Юлия Шкутова.

Я нарисую тебе сказку



скачать книгу бесплатно

К концу урока никто так и не смог толком применить заклинание. В принципе Лиса именно этого и ожидала. Зато выяснилось: из четырнадцати человек троих сразу можно было переводить в другую группу. Сколько ни учи, способностей к вплетению у них совершенно никаких нет. Одной из тех троих оказалась насмешница Горская.

В отношении остальных одиннадцати станет понятно в течение этого года. Если кто-то из них так и не сможет научиться вплетать цикличность или будет делать это с большим трудом, их тоже переведут.

Вернувшись во время перерыва между парами в преподавательскую, Лиса сразу почувствовала что-то неладное. Находившиеся здесь же магианы с других факультетов как-то уж очень пристально изучали ее.

– В чем дело? – поинтересовалась девушка, решив не ждать приливного часа.

– Госпожа Марилиса, у вас такой романтичный поклонник! – воскликнула госпожа Тарина Вольская, преподаватель с факультета стихийников. – Да еще такой таинственный! Мы так и не смогли отследить его, уж простите нас за любопытство.

– Ничего не понимаю, – пробормотала Лиса, растерянно посмотрев на коллег.

– Вам кто-то прислал веточку белой арании, что, как известно, означает влюбленность на языке цветов, – пояснил Норк вин Арден, преподаватель с факультета некромантии. – Вот всем и любопытно узнать, кто он такой. Признаюсь, даже я заинтересовался.

Подойдя к своему столу в окружении любопытствующих магиан, Марилиса действительно увидела прозрачную коробочку с веточкой арании внутри. Правда, в отличие от коробочки с бордовой лилией, этот подарок был перевязан позолоченной лентой с бантом. Вот только магиана даже не представляла, кто присылает ей цветы.

– Что-то интересное случилось? – раздался позади нее голос декана Волфуса.

– У госпожи Марилисы появился тайный поклонник, – объяснила магиана Вольская.

– Правда, что ли? – воскликнула только что пришедшая Ларика. – А почему ты мне ничего не говорила?

– Потому что сама о нем узнала только сейчас, – ответила Лиса, недовольная привлеченным к себе вниманием.

Она уже хотела забрать коробочку и уйти, когда ее руку перехватили. Подняв голову, девушка увидела стоящего рядом с собой магистра Сторкса.

– Нирайн, в чем дело? – Леди Киара недовольно посмотрела на Марилису.

«Кошмар… – Магиана попыталась вырвать из крепкого захвата свою ладонь. – Я точно буду ходить лысой, а мне такая прическа не пойдет!»

– Мне не нравится этот бант, – пояснил боевик, так и не отпустив руку девушки. – Смотрите, он сделан так, что об его нижние «лепестки» обязательно уколешься.

– Думаешь, на них что-то нанесли? – поинтересовался некромант, нагнувшись к подарку.

– Это очень легко проверить, – сообщила леди Киара. – Лорд Ридан, возьмите ее при помощи левитации. Нужно переместиться в мою лабораторию.

В итоге через портал прошла хозяйка лаборатории, некромант, несущий подозрительный подарок, травница, пожелавшая узнать все одной из первых, и боевик, так и не отпустивший руку художницы.

И только когда они оказались в святая святых магистра Наройской, Марилиса смогла наконец отобрать у магистра Сторкса свою ладонь и с любопытством осмотреться.

Лаборатория, судя по небольшому окну под потолком, располагалась в подвальном помещении. На гладко отполированных каменных стенах и полу были нарисованы защитные руны, изредка тускло светящиеся. Посреди комнаты стоял большой стол, полностью заставленный колбами, ретортами и мешочками с неизвестным содержимым.

Но больше всего художницу заинтересовал шкаф, заставленный книгами. Даже на вид они казались очень старыми. А уж судя по магическому фону, исходящему от них, становилось понятно: этим гримуарам не одна сотня лет.

– Ставьте ее на стол, – распорядилась леди Киара, освободив место. – Остальные отойдите и не мешайте.

Выполнив ее указания, маги отошли к стене, а ведьма достала из ящика стола камешек мутного белого цвета, обмотанный тонкой кожаной веревкой, и осторожно водрузила его на коробку. Затем, набрав в пипетку немного прозрачной жидкости из баночки, капнула на камешек и замерла, вглядываясь в него.

Марилиса даже шею вытянула, стараясь тоже рассмотреть, что показывает артефакт, но из-за дальности расстояния сумела увидеть только сполохи магических плетений. Оставалось ждать, когда леди Киара поделится своими выводами.

– Ну, что там? – не выдержала Ларика. – Магическая составляющая точно есть, но какая именно?

– Да-да, самое обычное плетение, которое используют цветочные магазины для сохранения товарного вида, – насмешливо уточнил некромант.

– И не только оно, – ответила ведьма, прекратив разглядывать артефакт. – Нирайн оказался прав, на «лепестках» был нанесен специальный состав с плетением заклинания.

– Лису пытались убить? – ахнула травница и вцепилась в руку подруги.

«Что ж меня сегодня все хватают за руки?» – промелькнула в голове шальная мысль, пока сердце сжималось от страха.

– Магистр Миранская, не нагнетайте обстановку, – укорила ее леди Киара. – Это всего лишь одно из разновидностей сновидческого заклинания. А состав был нужен для лучшей его проводимости в тело.

– То есть приславший подарок хотел навязать магистру Дорской всего лишь сны с определенным содержанием? – уточнил Сторкс.

– Да, но я не знаю, какой именно в заклинании был посыл, – подтвердила ведьма. – Это могут быть и кошмары, и эротические сны. Какой у вас интересный поклонник завелся, магистр Дорская.

– Вы догадываетесь, кто это может быть? – поинтересовался боевик, уставившись на художницу изучающим взглядом.

– Даже представления не имею. – Марилиса отрицательно качнула головой. – Когда мне подбросили бордовую лилию, вообще решила, что кто-то ошибся.

– Бордовая лилия? – Магистр Сторкс недовольно прищурился. – Где и когда?

– После дежурства обнаружила у себя под дверью. Но там точно не было…

– Даже если бы и было, боюсь, вы бы этого не заметили, – перебил магистр Волфус.

– Можно попробовать просканировать и подарок, и госпожу Марилису, но не факт, что мы обнаружим постороннее вмешательство, – проинформировала ведьма, как-то уж слишком пристально посмотрев на боевика. – Много времени прошло.

– Я могу сейчас открыть портал к дому магистра, – предложил некромант.

– Нет, давайте отложим до конца занятий, – отказалась Лиса, даже руки приподняв в останавливающем жесте. – Еще пять часов уже ничего не решат, а нас ждут студенты.

Согласившись с ней, все разошлись по своим аудиториям. И только магистр Сторкс оставался в преподавательской до тех пор, пока художница не покинула ее.

Войдя в аудиторию после звонка, Марилиса поприветствовала свою группу третьекурсников. Как всегда, увидев в первых рядах Одара вин Вадейского, она задумалась, мог ли влюбленный в нее студент подложить коробки с цветами. И если это он, то какой посыл был у тех снов?

Наконец, решив, что урок не самое лучшее время для размышлений, Марилиса выкинула посторонние мысли из головы.

– Доброго дня! Для начала я бы хотела узнать, кто уже определился с темой дипломной работы?

Выяснилось, что не выбрали себе тему трое из семи человек. И одним из них, конечно же, оказался Одар. Поймав себя на раздражении по этому поводу, Марилиса постаралась успокоиться.

«Все из-за того тайного поклонника, будь он неладен! – Магиана раздраженно заправила за ухо выбившуюся прядь волос. – Еще немного – и начну срывать злость на студентах».

Назначив дни для помощи неопределившимся с темами, Лиса постаралась отвлечься от ненужных мыслей. И, как назло, у нее ничего не получалось. Почему-то именно сегодня не удавалось спокойно относиться к факту влюбленности в себя двадцатилетнего парня.

Безумно хотелось, чтобы он прекратил с восторгом смотреть на нее, ловить каждое слово и…

Марилиса с трудом продержалась до конца пары и сбежала в преподавательскую. Там, налив себе чай, она с удивлением уловила аромат успокаивающего сбора. Осмотревшись, магиана увидела, что некоторые преподаватели тоже пьют этот сбор, а значит, не у нее одной сегодня трудный день.

Как бы некрасиво это ни звучало, но общие проблемы не только сближают, а еще и приносят некоторое моральное удовлетворение. Такова уж человеческая природа – радоваться тому, что не одному тебе плохо.

Последняя пара прошла значительно легче. То ли чай подействовал, то ли из-за отсутствия раздражителя в лице студента Вадейского. По крайней мере, Марилисе не хотелось все бросить и уйти к себе.

Да и студенты проявляли завидное рвение в учебе, прилежно вспоминая все базовые жесты и плетения нужных им заклинаний. По тому, как у кого получалось, сразу становилось видно, кто занимался летом, а кто благополучно забыл обо всем.

