Юлия Фирсанова.

Шестеро против Темного



скачать книгу бесплатно

Отсмеявшись, она заметила почти серьезно, с большой неохотой выныривая из восхитительного тепла плаща:

– Спасибо за предупреждение, я обязательно поговорю с Эсгалом. Но чтобы он стал меня слушать, я должна вернуться домой как можно скорее. Завтрак я, конечно, уже безбожно проворонила, но если еще и на занятия не явлюсь, он оскорбится таким пренебрежением и чего доброго объявит мне молчаливый бойкот. Никто не умеет молчать так выразительно, как Гал. Скалы в сравнении с ним болтунами покажутся!

– Доброго пути, ступай, – разрешил вампир, вставая, чтобы проводить гостью, – надеюсь, мы вскоре встретимся снова и найдем более приятную тему для беседы, нежели объявление охоты на твоего коллегу.

– Чао! – попрощалась нахальная маленькая колдунья и заявила, усаживая себе на запястье Мышу. – Надеюсь, я к тому времени даже успею одеться!

Ильдавур улыбнулся уголком рта, а Элька нажала на перстень, с которым не расставалась и ночью, и исчезла.

Переместившись в свою комнату, она на несколько минут заглянула в ванную, натянула белый с ярко-синими звездами поперек груди топ, короткие темно-синие шортики (о том, что это именно шортики, а не трусики, можно было догадаться только по плетеному кожаному ремешку, которым нижнее белье, как правило, не снабжалось), и выпорхнула в коридор. Мельком глянув на часы, девушка решила, что у нее еще остается маленький шанс застать компанию коллег за завтраком.

Друзья действительно еще не успели покинуть уютной столовой, декорированной в теплых кремовых, бежевых и кофейных тонах. От самобранки, закармливающих своих любимчиков редкостными деликатесами, быстро уйти мог разве что только Эсгал, но он сидел потому, что оставались другие члены коллектива. Даже для малоежки Мирей скатерка находила такие яства, что эльфийка не могла удержаться от искушения попробовать еще кусочек.

– О, мадемуазель Элька! Вы опоздали к завтраку! – ослепительно улыбнулся Лукас, сверкнув белоснежными зубами, и помахал девушке. Кружевное великолепие золотистой рубашки красавчика-мага произвело бы на Эльку неизгладимое впечатление, если бы она не видела шедевра, надетого сегодня на Ильдавуре.

– Привет! – расплылся в улыбке Макс и, неловко взмахнув рукой, опрокинул свою, к счастью почти пустую, пузатую кружку. Брезгливо передернув кисточками, самобранка мигом удалила коричневое пятно с безупречно чистой поверхности, поставила и вновь наполнила опустевшую емкость горячим ароматным кофе.

– Светлого дня! – доброжелательно кивнула подруге целительница, отставляя блюдечко с какими-то синими и ярко-малиновыми ягодами, украшенными горками белоснежных сливок.

– Где же ты пропадала, красотка? – вопросил любопытный Рэнд, опуская своего наевшегося крыса со стола на колени. Рэт, дегустирующий все то, что кушал хозяин, был сыт настолько, что даже не выразил протеста возмущенным писком. – Мири сказала, что не чувствует твоего присутствия в доме. Решила с утра пораньше прогуляться или сыграть в прятки с Мышей?

Эсгал, как обычно занимавшийся в саду и не обнаруживший того, чтобы Элька покидала дом поутру для променада, смерил хаотическую колдунью подозрительным взглядом и просто кивнул в знак того, что заметил ее существование.

– Нетактично задавать девушке такие вопросы, сударь, – «засмущалась» Элька и, подойдя поближе, щелкнула Рэнда по носу.

Вор издал преувеличенно возмущенное фырканье.

– О, l’amour![1]1
  любовь (фр.).


[Закрыть]
Мадемуазель ночевала у amant?[2]2
  любовника (фр.).


[Закрыть]
 – Зеленые глаза Лукаса заискрились лукавым интересом, Макс и Мирей хором прыснули.

– Между прочим, нечего было куда-то ходить, здесь и свои кавалеры имеются, – вставил «разобиженный», главным образом за себя, неотразимого, вор и подал знак Рэту, чтобы тот подтвердил речь хозяина пронзительным писком. Облопавшийся крыс знак проигнорировал напрочь, только скосил голубой глаз, зевнул самым бессовестным образом, махнул длинным хвостом и демонстративно прикрыл веки, дескать: «Хозяин, какие писки сразу после завтрака? Тебе надо, ты и пищи!»

– Ешь, и пойдем на занятия, – коротко велел ученице суровый воин, поднимаясь из-за стола.

– Готова отправиться немедля, ибо я сыта любовью! – патетично, правда, вся патетика была подпорчена проказливым выражением лица, воскликнула Элька. Она подхватила из вазы с фруктами сочный персик и прежде, чем откусить первый кусочек, подбросила фрукт чуть ли не к самому потолку.

– Это значит, что ты оставляешь нам свой обед и ужин? – невинно уточнил Фин, откинувшись на спинку стула. Вот теперь обжора Рэт, кажется, заинтересовался ходом беседы, во всяком случае, глаза открыл.

– Не настолько сыта! – мигом исправила оплошность девушка, строго погрозив приятелю пальцем, и рассмеялась, глядя на Макса, выбирающегося вслед за Галом из-за стола. С того места, где она стояла, открывался отличный обзор от макушки до пят гения.

– Максик, а ты ничего не забыл? – намекнула Элька приятелю.

– Забыл? – нахмурился Макс, взъерошив пятерней густую черную шевелюру, и растерянно заморгал.

– Вот-вот, забыл сегодня утром, – продолжила прозрачно намекать девушка.

– Ой! Точно! Флоппик в дисководе оставил?! – осенило Шпильмана.

– Не-а, – прыснула Элька и, понимая, что подсказка залу требуется более основательная, указала пальцем на ноги парня. На них у Макса красовались изумительно фиолетовые с милыми белыми котятами носки, но никакого намека на обувь – тапочки или кроссовки – не было и в помине.

– А-а-а, ботинки! – рассеянно согласился рассеянный гений и немного виновато улыбнулся: – То-то я еще подумал, что подошва у мокасин какая-то очень тонкая.

– Н-да, что-то производители носков не доработали! Надо снабдить их твердой подошвой специально для выдающихся маготехников! – внесла рацпредложение хаотическая колдунья.

Лукас, Мирей и Рэнд, явившиеся сегодня в столовую позже приятеля и потому не успевшие оценить оригинальность его экипировки, только покачали головами, сдерживая смех. А Элька доела персик, помахала друзьям рукой и вприпрыжку отправилась за Эсгалом вниз по лестнице.

В тренировочном зале она, усадив Мышу на шведскую стенку, тут же принялась разминаться. Только сделав комплекс упражнений для разогрева и растяжки мышц, который воин вбил в голову ученицы крепче, чем «Отче наш», она обернулась к коллеге, в свою очередь делавшему что-то головоломно сложное со своим телом. Раньше Элька считала, что в столь умопомрачительные узлы свои четыре конечности способны завязывать только профессиональные гимнасты, йоги и акробаты, теперь этот список пополнился Рэндом, влезающим без мыла в любую щель, и Эсгалом. Невероятная скорость реакции, сила, координация и гибкость превращала профессионального воителя и оборотня по совместительству в уникальную машину для убийства. Но поскольку на глазах Эльки воин еще никого не убил, то девушка, не задумываясь над утилитарным назначением его великого дарования, часто любовалась красотой его движений. Они завораживали ничуть не меньше красивого танца. Высокая худощавая фигура Гала не казалась нескладной. Именно так, как ей положено, гармонично и согласованно работала каждая мышца тренированного тела.

– Что? – завершив упражнение, состоявшее из приседания, сгибания тела пружиной и сальто назад, спросил Гал, заметив, что Элька остановилась и смотрит на него. Обыкновенно ученица не позволяла себе праздного созерцания вместо работы.

– Я сегодня была у Ильдавура.

– Так! – Одним коротким словом воин выразил все свое неодобрение, и спокойное лицо его омрачилось. – Путаешься с вампиром?

– С чего ты взял? – искренне удивилась девушка, потянувшаяся было за защитной одеждой для фехтования, на которой настаивал Эсгал во избежание травм.

– Ты сама призналась, – напомнил воин об откровениях в столовой, испытующим взглядом скользнув по шее девушки и ее запястьям. Но следов укусов там к его вящему облегчению не было, во всяком случае пока.

– А! – Элька облегченно вздохнула, сообразив, о чем идет речь и беспечно махнула рукой. – Забей!

– Что и в кого? – не понял воин, но очень понадеялся, что речь идет об осиновом коле в груди Ильдавура.

– То есть не обращай внимания на мою болтовню насчет любовника, это я прикалывалась, – перевела Элька сленговое выражение, закрепив кожаный нагрудник.

Что означает слово «прикалывалась», Гал уже знал, поэтому лишь кивнул, показывая, что слушает ученицу, но настороженной тревоги в глубине его странных зеленых глаз с вертикальными зрачками поубавилось. Конечно, воин не смирился с тем, что Элька бегает на свиданки с вампиром, но довольствовался хотя бы тем, что ничего непоправимого не случилось и метки не нанесены. Он очень надеялся, что со временем беспечная, но все-таки далеко не глупая девушка внемлет голосу разума, вещающего устами Эсгала, убедится, что вампиры – мерзкие кровожадные твари, и прекратит опасные отношения. К сожалению, пока до этого светлого мига было далеко, Элька продолжала поддерживать приятельские отношения с Господином Темной Крови, будто не понимала, что дружить с такими, как он, невозможно. А может, наивная девочка и правда не понимала. Воин не мог разобраться, что нужно от девушки вампиру и от этого нервничал только сильнее.

– Ильдавур просил меня кое-что передать. «Южная Звезда» объявила на тебя охоту, жаждет заполучить сердце и голову, – прямо выпалила Элька, не стараясь смягчить тревожных известий. – Это…

– Я знаю, что такое «Южная Звезда», – спокойно прервал ее воин и, сняв со стойки, протянул девушке шпагу, жестом показывая, что настало время тренировочного поединка.

Сообразив, что обсуждать принесенную ею информацию коллега не настроен, Элька приняла клинок и встала в позицию. По крайней мере, обещание, данное Ильдавуру, она выполнила. «А там уж, если что, пусть вампиры только попробуют сунуться, мы не дадим Гала в обиду! – твердо решила она. – Любой вознамерившийся обидеть воина столкнется не только с его здоровенным мечом, но и с талантами других членов команды и тысячу раз пожалеет о том, что вообще родился на свет! Один Макс чего стоит. Этого можно забросить в тыл врага и подождать, пока технарь, пытаясь подняться на ноги, уложит половину противников своими уникально-неловкими движениями по абсолютно непредсказуемой траектории!»

Словом, Элька выбросила предупреждение Ильдавура из головы, чтобы целиком сосредоточиться на поединке, спасаясь от молниеносных хитроумных атак Гала. Воин учил сражаться, используя не физическую силу, а быстроту реакции, развивая умение уходить от удара, а не принимать его клинком или тем более собственным телом. Конечно, Элька даже не мечтала когда-нибудь сравниться с самим Эсгалом в умении владеть оружием, но сознавала, что за довольно короткое время успела достичь многого. Во всяком случае, клинок перестал быть в ее руке бесполезным железным прутом, да и тело слушалось гораздо лучше прежнего. Воин не только умел сражаться сам, Гал оказался внимательным и очень терпеливым учителем, готовым не раз, не два и даже не десять объяснять тот или иной прием, если до тупоголовой девицы не дойдет сразу. Элька чувствовала, что скоро будет способна постоять за себя. Учил Гал ее и бою без оружия, главным образом уделяя внимание основным болевым точкам, свойственным большинству рас. В такой драке сила тоже была не главным, точность и скорость могли стать куда лучшей защитой, чем гора мускулов.

Отработав основной комплекс из старых приемов, Гал показал Эльке пару новых и не успокоился до тех пор, пока она не воспроизвела их с достаточной, по его придирчивому мнению, точностью и не продемонстрировала в связке с несколькими старыми.

Только после этого воин подал знак рукой, показывая, что ученица может отложить оружие и снять защитную одежду. После давней ее жалобы на синяки Гал внимательно, со свойственной ему временами странной заботой, наблюдал за процедурой, следя, не мелькнет ли на лице Эльки выражение боли, не расплывется ли на нежной коже фиолетовый цветок гематомы.

– Почему Господин Темной Крови сказал тебе о намерениях «Южной Звезды»? – с отстраненной невозмутимостью, будто и не шла речь об охоте за его головой, спросил Эсгал, распуская тонкий ремешок, поддерживающий светлые волосы. Спросил так, словно разговор и не прерывался на полтора часа.

– Ему это выгодно, – тяжело дыша, Элька вытерла рукой пот со лба, но обстоятельно о мотивах Ильдавура докладывать не стала, чтобы не бередить старые душевные раны друга. – И я поверила его словам.

– Ясно, – кивнул воин, принимая ответ и чуть помедлив, спросил, глядя куда-то вбок: – Ты так и не рассказала остальным про Рассветного убийцу?

– Нет.

– Почему?

– Это только твоя тайна, Гал, не моя. Ты сам должен распорядиться ею, как считаешь нужным, – серьезно, без своих обычных шуточек ответила Элька, серо-голубые глаза смотрели внимательно и сочувственно. – Но, как бы ты ни поступил, кем бы ты ни был и уж тем более кем бы ты себя ни считал, не забывай одно…

– Что? – обреченно вздохнул воин, запутавшийся в темных сетях прошлого.

– Мы любим тебя таким, какой ты есть, и будем любить! Честное пионерское! – Элька подошла с Галу вплотную, и лицо ее озарилось немного лукавой, но совершенно искренней улыбкой, от света которой в панике разбежались по углам мрачные тени воспоминаний. Подпрыгнув, повисла у воина на шее, звонко расцеловала его в обе щеки и повторила: – Честное-пречестное слово! Не парься!

– Это значит – забей? – краешком рта улыбнулся в ответ воин, на секунду прижав Эльку к груди.

– Вот именно! – подтвердила энергичным кивком ягоза и, свистнув Мышу, умчалась из зала.

Глава 2
Чудеса, разборки и сборы

В ближайших планах Эльки имелись теплый душ и стремительное перемещение в зал совещаний, где очень скоро должны были собраться все члены команды для чтения очередной петиции из груды, торжественно возвышающейся в центре большого стола. Связист столь регулярно подтаскивал очередную кипу документов, что команда божественных помощников уже перестала надеяться на естественную убыль прошений. Им даже начало казаться, что документы тайком, по ночам, ведут свое собственную, противоестественную жизнь, плодом которой становится натуральная прибыль корреспонденции. Рэнд высказал эту версию вслух и предложил оставить в качестве дежурного неспящий призрак сеора Рогиро Гарсидо.

Однако ильтарийский дворянин весьма категорично отказался от уникального предложения, мотивировав отказ тем, что в жизни не подглядывал ни за чьими интимными забавами и начинать со слежки за петициями не собирается. А если сеору Фину угодно, он может оставить на часах своего питомца или караулить лично, может даже потребовать за это плату с Совета богов. Рэнд поразмыслил пару секунд над гениальным предложением, но с сожалением решил, что божественные работодатели такого рвения не оценят, во всяком случае не оценят в денежном эквиваленте.

Пять минут под тугими струями воды (за стенкой в мужской кабинке тоже шумела вода – ополаскивался Гал), еще пара на вытирание-одевание-расчесывание, и вот уже Элька выскочила из душа в коридор и закрутила головой. Учителя нигде не было видно. Неужели уже ушел наверх? И когда только успел?

Каким образом воин, никуда не спеша, везде оказывался вовремя, Элька понятия не имела, но ясно чувствовала, что дело не только в длине ног. Оставалось только предположить, что Эсгал был существом особой породы – «оборотень пунктуальный». Но поскольку сама девушка принадлежала к виду «человек легкомысленный», ей приходилось торопиться изо всех сил. Вихрик в ореоле чуть влажных светлых волос мчался по коридору, не замечая ничего и, как оказалось, никого на своем пути.

– Сеорита, видимо, очень спешит, – с чувством оскорбленного достоинства констатировал Рогиро, когда Элька пролетела прямо сквозь призрачное обличье родовитого ильтарийца, ныне штатного библиотекаря команды.

Колдунья резко притормозила и развернулась. Просчитавшей траекторию своего движения девушке не составило труда сообразить, чем глубоко уязвлен бесплотный дух. Стараясь загладить невольную вину, Элька лучезарно улыбнулась, как улыбалась всегда после очередной шкоды, будучи поймана с поличным, и бодро поздоровалась:

– Привет, Рогиро, как жизнь?

– Вы хотите сказать, как смерть, сеорита? – съехидничал зловредный дух, не вовремя вздумавший покинуть пределы своей вотчины – библиотеки – и посетить нижний этаж. Зачем, правда, оставалось загадкой. Может, интересовался волшебными штучками из магической комнаты Лукаса, а может, тосковал по тяжести рукояти меча в ладони и направлялся в оружейную, не на бассейн же в самом деле ему ходить любоваться.

– Ну не придирайся к словам, – скорчила уморительную мордашку девушка. – «Cogito ergo sum. Я мыслю – значит, существую»[3]3
  Cogito ergo sum (Мыслю, следовательно, существую). – Слова французского философа Рене Декарта (1596–1650) из его сочинений «Рассуждение о методе» («Discours de la methode», 1637) и «Начала философии» («Principia philosophae», 1644).


[Закрыть]
, умный человек сказал, математику знал! А каким образом существую, не так уж и важно. А?

– Нет, – процедил сеор Гарсидо и добавил своим изысканно-колким тоном: – Но если сеорите понравилось разрывать на куски мою призрачную оболочку, она может делать это столь часто, сколь ей заблагорассудится. В конце концов, каждый сеор – слуга сеорите, в призрачном он обличье или во плоти – не так уж и важно! А?

– Вредный ты тип, Рогиро, или, может, встал не с той ноги, – пожаловалась Элька, моментально вспомнила, что призраки не только не живут в органическом понимании этого слова, но и спать тоже не могут, и попыталась извиниться еще разок: – Я же не нарочно сквозь тебя пробежала. И вообще, то тебе нравится быть призраком, то не нравится, ты бы уж определился, в конце концов, вместо того чтобы ядом плеваться. Хотела бы я, чтобы ты был таким, как тебя это устраивает в любом из миров!

– Я бы тоже хотел. Учту ваши пожелания, сеорита, – буркнул пребывающий не в духе дух оскорбленного сеора и, отвернувшись от языкастой девчонки, углубился в стену.

Вернее лишь попытался в нее углубиться, но вместо этого изо всех сил шарахнулся высоким благородным челом о твердую поверхность стены, обшитой до уровня талии тонкими буковыми досками, а выше так и оставшейся светлым камнем. Рогиро взвыл не столько от боли, сколько от удивления, а потом принялся суматошно хлопать по своей груди, бедрам, ногам и бормотать: «Что это? Что? Что случилось?» Догадливая Элька протянула руку и для проверки ущипнула Рогиро за первую подвернувшуюся ей часть тела. Сеор возмущенно зашипел, потирая филей:

– Право, мы с вами не в столь близких отношениях, сеорита, чтобы вы позволяли себе такие вольности!

– Вот тебе и на, что-то действительно случилось, – протянула Элька, в веселом замешательстве потерла нос и подергала сама себя за хвостик светлых волос, как правило, это помогало думать.

– Опять доколдовалась? – как всегда вовремя возникая в коридоре, укоризненно уронил Гал, смерив Эльку и Рогиро мрачным взглядом.

– Почему сразу я? – попыталась оправдаться девушка, захлопав ресницами.

– А кто? Не я же? – хмыкнул воитель и, ухватив взъерошенную хаотическую колдунью за локоть, поволок ее вверх по лестнице, бросив Рогиро непререкаемым тоном: – Следуй за нами!

На ходу вспоминая, как полагается подниматься по лестнице с помощью ног, пользуясь ступеньками и перилами, а не на бреющем призрачном полете, благородный сеор без всяких препирательств касательно того, уполномочен ли сеор Эсгал Аэлленниоль отдавать ему распоряжения или нет, покорно пошел вслед за воителем. Гал умел приказывать так, что желания спорить с ним ни у кого не возникало. Элька не в счет.

– Вот! – объявил воин, возникая на пороге зала совещаний и выталкивая вперед Эльку, как сорванца, пойманного за кражей яблок в чужом саду.

– Что именно «вот», мосье Эсгал? – поинтересовался неизменно вежливый Лукас Д’Агар, отрываясь от страниц «Дорожного атласа» – великого магического творения Сил Мира, дарованного команде для облегчения подготовительной части работы.

– Если ты хочешь представить нам эту красотку, так мы уже знакомы! – весело подтвердил Рэнд, раскачиваясь на стуле по рискованной амплитуде. – Я даже имя ее знаю. Сейчас вспомню! Что-то на букву «Э», кажется или «Л»? Нет, на «Э», кажется, зовут тебя, вернее, одного из тебя, тебя так длинно и много[4]4
  Напомню читателям, что полное имя Гала звучит как Эсгал Аэлленниоль ди Винсен Аэллад эль Амарен Хелек Ангрен.


[Закрыть]

– Товарищ начальник мне опять дело шьет, – печально вздохнула Элька, сцепив руки так, как будто на ней были наручники.

Макс и Мирей, только собиравшиеся садиться на свои места за общим столом, не сдержались и прыснули.

– Она заколдовала Рогиро, – не опустившись до пикировки с языкастым вором, буркнул Эсгал, отступая назад, чтобы дать возможность сеору Гарсидо войти в зал и явить себя обществу во всей красе.

– Заколдовала? – недоуменно переспросил Лукас, пытаясь понять, почему тревожится воин, но чуткая целительница Мирей уловила перемену раньше. Опередив мага, эльфийка изумленно воскликнула:

– Рогиро, ты опять стал живым?

– Вот тебе раз! Правда, что ли? А ну-ка! – восхищенно завопил Рэнд и, оставив в покое многострадальный стул, вскочил, подбежал к пребывающему в неком подобии психологического шока бывшему привидению и ущипнул его как раз за то же самое место, куда несколько минут назад целилась Элька.

Рогиро опять взвыл и вышел из состояния ступора, в котором подчинялся безапелляционным командам Эсгала.

– Поосторожнее с руками, если не желаете лишиться их, сеор, – отступив на шаг, зловеще предостерег Фина Рогиро, потер зад и вздохнул. Но это был не просто вздох, кажется, оживший дух пробовал на вкус сам воздух, смакуя каждую его молекулу, словно редчайшее коллекционное вино из тех, что стояли на полках бара в столовой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

сообщить о нарушении