Юлия Фирсанова.

Шестеро против Темного



скачать книгу бесплатно

– Я полагаю, это лишь метафора, мадемуазель, – наставительно заметил Лукас и повел бровью, предлагая девушке вернуться к чтению.

– Гм-гм, – торжественно откашлявшись, проказница продолжила: – «О Лучезарный Свет! Яви нам силу свою, ибо Тень, казалось сгинувшая навечно, восходит над нашим прекрасным миром Алтораном и с каждым днем все более набирает силу! Тревогой полнятся наши сердца и тяжелой печалью!» Та-та-та… там дальше все тот же бред, насчет восхваления света и глубинных подсознательных страхов по дедушке Фрейду, – прокомментировала Элька, пропуская несколько абзацев. – Ага, вот тут пошло по существу. «Молим об избавлении от Темного Гнета, осквернившего саму суть Алторана и истоки великой чистейшей силы зловонной печатью мрака, извращающей самые мужественные сердца, вливающейся ядом в самые благородные души! Мы страшимся, что всех сил наших недостанет для сражения с Врагом, оттого и взыскуем высшей помощи!..»

– Н-да, – хмыкнул Рэнд, когда Элька дочитала последнее предложение и принялась за детальное разглядывание печати – точной копии той, что закрывала конверт, – все как всегда. Отделались общими фразами, а нам разгребать какое-то г…, не зная толком, чье оно и где.

– Не знал, что мосье такой гурман, для которого имеет значение происхождение столь неаппетитного продукта, – пошутил маг, невинно опустив глаза к манжетам кружевной рубашки и занявшись их детальным осмотром.

– Происхождение очень важно! – подхватил остроту Фин с важным видом. – От этого зависят объемы продукта, а значит, время, которое нам придется затратить на его уборку, и ширина лопат.

– Что это за мир – Алторан? – прервала обмен мужскими шутками Мирей.

Макс нахмурил лоб, копаясь в запасниках своей почти безграничной памяти мнемоба, а Гал вместо ответа передвинул целительнице «Дорожный атлас» – любимую и очень нужную книжку команды, тут же услужливо раскрывшуюся на введении. Нежный голос эльфийки озвучил текст:

– «Алторан – государство в северном регионе миров. На юге граничит с Сайдонией, Шартом и Амрикой, на севере – Лиданом и Эвером, на востоке – Фьеованом, Алтисом и Кеном, на западе с Оомшем. Все границы в настоящее время заблокированы в результате заклятия Печатей, произнесенного четыреста пятьдесят лет назад по стилю Алторана.

Значительную площадь мира занимают озера и реки, в Алторане, особенно его северо-восточной части, больше озер, чем во всех иных граничащих с ним мирах, кроме Фьеована. Самые известные: Иннипаль, Атобиара, Иппогон, Мистаран и озеро Аверуса, ныне называемое озером Последней Надежды. Самые крупные реки Юна, Зерон и Кензор. В западной части мира находятся горы Эт-Элас.

Население страны в основном люди и трогги (малочисленны), новообразовавшиеся темные расы учету не подлежат. Алторан разделен на провинции, официальной столицей – резиденцией правящей монархии – считается Авиотта. Центром государственной и магической жизни мира является Ильмокар, где находится Твердыня Зад».

– Ну и название, – не удержавшись, фыркнула Элька. – У алторанцев противоестественное понятие о благозвучии.

Мирей тем временем мужественно продолжала, стараясь, чтобы компания получила максимум информации о месте, где им предстоит работать:

– «Климат в Алторане различается в зависимости от региона.

Основная часть страны лежит в умеренной зоне…»

Но Элька, всерьез увлекшаяся печатью на листке прошения, слушала подругу вполуха. Медведи, лоси, волки, обилие птиц, лососи, водопады, сосновые, тисовые, кедровые леса и можжевельник ее не слишком интересовали, а на козлов и баранов девушка вдоволь насмотрелась и в своем родном мире и не только за решеткой зоопарка. Зато печать на письмеце из Алторана была какой-то необычной, и речь шла вовсе не о размерах или форме. Ее синева словно притягивала взгляд.

– «Религия: вера в Лучезарный Свет и Колесо Перерождений. Негативный ее аспект, противостоящий Свету Всего Сущего, – Темный Недруг, так же именуемый Властелин Беспорядка, Владыка Ночи и Повелитель Теней. Считается, что в результате заклятия Печатей, сотворенного Зад Си Дан…»

– Чей зад? – отстраненно заинтересовалась Элька содержанием «Дорожного атласа», постукивая пальчиком по печати.

– Сидан, – с готовностью повторил для подружки Рэнд, наклонился в сторону эльфийки, сунул нос в атлас и, округлив глаза, шепотком прокомментировал:

– Что не слово, то с большой буквы и жирным шрифтом. Оччч-ень страшно! Прям озноб от этих прозвищ пробирает!

– «Темный Недруг навеки заперт в глубинах горы Арродрим, – не обращая внимания на постороннюю болтовню, без запинки читала ответственная Мирей, – возвышающейся посреди озера Последней Надежды. Подробнее об аспектах веры, ее течениях и проявлении в материальном мире смотрите в специальном разделе…»

– Лукас! – с решительным видом маньячки резко крест-накрест чиркнув перочинным ножом по печати на письме и развалив ее на четыре части, обратилась Элька к магу. – Ты не мог бы подойти, просветить магическим зрением эту штуковину. Ничего эдакого противоестественного в ней нет? Или у меня папирофобия обострилась, впору к Мирей обращаться?

– Ты совершенно здорова, – заверила подругу жрица с мимолетной улыбкой. – А душевно была здорова всегда!

– Разумеется, мадемуазель, сейчас все проверим, – самодовольно согласился мосье с просьбой и приблизился к хаотической колдунье.

Маг склонился к посланию из Алторана, простирая над ним свои длани элегантным жестом власти. Девушка с удовольствием потянула носом воздух. У Лукаса опять были новые духи – нотка цитруса и хвоя, едва уловимый запах которых чувствовался лишь при близком контакте. Пока Элька наслаждалась приятным и явно очень дорогим ароматом (мосье в жизни не пользовался дешевыми одеколонами), синяя печать, распаханная ножом, пошла мелкой рябью. Кажется, будь она живым организмом, вроде амебы, непременно попыталась бы отрастить ножки и уползти. Бровь мага изогнулась, как-то не по-доброму блеснули темно-зеленые глаза:

– Однако! Печать из настоящей синей глины. Скажите, мадемуазель, вы не испытывали сейчас каких-нибудь необычных желаний?

– Прежде ответь, Лукас, какие из моих желаний ты считаешь нормальными, а какие нет? – озорно спросила Элька, подмигнув магу. – Между прочим, духи – супер!

– Благодарю. Вопрос снимается, мадемуазель, – признал мосье Д’Агар, примирительно поднимая ладони, и едва заметная лукавая улыбка скользнула по губам польщенного комплиментом мосье.

– Что такое синяя глина? – спросил заинтригованный Макс, инстинктивно почуяв новую прелюбопытную информацию.

– Довольно редкая магическая субстанция, обладающая комплексом некоторых весьма своеобразных свойств, – подбирая слова, начал объяснение маг.

– Короче, – попросил Эсгал, не давая мосье завести коллег в дебри рассуждений по теории магии.

– Если текст скреплен печатью синей глины, любой, кто прочтет его, исполнит все просьбы или приказы, изложенные в документе. Причем исполнит так, что будет искренне считать, что действует по собственной воле и побуждению. Сейчас печать взломана силой хаотической магии и более опасности не представляет. Хорошо, что мадемуазель Эльке, нашей хаотической колдунье, выпал черед читать сие послание, и ее магия без труда разбила чары глины, – по возможности коротко, наступив на горло собственной песне, растолковал Лукас.

Элька гордо вздернула носик и показала Галу кончик языка. Вот видишь, и от хаотической магии польза бывает, а ты все ворчишь и за руки хватаешь!

– Значит, господа из Твердыни «З», наверное, это и есть тот самый Зад, решили перестраховаться, не надеясь на добровольную помощь Совета богов, – «поощрительно» хмыкнул Рэнд, одобряющий такую манипуляцию в принципе, но не склонный прощать применение такого рода чар к себе любимому и друзьям. – Шустры! Шустры!

– Следовательно, надо решить, будем ли мы оказывать помощь Алторану или отправим в Совет богов отчет об отказе, мотивируя его попыткой наложения чар принуждения, разумеется, приложенное послание послужит безупречным доказательством, – поставил проблему выбора Лукас, усаживаясь на свой стул. Письмо с обезвреженной печатью пошло по кругу, чтобы каждый смог поглядеть и пощупать загадочную синюю глину.

– Но весь Алторан не должен страдать за то, что сделал один или несколько человек, – страстно воскликнула Мирей.

– Вы слишком добрый, примите озверин, – тихо прокомментировала слова сердобольной эльфийки Элька, вспомнив бедного кота Леопольда и садистов-мышей. Ей никогда особенно этот мультик не нравился. Мирей и правда временами проявляла чрезмерную мягкость и милосердие, но от жрицы богини милосердия и исцеления Ирилии сложно было бы ожидать другого поведения. Оставалось смириться и по возможности ограждать девушку от неприятностей. (Впрочем, истинную натуру живых созданий эмпатка чувствовала превосходно, и тут обмануть ее было невозможно. Правда, одновременно со всеми негативными, очевидными большинству наблюдателей, сторонами натуры она еще воспринимала даже очень глубоко спрятанную тягу к добру и свету. Поэтому эльфийка склонна была проявлять терпимость и милосердие даже в самых запущенных случаях.)

– А если они настолько отчаянно нуждаются в помощи, – горячо продолжила эльфийка, на смуглые щечки лег румянец, отважно засияли глаза, – что готовы заполучить ее любым путем? Мы не можем отвернуться от бедствующего мира только потому, что действия нескольких просителей оскорбили нас!

– Или они настолько привыкли манипулировать людьми и получать все, что нужно, что решили принудить богов? – задал встречный трезвый вопрос Эсгал, сложив на груди руки. Он еще меньше Эльки стремился разделять жалостливые порывы Мирей. – Не будь так доверчива, Мири, люди злы и жестоки!

– Ты пессимист и всегда видишь в людях худшее! – скорбно возразила эльфийка, переживая за мрачное мировоззрение воителя.

– Нет, реалист, – категорично отрезал воин, считавший, что его взгляд на мир куда более соответствует действительности, чем представления сердобольной жрицы.

– И видит поезд, идущий навстречу, – с готовностью подтвердила Элька.

– Чего-чего он видит? – переспросил любопытный Рэнд, успевший привыкнуть к тому, что подружка часто рассказывает всякие любопытные и смешные вещи из своей прошлой жизни в урбанизированном мире. Особенно вору нравились анекдоты.

– Поезд – самодвижущаяся повозка, передвигающаяся по металлическим рельсам, аналогу колеи, – постарался перевести максимально доступно Макс и устремил вопросительный взгляд на Эльку, ожидая продолжения рассказа.

– Это есть такой старый анекдот, – охотно объяснила девушка. – Оптимист видит свет в конце тоннеля, пессимист видит лишь тьму впереди, а реалист видит поезд, идущий навстречу. Поезд, конечно, не может изменить своего курса, а посему почти наверняка давит тех, кто стоит на пути. Именно поэтому мне нравится концовка этого анекдота. Машинист – возница поезда, идущего по тоннелю, – видит трех идиотов, сидящих на рельсах.

Компания, в том числе и Шпильман, никогда не слышавший такого анекдота, от души рассмеялась, а Лукас, тонко улыбаясь, заметил:

– Очень мудрая шутка, мадемуазель. В этой жизни лучше не выбирать точку зрения, а быть возницей своей повозки.

– Клянусь пальчиками Джея, Д’Агар, ты первый, кто из баек мораль выводить вздумал, – цокнул языком Фин и, вернувшись к теме обсуждения, заявил, заработав благодарную улыбку Мирей: – Но мы все равно не узнаем, что же приключилось на Алторане, если не посмотрим своими глазами, и измучаемся от любопытства! Давайте-ка разберемся на месте!

Макс и Элька, одинаково любознательные, согласно закивали, Гал промолчал (решайте, что хотите!), а Лукас резюмировал:

– Хорошо, но предлагаю изменить нашему обыкновению являться к отправителям прошения. Предлагаю перенестись на Алторан и изучить обстановку самостоятельно. Возможно, следует начать с какой-нибудь из дальних провинций, если тьма действительно настолько сильно затронула несчастный мир, мы увидим ее следы повсюду…

– Я иду, – мгновенно провел самоназначение Гал, спорить с добровольцем никто не решился. – И маг.

– А я? – разочарованно потребовала ответа Элька.

– А вы свое сегодня уже отколдовали, мадемуазель, – тонко улыбнулся Лукас.

– Это опасно, – спокойно пояснил воин.

– Я опасностей не боюсь! Хаотическая магия защитит! – гордо воскликнула Элька, выпячивая грудь – хоть сейчас на амбразуру.

– Для мира, – обронил Гал с самым серьезным, как он обычно и шутил, видом, отыгрываясь за анекдот.

– Во-во, им и без тебя несладко, – подхватил Рэнд, широко ухмыляясь. – Какой-то Темный Гнет давит! Беспорядок, Недруг и Ночь! И все, заметь, большими жирными буквами!

Элька громко фыркнула и демонстративно, слишком, чтоб оно было следствием настоящей обиды, заявила, надув губки:

– Ну и не надо! Сами еще просить будете, чтобы я с вами пошла, а я сразу не пойду, поломаюсь, поупираюсь и повредничаю!

– Страшно. Дрожу, – хмыкнул Гал, поднимаясь со стула.

– Уверяю вас, мадемуазель, когда мы будем уверены, что никакой опасности на Алторане нет, мы с радостью пригласим всех желающих присоединиться к нашему обществу. В конце концов, чем больше компания, тем полнее составленное о мире представление и точнее сделанные выводы, – умиротворяюще промолвил маг.

– Знаешь, Рэнд, обычно тех, кто идет впереди, выбирают по двум причинам. Первыми идут самые крутые члены команды, способные справиться с любой проблемой, либо пушечное мясо, те, кем не жалко и пожертвовать, – постаралась утешиться Элька. – Так что пусть отправляются! Но когда произведете зачистку территории, только попробуйте нас не позвать! – пригрозила девушка, которой как всегда очень хотелось увидеть очередной новый мир и пережить приключения, в виде которых она и воспринимала задания, подкидываемые из Совета богов. О своем намерении «ломаться, вредничать и упираться» она уже благополучно позабыла.

– Ваши желания мы непременно примем к сведению, ma cherie, – с небрежной доброжелательностью отреагировал Лукас, вместе с Галом изучая карту Алторана в поисках подходящего пункта для десантирования.

– Вот тут. – Палец воина решительно указал на выбранное место, отвечающее всем заданным требованиям с точки зрения стратегии и тактики.

– Луговина Эда, – покатал на языке название маг и не без вздоха сожаления (куда больше любил он шумные большие города) признал: – Одинокое селение близ гор Эт-Элас. Неплохой выбор, мосье. Кстати, какое на Алторане время года?

– Середина осени, – перевернув нужную страницу, просветил напарника Гал и велел ему: – Наденем эльфийские плащи и в путь.

– Как скажите, мосье, – не стал спорить Лукас.

Эльфийские плащи в подарок для всей компании привезла несколько недель назад Мирей. Удивительно тонкая, приятная на ощупь и почти невесомая ткань не только превосходно хранила тепло и не пропускала влагу, но обладала и еще одним удивительным свойством. Она могла по желанию владельца менять исконно-серебристый цвет на любой другой, необходимый для маскировки на местности. Так что для походов и разведки лучшего наряда было не сыскать. Гал тут же предложил хранить плащи в зале совещаний и использовать их по мере необходимости для работы в мирах. Компания согласилась со стратегом, только Рэнд, рассчитывавший всегда держать под рукой драгоценный подарочек, состроил печальную гримасу, однако спорить не стал. В конце концов, отправляясь на прогулку поразмять пальчики, он всегда мог забежать в комнату и забрать свою одежонку.

Накинув плащи, маг и воин подошли к зеркалу. Остающаяся часть команды собралась вокруг них полукольцом.

– Давайте там пошустрее, – весело напутствовала коллег Элька, ей жутко не терпелось к ним присоединиться.

– Да хранит вас Ирилия! – благословила друзей Мирей, делая рукой знак богини.

– Удачи! – выдал свое коронное пожелание Рэнд, Макс просто тряхнул головой.

Мужчины синхронно кивнули в ответ и нажали на перстни, мысленно отдав приказ перенестись на окраину леса, чуть западнее селения, чтобы, не пугая аборигенов телепортацией, совершенно естественно выйти к населенному пункту под видом обыкновенных странников. Настолько обыкновенных, насколько можно, учитывая яркую внешность мосье и мрачноватую эффектность Гала. Одновременно с этим Шпильман деловито объявил:

– Связь!

Пока в проступившем сквозь светлые обои зеркале в тяжелой бронзовой оправе с причудливым абстрактным узором возникало изображение, компания рассаживалась на свои коронные места. Справа от зеркала в глубоком кресле устроилась Элька, на спинке примостилась Мыша, Рэнд и Рэт сели слева, Макс и Мири посередине. Напитки и закуски – все самое вкусное и, наверное, поэтому вредное для желудка – Шпильман притащил заблаговременно, умудрившись даже каким-то чудом не растерять половину по дороге. Во всяком случае, когда Гал волок Эльку к залу совещаний, она ни обо что не споткнулась и ни на чем не поскользнулась и ничего не растоптала. Хотя дело могло быть и в магии дома, моментально убирающего за своими не всегда аккуратными обитателями.

Глава 4
Первый контакт: репьи, меч и магия

Зеркало на несколько мгновений потемнело, проводя подготовку к процессу магической трансляции, и благосклонно явило зрителям сначала вид блекло-голубого неба с разорванными кусками серых дождевых облаков, а потом сместилось на изображение смешанного леса с весьма густым подлеском, еще мокрым от недавнего ливня.

Гал и Лукас возникли на экране среди лесного великолепия в самом центре прогалины в густых зарослях репьев, таких здоровенных, словно вознамерились всерьез потягаться размерами с дубами и соснами. Чертыхаясь или скрежеща зубами, вновь прибывшие вдосталь орошенные каплями воды, скопившейся на темной зелени разлапистых листьев, выбрались на едва заметную тропинку. К эльфийским плащам ни вода, ни репьи не пристали, зато штаны приняли основной удар природы на себя. Сгорбившись, воин и маг принялись вручную наскоро избавлять одежду от дополнительных декоративных «помпонов», таких колючих, будто их делали из стальных игл.

– Надо же, на какие жертвы во имя маскировки идут наш коллеги, – расчувствовался Рэнд, отправив в рот целую горсть орехов и аппетитно захрумкав.

– Уверяю вас, мосье, наша тяга к маскировке не простиралась столь широко, чтобы затронуть эти колючие кусты, – процедил Лукас, выдирая один из самых инициативных репьев, добравшийся до правой манжеты и беспощадно испоганивший тонкое золотистое кружево. Теперь там было больше дыр и затяжек, нежели прелестного шитья. – Это не более чем счастливая случайность!

– Везунчик, – мстя за очередное оставление дома, похвалила мага ехидная Элька и запустила руку в пакетик с кедровыми орешками.

Как раз туда же на ощупь, не отрывая взгляда от экрана, попытался запустить пальцы Макс. При возвратном движении он столкнулся с рукой девушки и выронил свою добычу, рассеяв орешки по всему маленькому столу. Пришлось Шпильману одним глазом смотреть в зеркало, а вторым следить за сбором просыпанных орехов, к которым с радостным писком по крайней мере год не кормленных животных азартно устремились Мыша и Рэт. Мирей принялась помогать другу, но часть просыпанного добра все-таки пришлось оставить для зверьков, не отнимать же законной добычи.

Приведя себя в порядок, Гал повел носом по ветру, улавливая среди тысяч лесных ароматов грубые запахи человеческого жилья, и махнул рукой в западном направлении по ходу тропинки:

– Луговина Эда там.

Доверяя чутью оборотня, Лукас не стал использовать магию для ориентировки на местности. Он последовал за воином, предоставив тому и право на разведку, и первенство в пути. Гал не подвел. Да и когда он вообще подводил хоть кого-то из команды?

Не прошло и нескольких минут, как призрачная стежка влилась в более широкую и утоптанную тропу. Та в свою очередь вывела на пригорок – опушку леса, с которого открывался замечательный вид на умостившееся между двух речушек селение: добротные бревенчатые домики на каменных фундаментах, крытые красной черепицей, садики, ухоженные улочки и даже центральная площадь с домами покрупнее и пестрым, словно палитра импрессиониста, здоровенным цветником в центре.

Вот только картина, представшая перед очами компании, никак не вписывалась в мирные пейзажные рамки. С некоторой натяжкой ее можно было бы отнести лишь к батальному жанру. Обнесенное низким частоколом, через который перелетела бы и трудолюбивая курица, селение было атаковано отрядом в пару десятков здоровенных тварей. Более всего их весьма мерзкие рожи напоминали плод греха между кабаном и лысым шарпеем, покрашенным в кирпичный с проблеском синевы цвет. Кабаны-переростки, обряженные в дубленые кожаные доспехи с круглыми металлическими бляхами, сжимали в лапах огромные топоры и пики, на поясах у них висели здоровенные тесаки. Командовал сворой какой-то неопознанный тип в длинном, до пят, черном плаще, эффектном, хоть и не таком классном, как эльфийские одежки команды. Ничего, кроме длиннопалой, мертвенно-бледной, как опарыш, руки с длиннющими, словно у муравьеда, когтями, выпроставшейся из-под плаща в повелительном жесте, разглядеть не удалось. Только там, где стояла эта тварь, зеленая трава быстро сохла, приобретая ржаво-рыжий цвет, а потом и вовсе осыпалась пылью.

Ни стариков, ни ребятишек на улочках не было, только довольно рослые и кряжистые мужики и крепкие бабы, явно не собиравшиеся сдаваться врагу без сопротивления и отдавать свое добро. Местные жители, видать, загодя упрежденные о явлении нападавших, спешили встать на защиту Луговины Эда. Они похватали все, что под руку подвернулось: оглобли, топоры лесорубов, луки охотников, ножи и тесаки для разделки мяса, большие колья и факелы. Группа сопротивления разбилась на отряды по пять – семь человек и рассредоточилась по периметру деревни со стороны предполагаемой атаки. Но экипировка людей сильно уступала вооружению и доспехам свинтусов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

сообщить о нарушении