнюю твердость. А секунду спустя жидкий камень вновь стал плотным. Принцесса хотела было сообщить о неестественном для урбомиров поведении материала, но в конце улицы раздались басовитый лай, звон порванного ошейника и надрывный мужской крик: «Стой, Берс! Стоять!»

Хлопая ушами по ветру, загребая воздух мощными лапами, к богам припустил здоровенный, габаритами не уступающий пони, лохматый пес. Черный монстр, оскалив широченную пасть в собачьем эквиваленте улыбки, в доли секунды домчался до Кэлера, подпрыгнул и, навалившись на грудь принца, принялся облизывать его с радостным щенячьим повизгиванием.

«Ну-ну, не балуй», – потрепав лобастую голову, добродушно усмехнулся бог – любимец зверей и детей, впрочем, мужчины и женщины любых возрастов обычно также питали к нему неизъяснимую симпатию.

Запыхавшийся владелец гигантского зверя, добравшись до богов, испустил вздох неимоверного облегчения, сдобренный столь же непреодолимым изумлением. Его оголтелый злобный питомец – гроза района – никого не сожрал, не загрыз и даже не покусал.

– Вы извините, не удержал, – захлебываясь словами, выпалил лысенький, хлипкий мужчина и сложился едва ли не пополам, переводя дух.

«И почему такие плюгавые мужичонки вечно обзаводятся самыми большими собаками, лошадями и мечами? Неужто считают, что от этого та мелочь, что болтается между ног, станет крупнее?» – задалась философским вопросом Элия.

– Ошейник ему покрепче нужен, пока шалопай не повзрослеет чуток и шутковать не перестанет, – прогудел Кэлер, прихватил пса за шкирку и загнул пальцами выбившиеся из цепи зубчатые звенья, восстанавливая испорченный строгач. Присмиревший пес покорно вынес все ремонтные процедуры. Пробежав пальцами по цепочке, принц укрепил еще три звена и вручил поводок разинувшему рот человеку с наставлением: – Ты песика гладь почаще, он ласку любит!

– А-а-г-га… – захлопнул рот собаковод и энергично кивнул, машинально сжав поданный Кэлером поводок, а Элия, смотревшая концерт, не выдержала и тихо прыснула в ладошку.

Укрощенный богом пес покорно пошел за хозяином, только все оборачивался на принца, будто ждал, чтобы тот позвал и предложил стать его собакой. Вот только Кэлер не позвал, наверное, понимал: притащи он к Лейму в дом здоровенного зверя, и ночевать им обоим на коврике за дверью.

– Воспитание собак завершено, сейчас у нас есть другая забота, – с улыбкой напомнила брату принцесса, отложив рассказ о жидких плиточках до того момента, как переговорит с кузеном. Вдруг именно с Сейт-Амри такие преображения в порядке вещей?

– Точно, пошли в гости к малышу Лейму, – энергично согласился Кэлер.

Придя к консенсусу, лоулендцы направились в первый подъезд пятиэтажного дома, окруженного симпатичным палисадом с уже знакомыми граммофончиками за маленьким, ниже колена, голубеньким заборчиком.

– Нам на пятый, – вслух подсчитала Элия, выполнив простейшее действие умножения с этажами и численностью дверей на одной площадке.

Минуя лифт (надо же осмотреть все вокруг, да и ненадежны эти железные технические коробки, особенно на первых порах контакта богов с урбанизированными мирами), лоулендцы зашагали вверх по лестнице вдоль окрашенных в тот же нежно-голубой цвет стен. На четвертом этаже сразу после того, как гости начали подниматься на пятый, приоткрылась дверь квартиры номер шестнадцать, и оттуда высунулся любопытный острый нос, а потом и целая голова в мелких бигудях.

Проводив подозрительных пришельцев внимательным взглядом, голова нырнула обратно. Буквально через десяток секунд звякнула цепочка, дверь распахнулась шире, и из квартиры выплыла толстая тетка в ярком розовом с фиолетовыми цветами халате и столь же радикально окрашенных шлепанцах-зайчиках на босу ногу. Бдительная женщина с удивительным для своего веса проворством заспешила по лестнице вслед за лоулендцами. Однако же бог был быстрее. Когда бабенка взобралась на пятый этаж, Кэлер уже аккуратно вскрыл дверь в квартиру кузена своими универсальными ключами. Они с сестрой как раз собирались заходить.

– Доброго денечка! – громко и сурово рявкнула тетка, уперев руки в бока и притопнув тапочкой-зайчиком так энергично, что зверек тряхнул ушами, будто живой. Соседка внимательно изучала чужаков и с особенно большим неодобрением косилась на короткую юбку и обтягивающую кофточку Элии. Тетка готова была поклясться, что эта распутница не надела под «кофту» лифчик!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

сообщить о нарушении