Юлия Шилова.

Немного правды о мужчинах, или У меня есть я и мы справимся



скачать книгу бесплатно

© Шилова Ю.В., 2018

© ООО «Бауэр Медиа», 2018

* * *

Прощай, это было прекрасно,
или
У меня есть я, и мы справимся

Пролог

Я сидела в зале суда и не могла поверить в происходящее. У меня отбирали двоих детей в пользу мужа, а я ничего не могла с этим поделать. Причина в том, что мой муж олигарх. Я смотрела на его прожжённую, хитрую физиономию и думала о том, что ожидала от него чего угодно, только не такой подлости, не такого чудовищного удара под дых. Всё, что происходило на суде, можно отнести к разряду шоу. Отец детей был гораздо лучше матери только в силу своей финансовой обеспеченности. Всё просчитал. Всё продумал. Иначе не был бы олигархом.

Как буду жить после этого я, ему плевать. Ему вообще чужды любые сантименты. Вполне банальная история: сначала лакшери-жизнь, потом пинок под зад и отъём детей. У таких, как мой муж, от вседозволенности и безнаказанности сносит крышу, и психика, естественно, расшатывается. Я осталась на задворках его жизни и быстро перешла из разряда настоящей жены в разряд бывшей, как он говорит, надоевшей. Бог мой, а ведь страдают дети. Данила так оберегал свой капитал, что решил оставить меня не только без материальных благ, но и без детей.

В зале суда мне нет и не может быть сострадания. Я слышу, как за моей спиной шепчутся, называют стервой, которая хотела развести богатого мужика. Очередной безделушкой, которая слетела с жалованья. Все думают, я буду жаловаться на судьбу-злодейку, и поэтому меня теперь можно пинать.

Чего тут только про меня не наговорили. И что я наркоманка и тусовщица, и что у меня куча любовников. А сколько свидетелей… И ни одного из них я не знаю, впрочем, как и они меня. Им просто хорошо приплатили. С одним из них я нюхала кокаин, с другим спала. Я видела кокаин только в кино и даже никогда не держала его в руках, а если бы я с кем-то переспала, будучи в браке, муж лично закатал бы меня в асфальт. Муж заявляет, что при нашей совместной жизни я спускала семейные деньги на любовников-альфонсов. Бред. Если кто-то в нашей паре и гулял, то, конечно же, он. Я наслышана о том, какие он закатывал вечеринки с моделями. Но я сознавала, что при его статусе без любовницы никак и, пусть ужасно это звучит, воспринимала его связи на стороне даже с пониманием.

Няня, а я к ней относилась как к родной матери, рассказывает о моём вечном пьянстве и о том, как я избивала детей. Якобы орала на них пьяная и даже хотела убить. Какое наглое враньё. А ведь я ей доверяла, всегда покупала подарки для её родственников, помогала, считала членом семьи. Но муж взял и просто её купил… А ведь он никогда хорошо к ней не относился и всегда недолюбливал.

Сынок, три годика. Дочке четыре… Это ведь не куклы и не собачки. Как они без мамы? У Данилы уже другая беременна, которую он привёл в наш дом, предварительно выкинув меня, как ненужную вещь. У них будет свой ребёнок. Зачем им наши дети? Она никогда их не полюбит и не станет для них матерью. Сейчас он будет занят новым ребёнком, новой женой…

Я знаю, зачем ему наши дети. Он просто не хочет платить алименты, ведь это не просто деньги, а бешеные суммы. Его сестра смотрит на меня взглядом победительницы. Она всегда меня не любила и считала охотницей за деньгами.

