Юлия Янина.

Книги девам – не игрушки. Если только чуть-чуть



скачать книгу бесплатно

© Юлия Янина, 2017


ISBN 978-5-4483-9707-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

– Пааап! Дай мне попить! – при этих словах Яне прилетело по ноге пластиковой бутылкой минералки. – Я же просила подать ее мне, а не бросать ею в меня! Нормально сделать нельзя?

– Прекрати орать, достала уже со своими криками! – заступился за отца Максим.

Макса до белого каления раздражало желание сестры со всеми ругаться, отыскивая для этого малейший повод. Хотя сам всегда сам был не прочь поддеть ее, спровоцировав новый виток конфликта.

Алиса устало закатила глаза. За семь лет брака с Максимом, она примирилась с тем, что конфликты между братом и сестрой не закончатся никогда. Для этих двоих общение на повышенных тонах было не выражением крайней степени раздражения, а манерой ведения диалога. И поэтому, не желая вступать в дискуссию об интеллектуальных способностях в рамках отдельно взятой семьи, Алиса пошла в машину за плеером, в надежде, что музыка в наушниках сможет заглушить крики спорщиков.

– Ты чего не спишь? – невнятно пробубнила Света, лениво приоткрыв один глаз. Она вовсе не хотела занимать на ночлег машину, но стоило залезть в теплый комфортный салон с телефоном в руке, как ее разморило от духоты и ей стало так лениво устанавливать свою палатку, с нею же столько возни. А тут только и надо свернуться калачиком на заднем сиденье и можно спать.

Все-таки как Алиса не старалась аккуратно снять наушники со сладко спящей подруги, но одно неловкое движение и все усилия насмарку. Светка осоловело моргала глазами, пытаясь спросонок понять, что от нее хотят.

– Я слишком много выпила кофе, чтобы так рано лечь спать, ты спи, а я пойду, посижу еще немного, – улыбнувшись, Алиса тихонечко прикрыла дверцу машины, оставив подругу досматривать сны.

Алиса уже не первый год вынашивала планы по исследованию старых заброшенных деревень, которых уже и не наносят на современные карты. Ее манили их полуразрушенные вросшие в землю домики, с поросшими травой и деревьями крышами. Алиса находила в этих развалинах своеобразное очарование старины. Воображение рисовало ей картины того, как там когда-то жили, рождались и умирали истории целых семей. Хотя, если быть честной с собою до конца, то в глубине души Алиса надеялась отыскать там настоящий клад в виде забытой старыми владельцами брошки или, может быть, шкатулку. На худой конец, она была согласна и на ржавую подкову. Алиса уже как-то раз пришла в неописуемый восторг, обнаружив такую, у тети в огороде, посчитав находку мистическим «приветом» из времен ушедших, так как уже в помине нет ни лошади, ни ее владельца, а подкова вот она, целехонька. Ну, подумаешь, проржавела вся, но это ведь не так уж и важно. Но мечтам Алисы до настоящего времени не суждено было сбыться из-за лени и упрямства мужа, который не разделял ее стремлений лазить по ветхим чердакам и затхлым подвалам, находя это занятие не столько скучным и бессмысленным, как откровенно опасным для здоровья.

«А вдруг ты упадешь и свернешь себе шею?», было его излюбленным аргументом. Куда же проще взять мангал, мясо, квас и рвануть на речку, это и ближе и удобнее, а самое главное безопаснее. А тут вдруг случилось настоящее чудо: Максиму подарили туристический комплекс, состоящий из двух палаток, объединенных общим тентом, складного столика и четырех маленьких складных стульчиков. Конечно же, Максим немедленно предложил опробовать свой подарок в деле, и Алисе только и оставалось, что предложить нужный для себя маршрут.

Эх! Недаром она столько времени с пеной у рта убеждала коллег мужа, что палатка на день рожденья – это вершина его мечтаний.

И теперь она, улыбаясь до ушей, сидела у костра, зная, что завтра сможет, наконец-то, осуществить свою давнюю мечту и побывать в одной такой заброшенной деревеньке, заодно обследовав домишки на наличие несметных сокровищ, если таковые там имеются. Алиса ни в коем случае не считала это мародерством, ведь ей не нужны были жемчуга и изумруды, а всего лишь подкова или какая-нибудь безделушка, хотя чего душой кривить, жемчугам и изумрудам она бы обрадовалась не меньше, чем ржавой подкове.

Алиса провела эту ночь у костра в беспокойном ожидании рассвета. Пару раз она уговаривала себя пойти в палатку к мужу под бочок и попытаться поспать хотя бы часок, но внутри палатки было слишком душно, а муж храпел слишком громко, чтобы уснуть с ним рядом, и она снова возвращалась к костру. Под утро, когда сонный лес проступил в рассветной мгле, ей уже начало казаться, что сучья закончились в радиусе двух километров от костра, так как за время своего ночного бдения она собрала все, что только может гореть.

Первой из палатки появилась зевающая во весь рот Яна, причем появилась она сразу с ковриком для йоги под мышкой, сделав приветственный взмах рукой, она молча скрылась за палатками, желая оставаться наедине с собой и со своими мыслями. Максим и глава семейства Андрей Афанасьевич проснулись одновременно, в аккурат, когда утренний воздух наполнился звуками мантр, которые нараспев читала Яна. Что и послужило поводом для очередных препираний между ней и братом, который наотрез отказывался понимать, зачем в пять утра выходного дня, нужно делать упражнения и громко возмущался, оглашая лес своим зычным голосом, пеняя на то, что именно тихое пение сестры не дало ему досмотреть седьмой сон.

На их крики из машины буквально вывалилась на занемевших ногах Светлана, взлохмаченная и недовольная. Но ее мягкий характер не позволял высказать свое мнение, по поводу утренней свары, и только сведенные брови выдавали ее истинное отношение к происходящему.

– Доброе утро! – поздоровалась она. – Вы, я смотрю, в хорошем настроении с самого утра?

Андрей Афанасьевич молча развел руками. Он никогда не встревал в распри, не желая принимать огонь на себя, вот и в этот раз он предпочел оставить свое мнение при себе.

И незачем нервничать, это был самый обычный день…

К тому времени, когда все закончили завтрак, умылись, полежали и еще раз позавтракали, настал полдень. Алиса, молча не переставала негодовать, и когда ее нетерпение достигло апогея, Максим наконец-то объявил «Мы идем или как?». Собственно идти было недалеко, к месту их ночевки вела хорошо укатанная дорога. Это объяснялось тем, что рядом было озеро, куда рыбаки приезжают рыбачить, а потому доехать сюда проблем не составило. Проблемы возникли тогда, когда начали выяснять, кто останется сторожить палатки, а кто поедет в деревню. Естественно, оставаться не хотел никто, тут свое упрямство проявили все члены группы. Яна молча залезла в машину и подняла тонированные стекла, чтобы даже не смотреть на оставшихся в лагере членов группы. Алиса, и подавно, не собиралась оставаться, в конце концов, это она их сюда притащила, а значит, она априори должна ехать. Максим, просто встал позади Алисы и сказал, что ее одну он не ни за что не отпустит и буквально поволок ее за руку к машине. Миролюбивая Света, пожала плечами, сникнув, пролепетала, что она, конечно же, может остаться, но сделала она это просто мастерски и по ее лицу сразу было понятно, она очень и очень расстроится, если останется тут. И пусть все едут, она принесет эту жертву ради общей идеи. Андрей Афанасьевич, поглядел в Светины зеленые щенячьи глаза, махнул рукой, и сказал, что тоже остается, дескать, нельзя ей одной оставаться, мало ли, что может случиться с одинокой девушкой в лесу, а раз уж он остается, то пускай Света едет со всеми.

Пять минут спустя машина медленно ползла по дороге, которая с каждым метром становилась все хуже и хуже, а если точнее, то она просто исчезала под травой. Очевидно, эту дорогу никто не использовал уже не первый год.

Алиса отыскала это село на картах 1920 года, хранящихся в городской библиотеке. В те годы оно носило красивое название «Лебяжье». Никакой информации об этом селе она больше не смогла найти, и решила, что раз на современных картах его больше нет, значит, там уже никто не живет. Скорее всего, последние жители давно покинули деревеньку, перебравшись поближе к городу.

Через некоторое время машину пришлось бросить на дороге, и пойти пешком под монотонное ворчание Максима, «зачем это все нам надо и чем это может быть чревато». Но девушек, привыкших к его брюзгливому характеру, это не останавливало, и они, продолжая весело переговариваться, шли к намеченной цели. За разговорами время в пути летело незаметно, часы показывали, что идут они уже целый час, а дорога, густо поросшая травой, все не кончалась.

– Она же ведет куда-то, есть же у нее конечная остановка, так сказать? – успокаивала Алиса саму себя, и как оказалось не зря.

Вскоре, они вышли на поле, о том, что когда-то это было полем, свидетельствовали еще невысокие елки, а раз они небольшие значит, относительно недавно их тут не было. А вот среди этих елок стояли ветхие дома, прямо такие, как Алиса себе и представляла – почерневшие от времени и дождей, некоторые из них были без крыши, так как она уже обвалилась, от некоторых строений остались только темнеющие остовы, вероятно, они просто развалились. И взяв у Максима из рук фотоаппарат, Алиса отправилась на «охоту».

Первым ее внимание привлек дом стоящий прямо перед ними. В прошлом это была добротная одноэтажная изба с тремя окнами на фасаде. Прямо по центру находился вход с примыкавшим к нему покосившимся крылечком, крыша дома была покрыта ровными листами ржавого железа, благодаря ему дом сохранился в более-менее целом состоянии. Под крышей виднелось маленькое затянутое лохмотьями пыли окошечко, в котором сохранились мутные стекла. А это означало, что под крышей есть чердак. Сбоку к дому примыкало маленькое строение. Сходу и не скажешь, то-ли это было кладовой, то-ли туалетом, но этот вопрос стоил подробнейшего изучения. Сделав пару снимков, Алиса уверенной походкой зашагала к дому через заросший ромашками двор.

– Смотри под ноги! – раздался позади беспокойный глас супруга. – Там могут быть мины времен войны.

– Тьфу! – сплюнула Алиса. – Не каркай под ногу!

Но шаг таки сбавила и вперила взгляд себе под ноги.

Ступеньки крыльца скрипели, когда три пары ног ступали на их почерневшие доски. Дверь в дом была распахнута настежь.

Алисе казалось кощунством, оставлять свой дом вот так открытым всем ветрам. Но может быть, у хозяев было иное мнение, а может быть, они очень спешили и потому не прикрыли за собой дверь в дом, в котором они когда-то жили. Сразу за дверью начиналась кухня. Здесь была мазаная белой глиной кирпичная печь. В обе стороны от кухни расходились комнаты, в которых так же царило запустение. Только у одного из окон стояла узкая панцирная кровать. Местами на некрашеном полу вдоль стен лежала осыпавшаяся известь, на которой виднелись следы мышиной жизнедеятельности.

– А где лесенка на чердак? – Янин голос, звонко разрезал тишину этого места.

– Нету лесенки. Идем отсюда, – Максим решительно двинулся к выходу.

– Может быть, лесенка есть в той пристройке? – Светлана тщательно осматривала дом, на наличие тайника, но все безрезультатно, ни тебе отошедшей половицы, ни потайных рычагов, как в приключенческих фильмах. В доме не было даже подпола, что было довольно-таки странным для деревенского дома.

На пристройке висел замок, говорящий, что это точно не туалет. Что можно запирать в туалете? А ключа, конечно же, хозяева на видном месте не оставили. Максим подошел, разок легонько дернул за дужку замка, и скобы, на которые он крепился, остались у него в руке вместе с замком. И удивительно, как сама дверь осталась в петлях, так как выглядела она гораздо хуже остального строения. Ничего ценного там не оказалось, только на гвоздях вдоль стены висела ржавая коса, но не могла же Алиса с собой в город тащить косу! Зато как Света и предсказывала, в пристройке нашлась деревянная грубо склоченная лестница, круто уходящая под потолок.

Но к разочарованию девушек на чердаке кроме паутины и запаха пыли больше ничего не было. Когда они уходили, то возле дома Яна указала на вольно разросшийся куст лилий. Было легко представить, каким великолепным был дом в свои лучшие годы.

Создавалось впечатление, что этот самый красивый дом в деревне, стоял на въезде в деревню, как-бы встречая путников своим великолепием.

Следующий дом, подвергшийся исследованию, был поменьше размером, и время пощадило его куда меньше чем предыдущий. Его отличали кое-как забитые досками окна, кажется, они в прошлом еще были затянуты тряпками, так как сейчас обветшалые куски полотна свисали из-под прогнивших досок. В стороне, в нескольких шагах от дома стояла стайка, почти полностью вросшая в землю. Отсутствие хоть какого-то покрытия на крыше способствовало стремлению стихии к разрушению строения, и часть досок на чердаке напрочь отсутствовала, сгнив и отвалившись. Зато внутри дома от хозяев остался длинный стол, явно рассчитанный на большую семью, и здоровенный чугунок, приткнувшийся своим закопченным боком к печи. На него-то Алиса и положила глаз, решив за ним вернуться, если не найдет больше ничего стоящего. В этом доме подпол наличествовал, но в подполе не осталось ничегошеньки, кроме сгнившей бочки, в которой осталась дырка после того, как Максим брезгливо ткнул в нее пальцем.

Оставшиеся семь домов не заслуживают отдельного описания, так как их домами назвать язык не поворачивался, скорее это были ветхие развалины. Единственной мелочью привлекшей внимание девушек оказалась оплывшая свеча, которую как ни странно не тронуло, ни время, ни мыши. Свеча стояла на покосившемся окне одного из домишек. Самого дома уже не было, он рассыпался, оставалась одна стена с пустой глазницей слепого окна окном и этот пожелтевший заросший грязью огарок.

Алиса на ходу сочинила историю про одинокую старушку, когда-то жившую в этой маленькой избушке, дети которой уехали в город, оставив стареющую женщину доживать свой век. И она коротала свои дни у окна, в ожидании, что на дороге вот-вот покажется кто-нибудь из ее детей, но никто не приходил, а когда на улице темнело, что уже и дорогу было не разглядеть, женщина зажигала на окне одинокую свечу, чтобы свет от нее помог ее деткам найти дорогу домой.

Светлану растрогал рассказ, и она украдкой утерла глаза.

На что Алиса немедленно заметила что, скорее всего дети приехали и бабульку забрали с собой в город, а свечка так и осталась на окне.

Алиса улыбнулась, заметив, как Светлана аккуратно взяла свечу и положила ее в сумочку, перекинутую через плечо.

Почти в центре деревни обнаружился колодец. Ручка на барабане отвалилась, но веревка чудом сохранилась, один конец которой уходил вглубь ямы.

Яна потянула за веревку и вытащила ее, но, увы, без ведра, либо кто-то это ведро отвязал и забрал с собой, либо веревка прогнила, и ведро под тяжестью воды просто оборвалось. Конечно, в принципе странно, что здесь использовалась быстро гниющая веревка, а не металлическая цепь, ну может быть ее у жителей просто не оказалось.

Максим напомнил о своем существовании, заявив, что проголодался и нужно возвращаться обратно к отцу в лагерь.

С ним все были согласны, тем более что хороших кадров было сделано предостаточно, а ничего стоящего кроме косы, чугунка и кровати они так и не нашли.

И когда Максим наотрез отказался нести чугунок, на который Алиса положила глаз, ее желание обладать данным предметом сошло на нет. Все-таки идти до машины далеко, а чугунок казался уж очень тяжелым, и нести его у Алисы не было ни сил, ни желания.

– Я скоро приду! – Алиса пошла в сторону леса.

– Ты куда? На лоток? – Максим догнал ее. – Я тоже туда.

– Ну, идем, раз туда.

Алиса направилась на окраину деревни и удивилась, увидев хорошо утоптанную тропинку, ведущую в лес.

– Девчонки! Идите сюда! – закричала Алиса, отложив на время свои дела, резво пошла по тропинке, опасаясь, как бы ее супруг не заартачился и не потащил всех назад к машине.

Подруги вскоре нагнали ее.

– На что спорим, что эта тропинка приведет нас к избушке на курьих ножках! – радостно смеялась Алиса, предвкушая что-то интересное.

– Как же! – хмыкнула Яна. – Может там просто родник?

– Если есть родник, зачем тогда колодец в селе?

– А затем, чтобы зимой по сугробам за водой не лазить! Летом – родник, зимой – колодец.

– Логично! Но ведь, все из вас слышали, что знахарки всегда селились в стороне от деревни.

– Ну, ну… – не захотела дальше спорить Яна, на сто процентов уверенная в своей правоте.

Тропинка петляла между белых березовых стволов, на небе светило солнышко, весело щебетали птицы, погода была просто чудесной для начала июня.

И Алису совсем не удивило, когда тропинка вывела их к маленькой избушке, к порогу которой вело невысокое крылечко в две ступеньки. Резные ставни хоть и потемнели от времени и непогоды, сохранили свой витиеватый узор, в окнах стекла блестели чистотой, словно их протирали совсем недавно. Все было сделано добротно, крыша хоть и потемнела, но не прогнулась и ее венчала белая печная труба. Снаружи изба была белена глиной. Пусть глина почти вся отвалилась, и стены дома белели проплешинами, можно было легко представить, что когда-то домик выглядел очень даже привлекательно.

– Я же вам говорила! – Алиса победно цыкнула на своих притихших подруг.

Ей на секунду пришла в голову мысль, что уж больно хорошо дом сохранился для своих годков. И возможно он все еще обитаем? И тогда будет вовсе неправильным вторгаться в частную собственность. А вдруг у владельца нет гостеприимства, а есть ружье? Она хотела постучать, но не успела даже прикоснуться к двери, как та легко без скрипа отворилась сама. Алиса с опаской заглянула через порог. Домик изнутри оказался еще меньше, чем казался снаружи. Половину пространства занимала большая русская печь, у окна стоял деревянный стол, покрытый серой запыленной скатеркой, на столе лежала перевернутая глиняная миска, а на ней деревянная ложка.

Любопытная Яна оттеснила плечом неуверенно топтавшуюся в дверях подругу и перевернула миску. Взглядам открылся узор покрывающий дно тарелки, оно было искусно расписано лаковыми красными маками. Рядом со столом стояла скамья, покрытая замызганной шкурой.

Алиса аккуратно потрогала мех и сделала вывод, что это шкура барана. Ее дядя когда-то держал овец, и Алиса прекрасно помнила каков этот мех на ощупь.

Всюду где только можно было видеть, висели клочья паутины, пахло пылью и сухими травами, которые висели тут же, связанные пучками и подвешенные под потолок. Сомнений не оставалось, этот дом в прошлом принадлежал деревенской знахарке. Девушки испытывали трепет, смешанный с непреодолимым любопытством, ведь когда еще попадешь в домик к деревенской ведьме. К Алисе в душу закрался страх, а что если женщина наложила на свое жилище, какое-нибудь заклятие, которое может им нанести вред? Но что сделано, то сделано, они все равно уже переступили порог.

Максим заглянул на печку и громко чихнул.

– Пылюка в нос попала!

– Есть там что-нибудь? – Яне в отличие от брата роста не хватало, чтобы без подставки заглянуть на печку. Она встала на приступку и уже хотела было подтянуться, чтобы залезть на печь. Как ее брат добавил:

– Там хозяйка лежит!

Яна в мгновение ока отскочила от печи.

– Я пошутил! – улыбнулся Макс довольный произведенным эффектом.

Яна поджала губы, но больше не решилась туда лезть.

Зато ее внимание привлекла метла, стоящая в углу у порога. Прутья на венике были истерты, по всей вероятности, хозяйка ее активно использовала, перед тем как съехать. Яна тут же оседлала метлу и потрясла ее.

– Лети!

Но метла никуда лететь не хотела.

– Н-но! – и она подхлестнула ее, словно это была настоящая лошадь.

Результат был такой же.

– Эх! Не умеешь, ты! – Светлана пристроилась позади нее.

– Абра-кадабра! – взмахнула Света рукой.

Как же… Полетела она, сейчас.

– Чуфыр-чуфыр! – не сдавалась девушка.

В итоге, они просто пустились вскачь по дому, восседая на метле.

Максим выразительно посмотрел на них и покрутил пальцем у виска.

Пока ее подруги развлекались, Алиса проверяла ящички на противоположной от окна стене. Ящики были без дверок, внутри них громоздились многочисленные баночки и керамические кувшинчики. Она взяла один из них, и аккуратно поднесла к носу, оттуда еле уловимо пахло душицей, из другой баночки тянуло мелиссой, в третьей запах был пряным и знакомым. Алиса закрыла глаза и попыталась вспомнить, откуда она знает этот запах, и вспомнила, что так пахнут бархатцы.

Максим подошел к ней и сунул свой нос в банку.

– Фу! Зелья какие-то знакомые нашла?

– Почти! – Алиса аккуратно вернула банку на свое место.

Тут Яна и Света, делая очередной разворот с улюлюканьем, больно царапнули Алису по голой ноге метлой. Она отскочила, и налетела спиной на ящик. В этот момент что-то с глухим стуком упало ей на голову, она рефлекторно вскинула руки, чтобы схватить упавший на нее предмет и поймала книгу.

– Ой! – взвизгнула изумленная девушка, и внимательно поглядела на книгу в своих руках.

Книга оказалась небольшой – размером с тетрадь, но при этом довольно объемистая. Обложка была переплетена тканью, в ней еще угадывался синий цвет, а может даже голубой, но сейчас материал весь засалился от частого использования. Никакого названия или магических символов на обложке не было, обыкновенная записная книжка и больше ничего. Все столпились вокруг Алисы.

– Ух, ты! Ведьмина книга. Скорее открывай, – Яна потерла ладошки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное