Юлия Широкова.

Кино, в котором она снялась



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Мать и дочь


Она была не управляемым ребёнком.

Какая-то дура посоветовала её матери – когда дочь начнёт капризничать и упрямиться, стараясь настоять на чём-то своём, нужно крепко прижать её к себе и держать так до тех пор, пока она не смирится. Но, этот метод не помогал – ребёнок отчаянно сопротивлялся, лицо девочки становилось бордовым от напряжения, и она не переставая орала.

– Вся в своего папашу ненормального! – говорила мать, отпуская ребёнка. И чем старше становилась дочь, тем чаще повторяла она эти слова.

– Не я себе отца выбирала! – возражала дочь на упрёки.

Если верить матери, отец её был чудовищем.

– Топил меня, душил, нос грозился сломать! – рассказывала мать, – Приду утром на работу вся избитая, а вечером он приходит меня встречать – белокурые кудри, голубые глаза, обворожительная улыбка, ямочки на щеках, в руках ромашки… Ну прямо, как Иванушка Царевич из сказки! Все только ахали и не могли поверить – неужели, он и есть то самое чудовище, которое издевалось надо мной? Да я сама не верила, на него глядя!

– И я не верю! – парировала дочь, – Наверное, ты сама его и провоцировала на это…

– Да его и провоцировать не надо было! Он сам с полуслова заводился!

– Ни то, что два твоих следующих мужа, да? Папаша добрый, только когда напивается, агрессивным становится, – “Папашей” они между собой называли второго мужа матери и отца двух её сыновей, – и ты с ним будто специально начинала в этот момент отношения выяснять! Даже пятилетний ребёнок понимает, что пьяного мужика лучше не трогать – можно по роже схлопотать, а ты будто на это и нарывалась!

– Да, меня это тоже всегда удивляло – ты ещё вроде такая маленькая была, а уже такая сообразительная! Встревала между нами, начинала что-то рассказывать, вопросы какие-то задавать – отвлекать нас от ссоры…

– Жалела тебя – дуру!

– Ты как с матерью разговариваешь?!

– Да я вообще с тобой не разговариваю – это ты ко мне всё время с разговорами пристаёшь! – огрызалась дочь и, демонстративно отвернувшись от матери, брала в руки книгу и начинала читать, изображая на лице крайнюю степень сосредоточенности.

Мать ещё какое-то время сидела рядом, борясь с противоречивыми желаниями – ещё немного поболтать или удалиться из детской, с достоинством ответив: ”Да нужна ты мне!” В зависимости от того, какое желание было сильнее, она выбирала первый или второй вариант.

С двенадцати лет дочь стала главной поверенной всех тайн своей матери. Знала всё о её мужьях и любовниках – за исключением самых интимных подробностей, а также всё о личной жизни маминых ближайших подруг. Она была не по годам смышленым ребёнком и часто поражала точностью психологических характеристик, которые давала тем или иным людям. Например, о третьем муже своей матери она сразу сказала:

– Никакой. Ни рыба, ни мясо. На поступок не способен. И молчит всё время не потому что умный, а потому что ему нечего сказать.

– Откуда у тебя эта способность, так хорошо разбираться в людях? – удивлялась мать, – У тебя ведь ещё никакого жизненного опыта нет!

– Книжки читать надо! Там, между прочим, о людях пишут… – отвечала дочь.

И, тем не менее, она всё ещё была ребёнком, и потому не могла понять, отчего, у её матери слово расходится с делом.

Почему после ссоры с новым мужем, когда они обе приходили к выводу, что он ничтожество и его нужно гнать к чёрту, на следующий день после этого разговора мать возвращалась домой вместе с мужем. На её лице была сытая, довольная улыбка, а на упрёк растерянной дочери: ”Ты же собиралась порвать с ним?” Она отвечала раздражённо: ”Не лезь ни в своё дело!”

Вскоре дочь начала чувствовать, что мать использует её в качестве слива для своих отрицательных эмоций.

– Почему мы всегда говорим только о тебе? Я, между прочим, тоже живой человек и у меня тоже есть проблемы!

– Да какие у тебя могут быть проблемы? Двойки в школе, что ли? – отвечала мать насмешливо, – Вот если бы я тебя за них лупила, тогда это была бы проблема, а так…

– Ты даже мой дневник никогда не проверяешь…

– Ну, так и радовалась бы!

– Пока с папашей жила – проверяла, а с новым мужем начала жить – совсем на дочь наплевала!

– Ты через несколько лет вырастешь, замуж выйдешь и тоже на меня плюнешь – будешь ради своего мужа жить, а со мной мой муж останется.

– Нашла чему радоваться! И не собираюсь я ни ради какого мужа жить – не такая дура как некоторые… Я ради себя жить буду!

– Это что ж ты у меня замуж не собираешься, что ли?

– А зачем? Чтобы потом разводиться каждый раз?

– А дети как же?

– Что “дети как же”? Ни как же! Зачем они мне? Тебе же они не нужны, хоть ты нас троих и нарожала! Мы для тебя всего лишь обуза – лишние расходы!

– Так дети, они ведь не спрашивают – рождаться им или нет…

– У умных женщин спрашивают.

– И когда это ты у меня так поумнеть то успела? Ты может, уже с мальчиками встречаешься? Ты мне смотри! Тебе рано ещё! Я тебе башку оторву, если что!

– Лучше себе оторви, если что… Или ты и от этого мужа рожать собираешься?

– Ой, нет – боже упаси! Ни от этого, ни от какого другого мне вас больше не надо…

– Вот видишь!

– Но с другой стороны, если ты замуж не собираешься, детей рожать не собираешься то, как же ты дальше то жить будешь?

– Я кинозвездой собираюсь стать.

– Кем?! Не смеши меня! Какая из тебя кинозвезда?

– И почему это из меня плохая кинозвезда?

– Ты думаешь, это так легко – захотела стать кинозвездой и стала? Это, милая моя, не то же самое, что захотеть стать официанткой или продавцом в магазине!

– Вот поэтому, я и не хочу становиться ни официанткой, ни продавцом – как живут официантки-продавцы, я уже знаю – на твоём примере наблюдаю. Я хочу себе другую жизнь – не обыкновенную! Поэтому я стану кинозвездой. Голливудской.

– Голливудской?! Придумаешь тоже! Ребёнок ты ещё – сама не понимаешь, что говоришь. Голливуд – это же другая планета!

Позднее они ещё не раз возвращались к этому разговору, и каждый раз мать старалась отговорить дочь от её затеи, внушая, что мечта её невозможная. А дочь, выслушав её, отвечала дерзко и самоуверенно (потому что чувствовала, что именно этот тон и злит больше всего её мать): ”А я всё-таки стану кинозвездой! Вот увидишь! Я стану самой знаменитой женщиной в мире и заработаю кучу денег! А тебе ничего ни дам. Пусть на тебя твой муж любимый зарабатывает! Вот тогда ты пожалеешь, что так со мной обращалась! Наплачешься ещё!”

Но сильнее, чем все материнские доводы о нереальности её заветной мечты, её кольнули слова первого отчима, когда она призналась ему, что хочет стать актрисой.

– Не лучшую ты себе профессию выбрала. Переступать через себя постоянно придётся. С мужиками разными спать, чтобы работу получить… В театральное училище поступить – это ведь пол дела! Актрис то много! И большинству из них предстоит состариться, так и не став знаменитыми. Режиссёры то мужики в основном, и роли большие они только своим жёнам, да любовницам дают.

– А талант как же? А внешность? Ведь это главное!

– Главное, да не самое! Талантливых и красивых, не так мало, как тебе кажется. Тут ещё и удача нужна, и решимость, чтобы своего добиться.

– Решимость у меня есть.

Вскоре стало очевидным, что и внешностью девочку бог не обидел.

Несмотря на характер – дочь выросла холодной, своенравной и дерзкой, её манера держать себя и походка привлекали внимание вызывающей женственностью. Пока, правда, привлекали внимание в основном других женщин, которые с удивлением спрашивали – каким образом она научилась так двигаться, так улыбаться, так смотреть… А мать на полном серьёзе просила дочь и её научить ходить, чувственно покачивая бёдрами из стороны в сторону.

– Ты что, мать, с ума сошла? Как я в детстве научилась ходить, так и хожу, ничего специально не делаю, – отвечала на это дочь искренне удивлённая.

Внешностью девочка пошла в родителей, которые были похожи, как брат и сестра – у обоих были светлые волосы, голубые глаза, ямочки на щеках и курносый нос…

– Я всё боялась, что у тебя нос длинный вырастет, – говорила мать дочери, – У отца твоего нос не большой, а вот у сестёр его длиннющий, я и боялась, что ты у меня подурнеешь с возрастом, если в них пойдёшь…

– Боялась или надеялась?

– Ну, ты меня совсем за монстра какого-то принимаешь? Я же мать твоя! Конечно, я мечтала о том, чтобы ты у меня красавицей выросла! Зачем мне надо, чтобы ты дурнушкой была? Ведь тебя тогда замуж никто не возьмёт!

– Опять ты за своё? Не волнуйся – скоро освобожу тебя.

– Да как же ты меня освободишь то, если ты с мальчиками не встречаешься? Хотя пора уже! Дома всё время сидишь с книжками своими… Хоть бы на дискотеку сходила с подружкой какой-нибудь… Я в твои годы каждый день на танцы бегала, влюблялась, а ты у меня как не от мира сего! Такое впечатление, что тебе и, правда, никто не нужен…

Как и все люди её поколения, мать свято верила, что главное предназначение женщины – выйти замуж. То, что три её брака не принесли ей счастья, не казалось ей уважительной причиной, чтобы не стремиться к четвёртому замужеству.

Первый муж – отец её дочери, красавец и неврастеник, бил её. Второй, за которого она вышла без любви и без расчёта, а исключительно из страха, что с ребёнком на руках её замуж больше никто не возьмёт, её очень любил, но изменял при каждой возможности. Справедливости ради надо заметить, что это было самое продолжительное и удачное её замужество, на память о котором ей остались два красивых и избалованных сына.

В третий раз она выходила замуж по очень страстной любви за мужчину, который был на семь лет её моложе. Разница в возрасте стала для тридцати трёх летней ещё очень красивой и молодой женщины постоянным поводом для комплексов и ревности. И главным объектом вызывающим ревность, стала превращающаяся в симпатичную девушку дочь…

Но, беда пришла, как водится, от туда, от куда не ждали – муж (до женитьбы убеждённый трезвенник) вдруг резко и стремительно начал спиваться. Дети женщины, на которой он женился, его сразу же возненавидели. Сыновья за то, что он стал счастливым соперником их отца, а дочь за то, что из-за него она сама превратилась в потенциальную соперницу для своей матери. Не умный и слабохарактерный третий муж, даже не попытавшись изменить ситуацию, сразу же полез в бутылку… А спустя три года после развода второй муж, не найдя счастья в личной жизни, полез в петлю. Теперь дети ненавидели и мать тоже.

В общем, обстановка в этой среднестатистической семье, проживающей в двух комнатной “хрущовке” в городе под названием Грязи, была крайне сложной – редкий день обходился без ругани, скандалов и драк.

И тем не менее, мать искренне не понимала, почему её дочь не хочет замуж – хотя бы ради того, чтобы покинуть ту не благополучную семью, в которой она сейчас живёт… Именно это когда-то стало причиной, по которой она сама в первый раз вышла замуж.


Однако на этот раз дочь послушалась материнского совета и стала бывать на танцах, хотя ей было не по себе от окружавшей её там толпы пьяных, незнакомых людей, от изучающих, нахальных мужских взглядов, от сигаретного дыма и громкой музыки. “Надо, – говорила она себе, – Терпи”.

Вскоре, она познакомилась с двадцатилетним парнем – короткий ёжик тёмных волос, резкие черты лица, кожаная куртка. Всегда при деньгах и на машине. Чем он занимается, он ей не говорил, а она специально не спрашивала. Он снял небольшую квартиру, где они стали вместе жить. Купил ей золотые серёжки и колечко с голубыми топазами, несколько новых юбочек, кофточек и туфелек.

Мать радовалась за дочь и сердилась на мужа:

– Мальчишка какой-то Юльку нашу уже и одел, и обул, а ты мне за столько лет ничего кроме обручального кольца не купил!

Однажды ночью мальчишка не вернулся домой. Двое незнакомых парней долго звонили в дверь – дочь сидела, притаившись, дрожа от страха, чувствуя, что случилось что-то страшное. Как только рассвело, она собрала свои вещи, достала деньги, которые её любовник начал копить на квартиру и свадьбу – три тысячи долларов, и вернулась к матери.

Через несколько дней к ней пришли его родители – они сообщили, что он был найден забитым на смерть. Потребовали вернуть его деньги и подарки. Она ответила, что никаких денег у неё нет, а требовать назад дарёное, они не имеют права.

В тот же день она купила билет на поезд до Москвы. Не слушая мать, не умолкая, твердившую об ужасах, которые ждут её в столице (ограбят, изнасилуют, убьют, продадут в рабство, сделают проституткой), она села в поезд. В купе больше никого не было. Она заперла дверь, помахала рукой матери, смотревшей на неё глазами ребёнка, которого бросают, и только когда поезд разогнался, набирая скорость, а за окном стало совсем темно, она позволила себе горько и от души оплакать свою первую любовь.


Глава 2

Ромео


– Миш, подожди меня в кафе…

– Не, эта не для тебя, – ответил Миша, сразу же догадавшись, что его приятель нацелился на аппетитную блондинку лет двадцати, которая только что вышла из подземного перехода и направилась в сторону Старого Арбата.

– Тебя никто не спрашивает – подожди в кафе, я сказал, – он и сам чувствовал что, вряд ли эта девушка согласится с ним познакомиться. Она казалась красивой и надменной – шла, высоко подняв голову и ни на кого не глядя, походка независимая и деловая, но одновременно очень сексуальная. Он с минуту шёл за ней как завороженный, глядя на её ягодицы, потом ускорил шаг, нагнал её и, будто прыгнув в холодную воду с разбегу, спросил:

– Девушка, можно с вами познакомиться?

Она остановилась и посмотрела на него. Не спеша, перевела взгляд с лица вниз на обувь. “Чего она на меня так уставилась?” – подумал он, пожалев в этот момент, что одет в какое-то старьё. Хотя она, в конце концов, ответила: ”Да”, позднее, вернувшись домой, он снял и выкинул в мусорное ведро всё, что на нём в тот день было надето.

– Меня зовут Роман, – представился он.

– Ромео значит, – её голос был тихим и насмешливым, – А меня зовут Юлия…

– Юлия. Очень приятно. Ты работаешь где-то здесь?

– Нет, – ответила она. Он немного подождал, надеясь, что она объяснит, что её привело на Арбат, но, почувствовав, что она не собирается этого делать, продолжил:

– Может, посидим в каком-нибудь кафе, выпьем… чаю и поговорим?

– Я сейчас не могу.

– Тогда позволь Джульетта, узнать номер твоего телефона?

– Лучше оставь мне свой.

Он достал визитную карточку и протянул ей.

– Позвонишь мне завтра?

– Почему именно завтра? А если мне захочется позвонить тебе только послезавтра?

– Ну, позвони, когда захочется, – и, испугавшись, что его слова могут показаться ей двусмысленными, быстро добавил, – Будем дружить.

– Дружить? – переспросила она, усмехнувшись, – Ладно, до следующей встречи, пока!

– Пока, – ответил он, продолжая стоять, глядя ей в след.


– Ну что – согласилась познакомиться? – спросил Миша, когда он сел рядом с ним за столик.

– А то! – ответил Роман, самодовольно улыбаясь.

– Ну, ты красавец! А номер телефона оставила?

– Нет, но мой взяла…

– Не позвонит.

– Не каркай! Классная девчонка, но с характером – придётся повозиться.

Большинство девушек, с которыми он имел дело, привлекала его самоуверенная и развязная манера держать себя, но перед этой придётся прыгать на задних лапках, чтобы понравиться, понял он.

На следующий день она не позвонила. В тот день ему исполнилось 23 года. Вечером в однокомнатной квартире, которую он снимал на пару с другом Мишей, собрались гости, его старые приятели с новыми – всегда новыми, подругами.

– Я вчера познакомился с такой красивой девушкой! – хвастался он, – С такой красивой!

Когда сквозь шум музыки и пьяных голосов раздавался телефонный звонок, он первым, сорвавшись с места, подбегал к телефону и, отвечая на очередные поздравления, старался разговаривать весело и небрежно, чтобы скрыть разочарование оттого, что позвонила не она.

Позднее, ночью, когда гости разошлись, а он пьяный завалился спать, его ближайшие друзья Миша и Анар решили заказать проститутку по телефону. Проблема была в том, что денег у них хватало только на одну жрицу любви, а вкусы у парней были разные.

– Пришлите опытную – лет тридцати, – говорил Анар.

– Ты что охренел? На фига нам старуха? – кричал Миша, отнимая у Анара трубку, – Молоденькую пришлите, молоденькую! Чтоб не старше двадцати была! Да подожди ты – блондинку или брюнетку будем?

– Блондинку, конечно!

– Мне что-то брюнетку хочется…

– Да пошёл ты в жопу! Я блондинку хочу, лет тридцати!

– Пошли оба в жопу! – закричал хозяин квартиры, отнимая у друзей телефон, – Я спать, блин, хочу, а вы тут торг устроили! Посмотрите на себя! Какие к чёрту блондинки, брюнетки – вы на ногах еле стоите!

– Не, Ром, ты не прав – я ещё хоть куда, ик, могу, – возразил Анар.

– Только не вздумай мне тут икать – пойди выпей воды и спать!

– Ты что злой то такой, как с цепи сорвался? – спросил Миша, – Из-за того, что эта девка не позвонила, что ли?

В ответ именинник смачно выругался.

– Ну, ладно, ладно, – ответил Миша примирительно, после чего его вырвало.


В тот год, когда Роман закончил школу, полный надежд на будущее, его мир рухнул, но не потому, что тем же летом рухнула страна под названием “СССР” – в то лето от сердечного приступа скончался его отец. Человек, который был для него учителем и кумиром, судьбу которого он мечтал повторить. Директор обувной фабрики, живущий в огромном доме с послушной верной женой и двумя детьми – сыном и дочерью. Не высокий и не красавец, он, тем не менее, был любимцем женщин – его любовницами становились первые красавицы города. Дом всегда был полон влиятельных друзей и далеко не бедных родственников. Но, после смерти отца их всех, как ветром сдуло. Затаив обиду, Роман решил покинуть родной край и начать новую жизнь в городе, в который стремились все авантюристы и честолюбцы – в Москве. Море денег, собственный дом, красавицу-жену и сына – вот, что он надеялся урвать у этого города. Но, проведя здесь несколько лет, он так и не сумел сообразить – каким же образом этого добиться?..

Юля позвонила в одиннадцать утра. Роман сразу почувствовал, что звонит она, поэтому молниеносно проснулся, сосредоточился и ответил на звонок спокойно и бодро – будто уже давно встал:

– Алло!

– Привет!

– Здравствуй, Юля.

– Как ты догадался, что это я?

“Как и у большинства красивых девушек, у тебя по телефону голос противный” – подумал он, но ответил:

– Я ждал твоего звонка.

– Это хорошо – мне нравится, когда меня ждут, – и рассмеялась – будто колокольчик зазвенел.

Что-то в сердце у него тревожно кольнуло от этого смеха – предчувствие чего-то…

– Ты русский? – спросила она.

– Да, конечно, – быстро ответил он, – А что?

– Да, нет – ничего… Просто мне показалось…

По-русски он говорил очень правильно – без акцента, кожа у него была светлой, черты лица аккуратные, поэтому, не смотря на чёрные волосы и карие глаза, менты никогда не проверяли у него документов. “Как она догадалась?” – подумал он.

– Ну, так ты собираешься назначить мне свидание или собираешься молчать? – спросила она насмешливо.

– А, ну да, конечно, когда ты сможешь? – произнёс он, лихорадочно соображая, есть ли у него деньги, чтобы пригласить её куда-нибудь.

– Сегодня вечером, – ответила она.

– Куда бы ты хотела пойти?

– Не знаю… Хотелось бы по Москве погулять, какие-нибудь красивые места посмотреть…

– Ты не москвичка? – спросил он.

– Нет, а ты?

– Я москвич, – соврал он. Вспомнив, что у Анара с Мишей должны были остаться деньги, которые он не дал им потратить на проститутку, сразу же почувствовал себя более уверенно, – Так значит, сегодня вечером в восемь часов?

– Нет – лучше в шесть. В восемь уже темнеть начнёт, а мы же с тобой достопримечательности собрались смотреть. Кстати, Красную площадь и Арбат я уже видела…

– А как на счёт Поклонной горы?

– Что это?

– Это очень красивый парк с фонтанами возле моего дома…

“Чёрт! Зря про дом сказал – может заподозрить, что я попытаюсь её в гости затащить” – подумал он.

– Ты с родителями живёшь? – сразу же спросила она.

– Нет, я квартиру снимаю – с другом.

– Самостоятельный значит? Это хорошо. Я буду ждать тебя в шесть часов в метро Медведково в центре зала – это рядом с моим домом.

– А ты командирша, однако! – заметил Роман.

– А тебя в этом что-то не устраивает?

– Нет, что ты! Всю сознательную жизнь мечтал встретить красивую русскую девушку, которая будет мною командовать! – ответил он, смеясь.

– Ну, вот и хорошо, значит – до встречи!

– До встречи, Джульетта!


Глава 3

Джульетта


Девушка шла по Старому Арбату, внимательно глядя по сторонам – где-то здесь должен быть театр имени Вахтангова, а рядом с ним в переулке театральное училище имени Щукина. Она надеялась, что ей не придётся спрашивать дорогу у прохожих – она это очень не любила. Задаёшь вопрос вежливо и даже слегка заискивающе, а тебе в ответ буркают: ”Без понятия!” И спешат куда-то дальше по своим делам. В этом городе никому нет дела до чужих проблем, впрочем, наверное, как и в любом другом. Она вся вымоталась и взмокла, пока отыскала Гиттис, но с Щукинским ей повезло – театр с большими серыми колоннами и золочёной принцессой Турандот было сложно не заметить. Около училища толпились абитуриенты – молоденькие парни и девушки, она почувствовала, что начинает нервничать.

В институт её не впустили – пожилая консьержка объяснила, что абитуриентов вызывают по спискам.

– Что за списки? – спросила она.

– Вон на стене висят, – буркнула чем-то недовольная консьержка, закрывая дверь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3