– Никогда нельзя делать ставку на силикон, – смеётся она, обнажая свои острые зубы, которые делают её похожей на крысу. – Ты думала, твой силикон особенный? Думала, закрепилась детьми, и он тебя не бросит? Сидела ровно на жопе, потому что законная жена. Только такие, как мой брат, срут на законность, как и на подстарившийся силикон. Они просто меняют его на новый. А уж детей в нашей стране можно отобрать влёгкую. Было бы бабло. Ты мечтала себя продать, и продала. А когда себя продаёшь, нужно быть готовой, что к тебе будут относиться, как к вещи. Хочу – берегу, а хочу – сломаю. Что-то ты, всё-таки, сука, сделала, что Данил решил тебя так наказать. Чего ты там не договариваешь? Хороший урок тебе на всю жизнь – держаться от таких богатых и влиятельных, как мой брат, как можно дальше.

– Заткнись, – бросила я ей и с трудом сдержалась, чтобы не закричать на весь зал всё, что о ней думаю. – Кем бы ты была, если бы не твой брат? Сама всю жизнь не работаешь, сидишь на его шее. Лучше меня знаешь, дети ему не нужны. Ни ему, ни тебе, ни его соплячке-подружке, которая решила подсуетиться и побыстрее родить. Не каждый же день олигархи попадаются. Подобный успех нужно срочно закрепить. Твой брат не меня наказывает. Он наказывает детей. Делает их несчастными. Отбирают детей, чтобы не платить алименты. Это же дураку понятно. Дешевле няньку и репетиторов нанять. Гад Данила. Конченый гад. Не думает о том, что всё в нашей жизни возвращается бумерангом. Три покалеченные судьбы. Дети и я…

Я слушала бред, который говорили про меня на суде, и размышляла о том, существуют ли вообще счастливые семьи среди миллионеров. Чтобы жили они, дом полная чаша, до самой старости в любви и согласии. Старые кобели постоянно бросают свои семьи и сходятся с корыстными малолетками. Сегодня одна, завтра другая. Все семейные ценности в самый дальний угол. У жён отбирают детей, отнимают имущество. Главное, получить ещё более молодое и упругое тело. Эти балбесы упорно не хотят осознавать, что их любят только из-за денег. Чем больше денег, тем сильнее любовь.

Такие, как мой бывший муж, всегда добиваются, чего хотят, потому что всегда идут по головам. Что такое благородство, они не имеют представления. Сильные мира сего потому так и называются, ведь они могут всё. Сейчас у них новый тренд – забирать детей у бывшей жены. Сколько адвокатов-присосок поднялось на дележе имущества и детей.

– Так ей и надо, – услышала я за спиной шёпот.

Никогда не понимала, откуда у людей столько злорадства и ненависти.

– Думала найти богатого мужика. Главное, нарожать ему побольше и расслабиться до пенсии, ни о чём не беспокоиться, а при разводе прекрасно жить на алименты. А хрен. Пожила хорошо, дай другим пожить. А то привыкла только тюнинговаться. Сколько бы наследников она ни произвела своему благоверному, при появлении очередной модельной пассии всё равно окажется на улице. Хуже детям не будет. Всё равно они с няньками всегда. Будут поближе к папиным деньгам.

– Да что вы такое говорите? Что вы знаете? – посмотрела я на незнакомку глазами, полными слёз. – Вы же вообще посторонние люди. Я вас первый раз вижу. Даже не знаю, что вы здесь делаете и как тут очутились. Тоже купленные свидетели? Что я плохого вам сделала? Только то, что у меня получилось выйти замуж за богатого человека, а у вас нет.

– Всё правильно она говорит, – заступилась за незнакомку другая. – Для детей лучше, если они будут поближе к папиным деньгам. Молодая скоро нарожает конкурентов. Думай о детях, а не о себе. А то размечталась получать огромные алименты и расходовать их неизвестно на что. Видно, что папа детей любит. Если будешь себя хорошо вести, возможно, разрешит тебе их посещать в определённые дни и определённое время.

– Да что вы можете знать? Если он заберёт у меня детей, никогда не даст мне их увидеть. Он сам-то их будет редко видеть. Оставит на чужих людей – персонал нянь и гувернанток. Ни одна няня, ни мачеха не смогут заменить ребенку родную мать.