После занятий у выхода из корпуса Марилису поджидали не только учителя, но и студенты.

– Магистр Дорская, начнется ли с завтрашнего дня факультатив? – поинтересовалась шестикурсница с боевого отделения.

– Конечно же, Лара, завтра встречаемся как обычно, – заверила магиана. – Кстати, кто хочет, может приходить ко мне три раза в неделю. Ректор увеличил дополнительные часы.

Студенты тут же радостно загалдели, утверждая, что обязательно придут. А Лиса почувствовала радость и гордость. Значит, как преподаватель она прекрасно справляется.

– Тогда мы…

Договорить Ларе не дали. Откуда-то сбоку раздался отчаянный крик: «Берегитесь!» – а в следующий миг Марилису обхватили за талию, прижав к твердому телу. Она только и успела открыть рот для возмущенной отповеди, когда над головой образовалась тонкая рябь магического щита, а затем на него обрушился поток воды.

– Студентка Сурен – зачет, – раздался над ухом у ошарашенной Лисы голос магистра Сторкса. – Остальные в эти выходные будут отрабатывать упражнения на улучшение реакции.

Шестикурсница, успевшая растянуть щит не только над собой, но и еще над пятью студентами, довольно улыбнулась. А вот остальные понурились, но спорить не стали. Понимали, что виноваты и слишком расслабились.

– Кажется, нужно поговорить с деканом стихийников, – недовольно сказала Ларика, сняв свой щит. – Еще только начало учебного года, а они уже буянят.

– Не нужно, она уже там. – Магистр Волфус кивком головы указал на яростно отчитывающую своих нерадивых студентов магиану. – Судя по всему, это первокурсники. Кажется, в нашей академии появился очередной гений с большим потенциалом, но отсутствием мозга.

– Ничего, здесь ему быстро нарастят отсутствующий орган. – Лорд Николас усмехнулся, наблюдая за тем, как провинившийся студент плетется вслед за своим деканом. – Мы идем?

Выбравшись из крепких объятий под внимательным взглядом леди Киары и еле сдержавшись, чтобы не провести рукой по волосам, Марилиса поспешила отойти от Нирайна Сторкса. Она, конечно, была благодарна ему за помощь, но волны недовольства, исходящие от ведьмы, заставляли сильно нервничать.

– А зачем идти такой большой толпой? – поинтересовалась девушка, окинув взглядом преподавателей.

К тем, кто был с ней утром, присоединились декан боевиков, его жена, заместитель магистра Волфуса и даже декан факультета артефактики.

– Понимаете ли, милая, любопытство – страшная вещь, – пояснила магистр Янира Торис. – Надеюсь, вы не против?

Заверив, что все хорошо, Лиса принялась вспоминать, есть ли у нее дома чем угостить гостей. Как оказалось, угощение было, но все равно пришлось ходить за добавкой.

А на коробке они так ничего и не нашли.

Глава 4

На следующий день первая пара прошла как в тумане. Марилиса честно не могла понять, почему вместо чая, которым она собиралась попотчевать нежданных гостей, в их кружках оказалась марийская настойка.

Вернее, сначала там действительно был чай, это магиана помнила точно, так как сама его делала. А потом, после того как на коробке, на самой Лисе и в доме не было обнаружено никаких следов подозрительной магии, ароматный напиток медленно, но верно начал приобретать градус.

«Пока полностью не начал состоять из этого проклятущего градуса! – Марилиса еле сдержала стон, мечтая, чтобы быстрее прозвенел звонок и она смогла попить. – Никогда больше не буду пить с некромантами, они же маньяки. И вообще, магистр Волфус какой-то неправильный маг смерти».

Некроманты всегда были не особо общительными, предпочитая возиться с умертвиями и нежитью, чем общаться с живыми. Возможно, это все из-за их дара, но о данном факте было известно всем.

Исключение допускалось лишь в отношении так называемой «нити» – друга человека, которого маг смерти подпускал к себе очень близко. И многие завидовали статусу «нити», ибо если некромант приблизил кого-то к себе, то не будет у того человека друга ближе и надежнее.

Всех остальных маги смерти предпочитали держать на расстоянии. Ридан нор Волфус не был исключением, кроме тех моментов, когда неожиданно становился душой компании. Вот прямо как вчера!

«О великие Древние, где же тот звонок?» – Магиана уже решилась ненадолго отлучиться, хотя раньше так не поступала, когда по учебным корпусам академии разнесся спасительный звон.

С трудом заставив себя спокойно войти в портальный круг, Марилиса, как только оказалась в преподавательской, сразу же направилась к чайнику. Но каково же было ее разочарование, когда обнаружилось, что он совершенно пуст.

– Это какое-то издевательство! – возмутилась девушка, неизвестно зачем начав трясти несчастный чайник. Видимо, все же надеялась обнаружить в нем воду.

– Прекратите портить казенное имущество, – раздался над ее ухом насмешливый голос магистра Сторкса, а перед глазами появилась серебряная фляга.

Ничего не сказав в ответ, Лиса ухватила спасительный предмет двумя руками и приникла к маленькому горлышку. Холодная струйка воды с приятной кислинкой весело побежала в рот, принося магиане чувство, похожее на экстаз.

Прикрыв глаза от удовольствия, Марилиса жадно пила до тех пор, пока фляга не опустела. И только тогда она открыла глаза, чтобы натолкнуться на смеющийся взгляд зеленых глаз.

– Вы мой спаситель, – выдохнула девушка, светло улыбнувшись.

– Вот так всегда, напиток готовил я, а спасителем прекрасной барышни оказался Нир. – Преувеличенно печальный вздох магистра Волфуса разнесся по всему кабинету.

– Потому что именно вы нас вчера довели до такого состояния! – Ларика недовольно покосилась на некроманта, отпивая из своей фляги.

– Вы бы лучше еще намешали такого вкусного напитка, – посоветовала Марилиса, отдавая флягу боевику. – Сейчас остальные придут.

Неожиданное прикосновение пальцев магистра Сторкса к ее щеке заставило девушку удивленно замереть.

– У вас краска на лице, – пояснил мужчина, погладив большим пальцем порозовевшую от смущения кожу.

– Правда? А я и…

– Что вы здесь делаете, студент? – раздался строгий голос травницы.

– Магистр Дорская забыла журнал в аудитории, – ответил парень, а Марилиса по голосу узнала Одара Вадейского.

– Благодарю! – искренне сказала магиана, подходя к своему ученику и стараясь не думать, за что именно она так ему благодарна. Ведь сердце и так стучит как бешеное из-за неожиданного прикосновения.

Непонятный страх, который она испытывала к боевику, за эти дни практически прошел, и Лиса уже порадовалась, что может нормально реагировать на магистра с нереально зелеными глазами. И вот теперь ей безумно хотелось сбежать, скрыться от этого мужчины и постараться забыть о его пальцах, прикоснувшихся к лицу.

– Не забудь, завтра мы должны встретиться для обсуждения твоей дипломной работы. – Лиса прижала журнал к груди, так пытаясь скрыть подрагивающие в волнении руки.

– Да, госпожа Марилиса, я помню об этом. – Студент довольно улыбнулся. – Также думаю дополнительно начать ходить на факультатив. Вдруг именно тогда мне придет хорошая идея.

– Прекрасное решение, – похвалила магиана, ощутив легкое недовольство.

Ее желание держаться на расстоянии от влюбленного ученика становилось все менее выполнимым. Девушке и так придется провести с ним около часа наедине, помогая определиться с дипломной работой, что совсем не добавляло радужного настроения. Но и оставить студента без помощи Лиса не могла.

– Если я не ошибаюсь, сегодня первый день, когда к вам на занятия придет мой оболтус, – уточнила подошедшая к ним декан стихийников, госпожа Азария Воркс.

– Да, вы совершенно правы, – подтвердила Марилиса, почувствовав, как окончательно портится настроение.

– Вы уж там построже с ним, – попросила магистр Воркс, строго сдвинув брови к переносице. – А если этот за…

– Студент, марш из преподавательской, вам здесь больше делать нечего, – прервал проникновенную речь стихийницы магистр Сторкс.

Мельком глянув, как Одар поспешил выполнить приказ мага, Лиса вернулась к беседе с госпожой Азарией, клятвенно заверив, что у нее на факультативе у Корина не будет времени маяться дурью. По крайней мере, магиана искренне надеялась на благоразумие провинившегося студента.

И ее надежда жила ровно до первого факультативного занятия.

Все началось вполне мирно. Корин зашел в аудиторию в числе других студентов боевого и стихийного факультетов. Осмотревшись, он презрительно хмыкнул под нос, но дерзить не стал. А ведь Лиса была готова начать занятия с достойного отпора стихийнику.

Окрыленная надеждой, что все пройдет хорошо, магиана предложила:

– Студент Маурский, так как только вы являетесь здесь новичком и я не знаю ваших возможностей, то предлагаю нарисовать все, что взбредет в голову. Мне просто нужно увидеть, с чем придется иметь дело.

С сомнением посмотрев сначала на магиану, а затем переведя взгляд на ватман, Корин неожиданно улыбнулся:

– А чем рисовать?

– Всем, чем захотите, – разрешила Лиса, с любопытством осмотрев стихийника.

То, что он что-то задумал, не вызывало сомнений. Магиане даже стало интересно посмотреть на конечный результат. И всего через двадцать минут она смогла его узреть.

Когда Корин применил заклинание иллюзии, Марилиса поначалу даже удивилась, зачем ему это понадобилось. А увидев довольное выражение лица стихийника, поспешила подойти к нему, чтобы рассмотреть получившийся результат. Да так и застыла, с трудом удержавшись от оплеухи.

– Госпожа Марилиса, я закончил, – бодро отрапортовал Маурский. – Как вам?

А Лиса так и продолжала молча смотреть на косо нарисованную огромную женскую грудь, трясущуюся так, словно она сделана из желе. Хорошо хоть, у стихийника хватило ума пририсовать еще и зеленую полоску, которая должна, видимо, изображать лиф платья. А в сочетании с родинкой, больше напоминавшей кляксу, сразу становилось понятно, кто стал жертвой художественных порывов Маурского.

– Ну ты и псих. – Боевой маг с шестого курса неодобрительно покачал головой.

– Только не говори, что сам был не под впечатлением от декольте того платья… – хмыкнул Корин, тем не менее не отрывая взгляда от лица магистра Дорской.

– А может, он перезанимался или стихия ему мозг вскипятила? – предположила стихийница с пятого курса. – Наверное, нужно отправить на осмотр к целителям.

– Тогда уж лучше сразу к лекарям душ, – поддержал ее идею еще один студент.

– Тихо, хватит спорить. – Лиса наконец отмерла и осмотрела собравшихся спокойным взглядом. – Одар, будь добр…

Ей даже не пришлось договаривать, а Вадейский, бросив презрительный взгляд на Корина, поспешил подать ей свой блокнот для набросков. Благодарно улыбнувшись ему, Марилиса присела на освободившееся пока место и погрузилась в рисование.

Это был не полноценный рисунок, скорее набросок на скорую руку, но даже по нему стало видно ту пропасть между творчеством магианы и жалкими каракулями Маурского. Обступившие ее студенты тихо переговаривались, стараясь не мешать преподавателю.

Отложив карандаш, Лиса сложила фигуру заклинания, накладывая иллюзорность.

– О, а я думала, что этот шрамик у нее выше будет, – удивилась стихийница, рассматривая результат.

– Все, я наконец понял свою ошибку в пропорциях! – воскликнул боевой маг. – Благодарю, госпожа Марилиса.

– У вас, как всегда, даже небрежный набросок смотрится шедевром, – удовлетворенно произнес Вадейский. – Некоторым бы стоило молча внимать словам магистра Дорской, а не показывать…

– Тише. – Лиса положила ладонь на плечо Одара, немного его сжав. – Маурский, мой вам совет, если не хотите получить проблемы со здоровьем и прописаться у целителей до конца обучения, никогда не признавайтесь леди Киаре, как вы ее опозорили своим рисунком. Будь я на месте магистра Наройской, обязательно постаралась бы отомстить.

– Я понял вас, госпожа Марилиса. – Корин озадаченно почесал затылок, переводя взгляд с одного рисунка на другой. – Только я все равно не вижу смысла во всем этом.

Вздохнув, Лиса попросила Одара остаться за старшего, а сама поманила стихийника за собой.

– Куда мы идем? – поинтересовался юноша, когда они вышли из учебного корпуса.

– Просто прогуляемся и поговорим, – успокоила его магиана. – Скажи, как ты думаешь, зачем боевики и стихийники начиная с пятого курса записываются на дополнительные занятия нашего факультета?

– Потому что им заняться больше нечем, – убежденно ответил студент. – Лучше бы учебу подтянули и…

– Ты не прав, Корин, – мягко перебила его Марилиса, переходя на ты, как делала всегда, когда хотела показать свое расположение студенту. – Все те, кто ходит к нам, хотят стать первоклассными специалистами и… Как у вас там говорят?.. Полевыми агентами?

– Да как им это все поможет? – возмутился Маурский.

– Не думала, что ты настолько несообразителен. – Лиса еле заметно улыбнулась. – Открою тебе еще один маленький секрет. Нужно не только заучивать материал, но еще и думать над тем, что именно ты запомнил. А теперь поразмысли и ответь, зачем же все-таки студенты других факультетов ходят на такие, казалось бы, неподходящие занятия?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6