Юлия Фирсанова.

Шестеро против Темного



скачать книгу бесплатно

«Интересно, как в него такой голос помещается?» – риторически полюбопытствовал Рэнд, заинтригованный несоответствием между тембром и телосложением.

«А что в Коута и Донда не поместилось, то Тильда за ними влегкую таскает», – находчиво предложила «рациональную» разгадку Элька, с оторопью взирающая на девицу, одной своей фигурой доказывавшую, что великаны существуют и не только существуют, но и способны скрещиваться с людьми.

– И почему он Большой Коут? – озадачился еще одним вопросиком Фин.

– Все в мире относительно, если, к примеру, сравнивать трактирщика с мышью или комаром, он очень даже велик, – совершенно лекторским тоном «объяснила» другу Элька и, уже почти не ерничая, прибавила: – А может, когда кличку лепили, его голос в виду имели. Кто скажет, что он у Коута маленький, пусть бросит в меня камень.

Но маленький ли, большой, а трактирщиком мужичок был настоящим. Через считаные минуты на столе, за которым расселись почетные посетители и староста Перн, появились кружки, запотевшие кувшины с пивом, холодное мясо, пара караваев мягкого хлеба с хрустящей корочкой и пучки свежей зелени – все, что нужно для важного разговора. Для дамы расторопная Тильда даже принесла воды и миску сполоснуть руки с дороги. Леди оценила заботу очередным кивком и легкой милостивой улыбкой. Названный защитником рыцарь Минтаны одним махом осушил первую кружку пива, налил из кувшина еще, выпил снова, снова налил и запросто спросил, смакуя напиток по глоткам и жадно обкусывая целый окорок:

– Так что у вас тут вышло? Рассказывайте поскорей!

– Слухи-то о бандах хрялков и мордодралах, что в иных землях алторанских шастают, до нас из Дорана только доходить начали, ну я покамест и решил пару ребятишек в старую крепость у Луговины отправить, – обстоятельно, с самого начала начал повествование Перн. Коут, возводивший за стойкой привычные горки посуды, навострил уши. Детей, вознамерившихся непременно помочь в «строительстве», папаня шуганул прочь – кухарить. – Там хоть и развалины, а площадка на башне дозорной, однако ж, цела и лестница тоже. У Вероны, даны нашей, штука одна отыскалась из старинных, первыми данами деланная, – злозор – трубочка с зеркальцем, если пакость какая поблизости бродит, так зеркальце темнеть станет и силуэт нечисти рисовать. А с башни злозор далече видит…

– «Радиус применения заклинания расширяется», – пародируя Макса, занятого далеко от зеркала наблюдения «разделкой» мордодрала, вставила Элька с типично шпильмановским увлеченным видом.

– Вот ребятки наши шайку хрялков и засекли. Верона, она ж дана не боевая, все больше по целительству или совет ученый дать, с девками и детьми в лес ушла, да скот на дальние луга мы едва отогнать успели, как эти мрази темные заявились. Думали мужиков сильных у нас много, да и бабы не промах, отобьемся, не отдавать же тварям Луговину на разграбление! Да только, – Перн вздохнул и честно признал, кивнув в сторону Лукаса с Галом, – не отбились бы, если б помощь не подоспела! Мы ж не воины, посекли бы хрялки нас в капусту.

А так, вот что значит могущественные даны, хрялки – ублюдки свиные, и хрюкнуть не успели, как чистыми свиньями оборотились, а мордодрала дан Лукас уменьшил и в махонькую бутылочку засадил, а потом и вовсе испарил вместе с бутылью! О как!

Увлекшийся староста осушил свою кружку и бросил в сторону героев сражения слегка виноватый взгляд, словно извиняясь за то, что историю их подвигов поведал в красках самолично, и затих.

– Спасибо за рассказ, староста, – сухо поблагодарила Перна леди и приказала: – А теперь, если ты не против, нам бы хотелось поговорить со спутниками наедине.

– Да уж, конечно, у Твердыни Зад свои дела, беседуйте, никто вас не потревожит, я скажу Коуту, чтоб двери трактира пока не открывал, – согласился разочарованный староста, даже не сделав попытки оспорить «предложение» Минтаны. Сильный и сметливый, он был готов сойтись с хрялками и мордодралами лицом к лицу, даже один и без оружия, но не препираться с женщиной, тем более обладательницей волшебной силы. Перн оставил компанию и, перебросившись словечком с трактирщиком, вышел.

Минтана погладила ожерелье из зеленых камней на шее, опуская, как ощутил Лукас, чары рассеянного внимания, благодаря которым Коут и его ребята, периодически высовывающие с кухни любопытные носы, утратили к разговору за столом у красно-желтого окна всякий интерес. Переведя взгляд-дрель на мужчин, колдунья спросила Д’Агара:

– Ты и твой сердечный друг оказались в этих краях случайно?

– Лукас, – после эдакого оригинального обращения до Эльки мгновенно дошли все намеки старосты и шутки толпы, – вас с Галом тут за гомиков принимают!

– Так вот что они их все спутниками именуют! – догадался и развеселившийся курьезной ситуацией Рэнд. Хихиканье вора было не то чтобы очень громким, но вполне различимым.

Брови Лукаса, поползшие вверх при словосочетании «сердечный друг», употребленном Минтаной, сделали попытку покинуть симпатичную физиономию галантного мага. Гал грозно нахмурился и спросил у Минтаны напрямик, слегка покраснев:

– Ты полагаешь, что мы любовники?

– Да, – спокойно, совершенно не понимая, с чего вдруг начал злиться воитель, подтвердила Минтана, пожевывая одинокую веточку петрушки так, словно не испытывала ни малейшего чувства голода. И это притом, что защитник ее хавал за троих.

– Вот теперь-то вы пожалели, что не взяли меня с собой? – коварно уточнила Элька. – Самое время извиняться и униженно просить, чтобы я явилась и сняла с вас нелепые обвинения в нетрадиционной ориентации! На слово вам тут точно никто не поверит!

– Что ж, не вижу повода, по которому мадемуазель не могла бы присоединиться к нашему обществу сейчас, в трактире совершенно безопасно. – Нейтральность фразы скрадывали почти умоляющие интонации. Маг – большой поклонник женского пола – совершенно не желал, чтобы его предпочтения были истолкованы столь превратно.

– А Гал меня позовет? – капризно уточнила Элька. – И вообще, может быть, Мири тоже хочет отправиться на Алторан?! А вы ее не пригласили!

– Нет, – поспешно возразила обладающая повышенной чувствительностью целительница. – Если можно, я хотела бы остаться с Рэндом наблюдателями. Мне не по душе эманации этого мира. Они… – эмпатка Мирей помялась, подбирая подходящие слова, – какие-то затхлые и грязные, даже здесь у меня начинает ломить виски. Отправляйся одна, а мы отсюда смотреть будем.

– Приходи, Элька, – обреченным вздохом поневоле подтвердил свое согласие вежливый воитель и добавил еще более «ласково»: – Лучше уж ты, чем это.

– В переводе с языка оборотней леопардо-драконов, фраза сия означает: «Дорогая Элька, не будешь ли ты так любезна вытащить нас из щекотливого положения. Пожалуйста, приходи, я буду очень рад тебя видеть!» – громким шепотом перевел шутник-вор, смиряясь с тем, что ему придется дежурить, но намереваясь вдоволь поизгаляться над коллегами, пребывающими в Алторане.

А Элька прямо поверх шортиков и узкого топика уже натягивала приталенное длинное голубое платье с роскошным кружевным воротником, манжетами и перламутровыми пуговичками. Оно было припрятано в одном из многочисленных шкафов зала совещаний. «Не бегать же переодеваться в свою комнату каждый раз, когда придется выходить на дело в тот мир, где не ценят современную моду?» – решила не обремененная комплексами юная хаотическая колдунья и перетащила в комнату кое-какие из своих шмоток, в том числе и вышеописанное платье. Сама девушка считала, что в этом наряде больше всего похожа на пуделя Артемона, но Мирей и Лукас в один голос твердили, что платье необычайно ей идет. (Рэнд, правда, при этом глумливо ухмылялся, но молчал. Может, потому что ему тайком показывал кулак Гал?) Сочтя, что босоножки на танкетке все равно не видать из-под юбки, а значит, и незачем снимать удобную обувь, Элька наскоро пригладила взъерошенные волосы рукой и нажала на перстень, как раз когда Лукас закончил объяснять своим сотрапезникам:

– Боюсь, староста Перн своим рассказом невольно ввел вас в заблуждение не только касательно нашей миссии, но и статуса. Наше появление именно в Луговине Эда можно отнести к разряду счастливых случайностей. Мы хотели выбрать местечко в глуши, чтобы с него начать знакомство с Алтораном и беспристрастно оценить характер постигших его невзгод. Говоря «мы», я подразумеваю команду, работающую над разбором жалоб, поступающих в наивысшую из возможных инстанций – Совет богов. Символом нашей миссии и доказательством правдивости слов являются перстни. – Лукас позволил своему перстню с эмблемой проявиться и явственно засверкать на пальце. – Я действительно маг, а мой товарищ и коллега, именно товарищ, а не спутник или сердечный друг – Эсгал – воин, кроме того, в нашу команду входит и дама. Позвольте представить вам мадемуазель Эльку!

– Привет всем, – явившись пред очами публики, Элька улыбнулась, не дожидаясь особого приглашения, уселась на стул, освобожденный старостой, и ухватила кусочек благоухающего ароматными травками копченого окорока.

– Пивка? – предложил светловолосой девушке защитник Минтаны. Он давно привык к постоянным магическим фокусам, поэтому относительно спокойно воспринял рассказ Лукаса. А после того как смерил девушку оценивающим потенциальную боеспособность взглядом, наивно счел хаотическую колдунью безобидной, настроен был вполне доброжелательно. Зрачки Минтаны слегка расширились, но больше она ничем не выдала своего удивления от столь оригинального способа перемещения, так же как и от иных новостей.

– Нет, пиво без водки – деньги на ветер, – отшутилась Элька, но в глазах дюжего рыцаря – как уж там ему перевел фразу браслет-переводчик девушка, само собой, не поняла – появился проблеск истинного уважения. Зато Минтана (видно, блюститель трезвого образа жизни за себя, защитника и всю округу махом) неодобрительно поджала и без того неполные губы. – Кстати, мы все назвались, а твоего имени так и не слыхали!

– Грондернал, – отрекомендовался рыцарь загадочной скороговоркой и тут же прибавил. – А лучше просто – Нал.

– Нал так Нал – хорошее имя. («Просто отличное имя!» – восторженно вставил шутник Рэнд.) – Ты небось потомок каких-нибудь древних королей и единственный наследник былого величия? – не на шутку заинтересовалась Элька, продолжая расспросы в том ключе, который занимал ее сильнее всего.

– Мое полное имя Мандраманндрил Грондернал. Но как ты догадалась? – искренне удивился Нал, тряхнув эффектной гривой светлых волос. Вроде бы и не расчесанных волосок к волоску, но все равно ничуть не напоминающих воронье гнездо, которое образовывалось на голове у самой Элька, стоило ей не расчесаться своевременно.

– По плащу, – чистосердечно призналась девушка.

– Тебе известна древняя эмблема некогда славного Мандраманндрилиса и его королевский цвет? – снова искренне подивился польщенный рыцарь.

– Посланникам богов ведомо многое, – глубокомысленно заметил Лукас, не дав Эльке возможности рассказать о своих выводах относительно живописно развевающегося плаща, как непременного атрибута венценосной особы, странствующей инкогнито. И «проницательно» обронил самую общую из общих фраз, подходящих к такого рода случаю: – История вашего наследства печальна…

– Да уж, – хмыкнул Нал, задумчиво почесав щеку, небритую пару дней, но из-за светлого оттенка щетины не казавшуюся безобразно заросшей. – А все тот проигрыш в кости моего прапрапрадеда. Хотя, если судить по справедливости, старик ни при чем, азарт и невезение в играх на деньги – наша фамильная черта.

– Мы говорили о вашей миссии в Алторане, – напомнила Минтана слегка увлекшемуся делами минувших дней обществу, принимаясь за очередную веточку петрушки с упорством голодающей козы. Элька даже заподозрила в соседке по столу вегетарианку. – Скажите, кто призвал вас? И как вышло, что вы смогли прийти?

– Зачем тебе это знать? – в лоб спросил Гал.

Не привыкшая к таким откровенным вопросам, Минтана подумала секунду и столь же коротко и прямо ответила:

– Я хочу помочь.

– Она говорит правду, но не договаривает, – вставила словечко Мирей, частенько работающая детектором лжи благодаря своему эмпатическому дарованию и интуиции жрицы. – Точно не знает пока, что ей делать: защищать ли Алторан от нас или помогать нам, для того чтобы помочь своему миру.

– А она действительно способна помочь? – задумчиво спросил пространство Лукас, привычно, как и при приглашении Эльки используя отвлекающую магию перстней. Маг решал, насколько нужно быть откровенным с Минтаной. То, что Нал будет делать все, что сочтет нужным его дама – мозг тандема, было очевидным.

– Кажется, да, – вместо пространства снова ответила эльфийка.

– Я предлагаю вам, дана Минтана, быть взаимно откровенными, – на основании полученной информации, решился на конструктивный диалог мосье. – Совет богов получил письмо из Твердыни Зад, запечатанное печатью из синей глины. Прочтя письмо, мы посовещались и все-таки решили, невзирая на попытку магического принуждения, отправиться на Алторан. Вот мы здесь, поелику свобода перемещения в необходимое место нам дарована Силами.

– Вероятно, это действительно так, – склонила голову в раздумье Минтана, общипанный стебелек петрушки крутился в пальцах. – Уже несколько сот лет на Алторан не являлся никто из других миров. Но я читала о Совете богов в старых рукописях Архива Твердыни.

– Мы пришли по их поручению, чтобы понять и помочь, если помощь нужна, – мягко заметил Лукас самым проникновенным тоном. Колдунья не была в его вкусе, но быть если не галантным, то хотя бы вежливым, маг считал своим долгом с любой дамой, начиная от тех, что пребывали в пеленках и заканчивая дряхлыми старушками, не способными передвигаться самостоятельно. Надо сказать, женский пол, как правило, платил любезному кавалеру искренней симпатией. Исключения встречались очень редко, но, кажется, Минтана была из тех особ, которых не растрогаешь хорошими манерами. Однако суть слов мосье Д’Агара взволновала ее по-настоящему.

– Неужели ваши силы столь велики? – вопросила колдунья, в голосе ее недоверчивость смешалась с какой-то глубинной детской надеждой. Как у ребенка, не верящего в Деда Мороза, но вдруг нашедшего под елкой коробку и тянущего к ней руки. А вдруг там не забытая с вечера мишура, а настоящий подарок?

– Ни одно из поручений Совета богов не было провалено нашей командой, – гордо ответствовал Лукас, а Рэнд, сбивая с приятеля спесь, заверил его и общество:

– Не расстраивайся, все когда-нибудь бывает в первый раз. Может, на Алторане нам повезет? Тогда самое главное, отчет так написать, чтоб провал выглядел абсолютной победой и нам премию выплатили!

Элька хихикнула, созерцая выражение оскорбленного достоинства, промелькнувшее на подвижной физиономии мосье Д’Агара. Справившись с собой и даже не одарив языкастого коллегу никаким красноречивым ответом, маг продолжил:

– Но чтобы помочь, мы должны понять, в какой именно помощи нуждается ваш мир, понять сами, а не действовать по принуждению, которое магией пытались навязать нам из Твердыни.

– Я понимаю, – снова кивнула Минтана, а Элька с неожиданным сочувствием разглядела на ее безвозрастном лице крохотные морщинки усталости в уголках глаз и губ. Повинуясь душевному порыву, отрешенно заметила:

– Иногда старые методы – не самые лучшие.

– Из Твердыни слишком привыкли манипулировать всем и вся. Манипулировать, полагая, что весь мир будет двигаться, как послушные марионетки на невидимых нитях, – согласилась Минтана, на мгновение низко опустив голову. – Старые ошибки, новые ошибки… Все это собирается век от века в один большой тяжелый ком и никакого просвета впереди… Именно поэтому мы с Налом покинули Твердыню. Лучше делать хоть что-то, чем сидеть и ждать, ждать и видеть, что все старания впустую, что мир все равно с каждой минутой, с каждым днем все ближе и ближе к тьме. Хрялки и мордодралы уже средь белого дня нападают на деревни, множатся, как саранча, пособники тьмы…

– Вы сможете убить Темного Недруга? – спросил Нал с такой надеждой, будто выпрашивал у доброго папы после зарплаты роту игрушечных солдатиков.

– А зачем нам его убивать? – задала встречный и на ее взгляд логичный вопрос Элька.

– Зачем? – изумился защитник. – Он вредит Алторану даже из заточения, его гнусная сила просачивается сквозь печати, наложенные данами. Эта скверна рождает хрялков, мордодралов и прочую нежить. Он отравил истоки магии нашего мира, теперь любой мужчина, родившийся с даром, обречен желать другого мужчину и никогда не возляжет с женщиной ни по доброй воле, ни по принуждению! По-настоящему одаренные даны рождались лишь от союза двоих волшебников, теперь у нас вовсе не осталось могущественных данов. А те ничтожные, что прячутся за стенами Твердыни Зад… Они стареют, как обычные люди. Они не в силах даже укрепить печати на Узилище Темного. Разве смогут даны выйти на бой с Повелителем Теней, когда падет последняя печать, и он освободится из заточения, чтобы мстить тем, кто лишил его свободы творить зло?! – горячо и удивительно красноречиво выступил Нал, еще разок подтверждая Элькино убеждение о своем высоком происхождении этим маленьким упражнением в ораторском искусстве. Минтана, согласная с защитником, ничего не стала добавлять.

– Что ж, теперь нам ясен ваш взгляд на проблему, благодарим, – вежливо поклонился маг потомку древних королей и нажал на перстень, снова устраивая маленькое совещание для своих.

– Значит, мы должны убить Темного Недруга, – просто резюмировал Гал, кладя руку на эфес своего славного благословенного меча, готового хоть сейчас пошинковать в капусту главный ужас Алторана.

– Мосье Эсгал, ну почему сразу убить? Для начала нам нужно определиться с реальным положением дел, собрать доказательства виновности. И даже если так… Давайте не будем кидаться в крайности, не думаю, что убийство – единственный выход! Возможно, нам удастся договориться, – пожал плечами маг, предпочитавший пути дипломатии.

– Зло не знает договоров! – отрезал воин, решительно мотнув головой, больше тяготевший к прямым дорогам.

– Ну ясен пень, – насмешливо фыркнула Элька, снижая градус патетичности в разговоре. – Кто ж с абстракцией договариваться будет?! Эти архетипы только на философии изучать можно! А Лукас говорит конкретно о том товарище, которого здешние маги крепко заперли где-то посреди озера в какой-то горе. Надо узнать, действительно ли он первопричина и источник всех бед. И если так… Конечно, характер у парня не сахар, да за века заточения небось еще больше испортился, но попытаться-то решить дело миром можно!

– Лукас у нас красноречивый! – подбодрил приятеля Рэнд, уже не раз становившийся свидетелем того, как мосье убалтывал, казалось бы, совершенно не склонных к разговору существ.

– Благодарю за столь высокое доверие, – фыркнул и впрямь польщенный маг.

– Но я явственно чувствую эманации зла и скверны в этом мире, – жалобно промолвила эльфийка, не споря, но делясь своими ощущениями. – Этот Темный – очень недоброе и могущественное создание.

– Мири, если в аквариуме не менять воду, очень быстро завоняет тухлым даже от хорошей рыбы, – наставительно заявила Элька, когда-то в далеком детстве занимавшаяся разведением рыбок под руководством любимого дедушки. Воду-то она меняла регулярно, вот только рыбки кончились быстро, потому что в доме имелась еще и кошка, обнаружившая в себе маниакальную страсть к рыбалке.

– Что вы хотите этим сказать, мадемуазель? – заинтересовался Лукас, постукивая пальцами по щеке.

– А то, что этим наивным алторанцам какой-то могущественный тип помешал, а они, вместо того чтобы убить его или вытурить пинками из мира, не нашли ничего лучшего, как закрыться с ним вместе! – пояснила свою мысль хаотическая колдунья с нестандартным мышлением.

– Ну да, – поддержал подружку Рэнд, – Мири же нам читала, что границы Алторана закрылись из-за побочного действия заклятия Печатей! Вот вся дрянь тут и киснет!

– Что будем делать? – вопросом подытожил диалог Гал, понимая, что со своей замечательной идеей об убийстве он пока остался в меньшинстве.

– То, что и намечали, – ответил за всех Лукас, ни в коей мере не принимая единоличного решения, но предлагая согласиться с его точкой зрения, – прогуляемся по Алторану, чтобы понять, какая помощь в данном случае будет наилучшей и что мы вообще можем сделать! И ради Творца, мосье Эсгал, не заводите пока больше разговоров об убийствах! В первую очередь надо выяснить, что и почему происходит, установить личность противника данов. Кто он: черный маг, какая-то сущность или бог? Если последнее, вряд ли Совету богов придется по нраву столь кардинальное решение проблемы! Коль они не церемонятся между собой, это еще не значит, что каждый простой смертный может устранять богов по своему усмотрению!

– И даже не простой смертный, – добавила Элька, успокаивающе потрепав хмурого воина по руке, и сочувственно подмигнула ему.

Лукас снова нажал на перстень, возвращая к компании рассеянное заклятием внимание Минтаны и Нала, и продолжил разговор:

– Мы считаем необходимым отправиться к Твердыне Зад, а затем к месту заточения Темного Недруга – горе Арродрим на озере Последней Надежды. Думаю, в пути мы увидим достаточно, чтобы принять верное решение. Не пожелаете ли, дана Минтана и защитник Нал, сопровождать нас?

– Мы с вами, – решительно объявил рыцарь в полном согласии со своей дамой, для этого им даже не нужно было обмениваться взглядами. – Но на чем вы поедете? До Твердыни больше десятка дней пути верхом! У вас есть лошади?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

сообщить о нарушении