– Не поймёшь этих богатых, чего им не хватает, – шептались между собой женщины. – Какой смысл менять одну на другую? Они почти одинаковые. Словно двое из ларца. Только одна чуть постарше, а другая чуть помоложе. Их, наверное, один и тот же хирург кроет и колет. Скоро этих губастых нельзя будет различить, как китайцев. Откуда у них проблемы берутся? Огромный дом, все блага, жена вся в брендах сидит дома, прислуга, дети, бабла валом. И чего им не живётся спокойно? Не пойму, хоть убей.

Я смотрела на своего бывшего мужа и думала о том, что ведь у нас была с ним любовь, что бы ни говорили люди… Было время, когда он не мог на меня надышаться, сдувал пылинки. Казалось, эта такая идиллия… Но ничто не вечно под луной… Такие, как мой муж, воюют не только со своими конкурентами, но и с бывшими жёнами только потому, что из бывшей любимой женщины жена превратилась в надоевшую занозу.

– Ну что, жизнь удалась? – вновь язвительно захихикала сестра мужа. – Каждому по заслугам. Этот урок научит тебя, что кроме сосатых губ у тебя нет ничего. То, что на время ты оказалась более удачливой, чем другие, ровным счётом ничего не значит. Что может дать детям такая мать, как ты? Он взял тебя с улицы и отправил обратно на улицу.

– Боже, как ты мне надоела. Прекрасно знаешь, я хорошая мать. Лучше бы своих детей родила и занялась своей жизнью. Вечно лезешь в жизнь брата, потому что своей нет.

– Прожжённая жизнью женщина не может быть хорошей матерью. Ты всегда была уличной девкой. Никогда не понимала, что мой брат в тебе нашёл. Говорил, ему нравится, что ты дикая и необузданная. Настрогал тебе двоих киндеров. Никому ты не будешь нужна без денег. Все друзья от тебя отвернутся. И альфонсам ты станешь неинтересна. Кому ты нужна без алиментов, которые хотела оттяпать? Ты должна ему быть благодарна за то, что жива-здорова и он не запер тебя в сумасшедший дом. Знаешь, как обычно делается: один укол, «скорая помощь» и справка о невменяемости. Думала, можешь вечно держаться за этот денежный мешок? Как бы не так. Теперь понимаешь, ничего вечного нет. И запомни, нечего бодаться с влиятельным мужиком, который решил от тебя избавиться.

– А то, что Данила променял меня на двадцатилетнюю девку, нормально? Она ему в дочери годится. Это явный признак его неуверенности в себе. Он реально думает, что эта молодуха его любит? Она эскортница. Приехала в Москву на заработки. Подлегла под него в первую неделю траха и тут же влетела. Он и с ней скоро расстанется. Беременная и скоро родившая тоже будет ему не нужна. Мгновенно потеряет к ней интерес. Мой муж всегда любил с проститутками тусоваться. Слабость такая у человека. У многих богатых такие слабости, но при этом они свои семьи чтут и не бросают. А эту девку даже не остановило, что у него семья. У твоего брата рыло в пуху, а он всех убеждает, будто не у него, а у меня руки грязные. Может быть, я и была стервой, когда мы с ним познакомились, но моему мужу именно такие всегда нравились… – Я запнулась и поправилась. – Бывшему мужу… Ему всегда нравился мой буйный характер. Когда родила детей, присмирела. Мать всё-таки. Надоела, и он меня вышвырнул. Данил отлично знает, что я никогда и никого не обманывала. Мужик не имеет права забирать детей у жены и оставлять её ни с чем, хотя бы из великодушия, из-за того, что она их родила. Мужик должен поступать как мужик, а не как тварь. Не понимаю, почему мои дети должны жить с твоим братом только потому, что у него есть деньги? Дети меня очень любят, с этим он ничего не сможет поделать. Он просто хочет причинить мне адскую боль. Знает, что я без детей не могу. И мне жутко оттого, что он называет меня шлюхой. Какая из меня шлюха, если я родила ему детей? Он и беременную меня так называл, когда был пьяный.

– Ты деньги тратила куда ни попадя, вот и получила по заслугам. Любовь прошла. Это нормально, что Данила поменял тебя на девку помоложе и посвежее. С такими деньгами он может себе позволить. Зачем солидному бизнесмену такая потрёпанная кукла, как ты? Так что конец твоим походам по безумно дорогим бутикам и косметологам. Кое-какое шмотьё от прошлой жизни у тебя осталось. Вот и будешь его распродавать. Скажи спасибо, что он тебя хоть этого не лишил. А за то, что родила, не уважают. Рожают кошки и собаки. Так что облом, дорогуша, по всем фронтам. Кто ты сейчас? Старуха у разбитого корыта. Ни домов, ни квартир, ни детей. Обычная прилипала, вот ты кто! Ты просто, милочка, позабыла, что у жён состоятельных мужиков есть свой срок годности. Теперь тебе остаётся только страдать и кусать локти, а мой брат будет таких, как ты, менять до старости. Просто произошла замена одного силиконового фасада на другой, поновее и помоложе. Совершенно нормальное явление.

На суде много говорили о моём нестабильном психическом состоянии, плохой заботе о детях, о том, что я слишком агрессивная, что я их бью, что я полностью потеряла материнский инстинкт, а ещё о моём сомнительном моральном облике, несоответствующих материально-бытовых условиях. У отца-миллионера эти условия гораздо лучше. Мол, условия жизни отца очень сильно превосходят возможности матери.

А потом душераздирающая речь моего бывшего супруга о том, как он устал закрывать глаза на распутный образ жизни некогда любимой жены, что его дико утомили мои пьяные выходки. За моё развязное поведение он вынужден был переселить меня в мою скромную однокомнатную квартиру в Люберцах, чтобы ни он, ни дети не видели, как продолжается моё социальное падение, моя чудовищная деградация.

Когда суд вынес решение отобрать у меня детей, я почти не понимала, что происходило дальше.

– Вы же не люди! – закричала я на весь зал. – Вы нелюди! Вы в своём уме? Я хорошая мать! И все это знают! Как можно у матери отобрать детей? Данила, я тебя ненавижу! Если бы ты только знал, как я тебя ненавижу! Уж если и говорить о неподобающем поведении, то нужно говорить о тебе! О твоей жестокости и равнодушии по отношению к детям! Как ты можешь так со мной поступать? Мы женились по любви! В нашем браке было много светлых моментов! Как же я сразу не разглядела, что у тебя нет ни души, ни сердца, ни любви! Я верну своих детей, чего бы мне это не стоило. Я обязательно их верну!!!

После окончания суда я бежала следом за ним к его машине и молила вернуть мне детей. Охранники отшвырнули меня от автомобиля с такой силой, что я упала на асфальт и разбила себе руки и подбородок.

– Не смей больше приближаться ни к моему дому, ни к моим детям! – сквозь зубы процедил муж и сел в свою машину.

– Я верну своих детей! – кричала я и, не помня себя, бежала за его машиной. – Ты пожалеешь обо всём, что сделал! В жизни всё возвращается бумерангом! Ты плохо меня знаешь, мерзавец! Если я сказала, что верну своих детей, значит, обязательно верну!!! Я верну детей через Страсбургский суд!

Дальше всё происходило словно во сне. Около месяца пребывала в какой-то моральной коме. Не могла есть, спать, работать, говорить. Постоянно звонила детям, няням, мужу, но телефоны были недоступны. Видимо, поменяли номера.

В один из таких коматозных дней, когда я от горя просто лезла на стенку, ко мне приехали два охранника мужа и привезли психиатра, который сказал, что ему нужно пообщаться со мной на предмет моего психического здоровья.

– На каком основании? Я не нуждаюсь в ваших услугах.

Я хотела закрыть дверь, но один из охранников мужа поставил ногу и не дал мне это сделать. Психиатр достал какую-то бумагу и сообщил, что у него есть постановление суда о моём принудительном психиатрическом освидетельствовании.

– Да с какого перепуга? Я нормальная! Вам мой муж заплатил! Он боится, что я начну бить во все колокола и верну своих детей! Я не собираюсь бегать по психиатрам и доказывать свою нормальность, чтобы меня не упекли в психушку!

Не успела я крикнуть последнюю фразу, как в мою квартиру влетели двое санитаров, буквально вышибли дверь, стали заламывать мне руки и скручивать жгутами. Когда меня тащили в машину «скорой помощи», я увидела стоящий рядом тонированный джип бывшего мужа. Мой бывший благоверный находился внутри. Я умоляла санитаров меня отпустить, говорила, что я нормальная, что это просто месть бывшего мужа. В глазах санитаров не было ни жалости, ни сострадания. Один вообще посмотрел на меня с презрением.

– Кто тебя заставлял выходить замуж за богатого? – пробубнил он себе под нос. – Раньше нужно было думать. Дура, неужели не понимаешь: у такого, как твой муж, всё куплено.

– Получается, чтобы у тебя не отобрали детей, нужно рожать только от нищих алкашей, которые даже при всём желании не дойдут до здания суда…

– Сейчас уже хрен докажешь, что ты не бегаешь голой по улицам и не подставляешь первому встречному свой передок. Чем богаче человек, тем некрасивее поступает по отношению к своей бывшей семье.

За нами ехала машина моего мужа. Я заливалась слезами и думала о том, как страшна жизнь бывшей жены миллионера. Могут запросто отобрать детей, чтобы не платить алименты, не делить имущество, и затолкать в психушку, откуда уже можно никогда не выйти.

Вместе с санитарами в машине «скорой помощи» ехал охранник мужа. Я стала слёзно умолять его связаться с мужем, но, к моему удивлению, Данила сам позвонил ему на телефон. Когда охранник протянул мне трубку, я тяжело задышала и сквозь рыдания спросила:

– Зачем ты это делаешь? Ты же у меня всё отобрал. Что ты ещё хочешь?

– Страшно? Будет ещё страшнее. Это только цветочки. Ты и представить не можешь, что тебя ждёт, – рассмеялся в трубку мой муж. – Надеюсь, ты хорошо понимаешь: если тебя сейчас положат в больничку, у меня хватит связей и денег сделать так, чтобы ты никогда оттуда не вышла. У тебя есть ровно один шанс в неё не лечь и одна минута на раздумье. Потом будет слишком поздно.

– Чего ты от меня хочешь?

– Отказ от детей. Если готова, тебя пересаживают в мою машину, и мы едем к нотариусу.

– Данила, за что ты так зверски со мной поступаешь? Что я тебе сделала? Я все эти годы жила для тебя и детей. Ты выкинул меня из своей жизни, как надоевшую вещь. Я даже не смогла забрать свои вещи из дома. Ты лишил меня всего. А я ведь полностью растворилась в тебе и детях. Жила в полном подчинении. Ты даже не позволял мне готовить детям еду, оправдывая это наличием няни. А мне так всегда этого хотелось! Я могла это делать, только когда ты рано уезжал на работу. Я не имела права вставать раньше тебя, чтобы пойти к детям. Должна была лежать рядом с тобой и заниматься утренним сексом. Ведь я делала всё, что ты хотел. Это была постоянная жизнь в компромиссе. Это даже нельзя назвать жизнью в компромиссе. Это жизнь в подчинении. Я всегда понимала, мы не можем быть равными партнёрами в отношениях, что ты – царь, а я – лишь твой антураж и приложение. Просто наступил момент, когда я устала быть марионеткой в руках мужа-кукловода. Из чего бы ни была сделана клетка, она всё равно навсегда останется клеткой. Я понимаю, что стала твоей надоевшей игрушкой, но ведь у нас дети… Нас многое связывает. Но я прошу у тебя, по возможности, хотя бы иногда видеться с детьми. О каком отказе ты говоришь?

– Я же сказал, у тебя есть минута, чтобы принять решение. У меня больше возможностей сделать детей счастливыми, дать им образование на уровне, путешествия, жильё, карьеру. Я нормальный отец, и хочу, чтобы дети это ценили. И не нужно говорить о материнской любви и невозможности счастья без мамы. Когда вокруг тебя сказка, любящего папы достаточно. Ты свою миссию выполнила. Сыграла роль инкубатора. Выносила и двоих родила. Женщина – это всего лишь обслуга для ребёнка. Обслугу я всегда могу нанять за деньги, причём самую лучшую.

– Твоей молодой жене не нужны наши дети. Я знаю, что ты с ними сделаешь. Засунешь в какой-нибудь заграничный интернат, и у детей не будет ни отца, ни матери. Если бы я знала, что ждёт меня впереди, я бы никогда с тобой не связалась и уж, тем более, не рожала тебе детей. Вы все моральные уроды, вас не переделать. От вас бежать надо куда подальше. Надо мне было бежать от тебя ещё когда ты пьяный в нашем доме стрелял по воронам. Это видели дети. Я боялась, ты пристрелишь меня или детей.

– Минута прошла, – злобно перебил меня муж.

Я попросила остановить машину «скорой помощи», пересела в автомобиль к мужу и поехала к нотариусу, чтобы подписать добровольный отказ от своих детей. Когда всё закончилось, я стояла у нотариальной конторы, плохо соображала, тряслась, как в лихорадке, и смотрела, как отъезжает машина моего некогда любимого человека.

– Будь здорова! – прокричал мой бывший, открыв окно, и унёсся в другую жизнь, к которой я больше не имела отношения.

Глава 1

Не помню, сколько времени пила. Просто приехала домой, потянулась к бутылке… и так до бесконечности. Рассматривала фотографии детей и заливала горе алкоголем. Совсем недавно у меня были дом, дети, муж, семья, а теперь ничего. Самое страшное, что я больше никогда не увижу своих детишек. Мой бывший муж и его новая пассия сделали всё возможное, чтобы от меня избавиться.

Когда ко мне приехала моя подруга детства Катя, она покачала головой испуганно.

– Ужас, во что ты превратилась. Ты же спиваешься.

– Я жить не хочу! – прокричала я и бросилась к ней на шею. – Катька, ты не поверишь, но ни один человек меня не пожалел! Ни капли сострадания. Почему???

– Понятно, почему. Ты ведь жила жизнью, для них недоступной. За это тебя и ненавидят.

– Я не знаю, что делать. Откуда у меня возьмутся силы против мужа, который может закопать всё вокруг? Как деток жалко-то! И им, и мне страдать всю жизнь.

– Ну не спиваться же. Ты и сама не заметишь, как скатишься вниз.

– От меня все отвернулись. Пока я была в шоколаде, вокруг меня крутилось куча псевдо-друзей. Как только меня выбросили на улицу, все бесследно исчезли.

– Оно и понятно. Все рядом, если ты на коне. Откровенно говоря, все люди продажны.

– Самое ужасное – предательство близких. Я в самом страшном сне не могла представить, что муж так со мной поступит. На суде он при всех называл меня проституткой. Разве проститутки рожают двоих детей? А ведь у нас был брак по любви, и какое-то время мы жили очень счастливо. Я была хорошей женой и любящей матерью. Всё, что говорили обо мне в суде, – полная чушь. Видишь, как запросто можно оболгать человека только по той причине, что тебе надоело с ним жить…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении