Юлия Давыдова.

Хранитель талисманов. II



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Юлия Давыдова


© Юлия Давыдова, 2017

© Юлия Давыдова, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-3027-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

1991 год


Ночной ветер раздувал пепел по подоконнику. Холодный, осенний, очень сильный, но одинокий и безрадостный.

Елена осторожно выглянула в окно, затянулась последней сигаретой. Сегодня на улице никого не было. Лавочки пустовали, потому что днем их полил дождь, да и никто в здравом уме не пойдет гулять в такую погоду. Жаль лето. Пока тепло, ночь не так опасна. Много народа, шумных компаний, больше света в окнах, люди дольше не спят. А сейчас снова придется бежать от остановки до дома, покупать продукты сразу на неделю, и потом лишний раз не выходить из квартиры.

Елена тяжело вздохнула, вспомнив о деньгах. Сразу задумалась, что из припасов можно доесть, чтобы не тратить последние.

Она на цыпочках вернулась в комнату, легла на кровать, потрогала лоб сына. Горячий. Температура все не желала падать. Уже три дня. На прикроватной тумбочке осталась только одна упаковка ампициллина и витамины. Значит, деньги уйдут на лекарства. Елена опустила руку под кровать, достала начатую бутылку. Водка была нужна, чтобы обтереть Никиту и дать ему хоть какое-то избавление от температуры.

? Один глоток, ? молодая женщина быстро открутила крышку, глотнула, сморщилась.

«Народные средства, блин. И я еще врач!»

Ветер глухо подвывал под окнами. Елена, обняв сына, задремала. Скоро утро, в шесть часов уже надо вставать.

Ее давно мучила бессонница. Цветные сны возвращали в прошлое, в реальные события ее жизни, и каждый раз Елена подскакивала на кровати с криком. Поэтому сейчас она научилась дремать. Едва сон начинал развиваться в сторону кошмара, она успевала проснуться.

Звук ветра внезапно стал громче, и сквозь него на мгновение проступил вой. Отчетливый, близкий… Елена вскочила. В комнате по-прежнему горел ночник, и ветер также шумел за окнами. Молодая женщина несколько минут глубоко дышала, потом снова легла.

Никита зашевелился под одеялом, высунул маленькую ножку в синем носочке. Елена улыбнулась, обняла его и снова задремала, на этот раз до утра.

Серый рассвет разнообразили звуки дома. Жильцы проснулись, заиграло радио. Елена выпила кофе, покурила, потом разбудила Никиту, заставила поесть. Тот конечно что-то промяукал, вроде, он не хочет, но съел все.

Сын вообще мало разговаривал. Только по делу. В лексиконе не было слова «хочу», что Елену и радовало и пугало. Чтобы ребенок в четыре года ничего не хотел? Это странно. Голубые глаза смотрели чересчур осмысленно, и кивал он тоже разумно.

? Никита, мама не может отдать тебя в садик.

Кивок.

? Тебе придется посидеть дома одному.

Кивок.

? Ничего не бойся.

? Не боюсь.

И на этом Елена понимала, что в дальнейшие объяснения можно не вдаваться.

Сын и так все прекрасно понял. А если не понял, значит, такие вопросы его принципиально не волнуют.

Вот и сейчас она поцеловала его в лоб, дала лекарства, и велела идти спать, а в обед пообещала прийти. Никита улыбнулся ей, и пошел в комнату.

? Господи, спасибо тебе, ? сказала Елена.

Если бы ее ребенок был, как все обычные дети, она уже застрелилась бы. Но ее ребенок ничего не просил, не ныл, вися на ноге, не кричал попусту и понимал все с первого слова.

Елена быстро оделась, закрыла дверь на оба замка и спустилась на первый этаж. Не доходя до площадки, остановилась. Через несколько минут громыхнула дверь, показался сосед. Елена изобразила удивление:

? Ой, Анатолий Юрьевич, доброе утро! Как это мы все время с вами вместе выходим?

? Утро доброе, Леночка, ну что на автобус?

? Конечно!


Елена работала совсем не далеко. Всего три остановки. Была больница подальше, намного интереснее в плане зарплаты, и там тоже требовался медицинский персонал. Но другой конец города… Нет, Елена не могла туда пойти. Лимит времени для возвращения домой – пятнадцать минут. Нельзя долго светиться на улице. В конце рабочего дня она всегда поджидала кого-нибудь в холле и выходила только с людьми. Сразу к остановке на первый же появившийся транспорт. И домой. Особенно сейчас, когда Никита лежал с воспалением легких.

Этот день оказался не менее тяжелым, чем все остальные. Тянулся долго, чем жутко раздражал Елену. В обед она вернулась домой, по дороге забежала в аптеку, магазин, накормила сына, дала лекарства, помчалась назад. Опоздала на три минуты, выслушала кучу претензий. Занялась делами, думая как бы ей лечь вместе с Никитой на лечение. Потеря в зарплате будет, а это совсем не хорошо. Бюджет и так пуст. Значит, работать.

Наконец, рабочее время закончилось, и с огромным облегчением Елена помчалась домой. Сын сидел на кухне в момент ее прихода и пил чай. Вернее, дул в воду, наблюдая за пузырями.

? Ты что сам поставил чайник? ? удивленно спросила Елена, вешая пальто.

? Бууууу…

Она подошла, потрогала лоб сына:

? Где градусник?

Никита вытащил его из подмышки.

? Тридцать семь и пять, многовато, – покачала головой Елена. – Почему ты не в постельке?

? Надоело.

? А, ? женщина засмеялась, ? уважительная причина.

Она села рядом, взъерошила светлые волосы ребенка:

? Давай договоримся, что ты сам чайник не ставишь пока?

? Ладно.

Невозмутимость сына внушала доверие.

? Как ты себя чувствуешь?

Никита обнял маму, удобно устроил голову на грудь:

? Хорошо.

? Что будешь кушать? Сварить картошку или суп доешь?

? Мед.

Мальчик смешно причмокнул губами. Наверное вспомнил, как весь перемазался липкой жижей и полчаса слизывал янтарного цвета лужицу со стола. Пока Елена, конечно, не застала его за этим занятием.

? Малыш, меда нет.

? Знаю.

В голосе звучала полная обреченность.

Елена вздохнула:

? Подожди, мой хороший.

Она отнесла его в комнату и спрятала под одеялом, велев притвориться мышкой. Никита сразу принял игру, затаился в складках постели, вообще исчезнув из виду.

Молодая женщина минуту подумала. Как не хотелось в очередной раз просить, но, видимо, придется. Забрав из кошелька последние купюры, она пошла к соседке наверх.

Мария Дмитриевна открыла дверь на долгий звонок:

? Чего Леночка?

Та протянула ей деньги:

? Дайте меда, на сколько хватит.

Елена спустилась на свой этаж, держа полный до краев стакан, как золотой слиток и замерла, взглянув на приоткрытую дверь квартиры. Она плотно закрыла ее, выходя. Никакой сквозняк не смог бы ее открыть, а Никита очень послушная и тихая мышка. По крайней мере, пока в ее образе.

Неужели за три минуты ее отсутствия кто-то уже залез?! Так тихо, так быстро?! Елена встала на цыпочки и просочилась в прихожую, не издав ни звука.

Из комнаты раздавался мужской голос.

? И как же тебя звать? – спрашивал он.

? Я мышка, ? вполне честно ответил Никита.

? Да?.. ? мужской голос был приятным и веселым. ? Именно так ответил бы настоящий волк. А чего такой горячий?

? Воспаление.

Елена осознала тот факт, что понять горячий ты или нет, можно только потрогав, и страх очень быстро сменился на ярость. Кто посмел дотронуться до ее ребенка?!

? Так ты, мышка, болеешь? Ну что же, давай-ка выпей лекарство.

Молодая женщина ворвалась в комнату со стаканом наперевес, но застыла, увидев картину. На диване сидел Никита, свесив ножки и улыбался, а напротив него на полу расположился мужчина. Он держал перед мальчиком какую-то склянку с красной жидкостью и по комнате уже разносился аромат малины.

На поток ветра, внесенный Еленой, незнакомец обернулся. Оказался симпатичным, а когда встал еще высоким и широкоплечим. Женщина невольно отступила. Против такого противника ей точно не выстоять.

? Здравствуй, Елена, – незнакомец улыбнулся.

У него была очень приятная улыбка. Показались ямочки на щеках.

? Знаете меня? ? она строго осмотрела мужчину. ? Вы кто?

? Я родственник, меня зовут Иван.

? Я вас не знаю.

? А я не твой родственник, ? незнакомец сказал это насмешливо и кивнул на Никиту: Я его дядя.

Тот как раз засунул нос в баночку с красной жидкостью.

? Никита! Не пей!

Иван успел подхватить склянку, потому что он вопля мамы мальчик отбросил ее от себя.

? Уходите! ? Елена рассердилась и испугалась одновременно.

Иван отрицательно покачал головой:

? Не бойся, я просто в гости.

Он сел на коврик перед кроватью.

? Я о вас никогда не слышала! – голос Елены задрожал.

? Вот ты знаешь, и я о тебе совсем ничего не знаю. Давай познакомимся?

? Вон! ? в голосе женщины была паника.

Елена чувствовала, что от напряжения ноги становятся ватными. Стакан начал оттягивать руку своим весом.

? Ладно, сначала я. Меня зовут Иван Рилевский. Я отцу твоего сына приходился четвероюродным братом. Далекие связи, конечно, но роднее никого нет. Так что Никите я дядя.

? Четвероюродный? ? прошептала Елена.

? Да.

? Зачем ты пришел?

? Я думаю, помочь.

? Мне не нужна помощь!

Иван встал, а Елена от страха выронила стакан.

? Я тебя понимаю, ? кивнул он. ? Ты уже четыре года прячешься. С того момента, как убежала из роддома.

Он подошел совсем близко.

? Наверное, у тебя есть причины так поступать, а мне пока доверять не за что.

? Откуда ты знаешь? ? едва выговорила Елена.

Губы просто отказывались подчиняться от страха. Она ждала его резкого движения, уже готовясь отбиваться, бежать на кухню за ножом…

Иван поставил баночку на тумбу.

? Это и правда лекарство, ? спокойно сказал он. ? Очень хорошее, сразу поможет.

И пошел к двери.

? Да, я там гостинцы привез, ? между делом заметил он. ? Только не выбрасывай! Сама не будешь, нищим отдай!

Это он крикнул уже из подъезда, и его удаляющиеся шаги заставили Елену подскочить к двери и захлопнуть ее. Она побежала на кухню посмотреть в окно. Возле дома Иван сел в УАЗик, минут пять прогревал двигатель, но Елена даже не сомневалась, что он сморит в ее окна. А потом, он уехал. И только тогда она опустилась на стул.

Елену трясло еще полчаса, но постепенно разум взял вверх. Она вспомнила, что надо кормить сына и посмотрела на четыре раздутых пакета. Стала разбирать их, и по мере того, как на столе выкладывались горками продукты у нее начала появляться мысль, что она, наверное, не все правильно поняла. Хотя, это лучше, чем ошибиться в самом начале. Если ты жертва, секунда промедления стоит ровно столько, сколько вся твоя жизнь в целом.

Елена давно усвоила это правило выживания и сейчас не пожалела о том, как встретила в квартире незнакомого мужчину. У нее были все права на грубость.

Но содержимое пакетов все равно приятно радовало. Иван, похоже, скупил все, что попалось на прилавках, и даже привез что-что домашнее. Аромат пирогов обнял кухню. Елена с сомнением достала один, откусила кусочек, и застыла. Волшебно растаявший на языке, он вдруг унес ее в незнакомый бревенчатый дом с жаркой печкой. Там румянилось сладкое тесто, на столе, покрытом вышитой скатертью, стояли чашки с ягодами и кувшины с молоком…

? Мам!

Голос сына вернул молодую женщину в реальность. Она вздрогнула. Видение растаяло, оставив чувство летнего тепла и волшебного света, наполнявшего тот чудесный дом.

? Вкусно, ? заявил Никита и поставил на стол пустую узорную баночку.

Елена шепотом выругалась. Как же она забыла про так называемое лекарство?! На лице сына играла улыбка, и даже румянец. Елена положила руку на его лоб, подумала, взяла градусник. Через несколько минут убедилась окончательно, что температуры нет.

? Это не возможно, ? сказала она сама себе, понюхав остатки напитка.

Никита уселся за стол, тоже стал разбирать еду. Просто играл с кучей предметов разных форм и размеров. Елена внимательно следила за ним, думая вызывать скорую или нет. Кто знает, что было в этой стекляшке, может, медленный яд?

? Я свихнулась, ? наконец сказала она. ? Меня давно пора лечить, а я скрываюсь. Ну, пришел к нам родственник, может, и правда родственник.

Елена постаралась точно вспомнить всех, кого знала со стороны Ярослава. Среди них не было Ивана. Но с другой стороны, все, кого она знала, мертвы. Все довольно страшной смертью. А он очень, очень дальний. Может, его не нашли? Хотя могут. А он тут…

Елена похолодела. Если Иван действительно тот, за кого себя выдает, ему очень опасно находиться рядом с ними. Его тоже убьют! Если, конечно, он не один из тех… Елену опять затошнило. Несмотря на то, что этим воспоминаниям было четыре года, они похоже, намертво закрепились в ее голове. И никакому времени не удастся хоть чуть-чуть, хоть каплю смазать их.

? Мам, ? Никита вытряхнул из пустого пакета несколько пачек денег.

Елена пересчитала купюры, и возникло ощущение нереальности происходящего. Может, Иван дьявол? Хочет купить душу? Платит едой. Ну и хорошо. Мысленно она уже дала согласие на продажу, делая бутерброды с ветчиной.

Да уж, если Иван убийца, то очень странный.


Следующий день был таким же хмурым. Елена не находила себе места на работе, даже выбежала на пять минут пораньше, но по закону подлости долго не было автобуса, так что она успела порядком замерзнуть, да еще и понервничать на остановке. Когда приехала, уже стемнело. До дома оставалось метров двести, и молодая женщина мчалась на всех парусах. Сердце вздрагивало все сильнее. На улице совсем никого. Холодно, дождь.

Елена понимала, что нельзя просто мчаться вперед, надо оглядываться по сторонам, только так вовремя увидишь опасность. Но страх был сильнее разума, и она почти бежала, думая только о крыльце своего дома. Параллельно ее дороге тянулась освещенная аллея. Свет фонарных столбов горел совсем тускло, но фигуру человека все же обозначил…

Елена резко остановилась, по спине пробежал холодок. Человек стоял неподвижно, наполовину скрываясь за столбом. Непонятно было, куда направлен его взгляд, но движение головы последовало за Еленой. Это мог быть пьяный парень, отдыхающий у столба, пока его сильно укачивает, или трезвый парень, ожидающий девушку на свидание, или же охотник, поджидающий добычу…

Елена стояла. Осветив столб, вспыхнуло синее пламя, и уже совсем другая тень скользнула в темноту. Наверное, человек, увидевший это впервые, испугался бы, но и все же испытал бы интерес. Из-за простого любопытства или каких-то фантастических предположений.

Только Елена уже видела это. Четыре года назад. Поэтому она знала: если у тебя еще есть ноги ? беги!

Туфли отлетели в стороны. По мокрому асфальту она бежала босиком, не чувствуя ни боли, ни холода. Мелькнули вспышками окна домов, словно мираж появилось крыльцо…

? Лена! Стой!

Чьи-то сильные объятия внезапно поймали ее в тиски.

? Да что с тобой?

Иван, наконец, скрутил ее так, что Елена уже не могла пошевелиться. Только с безумным страхом смотрела на аллею. Но там никого не было.

Иван отпустил ее:

? Ну, все? Ты от кого так неслась?

Елена постояла еще секунду и медленно сползла по стене дома, отчаянно шепча:

? Нельзя терять сознание.

А оно ей уже не подчинялось, исчезая во тьме.


Елена очнулась через несколько минут в квартире, сразу попыталась вскочить, но Иван удержал ее.

? Не так резко, ? улыбнулся он, ? голова закружится.

Никита стоял рядом, держался за мамины расплетенные волосы. Она быстро прижала сына к себе.

? Что ты здесь делаешь?! ? Елена все-таки подскочила. ? Как вошел?

? Пришел снова в гости, ? невозмутимо пожал плечами Иван. ? А ключи у тебя в кармане были.

Молодая женщина наконец осознала, что сидит на диване, из одежды на ней только теплая рубашка, но нижнее белье, правда, на месте.

? Ты меня раздел?!

Она разозлилась и грозно встала.

? Ой, только не бей, ? Иван закрыл голову руками. ? Ты вся мокрая была, и ножки в крови.

Елена посмотрела вниз. Поняла, почему такое странное ощущение. Обе ступни были в перевязке.

? За мной гнались, ? прошептала она и замолчала.

Иван вопросительно смотрел на нее, но Елена не смогла продолжить. Как можно сказать: за мной гнался оборотень?

? Я долго без сознания? ? спросила она.

? Полчаса. Пока ты спала, мы начали ужинать.

? Что? Ты… ты…

Иван встал с пола:

? И еда там остывает, пойдем.

Елена дар речи потеряла. Слов не было как-то назвать такое поведение. Это была даже не наглость! Какой-то мужчина спокойно входит к ней в дом, играет с Никитой, дает ему какие-то лекарства без спроса, а теперь еще кормит ужином, а ее раздевает в придачу!

При этом сам такой… Следующая мысль отвлекла Елену от первой в пользу Ивана. Трудно не назвать его симпатичным, даже красивым, пожалуй. И эта фигура ? крепкая, грациозная в движении, прямая осанка. Такой человек должен быть привыкшим смотреть свысока, но нет! Он просто образец простоты и добродушия. Настолько образец, что может позволить себе без колебаний пойти и приготовить ужин на чужой кухне. Кушать все равно надо, к чему условности?

Елена, стараясь не тревожить повязку на ступнях, пошла на кухню.

? Я тебя отнесу, ? мгновенно предложил Иван.

Елена погрозила ему пальцем:

? Только дернись в мою сторону!

? Не сердись! Святые духи, я свою жену так не уговаривал!

? У тебя есть жена?

? Да.

«Обидно», ? вслух не сказала Елена, вовремя удержалась.

? Она у меня чародейка, – добавил Иван. – И меня волшебничать учит, только не сильно у меня получается.

На кухне он поставил перед женщиной тарелку, положил картошку с курицей, подвинул салат:

? Я не повар, так что не придирайся.

Никита подошел к нему, сам потянулся ручками. Иван посадил его к себе на колени. Елена взирала на эту картину с непониманием.

? Никита, иди к маме, ? сказала она.

Тот покачал головой:

? Нет.

Иван засмеялся, начал подкидывать мальчика.

? Никита, ? Елена заметно напряглась, ? иди сюда.

? Ладно, ? Иван отпустил его, ? иди к маме.

Елена прижала сына к себе, посмотрела на картошку.

? Я тебе не верю, ? наконец сказала она.

? И правильно, ? Иван улыбнулся. ? А почему?

? Почему? – Елена сверлила его взглядом. – Убили всю семью. Моего Ярослава, его мать, отца, его родного брата, даже бабушку.

Голос женщины был спокоен, но подрагивающие руки выдавали напряжение.

? Их в буквальном смысле разорвали на куски. Неужели ты ничего не знаешь?

? Знаю, ? кивнул Иван. ? Послушай, я жил очень далеко отсюда, связи были почти утеряны, но…

? Но? ? Елена ждала.

? Я отправился на поиски совсем недавно. Нашёл всех погибших по некрологам, сначала своих маму и отца.

Женщина вздрогнула.

? Потом дядю, потом искал двоюродных, троюродных и да, даже четвероюродных братьев и сестёр. Я искал всех. А потом нашёл тебя. Помнишь друзей Ярослава? Павла, например?

? Да, ? Елена вздрогнула.

Такой друг и правда был.

? Я говорил со всеми, кто знал вас, а все говорили о тебе. И о том, что ты родила в день трагедии и исчезла. Твои родители ничего не объяснили, кроме того, что ты им звонишь иногда и просишь тебя не искать. Лена, я уважаю твое желание быть не найденной, ? Иван внимательно смотрел на нее: ? Но вы мои единственные родные.

На его лице появилась улыбка.

? Я очень рад, что нашел тебя. Надеюсь, ты поймешь это и не убежишь от меня.

Елена резко встала, посадила Никиту на стул.

? Если ты знаешь, что случилось с твоими родственниками, почему ты так спокоен? Тебя не посещала мысль, что это неспроста?

? Конечно, ? Иван невозмутимо пожал широкими плечами, ? но я пока жив.

? Вот это меня и пугает! – Елена, наконец, сорвалась. ? Ты ведешь себя не как член семьи! Ты не боишься!

Она следила за выражением лица Ивана и боялась сейчас, в этот самый момент увидеть то, что не убедит ее – сомнение или волнение. То, что выдаст его, докажет его причастность.

? Никита их кровиночка и посмотри на нас! Я бегаю уже четыре года, я похожа на призрака, и моя жизнь ад, но ты!..

Иван встал, и Елена замолчала, испугавшись, что обидела его, но он лишь кивнул на Никиту:

? Давай-ка мы сначала уложим спать богатыря.

Он поднял ребенка и понес в спальню. Елена открыла форточку, закурила, слушая, как Иван что-то тихо рассказывает ее сыну. Тот смеялся, даже что-то отвечал. Молодая женщина вздохнула. Определенно, Никите новый родственник нравился. Наконец, голоса в комнате стихли, а Иван вернулся в кухню.

? Нам надо уехать, ? сказала Елена, когда он вошел.

? Опять? Куда?

Женщина выдохнула дым, молча оглядела Ивана.

? Я на твоей стороне, – произнес он насмешливо.

? Я этого не знаю, – серьезно сказала Елена.

? Да что же мне сделать-то? Я и так стараюсь.

? Стараешься? Своими деньгами? – она усмехнулась. ? Ты ничего не добьешься.

? Ты про что? – удивился Иван.

? Деньги в пакете.

? Это сдача упала.

Елена хмыкнула, покачала головой. Возразить было нечего.

? Ты правда не хочешь нас убить? ? наконец спросила она.

Как бы странно не звучал этот вопрос, она должна была получить ответ.

? Нет, ? улыбнулся Иван. – Я хочу помочь.

? Тогда тебе надо уходить, ? вздохнула Елена, ? эти твари нашли нас.

? О ком ты?

? Я не знаю, ? женщина вздрогнула. ? Не знаю, кто они. Они убили семью моего мужа. И они не люди. Сначала выглядят как мы, а потом превращаются…

Она замолчала. Иван ждал еще секунду, потом подошел к ней и обнял. Как Елена не хотела потерять контроль сейчас. Превратиться в плаксивую куклу на глазах у человека уже глубоко ей симпатичного, и которому она все еще не доверяла. Потому что только эта привычка – никому не верить сохранила жизнь ей и ее сыну. Но как сильны были эти объятия…

Она не видела, а Иван, наконец прикоснувшись к ней, что-то прошептал, не потревожив звуком воздух, зато ощутила, как успокаивается биение ее сердца и всегда холодные пальцы рук теплеют. Сознание окутала приятная дымка. Словно заклинание Ивана отделило от нее страх и недоверие.

Она положила голову на его грудь:

? Я убегала от оборотней все это время.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное