Юлия Фалалеева.

Переклад



скачать книгу бесплатно

– Нет! Зарплату опять не выдали… Сказали, что в лучшем случае – через неделю, – в голосе послышались извиняющиеся нотки.

– Жесть! – отозвался Лёнчик. – И чего делать?

«Геймер» поставил игру на «паузу» и, обернувшись вполоборота, разглядывал подругу. Разочарование на его лице сменилось таким знакомым для Вики выражением страстной похоти. Синие глаза полыхнули порочным блеском. Лёнчик стянул с себя джинсы вместе с трусами и демонстративно зашвырнул их в угол.

– Иди ко мне! – тихо позвал он Вику и сел на кровати, упёршись ступнями в пол.

Викуля грациозно разделась под его пристальным взглядом. Золотистая кожа покрылась мурашками. Переступая длинными ногами, она подошла так близко, что её пупок, украшенный малюсеньким бриллиантиком пирсинга, коснулся приоткрытого рта юноши.

Потеряв над собой контроль, Лёнька принялся жадно целовать живот девушки. Викуля стонала, ноги становились ватными и подгибались. В исступлении Лёнчик прикусил золотое украшение зубами и больно дёрнул. Вика вскрикнула и повалилась на кровать, дрожа всем телом.

Словно дикие звери они насыщались и никак не могли насытиться плотью друг друга. Красота молодых тел, запах упругой кожи, нежное дыхание губ, разбухших от нескончаемых поцелуев, снова и снова наполняли их силой, не давая возможности разжать объятий…


Комната наполнилась вечерним сумраком.

Викуля натянула длинную майку и тихонько поднялась с «ложа», чтобы не потревожить задремавшего Лёньку.

На маленькой кухне она включила газ и поставила разогревать кастрюльку с остатками вчерашней гречки.

Бесшумно вошёл Лёнчик.

– Я это больше жрать не могу! – с порога заявил он. – Погладь мне футболку и дай бабок на такси, поеду к Саньку в клуб, хоть поем по-человечески!

– А я? – грустно спросила Вика.

– Блин! Рисково… Вдруг батя к брату заедет, он тебя точно с лестницы спустит… Его просто бесит, когда мы вместе… Из-за тебя, между прочим, мне карточку заблокировал и машину отобрал. Считай, ещё месяц бомжевать…

– Месяц? А потом?

– Потом, подруга, извини… Англия, Оксфорд, учёба… Образование никто не отменял! Да и со «стариком» придётся отношения налаживать, мне за его счёт ещё три года жить… –

– Лёнь, я так сильно тебя люблю! Я дышать не могу, когда тебя нет рядом… Что мне делать, Лёня? – Вика посмотрела на парня с таким отчаяньем во взгляде, что он растроганно улыбнулся…

– Брось! Не грузись! Любовь – ерунда, без неё прожить можно, а вот без денег – не получится!

– Не шути так! Скажи, как мне быть?

– Блин! Что посоветовать… Ограбь банк, что ли… Сруби бабла и приезжай ко мне… Будем вместе учиться! Потом прикупишь шале где-нибудь в Швейцарских Альпах, и я с удовольствием буду делить с тобой твой скромный быт… Летом путешествуем, зимой катаемся на лыжах. Нормальный сценарий?

Он игриво посмотрел на подругу.

– Выключай свою вонючую кашу! Пойдём, я тебя лучше в душе ещё разочек… Помою…


* * *

С тех пор они не виделись.

Дни без Лёнчика тянулись неимоверно долго.

Серые, пустые, они были наполнены отчаяньем и навязчивыми мыслями о самоубийстве. Вика перестала ходить на работу, не отвечала на звонки знакомых. Не спасали даже книги…

Она лишь тихо выла, снова и снова пересматривая его фотографии в телефоне.

– Почему ты меня бросил? – спрашивала она, глядя в смеющиеся глаза первого в её жизни мужчины.

Из деревни позвонила мать, и как всегда – пьяная. Еле дослушав её бессвязное приветствие, Вича сослалась на плохую связь и нажала отбой.

На телефонном счёте – сто рублей, в кармане – ноль, через три дня заявится квартирная хозяйка с требованием оплаты за месяц, с работы уже, наверное, выперли…

Викуля в тысячный раз набрала номер Лёнчика.

Как ни странно, но телефон не был отключён – раздался длинный зуммер гудков.

– Слушай сюда, малолетняя шлюха! – сочный мужской баритон старательно произносил каждое слово. – Если ты не оставишь Леонида в покое – тебя найдут в придорожной канаве. Забудь о моём сыне! А если ты откроешь свой поганый рот и хоть кому-нибудь заикнёшься о знакомстве с ним… То пожалеешь, что родилась. Исчезни из города! Твоё место на трассе Пустыхово-Заплюйское, фурщиков ублажать… Мразота!

В трубке послышались короткие гудки.

– За что?

Вика с размаху грохнула телефон об пол.

– Деньги! Деньги! Проклятые деньги! – заорала она, размазывая по лицу солёные слёзы. – Всевышний или Всемогущий – если ты есть? – дай мне денег! Денег и хотя бы год жизни! Если бы я стала богатой, то мой Лёнчик… Он… Он бы вернулся ко мне! Я жить без него не могу! Я убью себя!

Она распахнула окно и посмотрела вниз, этажом ниже виднелся козырёк магазина.

– Сразу разбиться не получится! – заключила Вича, а превратиться в беспомощную калеку в её планы не входило.

«Прыгни с крыши!», – подсказал внутренний голос. – «Люк до сих пор открыт! Помнишь, как вы с Лёней гуляли по крыше ночью?».

От воспоминаний Вике стало ещё горше…

Она достала из холодильника початую бутылку водки и выпила залпом. Сорокоградусная жидкость обожгла пустой желудок, голова резко закружилась.

Еле держась на ногах, Вика босиком, в накинутом на голое тело халате, вышла на лестничную площадку.

Дверь позади неё захлопнулась на замок, а ключ остался воткнутым в скважину с обратной стороны.

– Так даже лучше! – пробормотала пьяная Викуля и, шатаясь, направилась к ведущей на крышу пожарной лестнице…


Прилипая пятками к тёплому гудрону, она сделала несколько шагов и замерла от удивления: прямо перед её ногами лежал старый брезентовый портфель. Он был открыт и до отказа набит пачками долларов.

Вича закрыла глаза, помотала головой, а затем снова посмотрела на находку.

Видение не исчезло.

Сначала Викуля хотела вытащить только одну пачку и убежать, но поразмыслив, решила, что если хозяин объявится, то отберёт и то, что украла. А если не объявится…

Зачем богатство оставлять другому счастливчику? В конце концов, она первая нашла!

Она торопливо подхватила портфельчик и вернулась к квартире.

– Чёрт! Дура! Ключ в двери оставила! – злясь на себя, пробормотала Вича.

– Не переживайте, барышня! – на площадку поднялся полный пожилой мужичок. – Бывает! Я вот тоже частенько ключи забываю… Могу помочь, если не возражаете?

Он посмотрел на Вичу. У него был крайне неприятный взгляд. Мало того, что глаза разного цвета, так ещё и сильно косили.

– Как помочь? Через балкон полезете? – спросила Викуля.

– Что вы! – рассмеялся он. – Могу телефончик дать позвонить…

Вика обрадовалась и позвонила квартирной хозяйке, которая жила в соседнем доме.

Добрый дядечка не спешил уходить, он стоял вместе с ней на лестничной площадке и, насвистывая, разглядывал облупившийся потолок.

«Может, денег ждёт за то, что разрешил телефоном воспользоваться?», – неприязненно заподозрила девушка.

Вича отвернулась к стене и, поставив портфель на согнутое колено, незаметно, как ей показалось, вытащила из пачки сотенную купюру.

«Дофига, конечно!», – с трудом шевеля не отрезвевшими мозгами, подумала Вика. – «Но будет лучше, если он свалит прямо сейчас!».

– Спасибо, что дали позвонить! Вот, это вам! – она протянула деньги.

– Боже упаси, мне этого не надо!

Косой дядька буквально отпрыгнул в сторону, словно это была не бумажка, а раскалённое железо.

– Ну не надо – так не надо!

Внезапно не до конца застёгнутый замок открылся, так что стало видно всё содержимое портфеля.

– Вы бы, девушка… Поаккуратней… – укоризненно произнёс толстячок.

– Мои деньги, как хочу, так и ношу…


– Посмотри мне в глаза! Виктория! Посмотри мне в глаза!

Вика впала в ступор, всё вокруг расплылось и наполнилось бежевым свечением…

Лишённая возможности двигаться, она покорно подчинялась воле голоса.

– Повторяй за мной: «Горе, болезни забираю, взамен деньги получаю! Продаю молодость – забираю богатство! Слово моё-закон! Так тому и быть!», – раскатившись эхом, пророкотал голос и исчез, как будто его и не было…


– Ты чё истуканом стоишь? Портфелю свою отодвинь! Ой! Полоротая! – подоспевшая хозяйка квартиры, не переставая ругаться, открыла дверь своим ключом и впустила «растяпу». – Платить когда собираешься? – «строчила как из пулемёта» владелица недвижимости, заглядывая в комнату. – Я, вона, в бигудях прискакала…

Викуля уже не слушала…

Она закрылась в туалете и, вытащив из пачки шестьсот долларов, переложила их в карман халата. Портфель торопливо засунула под ванну. Спустив воду в унитазе, появилась перед хозяйкой.

– Здесь за два месяца! – она вложила деньги в пухлую руку.

– Молодец! Всегда бы так! – домовладелица пересчитала бумажки и ушла, захлопнув за собой дверь.

Оставшись одна, Викуля наконец выдохнула. Не теряя времени, она притащила в комнату портфель – больше всего её интересовало количество найденных денег. И на всякий случай плотно задёрнув шторы, принялась пересчитывать купюры, сидя на кровати. В результате вышло четыреста девяносто девять тысяч четыреста долларов, сотенными. Без малого пять «кило»…

Вича была абсолютно счастлива!


* * *

За несколько последующих дней Темнова объехала все городские точки, на которых работали «жучки» – нелегальные «валютчики» – предлагающие клиентам более выгодный курс по сравнению с обменниками. К тому же «тёмные менялы» паспорт не требовали. А благоразумная Вича не оставляла на «точке» больше пяти тысяч, чтобы не навлечь подозрения и исключить возможные риски.

После этого обзавелась банковской карточкой, сменила старенький телефон на новый «Айфон» и приобрела бриллиантовый гарнитур из последней коллекции «Tiffany Victoria», тот самый, который вызывал у Рядова неподдельное восхищение. По её замыслу, предстоящая встреча с Лёнчиком должна была произвести фурор на парня и раз и навсегда отбить у него желание расставаться с такой шикарной и обеспеченной подругой.

Водительских прав восемнадцатилетняя Темнова не имела, поэтому идею приобретения личного авто отложила до поры до времени. Однако посчитала необходимым нанять машину с водителем…


В одной из престижных транспортных компаний ей приглянулся молодой и симпатичный водитель Вадик с редкой фамилией Ракул.

Она заметила его сразу, как только вошла в офис. Проходя мимо, нечаянно коснулась плечом и, покраснев, принялась извиняться.

– Ничего страшного, – парень глянул на Вичу так, будто они были давно знакомы.

Он абсолютно не походил на Лёнчика. Рядов был безумно привлекателен какой-то нервной, какой-то возбуждающей красотой своего постоянно двигающегося утончённого тела. Его хищный взгляд из-под длинной светлой чёлки и острый с горбинкой нос над вечно брезгливым изломом красивых губ внушали страсть и волновали воображение.

Вадим Ракул, наоборот, всем своим видом вызывал доверие и спокойствие. Нарочитая медлительность мускулистой фигуры словно наполняла пространство флюидами силы и мужественности. Когда этот шатен с волевым подбородком посмотрел на Темнову серыми, проницательными глазами, Вика – впервые за несколько недель – вспомнила о своей женской привлекательности.

Любительница скандинавского эпоса, она тут же подумала, что если Рядов является современным воплощением хитреца Локи, то Ракул тянет на образ самого Тора.

– Отличный парень! Из бывших контрактников. Всего два дня как без работы! Охранял семью депутата Большовой… – нахваливал Вадима руководитель компании. – Хорошо владеет техникой боя, имеет право на ношение оружия, да и водитель от бога. Больше десяти лет за рулём – и ни одного нарушения…

Вика слушала все эти разглагольствования вполуха: она уже решила, что кроме Вадима ничью кандидатуру и рассматривать не станет.

Не раздумывая, подписала договор и, внеся оплату за три месяца вперёд, уже через час разъезжала в синем «Фольксвагене», покупая в магазинах роскошные шмотки или беседуя с риэлторами в агентствах недвижимости.


В течение следующей недели она моталась на «смотрины» жилья.

Вадика везде брала с собой. Толковый парень быстро находил недостатки и умел торговаться. Неопытная в этих вопросах Вича прислушивалась к его советам, с каждым днём всё больше привыкая к новому другу.

Специально для Ракула была придумана «сказка» о внезапно свалившемся на неё наследстве от двоюродной бабушки и родителях, погибших в автокатастрофе.

Верил Вадик в её россказни или нет – Вика не задумывалась, да и он никогда не переспрашивал и подробностей не выпытывал. Крутил баранку, таскал сумки, а вечером провожал до самых дверей.

Викуля замечала, что Вадик гордится красотой и молодостью своей новой хозяйки. Ей тоже было приятно находиться в его обществе, хотя временно отложенный план «триумфальной встречи» с Лёнчиком намеревалась исполнить в ближайшее время, дабы успеть до его отъезда в Англию.

Наконец была выбрана шестидесятиметровая квартира «под ключ» в престижном районе, с дизайнерским оформлением интерьера, полностью меблированная.

Нехитрые пожитки со съёмной хаты перекочевали в дорогие кожаные чемоданы и под восторженные возгласы седовласого консьержа, вышедшего поприветствовать новую жиличку, были занесены Вадиком в новую квартиру.

– Обмывать будешь? – поинтересовался Ракул, опустив чемоданы на пол. – Может, в магазин сгонять, шампанского привезти?.. Я – мигом…

– Нет, Вадюша, обмывать мы с тобой поедем завтра, в самый крутой ночной клуб… Согласен?

– Да мне… Как скажешь, конечно согласен!

– У тебя есть костюм? Приличный?

Вадя покраснел и крякнул, переступая с ноги на ногу…

– Понятно… – протянула Вича. – Ты сейчас отправляешься в бутик «Brioni», покупаешь самый лучший костюм, пару рубашек и ботинки… Консультанты помогут. Завтра до восьми вечера – свободен, а к девяти приезжаешь за мной, и мы едем обмывать мою квартиру.

Викуля вытащила из заначки десятитысячную упаковку и без сожаления протянула Вадику.

– Зачем столько? – опешил водитель. – Вик, я не возьму!

– Ракул! – с напускной строгостью приказала Темнова. – Все представительские расходы – за мой счёт! Так в договоре написано… И потом, ты даже не представляешь, что для меня значит завтрашний визит! Приказываю: бери и экипируйся как наследный принц!

– Как скажешь, только я потом всю одежду тебе верну… – смущаясь, принял деньги Вадик.

– Разберёмся! Не переживай!..


После душа, надев новенькую шёлковую пижаму, Викуля покрутилась перед зеркалом, любуясь собственной красотой. Затем потушила свет и, нырнув под лёгкое словно пёрышко одеяло, тихо прошептала: «На новом месте приснись жених невесте!».


* * *

Место, в котором она очутилась во сне, заставило девушку оцепенеть от ужаса.

Свинцовое небо над головой и серая холодная пыль под ногами. Повсюду, куда не посмотри, виднелись неровные холмы могил с полуразрушенными покосившимися надгробиями.

Трясясь от страха, Вика попыталась рассмотреть могильные камни, но ни на одном из них не было надписей.

Единственное гигантское дерево, с мощным стволом и раскидистыми ветвями, на которых не было ни одного листочка, казалось выкованным из подёрнутого ржавчиной металла.

Вокруг полная тишина: ни звука, ни дуновения ветерка. Серое холодное безмолвие.

Вика боялась пошевелиться, ей казалось, что она перестала дышать, даже сердце замедлило своё биение…

Вдруг из могил начали подниматься клубящиеся струйки сизого дыма. Образуя плотное облако, они превращались в серебристый кокон, который трескался и распадался словно скорлупа, выпуская наружу человеческие скелеты в длинных саванах.

С высоты тёмного неба на кладбище обрушилась стая летучих мышей с красными глазами, горящими словно угли. Покружив над могилами, ночные вампиры разместились на ветвях дерева.

Не спеша, вяло повиливая пушистым хвостом, между захоронений вальяжно вышагивал серый кот. И чем ближе он приближался, тем больше увеличивался в размерах.

Не дойдя до Вики несколько шагов, кот запрыгнул на высокий могильный камень и издал душераздирающий крик, похожий на плач младенца. Затем, перекувыркнувшись через голову, упал в кладбищенскую пыль и тут же превратился в горбатого урода, сплошь покрытого гниющими бородавками. Подняв вверх морщинистое лицо с разноцветными глазами, запричитал:


– Мёртвые в могилах лежат,

Мёртвую силу копят…

Я только им служу,

Когда по земле хожу…

Дура думала, что нашла клад,

Получила на смерть Переклад!

Торопись! Твои часики тикают…


* * *

Викуля вскрикнула и проснулась.

Первые лучики солнца заглядывали в спальню сквозь занавески из сиреневой органзы.

«Я просто устала!», – успокоила себя девушка и, перевернувшись на другой бок, снова уснула.

Приехавший к назначенному часу Ракул выглядел потрясающе. Вича залюбовалась.

– Вика, я даже представить не мог, что костюм может стоить двести с лишним тысяч…

– Главное – как сидит! – махнула рукой Темнова.

– У меня сдачи почти половина осталась, – спохватился Вадик.

– Не торопись! Тебе ещё предстоит рассчитываться… А мы себе ни в чём отказывать не собираемся… Я нам самый крутой столик в VIP-зоне на твою фамилию зарезервировала… Так что, сегодня – банкуешь!

Перед выходом они посмотрелись в огромное зеркало в прихожей и улыбнулись друг другу.

Пара выглядела идеально!

Он – стройный красавец с пронзительным взглядом из-под широких бровей и лёгкой щетиной, украшающей волевой подбородок. Серый костюм в цвет глаз сидит как влитой без единой морщинки, ворот батистовой рубашки расстёгнут. Узкие остроносые ботинки смотрятся шикарно!

Она – словно златовласая русалка с медовыми глазами, обрамлёнными чёрными ресницами… В пышной воздушной юбке цвета топлёного молока и гладком топе на тонких бретельках. Бриллианты в серьгах, ожерелье и браслете радужно сверкают…

– Стой! Не шевелись! Селфи на память!

Викуля достала из расшитого жемчугом клатча телефон и сделала несколько фоток.

– Вика, ты такая… – тихо произнёс Вадик.

– Мы, Вики, все такие… – отшутилась Темнова, открывая дверь.

– Не скажи! Я когда у Большовой работал… У неё тоже дочь Вика, только, наоборот, несчастная, вся больная…

– Ни слова о печальном, – перебила Вича. – Сегодня у нас праздник!


Перед входом в ночной клуб «Санчо» – принадлежащий старшему брату Лёнчика Рядова Саньку – Вика разволновалась. Нахлынувшие воспоминания и непрощённая за предательство обида сдавили грудь. Она даже хотела передумать и поехать в другое место, но проницательный Ракул крепко сжал её руку.

– Эй! Ты чего скисла! Никогда не отступай! Слышишь? Не трусь. Я с тобой!

В зале громко играла музыка, на танцполе только несколько девчонок – «гоу-гоу», по всему видно, что народ ещё не разогрелся…

Они расположились на мягком диване около столика. Словно из-под земли возник официант, но, подав меню, не торопился уходить.

«Узнал!», – подумала Вича. – «Сейчас побежит Рядовым докладывать. Наверняка и Санька, и Лёнчик сейчас в клубе…».

Ракул не подвёл, наверное, всю ночь тренировался…

С напускной небрежностью Вадим минут десять разглагольствовал о классическом каберне от «Lewis» из калифорнийской долины Напа, затем плавно перешёл к легендарному красному «Ridge Monte Bello», вспомнил про орегонскую пару «Domaine Serene Chardonnay» – «Beaux Freres Pinot Noir» и два калифорнийских «зинфанделя» – «Hartford Old Vine Zinfandel» со спокойной этикеткой, и «Orin Swift Machete», с этикеткой откровенно вызывающей. В результате он до смерти напугал официанта своими замашками заправского энофила.

Вича, смеясь, спасла заведение от позора, заказав самое дорогое из имеющихся вин – «супертосканское» «Tignanello!» от аристократического – и вообще самого старого – винного дома Antinori.

Потом они ещё «вволю поглумились», выбирая морепродукты и сыры и, наконец, выдохшись, отпустили взмокшего «подавалу».

– Ну ты даёшь! – восхитилась Вича.

– А то! – гордо ответил Вадик. – Работа в доме депутата бесследно не проходит… Могу продемонстрировать познания в коньяках!

– Нет! Спасибо! – Вича, дурачась, подняла руки вверх.

Они весело болтали, ели и, запивая вином вкусные блюда, смотрели, как на танцполе увеличивается количество народа.

Когда принесли радужную форель, Викуля опять удивилась, как ловко получается у Вадика разделываться с рыбой на тарелке.

– Научи… – попросила захмелевшая Темнова.

– Проще простого! – с готовностью отозвался Ракул. – Вилочкой придерживаем, ножичком делаем горизонтальный разрез строго посредине от головы до хвоста… Теперь шкурку с двух сторон убираем, мясо от костей отделяем и… Вперёд… Перевернули – повторили…

– И правда, легко! – радовалась Вича.

Она допила свой бокал и посмотрела на пустую бутылку.

– Ещё заказать? – спросил Вадик.

– А то? – копируя его интонацию, произнесла Вича. – Ты закажи, а я на минутку отлучусь…

– Проводить?

– Не стоит!

В дамской комнате, выйдя из кабинки, она придирчиво осмотрела себя в зеркало и достала помаду.

Неожиданно дверь открылась, и появился Лёнчик. Он был хорошо навеселе.

– Какие люди к нам пожаловали! Дорогие вина пьют! Швейцарским сыром закусывают! По мужикам пошла? Ты бы хоть бижутерию не такую вульгарную выбирала… У бой-френда на бриллианты денег нет?

– Это – бриллианты! – Вика зло посмотрела на Лёнчика.

– Да ладно! Мамаша-пьянчужка в Пустыхино корову продала? Правильно папа говорил: «Нищие – все «шкуры!»…

Он зачерпнул в пригоршню воды и плеснул себе в лицо.

– И как он тебя?! Так? Или так?

Резко двигая бёдрами взад-вперёд и размахивая руками, Рядов похабно имитировал половой акт…

– Чего молчишь? Кто лучше? Я или он?

Вика совсем не так представляла себе эту встречу. Она мечтала о том, что очумевший от её красоты и нарядов Лёнчик станет просить прощенья, начнёт вставать на колени и предложит ей лететь с ним в Лондон…

А она…

Она, конечно, простит и расскажет всё…

О том, как ждала!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное