Юлия Ефимова.

Никогда не играйте в смерть



скачать книгу бесплатно

– Он будет моим мужем.

На что та, пьяно захихикав, ответила:

– Зачем тебе этот заморыш, да еще и с дыркой в кармане?

– Я сделаю из него человека, а деньги у меня и самой есть, – ответила она и не обманула.

В свои сорок пять Роман Заливной был красавцем-мужчиной, высокий и статный. Хотя Анна втайне подозревала, что муж обманывает и просто сбегает в спортзал отдохнуть от жены, но ежедневные походы давали свои результаты, тело было в исключительной форме. Седина же, покрывавшая его идеальную прическу, придавала особый шарм и интеллигентность. В общем, все было при Романе, но только не деньги. Подписав брачный контракт двадцать пять лет назад, он подписал себе пожизненное рабство. Пару раз попытавшись соскочить с Аниного крючка, он понял, что не готов: он привык к деньгам, работать не любит, зато любит, как говорится в пословице, кататься на саночках.

– Боже, Рома, этот твой друг Леха Ронин, ну никакой фантазии, отмечать свой день рождения каждый раз в одном месте – это паранойя, – в Анином голосе улавливалась еле слышная истерика. Роман знал: это начало бури, и, если ее не предотвратить, о спокойном отдыхе можно забыть.

– Милая, ты же знаешь, мы все родом из этих мест, а Алексей настолько сентиментален, что сначала отмечает день рождения с родителями, – Роман запнулся, – на кладбище. Потом он очень страдает, и вот здесь мы как настоящие друзья должны поддержать его.

– Если бы он при этом не был нашим компаньоном в трех направлениях, меня бы здесь не было, – капризно сказала Анна.

– Ты забываешься, милая, – Роман не выдержал, – нас связывает нечто большее, чем совместная юность и общий бизнес. Если ты предпочитаешь это забыть, то не получится, дорогая.

Психанув, он хлопнул дверью и вышел из их шикарного номера в коридор. Сегодня его Аннушка немного зарвалась, но для Ромика это только плюс, можно позволить себе обидеться и выпить чего-нибудь в баре, там такая чудесная барменша.

Для того чтоб попасть в бар, Роман Заливной должен был пересечь ресепшен. Там как раз была какая-то возня и разговоры на повышенных тонах.

– Рома, ты? – услышал он в спину, так запросто его могли называть лишь несколько человек. Поэтому, оборачиваясь на голос, он знал, кого увидит.

– Гарик, дорогой, – Роман подошел и обнял директора киностудии «ОБЗАЛИРОН», по сути, своего подчиненного, а на деле старого друга, – вот так встреча. Ты к нам? Что-то случилось?

– Не переживай, ничего страшного, обычная работа, в этом пансионате «ОБЗАЛИРОН» снимает сериал. Я приехал проверить и кое-что уладить. Ты не заметил здесь киношников?

– Мы два дня всего здесь, Анна не очень хорошо себя чувствовала после перелета, и мы пролежали в номере. А что за сериал?

– Давай позже отвечу на все твои вопросы, мне срочно нужно в душ. А не поужинать ли нам сегодня как в старые добрые все вместе, Ронины-то с вами?

Рядом стояли и переминались с ноги на ногу две девицы. Одну Роман припоминал, это была секретарь Гарика, лет двадцать пять, немного неухоженная и всегда очень просто и даже бедно одета.

Сегодня у девицы была странная прическа, которая делала ее еще нелепее. Второй на вид было лет пятнадцать, она была яркой во всех смыслах этого слова, по-тинейджерски красивая, самоуверенная и очень стильная. В руках у девицы был огромный зонт-трость, он был погнут и выглядел плачевно. Девушка была расстроена этим и, не обращая ни на кого внимания, неуклюже пыталась его реанимировать.

– Да, конечно, я скажу Алексею и Светлане, что ты здесь. До вечера! – Роман развернулся и пошел в бар, почему-то еще больше захотелось выпить.

Ронины

Алексей Ронин был полной противоположностью Роману Заливному. Настоящий мужик, служил в ВДВ, в молодости с легкостью бил о голову бутылки. Бизнес вел сам, в мутные девяностые сколотил основной капитал, сейчас же вливался по мелочи, так, для души, то туда, то сюда. Вот и с Заливными дружба была подкреплена деньгами: общая кинокомпания, сеть магазинов и ресторанов в Москве. В свою жену Светлану он влюбился с первого взгляда, двадцать пять лет назад, тонкая как тростиночка, выросшая в семье педагогов, она читала наизусть Блока и Пастернака, играла на гитаре и прекрасно пела романсы. Рядом с этой женщиной он чувствовал себя Человеком, рядом с ней он себя уважал.

Стол был накрыт на пятерых, но три места сиротливо пустовали. За столом скучала чета Рониных, Светлана и Алексей, Роман же только подошел к столу и пытался неудачно шутить. Он уже порядком подпил в обществе молодой и обаятельной барменши, от этого был весел, бодр и разговорчив.

– Светлана, ты, как всегда, неотразима, интеллигентна и безупречна, не то, что твой боров муж, – Заливной поцеловал тонкое, почти прозрачное запястье Светланы, пожал руку Алексею и заказал себе еще одну «Кровавую Мери».

– Спасибо, Ромочка, – голосом постаревшей Барби ответила Светлана Ронина. Она и правда была на высоте, ее каштановые волосы были уложены в умопомрачительную прическу. Черное платье прекрасно сидело на ее стройной фигуре и оттеняло ее красивую белую кожу, а на тонком лице сияли огромные карие глаза в обрамлении ресниц, своих ресниц. Светлана Ронина не молодилась, она выглядела на свой возраст, но была обворожительна в нем.

– Где Анна? – спросил Алексей.

– Собирается, ох уж эти женские сборы, – Роман говорил слова как заученную пьесу. Об Анне надо именно так и никак по-другому.

– Добрый вечер, – прозвучало над столом.

Появление Гарика было несколько неожиданным и сомнительным, так как он пришел не один, а в сопровождении двух девиц, которых Роман сегодня видел с ним на ресепшене. За столом все обомлели, не зная, как реагировать, девицы явно были не их круга. Первым выразить недовольство решился Алексей.

– Игорь, добрый вечер, – он намеренно назвал его так, зная, насколько тот не любит свое имя. Чтоб понял, что зарвался, притащив к ним за стол не понять кого.

Конечно, Гарик все понял, но у него не было обратного пути, он был должен. К столу подошел официант.

– Молодой человек, поставьте еще два прибора, – обратился к нему Гарик и непринужденно уселся за стол.

В этот момент в ресторан вплыла Анна и с крейсерской скоростью направилась к столику. В зале все начали оборачиваться на нее, так как такое пропустить было просто невозможно. На ней было красное платье-балахон длиной по колено, отсюда создавалось впечатление, что алый советский стяг был надет на это тело по ошибке. Длинные белые локоны струились по платью, красные туфли на огромной платформе делали ее еще огромнее. Подлетев к столу, она как-то уж очень тяжело плюхнулась на стул и с ходу произнесла:

– Всем привет, Гарик, сколько лет, сколько зим? Видела отчеты, работаешь хорошо, видно, поэтому видимся плохо, – ей очень понравилась ее шутка, и она загоготала на весь зал, задрав назад голову.

На ее шутку улыбнулся только Гарик, остальные сидели с каменными лицами.

– Стараюсь, Анна Николаевна, – выдавил он из себя, видно было, что ему не нравится отчитываться здесь, в присутствии чужих, более того, его подчиненных.

Но Анна не стала на этом останавливаться и продолжила:

– Я немного опоздала, ты, вероятно, уже представил своих дам, представь теперь меня.

– Познакомьтесь, это мой помощник, моя правая рука, Ася Круглова, и ее сестра Елена, а это мои хорошие друзья, Анна Николаевна Заливная.

– Можно просто Анна, я еще очень молода и прекрасна, – вставила довольная обладательница красного флага.

– Ее муж и мой хороший друг, Заливной Роман Владимирович. – Роман поднял бокал с «Кровавой Мери» в знак приветствия.

– А это еще один хороший человек, немного вредный, но я его все равно люблю, Ронин Алексей Миронович. – Алексей кивнул, но оставался по-прежнему недовольным.

– И его прекрасная вторая половина Светлана, – на этих словах леди совершенство улыбнулась уголком губ и, слегка наклонив голову, почти по-королевски поприветствовала девушек.

– Ты забыл сказать, что мы еще и твои работодатели, – Алексей все еще злился на Гарика за незваных гостей.

– Я не думаю, Леша, что это обязательно. А сейчас я расскажу вам, друзья, почему я пригласил девушек на ужин, сегодня эта юная леди спасла мне жизнь, – на этих словах Гарик показал рукой на Генку и начал рассказ своих сегодняшних приключений.

СМС: Исполнитель Заказчику

Все готово. День икс завтра

Жора

Крым, Ялта, лето. Какой воздух, этот воздух можно есть ложками, он настолько вкусный, что ты не можешь надышаться. Жора понял, что отвык от такого воздуха, от моря, как же хорошо здесь.

Устроившись в гостинице в номере для людей с ограниченными возможностями, Жора вышел на балкон и посмотрел вниз. Прямо под его окнами на этаж ниже была веранда ресторана «Золотая гвоздика». Столики под белыми скатертями понемногу заполнялись. Люди пили, ели, смеялись и как будто забывали, где они сейчас находятся, посетители абсолютно не любовались морем, а оно вот, только руку протяни. За одним из столиков Жора рассмотрел свою новую знакомую. Она сидела и единственная из всей компании как-то уж очень отрешенно, но все же смотрела на море. В ее взгляде не было восхищения, а была неловкость и желание скорее исчезнуть из данного мероприятия. Видно было, как она неуютно чувствует себя среди этих людей. Может быть, потому, что она была одета не так, как они, за ее столом все дамы были в вечерних платьях. Правда, ее сестра была одета тоже в джинсы, но она ребенок и ей простительно. Может, из-за прически, что торчала в разные стороны, а может, просто потому, что это не ее компания и ей там неуютно.

Надо идти спасать девушку, Жора взял трость и пошел в ресторан.

Ася

Пока Гарик рассказывал историю своего грандиозного спасения, немного приукрасив поступок сестры, как считала Ася, она скучала. Море тихо и мирно как домашний котенок выбегало на каменистый пляж санатория, нежно ласкало берег и убегало обратно. Ася очень любила море, причем ей было достаточно просто смотреть на него. За соседний столик, что стоял практически у самой кромки, у красивых белых перил кто-то сел и заслонил ей обзор. «Жалко», – подумала Ася, но этот кто-то обернулся и помахал ей рукой, это был Жора. «Привет» – улыбкой ответила она ему. «Иди ко мне за столик» – кивком головы как бы пригласил он. «Очень жаль, но не могу» – опустив уголки губ, ответила она. Их немой диалог прервал разговор, в который ей пришлось вступить.

– Так зачем ты здесь? – спросил Роман.

– У нас снимается сериал, воон в том домике на берегу, – Гарик показал на постройку девятнадцатого века. Она стояла на территории санатория, но как-то особняком. Это был дом в два этажа с прекрасной террасой, выходящей к морю.

– Что за сериал? – спросила Анна. – Кассовый, окупится хоть? Затраты-то, я смотрю, не шуточные?

– Здрасьте, – сказал Гарик, – этот сериал мне приказали снимать вы.

– Кто это, мы? – спросила Анна, явно не понимая, что происходит.

– Ну Алексей позвонил, сказал, чтоб я поставил этот сериал в первую очередь.

За столом повисла пауза.

– Ну, Алеша, – намеренно ласково, но с железными нотками сказала Аннушка, и все ее вторые подбородки задрожали, – и что за сериал мы снимаем? И кто спонсор?

Алексей на минуту замешкался, а потом сказал:

– Мне позвонил Егор, – Алексей был очень растерян, только сейчас осознавая, что здесь что-то не так.

– Кто? – этот вопрос прозвучал удивленно и хором.

– Егор, – повторил Алексей Ронин, он сразу стал похож на нашкодившего ребенка.

– Ты почему молчал? – одновременно произнесли Анна, Роман и Светлана, Гарик же начал улыбаться во все тридцать два. Ася знала, что так он делает в очень неприятных ситуациях, когда жизнь, по его словам, соскальзывала с линии удачной на негативную.

– Егор позвонил мне и сказал, что его друг написал хороший сценарий, и он хочет поставить его, спонсором выступит сам. Я сказал «Хорошо» и дал телефон Гарика. А что тут такого, он тоже является соучредителем, ему достались акции родителей, у него одна третья часть, он мог вообще не спрашивать, – как бы оправдывался Алексей.

– Ты читал сценарий? – тихо почти одними губами спросила Светлана, ее и так бледное лицо стало совсем безжизненным.

– Нет, ни сценарий, ни условия, он все сразу передал Гарику, – сказал Алексей.

Все четверо повернулись на Гарика в немом вопросе, у того даже вымученная улыбка не выдержала и повисла как спагетти на вилке.

– Что? Я тоже не читал! Я разводился, эта молодая дрянь хотела у меня половину отсудить, мне было не до того! Все сделала Ася.

И теперь уже шесть человек, включая Генку, которая отвлеклась от вкусной еды и тоже погрузилась в ситуацию, повернулись в Асину сторону.

– Что? Там все нормально! Сценарий отличный, правда, было пару условий, ну так себе, но мы справились.

– Например? – строго спросил Гарик.

– Ну, например, распределение актеров, все роли и актеры были заранее определены, одну конкретную роль обязательно должна играть ваша первая жена.

– Марьяна? – опять в один голос на весь ресторан заорали ошарашенные селебрити, вмиг забыв об этикете.

– Да, а что такого? Не пойму! Гарик, мы и раньше ее снимали, а после вашего развода даже больше, чем до, в чем проблема? – Ася была напугана бешеной реакцией этих благополучных и немного жеманных в жизни людей.

– Сценарий в двух словах, быстро, – заорал Алексей Ронин.

Ася с трудом переносила, когда на нее орут, поэтому все слова быстро выветрились и она начала говорить как первоклассница.

– Ну в общем, четыре семьи, все благополучные и преуспевающие, отдыхают на черноморском побережье. Им становится скучно, от скуки они посещают не совсем обычное казино, где люди играют в русскую рулетку. Ну, естественно, там никто никого не убивал, просто из пистолета вылетала краска, которая потом очень долго отмывается, – Ася говорила все медленнее, потому что ее пугала реакция слушателей, они сидели бледные с выпученными глазами и ловили каждое ее слово. Светлана Ронина, зажав в руке кулон в виде закрученного в спираль ромба, он висел у нее на шее, но по ходу разговора она приложила его к губам, как верующий в период невзгод прикладывает к губам нательный крест. Роман Заливной поперхнулся «Кровавой Мери», но никто даже не подумал ему постучать по спине, все слушали Асю.

– Ну им и это быстро надоедает, и они решают сами играть в рулетку, но несколько по-другому. В один бокал вина добавлялось быстродействующее снотворное, и проигравший засыпает. Однажды вечером кто-то добавил в бокал яд, отрава достается одной из участниц, та, не зная этого, выпивает и умирает, ее муж, не выдержав смерти любимой, допивает ее бокал и умирает тоже.

На этих словах Анна, которая последние пять минут покрывалась алыми пятнами и очень громко втягивала в себя воздух, вскрикнула, и ее вырвало прямо на стол. Гробовую тишину прервал Генкин голос.

– Ась, я чет уже не хочу есть, вот и Анна Николаевна меню здесь не оценила. Невезуха сегодня какая-то с едой.

Озеров

Сашенька Озеров, как его ласково все называли за его умильные ямочки на щечках, лежал в кровати и мечтал. Мечтал, как прилетит в Москву и пойдет в свой любимый спа-салон «Вивальди». Сначала он искупается в бассейне, потом удобно устроится на массажном столе, предварительно выпив свой любимый коктейль «Тринити» – джин, немного сухого и сладкого вермута. Только после этого он забудет навсегда проблемы данного путешествия. Сегодня ему совсем не понравился босс, на миг Сашеньке даже показалось, что он все знает, ворвался в комнату весь взбудораженный, ходил из угла в угол, молчал, режиссер даже подумал, что тот так и уйдет, не сказав ни слова, но Гарик остановился и спросил.

– Много снято?

– Примерно половина, точнее надо спросить у Женьки, – немного ошарашенно ответил режиссер и добавил, – она в соседнем номере живет.

– Спрошу, – Гарик обхватил голову, будто боялся, что она взорвется, и произнес еле слышно, – когда снимается сцена убийства?

– В последнюю неделю выбились из графика, до этого дожди мешали, в общем, завтра, наверное, но опять же уточни у Женьки, она главная, все ли у нее готово к съемкам.

– Хорошо, – босс развернулся и пошел к выходу. Уже возле двери его остановил вопрос Сашеньки.

– Гарик, с тобой все в порядке?

– Да, а почему ты меня об этом спрашиваешь?

– У тебя вся рубашка в чем-то отвратительном, похожем на рвоту, – Сашенька понимал, что это нарушение субординации, но ситуация была нестандартная.

– Это жизнь, – философски ответил он, даже не глядя на свою рубашку.

– Ты не хочешь спросить про меня, – Озеров все-таки решил пожаловаться, ведь он надеялся, что приедет босс и будет уговаривать, успокаивать и даже задабривать деньгами режиссера. От того, что все пошло не так, ему было даже чуточку обидно.

– Ты, половозрелый дебил, тебе сколько лет? Я что не знаю, для чего ты эту муть всю затеял? – Гарик орал так, что в соседнем номере по-любому проснулась Женька. – Скажи спасибо, если после съемок я не пошлю тебя к чертовой матери.

Развернулся и вышел из комнаты.

– Я не затеял, – очень печально в сторону закрытой двери сказал Сашенька.

И вот сейчас, лежа в своем номере и пытаясь уснуть, он пытался не думать об унизительных словах босса. Стараясь во всем видеть только положительное, он думал о том, что с Гариком прилетела Ася. Ему очень нравилась эта девушка, она была настолько хорошая, что рядом с ней становилось хорошо любому. А еще она была очень наполненной, Ася много читала и могла разговаривать на любые темы. Главное же – она была красивой, нет, не той красотой, что сейчас пыталась нашпиговать себя любая современная девушка, она была по-настоящему красива. Если быть честным до конца, то Сашенька никогда не ухаживал за Асей, она была для него чем-то вроде святого Грааля. Он, погрязший в своих пороках, считал себя недостойным такого чистого человека, он просто любовался ей и всегда очень ревностно интересовался, никто не покусился на его Мадонну? Но после быстро успокаивался, все нормально, она все еще одна. Сашенька искренне верил, что только такой гений, как он, смог разглядеть в ней настоящую красоту.

В дверь кто-то поскребся, на пороге номера стояла в дупель пьяная Марьяна.

– Милая, завтра съемки, Гарик здесь, ты что так накидалась-то? – Сашенька пропустил актрису к себе в номер. У нее в одной руке была почти пустая бутылка вина, а во второй балясина от перил, красивая, в форме маленького человечка.

– Что за хрень ты принесла? – Сашу начало раздражать это пьяное представление. – Ты где лестницу демонтировала, в гостинице или покусилась на большее и мародерствовала на городской набережной. Ты мне сразу скажи, за тобой погоня? Или ты оторвалась?

Но она не обращала на шутки Озерова внимания. Поставив бутылку на пол, Марьяна взяла полотенце, закутала балясину как ребенка и стала качать.

– Марьян, ты дура? – только и смог сказать режиссер. – Хватит тут тренинг по актерскому мастерству устраивать. Я с тобой не пил, поэтому полет твоей мысли и глубокий смысл перформанса понять не в силах. Мне для этого, как я погляжу, бутылок пять вина надо уговорить, а я, милая моя, в завязке, мне нельзя.

– Не ори, ребенок спит, – кое-как смогла выдавить из себя Марьяна, продолжая качать балясину и реветь.

Женя

Женя Мирная была линейным продюсером уже в третьем большом проекте, и все три были с Сашенькой Озеровым. Хотя, если быть честными до конца, то Женя была и исполнительным, и креативным продюсером, и даже помощником режиссера в одном лице, от того Сашенька так любил с ней работать. Она отвечала за все, продумывала каждую мелочь. Подыгрывала режиссеру, когда он начинал игру «я гений, вы говно». Она вытаскивала его из запоев, когда его туда загоняла его гениальность. Она была лучшим продюсером, потому что она была влюблена в него.

Женя всегда знала, что не пользуется у мужчин популярностью, но никогда не страдала от этого. Все изменилось, когда она встретилась с начинающим гением отечественного кинематографа Сашенькой Озеровым. Ей казалось, что они как никто подходят друг другу. Невысокого роста с очень коротким волосом, сантиметра два, не больше, выкрашенным в серебристо-белый цвет, и огромными карими глазищами на все лицо, Женя была если не красавицей, то очень неординарной и запоминающейся личностью. В мире кино по-другому нельзя, в мире кино надо быть персонажем, даже если ты просто продюсер. Вот Сашенька персонажем не был, он был ничем не выделяющимся мужчиной среднего роста с небольшим пивным пузиком и обычной мужской стрижкой обычного русого цвета. Только небольшая сережка в ухе намекала на творческую натуру. Но Саше можно было все, он гений, так считала Женя и убеждала всех окружающих в этом. Режиссер же то ли правда не замечал, то ли намеренно игнорировал ее особое отношение к себе. Имея за плечами развод и дочь, которая видит отца только по видеосвязи в телефоне, он решил, что достаточно наигрался в семью и в отношения. Женя надеялась, нет, не так, она истинно верила, пока она рядом, шанс есть, и просто любила его на расстоянии.

Сегодня прилетел Гарик, пришел в номер, нес какую-то чушь и нехорошо говорил про Сашу, ей надо было срочно переговорить с любимым режиссером.

– Женя, ты на часы смотрела, у меня что, сегодня ночь приемов? – Сашенька открыл дверь и с порога начал на нее психовать. Все бы ничего, но за его спиной в кресле она увидела эту актрисульку Марьяну.

– Ну, как я вижу, ты тоже не спишь! – возмутилась Женя. – Я всего лишь хотела переговорить насчет завтра.

Сашеньке Озерову этим вечером хватило разговоров, он устал и хотел спать, а еще сегодня был перебор в начальниках, он не обязан в этой жизни не перед кем отчитываться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4