Юлия Цыпленкова.

Серые камни. Часть 1



скачать книгу бесплатно

– Высокородные риоры, хочет ли еще кто-то высказать свои соображения о предложении Эли-Харта? – Ответом была тишина. Совет заседал уже около двух часов, и сказано было немало, похоже, добавить к этому было нечего. Альвия поднялась со своего места. – Что ж, высокородные риоры, благодарю вас и отпускаю до назначенного часа. Оглашение имени моего избранника произойдет перед вечерней трапезой.

Перворожденная первой покинула зал Совета. В руке она держала послание Эли-Харта и его мысли, которые написал Ферим. Оставалось, как следует, ознакомиться с ними и навестить Ирэйн, чтобы выслушать, о чем надумалось кузине, и уже потом все хорошенько обдумать, собрав воедино всё, что у нее имелось за и против союза с Эли-Хартом. Но размышлять лиори собиралась наедине с собой. Пока же Альвия возвращалась в свой рабочий кабинет, чтобы заняться насущными делами. Литы, ее вечные спутники, шли рядом, зорко следя за каждым, кто попадался навстречу Перворожденной, а в том, что они не позволят мирной тишине усыпить свою бдительность, госпожа не сомневалась ни единого мгновения…

День неумолимо катился к своему окончанию, и когда Альвия отложила перо и потянулась, разминая затекшие мышцы, за окном уже сгустились сумерки, предвещая скорый приход ночи. Лиори скрыла зевок в ладони, перечитала то, что написала в нескольких вариантах союзного договора, побарабанила пальцами по столу и поднесла один из листов пергамента к огоньку свечи. После опустила его в медное ведро, стоявшее рядом со столом, и подбросила в огонь еще несколько листов. Последний, которым Перворожденная осталась наиболее довольна, убрала в ящик стола, ключ от которого имелся только у нее одной.

Дождавшись, когда пергамент сгорит полностью, Альвия плеснула в ведро воды из кувшина и, наконец, поднялась из-за стола. Пора было покинуть уютную тишину кабинета и вернуться к придворным, ожидавшим свою госпожу. Литы склонили головы, как только открылась дверь, и устремились за Перворожденной. Она вернулась в свои покои, чтобы переодеться. Молчаливая стайка служанок выпорхнула к лиори, как только госпожа пересекла порог своих комнат.

– Пусть призовут мне лейру Борг, – велела Альвия.

Одна из девушек поклонилась и поспешила исполнить приказание госпожи. Лиори усмехнулась, личной обслуге и литам не приходилось повторять дважды, они всегда и всё понимали сразу. И словно в ответ на мысли Перворожденной раздался стук в дверь и появился тот, с кем мысленно провела аналогию Альвия, подумав о быстрой исполнительности прислуги.

– Высокородный риор Тиен Дин-Таль просит принять его, – сообщил лит.

– Впустите, – позволила лиори. Тиена она ожидала увидеть, он должен был сопровождать госпожу.

Риор появился в дверях, встретился взглядом с Альвией и прошел к креслу, не спрашивая одобрения. В покоях лиори у него была такая привилегия. Адер уселся, закинул ногу на ногу и посмотрел на Перворожденную. Она ответила коротким вздохом и ушла переодеваться. Тиен улыбнулся своим мыслям.

– Прикажи пригласить послов Эли-Харта, – донеслись до риора слова лиори.

Улыбка померкла на устах высокородного, он нахмурился.

По всем правилам и законам то, что не подлежало сокрытию, оглашалось в присутствие двора и посланцев других риоратов, ежели те находились в стенах замка, где проживал правитель. И касалось это не только Эли-Борга. И тем более невозможно было не пригласить послов государства, с которым собирались породниться. Промеж родственников тайн не было. И уж тем более нельзя было скрыть такую важную новость, как грядущая свадьба лиори. Это было бы оскорбление недоверием. Всё это Тиен Дин-Таль знал и понимал, и все-таки… И все-таки сердце и разум вдруг восстали против этого решения.

Риор досадливо поджал губы, поднялся с кресла и направился к Альвии.

– Возможно, стоит избежать присутствия послов Эли-Харта, – заговорил он, останавливаясь у закрытой двери.

– Почему? – услышал он вопрос, заданный спокойным тоном.

– Ваша встреча с Кейром утром привела тебя в дурное расположение духа, – ответил Тиен, приваливаясь плечом к стене. – Мне бы не хотелось, чтобы новая встреча испортила и вечер.

– Чушь, – отмахнулась лиори. – Я уже давно взяла себя в руки. К тому же мне нет надобности оставаться с ним наедине и выслушивать очередной вздор.

– Один его вид…

Дверь распахнулась и на пороге появилась Перворожденная. На ней было надето платье из мерцающей серебристой ткани, расшитое жемчугом. Часть волос была собрана и убрана под жемчужную сетку, остальные волосы падали на спину лиори потоком темного водопада. И без того холодные глаза Альвия теперь казались кусочками льда, мерцавшими в свете множества свеч, зажженных в покоях. Венец власти покоился на высоком челе, напоминая, кто стоит перед риором.

И все-таки он не склонился в поклоне. Тиен протянул руку и коснулся щеки Перворожденной тыльной стороной ладони.

– Ты прекрасна, – негромко произнес Дин-Таль.

– Угодна ли тебе такая супруга? – лукаво улыбнулась Альвия.

– Об иной и не мыслью, – ответил он, скользя по лицу лиори восторженным взглядом. Вдруг поймал ее за руку и рывком притянул к себе, заключая в объятья. – Я скучал, – шепнул Тиен и прижался к ее губам.

Она ответила на поцелуй, обвила шею риора руками, зарылась пальцами в волосы и прижалась всем телом, ощущая знакомое тепло его тела. Но позволила поцелую продлиться совсем недолго. Лиори отстранилась, но объятий не разомкнула.

– Али… – снова шепнул Дин-Таль.

– Госпожа, – ответила она, глядя мужчине в глаза. – Когда я отдаю указания, со мной не спорят, высокородный риор, а исполняют немедля. За сегодняшний день вы уже не в первый раз отказываете мне в повиновении.

После этого убрала руки от Дин-Таля и обошла его.

– Лиори…

Альвия обернулась:

– Отчего челядь лучше понимает меня, чем знать? Неужели мне нужно постоянно напоминать, кто я? Почему мои повеления оспариваются?

– Я не оспаривал! – возмутился адер.

– И сейчас?

– Я всего лишь высказал соображения, как один из ваших советников, Перворожденная, что послы Эли-Харта могут омрачить этот вечер, – уже ровно произнес Тиен. – Или, если вам угодно, один из послов Эли-Харта.

– Они посланники дяди будущего мужа моей кузины, – отчеканила Альвия. – Я не могу оставить их в стороне от известий о важных переменах, которые ожидают Эли-Борг. Имя моего избранника будет оглашено по всем правилам, мне не от кого таиться, Тиен. Ты услышал меня?

– Разумеется, Перворожденная, – склонил голову риор. – И как один из ваших советников и ваш избранник, я хотел позаботиться о вашем покое.

– Мой покой со мной, адер. Потому попрошу не расстраивать меня, пока вы не вступили в права мужа и не получили некоторые привилегии, мой дорогой жених. А теперь…

– Жених?

Альвия и Дин-Таль обернулись к дверям, где на пороге застыла лейра Борг. Ирэйн она обладала привилегией, и если не было особого распоряжения, могла войти без доклада. Она растерянно переводила взгляд с лиори на адера, наконец, отмерла и улыбнулась. Улыбка вышла неестественной, но девушка склонила голову, приветствуя госпожу, и когда распрямилась, на лице ее была привычная маска покоя. Только на щеках горел румянец.

– Вы все-таки решились, моя госпожа, – произнесла Ирэйн, приближаясь к замершей паре. – Я рада, что вы остановили выбор на риоре Дин-Тале, он достойный муж и ваш верный слуга. Могу ли я поздравить вас с помолвкой?

– Можешь, – прохладно улыбнулась Альвия. – А что скажешь мне ты, Ирэйн? Как ты решила поступить?

Лейра Борг сложила на животе руки, бросила короткий взгляд на Дин-Таля, но тот уже отошел в сторону, не мешая беседе родственниц. А через короткое мгновение адер и вовсе покинул покои госпожи, чтобы исполнить ее приказ. Девушка коротко вздохнула.

– Я готова ответить согласием, лиори. Это ведь не так уж и плохо, верно? Союз с Эли-Хартом убережет нас от войны. Вы ведь не позволите обидеть меня, не так ли?

– Ворота Борга всегда открыты для тебя, Ирэйн, – ответила Перворожденная с улыбкой и обняла родственницу. – Но как же тот, кто не оставил тебя равнодушной?

– О, кузина Альвия, – ответная улыбка лейры Борг вышла печальной. – Тот, кто взволновал меня, несвободен, как я и говорила вам. И, кажется, совершенно счастлив с другой женщиной. Я не посмею мешаться промеж них. Пусть будет, как есть, а я отправлюсь к иному жениху. Возможно, именно он даст мне то, о чем я грежу.

– Будь, по-твоему, Ирэйн, – кивнула лиори. – Как только будет готов союзный договор, я отправлю его Эли-Харту вместе с моим согласием.

– Значит, сегодня вы еще не огласите своего согласия? – лейра Борг вскинула взгляд на кузину.

– Нет, сегодня я оглашу имя своего избранника.

– А свадьба? Мне нужно ждать, когда вы и риор Дин-Таль…

– Нет, тебя я выдам замуж раньше, и на моей свадьбе ты появишься уже вместе с мужем.

– Как будет угодно моей госпоже, – склонилась Ирэйн. – Я могу быть свободна?

– Разумеется, – ответила Перворожденная. Она дождалась, пока кузина покинет ее покои и взглянула на адера, стоявшего на пороге. – За ними отправились?

– Да, лиори.

– Тогда подойди ко мне, я награжу тебя за твою исполнительность, – лукаво улыбнулась Альвия.

Дин-Таль с усмешкой покачал головой и приблизился, но, так и не дойдя до лиори, остановился в двух шагах от нее.

– Какую награду желает вручить мне госпожа? – спросил он ровным тоном.

– А какую награду вы хотели? Замок, земли, золото, лучшего скакуна из моих конюшен? – полюбопытствовала Перворожденная.

– Вы обещали мне красавицу жену, – напомнил адер. – Я предпочел бы получить именно ее.

– Но жены так недолговечны, – удрученно вздохнула лиори. – Их не передашь по наследству, не погарцуешь под завистливыми взглядами других риоров…

– Моя госпожа просто не знает, сколько удовольствия может доставить жена, оседлавшая мужа, – ответил Дин-Таль. – Я предпочту, чтобы она гарцевала на мне без завистливых взглядов других риоров, иначе мне придется перерезать глотку каждому завистнику.

– Какой вы кровожадный, мой дорогой адер, – покачала головой Перворожденная. – Стало быть, всего лишь жена? И все-таки замок…

– В Архон замок, – отмахнулся риор, наконец, сокращая расстояние, разделявшее его с лиори. – Хочу жену.

– И вы ее получите, – ответила Альвия, поднимая голову и заглядывая в глаза Дин-Таля. – Мое слово неоспоримо и неизменно.

– Люблю тебя, – шепнул Тиен и накрыл губы госпожи своими губами.

Она ответила, на мгновение прижавшись к адеру всем телом, но быстро отстранилась и указала взглядом на дверь:

– Время не ждет. Пора радовать моих подданных долгожданным известием.

– Пора, – кивнул риор и подал руку Перворожденной.

– Ирэйн согласна на свадьбу с племянником Тайрада, ты готова дать согласие? – спросил Тиен, когда они уже покинули покои лиори.

– Дождусь известий от шпионов Дин-Вара, – ответила она.

– А послы?

– Подержу для порядка еще пару дней и отправлю с глаз долой. Ответ Эли-Харту отвезут мои послы.

– Недурно, – улыбнулся адер, и будущие супруги продолжили путь к тронной зале…

* * *

В гостевой части замка царила тишина. Послы Эли-Харта развлекали себя игрой в кости, ставя на кон маленькие суммы, чтобы был хоть какой-то интерес. Разговаривали они мало, лишь изредка перебрасывались репликами, нарушая затянувшееся молчание. И когда в дверь покоев Холлера, где собрались риоры, раздался стук, мужчины одинаково вздрогнули. Трим тихо выругался, от визитов к ним, посланцы уже не ожидали ничего хорошего.

– Кто там? – крикнул Холлер, разделивший чувства своего соплеменника.

Райверн откинулся на спинку стула и устремил взгляд на дверь, он не издал ни звука, просто ожидая развития событий. На пороге появился распорядитель Борга. Он учтиво склонил голову и произнес, ни на кого не глядя:

– Высокородные риоры приглашены в тронную залу и на последующую торжественную трапезу по случаю важных известий, которые огласит Перворожденная.

– Что за известия? – вырвалось у Холлера. – Предложение нашего господина принято?

– Прошу следовать за мной, высокородные риоры, – вместо ответа сказал распорядитель и вышел за дверь.

– Твари Архона, – проворчал Трим, – что еще придумала лиори?

– Возможно, мы, наконец, сможем покинуть Борг, – ответил Дин-Одел, ощутив оживление.

Вымотанный за эти сутки своими переживаниями и воспоминаниями, он был рад убраться из Эли-Борга, вновь зализать открывшиеся раны и вернуть утраченный покой. Да, Райверн хотел покинуть замок. Его товарищи согласно кивнули, они тоже были не прочь стряхнуть с плеч напряжение, не отпускавшее их с самого утра. Мужчины поправили одежду, пригладили волосы и направились на выход, ощущая предвкушение, только вот будоражило их разное. Если Трим и Холлер радовались тому, что привезут господину добрые известия, то Райверну было плевать на успех посольства. Да и неизвестно еще, как ответила Альвия, возможно, она отвергла предложение Тайрада. Изгнаннику вообще было плевать на то, что ответит Эли-Харту Перворожденная. Его томило иное – новая встреча.

Как бы он ни старался, как бы ни гнал прочь воспоминания о правительнице Эли-Борга, но мысли то и дело возвращались к ней, то воскрешая образ строгой девушки, то окуная в свежие воспоминания прошедшего дня, являя уже взрослую женщину, полную внутренней силы и невероятной притягательности. Это бесило, заставляло скрежетать зубами, но перестать думать об Альвии, ненавидевшей его всей душой, Райверн не мог.

– Этот морок скоро развеется, – уговаривал себя Одел.

Но наваждение только еще сильней опутывало его своими щупальцами, проникая в кровь, отравляя разум грезами о несбывшемся. Наконец, устав от борьбы с самим собой, риор отправился к горцам и просидел с ними до того момента, пока их не призвала лиори. Компания хартиев немного успокоила, но напряжение никуда не ушло, и теперь, вышагивая по переходам замка, изгнанник казался спокойным лишь внешне. Внутри него бушевала буря, где сплелись в тугой жгут два одинаково сильных желания: увидеть Альвию и не видеть больше никогда. Сердце вдруг ощутило знакомый с юности трепет, когда до тронной залы осталось совсем немного. Сладко заныло в груди от предвкушения скорой встречи, но тут же всколыхнувшаяся горечь придала надежде терпкий привкус отчаяния. Райверн мотнул головой, отгоняя прочь ненужные чувства, и шагнул в широко распахнутые двери.

Тронная зала уже была наполнена придворными, сановниками и приближенными лиори Эли-Борга. Они негромко переговаривались, гадая, для чего их собрали здесь. Люди обменивались догадками, переходили от одного собеседника к другому, пользуясь отсутствием госпожи. Но стоило послам Эли-Харта войти в двери, как негромкий гул голосов, наполнявший воздух, мгновенно стих, и взгляды всех собравшихся обратились на горцев. Скользнули по двум хартиям и сошлись на бывшем соотечественнике. Райверн на мгновение прикрыл глаза, ему вдруг показалось, что сейчас он пройдет под градом из камней. Он так ясно ощутил ледяную глыбу вдруг навалившуюся на него. Казалось, еще миг, и она раздавит, превратит в кровавое месиво. Дин-Одел скользнул взглядом по людям и судорожно втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Они все помнили…

Распорядитель повел послов к определенному им месту. Шаги четырех мужчин, казалось отдавались гулким эхом под сводами тронной залы, но Райверн не слышал ни звука. Сердце, сорвавшись с обычного ритма, рвануло вскачь, бушующая кровь отразилась глухим буханьем в ушах, заглушив все прочие звуки. Только сейчас он осознал, насколько неуместен здесь, и порыв увидеть еще раз родные места показался ему глупым ребячеством. Он не должен был приезжать… И все-таки он здесь.

Изгнанник задрал повыше подбородок, лишь бы не опустить глаза и не выглядеть побитым, чуявшим свою вину псом. С непроницаемым взглядом и деревянной спиной Райверн прошел мимо боржцев, сопровождаемый их взглядами и гробовым молчанием. Занял свое место и едва заметно выдохнул, пытаясь расслабиться. Хартии, ощущая скрытую угрозу, встали рядом с Кейром плечом к плечу, машинально потянувшись туда, где должен был висеть меч, но пальцы сжали лишь воздух.

– Перворожденная Альвия лиори Эли-Борга!

Объявил распорядитель, и голос его показался раскатом грома. Он промчался по зале, обрушился на головы присутствующих, и люди слаженно развернулись к входу, а после склонились перед повелительницей риората, появившейся в дверях. Она прошла, накрыв пальцами тыльную сторону ладони адера, в сопровождении литов, сейчас шагавших по обе стороны от госпожи, создав ей живой коридор. Величественная и недоступная, отстраненно холодная, она поднялась на возвышение, так и не отпустив Дин-Таля. Он остановился на второй ступеньке сверху, и к трону Перворожденная подошла в одиночестве. Литы остались внизу. Тихо звякнул металл, когда они достали свои мечи из ножен и, подняв вверх, уместили плашмя на правом плече. Так и замерли каменными истуканами у изножья трона ледяной повелительницы, чей наряд еще более усилил это впечатление.

Райверн тяжело сглотнул, рассматривая женщину, ставшую его первой и, кажется, единственной любовью. Он жадно всматривался в спокойные черты, пытался поймать взгляд, заметить хоть что-то, что бурлило утром в Перворожденной, давая понять, что она – человек из плоти и крови. Однако сейчас перед троном застыла лиори, в которой не было и толики от хорошо знакомой ему Али. Тяжелая аура властности, разлившись по залу, опустилась на плечи людей, придавив их к месту. И все-таки Райверн не смог отвести глаз, кажется, даже не моргал.

– Народ Эли-Борга, – разнесся над залом негромкий, но хорошо слышный каждому голос Перворожденной, – я созвала вас, чтобы огласить свое решение. Я знаю, вы все давно ожидали этого часа, и он настал. Сегодня я назову имя мужчины, которого избрала себе в мужья. – Альвия оглядела подданных, на губах ее мелькнула легкая улыбка, когда она заметила несколько удивленных, но все-таки радостных лиц. А затем все взгляды сошлись на адере, и лиори не стала тянуть: – Высокородный риор Тиен Дин-Таль сопроводит меня в храм в назначенный день и станет отцом моего первенца и будущего лиора Эли-Борга. Да восславятся всемилостивые Боги, и да снизойдет на земли Эли-Борга их благодать. Риор Дин-Таль.

Тиен поднялся на одну ступень выше, и теперь почти сравнялся с лиори, почти… Теперь это было его место. Супруги лиоров никогда не вставали вровень со своими мужьями, не встанет рядом с лиори и ее муж – таков закон.

«Правитель одинок, дитя мое. Надев венец, ты возносишься над всеми, и над теми, кто был тебе близок. Люди всегда должны помнить, кто ты, а кто они. Попустительство порождает своеволие и мнимую вседозволенность. Есть минуты, когда друзьям позволено обратиться к тебе по имени, но как только время иссякло, они вновь твои подданные. Это должна помнить ты, это должно стать законом для них».

«Я запомнила, отец».

Милостиво улыбнувшись, Альвия шагнула к своему жениху, уже оглашенному во всеуслышание. Он склонился, после взглянул на лиори, и в глазах Дин-Таля отразились все те чувства, что обуревали его сейчас под маской невозмутимости. Нежность, восторг, ликование, счастье…

– Боги, – едва слышно шепнул Тиен, глядя на свою невесту, – Али…

Она улыбнулась адеру, накрыла его руку своей ладонью и несильно сжала ее, отзываясь на его невысказанное признание. Они спускались по ступеням под взглядами придворных, тут же почтительно склонившихся, как только лиори и риор ступили на пол. Литы слаженно вернули клинки в ножны и двинулись вперед, вновь создав живой коридор. Придворные поднимали головы, как только Перворожденная и ее избранник проходили мимо, на лицах их были улыбки. Тревога за будущее Эли-Борга отпускала. У риората будет наследник, и значит, благословение Богов не оставит эти земли.

– Райв, ты, как старший в посольстве, должен будешь поздравить лиори с выбором.

– Что?

Райверн обернулся. Глаза изгнанника сейчас казались совершенно черными из-за расширившихся зрачков. Полубезумный взгляд остановился на Холлере и застыл, словно изгнанник был сейчас где-то далеко от Борга. Кажется, он даже не понял смысла слов, сказанных ему. Риор снова повернулся в сторону трона, уставился слепым взглядом на опустевшее возвышение, и хартий, сжав его плечо, тряхнул с силой, заставляя вернуться в реальность.

– Хол, лучше тебе сделать это, – негромко произнес Трим.

– Что сделать? – хрипло спросил Дин-Одел.

Взгляд его, наконец, обрел осмысленность, и бледность, разлившаяся по лицу, сменилась более здоровым цветом.

– Мы, как послы нашего господина, должны поздравить лиори с выбором… – Хартий оборвал сам себя, глядя на то, как судорожно вздохнул Райверн и рванул воротник камзола, будто ему не хватало воздуха. – Твари Архона, – мрачно выругался Холлер, – нам нужно отвести его в покои.

– Да что с тобой, Райв? – Трим шагнул ближе. – Очнись, ты словно в пропасть Архона заглянул.

Губы Дин-Одела искривила ухмылка. Пропасть Архона… как верно подмечено. Он и стоял на ее краю, всё еще балансируя, пытаясь удержаться от падения.

– Нужно увести его, – повторил Холлер.

– Как ты это сделаешь? – всплеснул руками Трим. – Нас призвали, потому что так велит обычай, и, как посольство дружественного риората, мы должны последовать на торжественную трапезу, – он бросил взгляд через плечо: – За нами идет распорядитель.

– Со мной всё хорошо, – тускло отозвался Райверн. – Дайте мне еще немного времени.

– Высокородные риоры? – хартии обернулись с учтивыми полуулыбками. Распорядитель ответил легким поклоном: – Прошу следовать за мной, вас ожидают на торжественной вечерней трапезе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

сообщить о нарушении