Юлия Шилова.

Мечты сбываются, или Инстинкт против логики



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Поздно ночью я подъехала к своему дому, с трудом нашла свободное место и принялась парковать машину. Я очень устала, а ведь завтра рано вставать и вновь тащиться на работу. Ни о каком полноценном сне не может быть и речи. Наконец мне удалось втиснуть машину в узкий промежуток между двумя автомобилями, я облегченно вздохнула и хотела было заглушить мотор. Но в этот момент мужчины, стоявшие у подъезда, резко прекратили разговор и направились прямиком ко мне. Не заглушая двигатель, я потушила фары в надежде, что незнакомцы пройдут мимо. Сама не знаю почему, но какое-то нехорошее чувство шевельнулось в моей душе – мрачные мужики мне явно не понравились. На всякий случай я заблокировала дверцы и нервно вцепилась в руль. Мужчины окружили машину тесным кольцом.

Один достал пистолет и, красноречиво взмахнув им, приказал мне выйти из машины.

– Ребята, да вы что?! Да вы меня с кем-то перепутали! – крикнула я. От страха у меня вспотели ладони. – Вы что, с ума сошли?!

Но ответа на свой вопрос я не получила. Их было трое. Один взял меня на прицел, а двое других начали бить по стеклам железными прутьями. Лобовое стекло было прочным, сделанным из триплекса, оно только трескалось, а вот боковые стекла тут же разлетелись в мелкие дребезги. Острые осколки впились мне в висок и шею. Заорав от ужаса, я вдавила педаль газа, резко рванула вперед, ударила бампером стоящую рядом машину, сдала назад, вывернула руль, стараясь сбросить навалившегося на капот мужчину с железным прутом. Мужик свалился на землю, я вывернула руль еще круче и, со всей силы нажав на газ, рванула прочь от родного дома.

По шее текли теплые струйки крови, я постоянно оглядывалась назад, всхлипывала и причитала: «Господи, помоги, господи, помоги!..» Тормознув у первой попавшейся патрульной машины, стоящей у придорожного ресторана, я плача бросилась к стражам порядка.

– Меня хотели убить! – выкрикнула я, судорожно роясь в карманах и пытаясь найти носовой платок, чтобы вытереть кровь. – Трое мужчин с железными прутьями и пистолетом напали на меня во дворе моего дома!

Невозмутимые стражи порядка окинули меня удивленными, крайне недовольными взглядами. Оказывать помощь потерпевшей совсем не входило в их планы, ведь из ресторана, работающего до последнего гостя, только начали выходить люди и садиться в свои машины.

Я хотела повторить свою мольбу, но не смогла. Перед глазами все поплыло. В последний момент я почувствовала, что ноги перестали слушаться меня и я медленно падаю на землю. Перед глазами вспыхнули яркие круги, и я провалилась в холодную и бездонную пустоту…

Очнулась я от едкого запаха нашатыря и открыла глаза. Рядом со мной сидел человек в синей форменной одежде «скорой помощи» и пытался привести меня в чувство.

– Открыла глаза? Молодец! А то ты нас, милая, всех здесь напугала, – ласково сказал пожилой мужчина-врач. – Как тебя зовут?

– Вика, – с трудом произнесла я. Язык был словно чужой и не ворочался во рту.

– Имя красивое.

Виктория – значит победа. Ты выйдешь победительницей из любой ситуации. Как сейчас себя чувствуешь?

– В висках стучит. А я долго была без сознания?

– Не очень. Тебе подфартило. Мы мимо проезжали, нас гаишники сразу тормознули.

Я с его помощью осторожно поднялась и увидела, что мою машину осматривают сотрудники милиции.

– Все стекла побили, – произнесла я обреченно.

– Стекла – это ерунда. Главное, что сама жива-здорова осталась. За что так тебя?

– Понятия не имею.

– А кто?

– Тоже не знаю.

В машине «скорой помощи» мне обработали неглубокие раны и вытащили несколько осколков.

– Ничего страшного не произошло, – пытался успокоить меня врач. – Серьезных повреждений нет, а ведь все могло бы быть гораздо хуже. Голова и шейка заживет. Придется, правда, некоторое время обрабатывать ранки. А вот с сильным потрясением надо что-то делать. Сильный стресс может запустить хронические болезни. Вас отвезти в больницу или вы сами обратитесь к врачу?

– Спасибо, но в больницу я не поеду.

Гаишники доставили меня в отделение милиции. Хмурый, невыспавшийся после ночного дежурства милиционер, молча слушал мой рассказ, время от времени поднимая на меня покрасневшие мутные глаза. Закончив, я умолкла. В дежурке повисла тягостная пауза.

– Вы что, мне совсем не верите? Вы считаете, что я все это придумала?

– Успокойтесь. Никто так не думает. Но мне кажется, что вас не собирались убивать. Просто решили попугать.

– Испугать? – Я открыла рот и стала жадно ловить воздух, как рыба, выброшенная на берег.

– Конечно. Если бы хотели убить, то убили бы. Вы же сами говорите о том, что у нападавших было оружие, но, тем не менее, они им не воспользовались.

– А кто меня хотел напугать?

– Это вам лучше знать.

– Мне?

– Ну конечно. У вас есть враги?

– Нет, – ответила я.

– Вы ответили на мой вопрос, даже не подумав. – Мужчина в форме поднял на меня усталый взгляд.

– А тут и думать нечего. Что-то я не замечала, чтобы кто-нибудь меня до такой степени ненавидел. Может, и есть люди, которым я не нравлюсь, но я не думаю, чтобы они были способны на такое.

– А вы никому не должны денег?

– Нет, – вновь, не задумываясь, ответила я. – У меня принцип: я сама никогда не беру в долг и никому не даю взаймы. Так легче.

– Согласен. Только вам сделали серьезное предупреждение и до смерти напугали. Вот только кто? Меня интересует – это умышленное нападение или случайность? По-моему, второй вариант отпадает сразу.

– Почему?

– Потому что у меня большая практика в таких делах, и я могу с уверенностью сказать, что так машины не угоняют.

– А как их угоняют?

– Если бы это были угонщики, то они бы обязательно дождались, когда вы выйдете из машины. В таких случаях все делается слаженно и оперативно. Водителя заталкивают в машину, отвозят как можно дальше, оставляют в пустынном месте, и хорошо, если живым. Какой смысл угонять машину, предварительно разбив в ней стекла? В таком виде она сможет доехать только до ближайшего поста ГАИ. На хулиганство это тоже не похоже. Быть может, это связано с вашей профессиональной деятельностью?

– Не думаю.

Меня попросили составить словесные портреты негодяев, но из этого ничего не получилось. В темноте я не разглядела ни их лиц, ни одежды.

Когда все формальности были улажены, я наконец-то отправилась домой.


Звонок телефона прервал мой сон. Я с трудом разлепила глаза и дотянулась до телефонной трубки:

– Але…

– Вика, почему ты на работу не вышла? – услышала я взволнованный голос Леонида. – Заболела?

– На меня ночью напали, – всхлипнула я в трубку и сбивчиво стала рассказывать о том, что со мной произошло.

Выслушав мой рассказ, Леонид пообещал приехать ко мне после работы, велел отдыхать и ни о чем не волноваться. Только я откинулась на подушку, в дверь затрезвонили. Всунув ноги в тапочки и накинув халатик, я поволоклась в прихожую. На пороге нарисовалась моя подружка Ленка.

– Ну, как ты? Живая?

– Как видишь, не мертвая. – Я пошла в комнату, на ходу рассказывая, что со мной произошло.

Ленка двинулась за мной.

Увидев мою зеленую шею, Ленка ахнула:

– Что-нибудь серьезное?

– Все обошлось, – ответила я и предложила: – Чайку попьем?

– А сотрясение мозга или еще что-нибудь в этом роде? – на всякий случай поинтересовалась подруга.

– Лен, какое, к черту, сотрясение мозга? Железными палками не по моей же голове лупили, а по стеклам.

– Мало ли, может, задели.

Я поставила на стол чашки и сахарницу.

– Если бы меня железной палкой по голове вдарили, то ты бы вряд ли застала меня дома. Живой…

Ленка закинула ногу за ногу и хихикнула:

– Это точно. Вика, ну а какие-нибудь у тебя соображения по этому поводу?

– Думаю, банальное хулиганство. Может, они рассчитывали стекло разбить и сумку у меня выхватить?

– Нелогично как-то, – заметила Ленка, накладывая в чашку три ложки сахара.

– Это еще почему?

– Ну ты сама посуди: зачем хулиганам бить стекла, если ты машину уже припарковала и собралась из нее выходить? Зачем им устраивать эту шумиху? Ведь намного проще дождаться, когда ты выйдешь, и отобрать у тебя сумку и снять сережки и колечки. Тем более, что один негодяй был с пистолетом. Да ты бы сама все, как миленькая, сняла и ему протянула. Какой смысл поднимать кипеж?

– Тоже верно, – задумчиво ответила я. – Ума не приложу, что им было надо…

– Темная история, – кивнула Ленка. – Но сердце мое чует, что все это неспроста.

– Значит, ты считаешь, что кто-то решил меня напугать?

– Мне кажется, что других версий просто не может быть. Вика, а у тебя враги есть?

– Ленка, ты можешь представить, сколько раз за ночь я слышала этот вопрос?

– Могу. Только ты мне на него не ответила.

– Но ты же прекрасно знаешь, что никаких врагов у меня нет, денег я ни у кого не занимала и в долг не давала.

– А как у тебя с коллегами складываются отношения?

– Да нормально. Я же человек неконфликтный. Может, я, конечно, многим не нравлюсь, но это не значит, что в моей машине надо стекла крушить.

– А как обстоят дела с врагами у твоего начальника?

Я поставила чашку на стол и уставилась на подругу.

– А при чем тут начальник? Какое он ко всему этому имеет отношение?

– А может, самое прямое. Если нет врагов у тебя, то это не значит, что нет врагов у него. А вдруг это предупреждение для него, а не для тебя?

– Ерунда. Про наши отношения никто не знает. На работе мы ведем себя согласно субординации. Может, кто-то о чем-то и догадывается, но это его личные проблемы.

– Это вам обоим кажется, что никто не знает. А все, наверное, давно вас раскусили и за вашей спиной кости перемывают. Даже если на работе вы друг с другом предельно сдержанны, то ваши совместные командировки не могут не вызывать подозрения.

– Лена, ну даже если это и так, то зачем курочить мою машину?

– А может, в компании работает его бывшая любовница? Она-то и решила тебе отомстить за то, что ты заняла ее место. Ты думаешь, Леонид такой белый и пушистый, примерный семьянин и у него до тебя никогда не было служебных романов?

– Я знаю, что он ходок, впрочем, как и все мужики. Против природы не попрешь, поэтому я его и не идеализирую. Любит он крутить романчики с секретаршами, но потом их увольняет. По-джентльменски, верно? Он сам мне про это рассказывал. Объяснил, что девушки очень быстро начинали садиться ему на шею и борзеть. Могли себе позволить опоздать на работу или, того хуже, совсем не прийти на службу. Капризничали, требовали денег, подарков. В общем, другого выхода у него, бедняжки, не было. Только увольнение.

– А сейчас какая у него секретарша? – с любопытством поинтересовалась Ленка, отхлебнув слишком горячий чай и поморщившись.

– Танька, но она беременная. Уже на пятом месяце.

– От него?

Я ощутила, как меня бросило в жар, и, покрутив пальцем у виска, уставилась на Ленку:

– Ты что, совсем сбрендила? Танька замуж недавно вышла. Она мужа своего любит безумно. Весь рабочий день ему названивает.

– И что?

– Как это «что»?

– Ты считаешь, что поэтому она не могла забеременеть от начальника?

– А по-твоему, от него? – опешила я.

– Может, Танька и любит своего мужа, никто не спорит. Любовь – это одно, а служебный роман – это совсем другое. Может, она и переспала с Леонидом для того, чтобы он ей зарплату повысил. А теперь, когда она ребенка начальника носит, то своего мужа еще больше любит, потому что чувствует себя перед ним виноватой.

– Лена, ну хватит нести пургу. Леонид не спал с Татьяной. Он спал с ее предшественницей, которую уволил. У него теперь на секретарш табу.

– Надолго ли?

– Он сказал, что на всю жизнь.

– А на кого у него не табу? На таких, как ты? Тебя он когда уволит?

Ленка начала меня злить.

– Может, хватит?! Ну сколько можно? И так хреново, еще ты со своими вопросами! Что ты хочешь от меня услышать? Что я буду жить с Леонидом счастливо и умру с ним в один день?! Ты никогда от меня такого не услышишь. Я же не идиотка, чтобы так рассуждать! Мне хорошо с этим человеком. И я его очень сильно люблю!

– Нет, ты определенно дура, – вздохнула Ленка. – Ты в кого втюрилась-то? В начальника?! Теперь жди, когда он тебя уволит, как и всех своих эффектных секретуток!

– А я, между прочим, ценный и необходимый работник. Это на всякий случай, чтобы ты знала. Такими сотрудницами не разбрасываются.

– Ты хочешь сказать, что тебя не уволят?

– А зачем? Я не туплю, не хамлю, никому на шею не сажусь и вкалываю за двоих. Между прочим, я правая рука Леонида. И получаю высокую заработную плату не потому, что с ним сплю.

– Не скажи. Как только ты с ним спать стала, так он сразу в должности тебя повысил, зарплату увеличил и своей наперсницей сделал. Одно другому не мешает. Только не думай, что ты незаменима. Сама знаешь, что незаменимых людей не бывает. Карьера – это, конечно, дело хорошее. Но если твой начальник другую себе найдет или ему в башку что-нибудь стукнет, то он может совершенно спокойно тебе коленкой под зад.

– Ленка, меня уволить не так просто. – Я поймала на себе удивленный взгляд подруги и добавила: – Я слишком много знаю.

– Чего именно?

– Того, о чем другим лучше не знать. И вообще, я не понимаю, зачем мы с тобой затронули эту тему? Мои отношения с Леонидом не имеют отношения к ночному происшествию.

– Это еще неизвестно, – Ленка была непреклонна. – Послушай, зачем ты только ему доверилась? В свою постель мужиков пускать можно, а вот в душу не стоит. Разве можно мужиков за друзей считать? Они же, кроме как гадить в душу, ни на что не способны.

– Поздно! Мне он нужен, и я его люблю.

– Но ведь он женат. Неужели для тебя это ровным счетом ничего не значит?

– А по-твоему, женатый мужик – это не мужик?

– Но он не свободен.

– А я на его руку и не претендую.

– Но ведь у ваших отношений нет будущего, – стояла на своем Ленка.

– Рано еще делать такие выводы! Жизнь покажет. Некоторые, между прочим, разводятся.

– И много таких?

– Да немало.

– Значит, ты хочешь его с женой развести?

– Я ничего не хочу. Быть может, он сам разведется. Я могу этому только способствовать.

– С трудом верится. Женатые гулять любят, а разводиться не спешат. С привычками просто так не расстаются. Даже если твой Леонид когда-нибудь и разведется, то налево ходить не бросит. Он же прямо какой-то сексуальный гигант, вон сколько секретарш поимел. Секс-символ вашей компании!

– А может, его похождения на мне закончатся? Может, я ему сексуальную привязку сделала?

– Даешь, что ли, хорошо?

– А я плохо не умею.

– Мужикам давай не давай, а, как ни крути, любая страсть со временем проходит, – заявила Ленка.

– Но сейчас наш роман в самом разгаре. У меня еще есть время.

– И на что ты только надеешься? Сколько такого мужика ни ублажай, он все равно ни одной юбки не пропустит.

– Лена, а ты меня осуждаешь, что ли? Уж лучше любить женатого начальника, чем холостого и безработного. Сама знаешь, какая сейчас с мужчинами напряженка. Всех метут без разбору. К тридцати годам мужики уже или спиваются, или альфонсами становятся, неудачниками, слабаками. А к сорока – и говорить нечего. Я часто мимо стройки прохожу, так всегда у меня волосы дыбом встают. Там бомжи вечно тусуются. Так вот, знаешь, что самое страшное? Они все молодые. Думаю, некоторые даже моложе меня. Молодые, а уже так опустились. Жуть, а ведь они могли стать примерными мужьями. Сейчас успешные и самодостаточные мужики на вес золота. Уж пусть я буду лучше женатого любить, чем какого-нибудь альфонса, который с огромной радостью поселится у меня дома в качестве домашнего питомца. Знаешь, сколько мне подобных предложений поступает? Тьма.

– Тоже верно, – согласилась со мной Елена. – Я бы тоже серьезные отношения закрутила. Да не с кем. Хочу иностранного жениха поискать. Сейчас полным-полно международных брачных агентств. Чувствую я, что здесь мне уже ничего не светит. Слушай, а может, ночной разбой женушка Леонида заказала? Вдруг это она молодцов наняла, чтобы с тобой расправиться?

– С чего ты взяла? Она про меня не знает. Обычно жены всегда все узнают последними.

– Ерунда! Думаешь, она не знает, с кем ее муж в командировки летает? Думаешь, ей уже доброжелатели не настучали? Она уже тысячу раз могла нанять частного детектива и выследить, где ты живешь. А может, она и в самом деле увидела, что с тобой у ее супруга все намного серьезнее, чем с секретаршами? Может, она решила с тобой таким способом поквитаться?!

– Ленка, ты любовных романов, что ли, начиталась? Сейчас мы с тобой не пойми до чего договоримся.

Мы проболтали с Ленкой весь день, и она уехала только ближе к вечеру.

– Пусть твой Леонид к тебе охранника приставит, – сказала мне подруга перед самым уходом.

– Зачем?

– Затем, что теперь даже по улицам ходить страшно. Не знаешь, с какой стороны по голове ударят. Кстати, я завтра иду к классному фотографу фотки делать, а потом размещу их на международном сайте знакомств. Так что, подруга, быть может, в скором времени мы будем с тобой только по телефону разговаривать. Приглянусь я жениху из Канады, приедет заморский принц сюда и увезет меня к себе в сказочную страну на постоянное место жительства.

– Ленка, фантазерка ты, – засмеялась я, подавая ей сумочку.

– Главное – не терять надежду. В своей стране мне уже ловить нечего. Кстати, если кто-то приличный появится, тебе сообщить? Мне для подруги ничего не жалко.

– Да ты сначала себе найди.

Мы с Ленкой расцеловались, я закрыла за ней дверь и принялась ждать Леонида.

Глава 2

Леонид приехал сразу, как только освободился. Он заботливо прижал меня к себе, выслушал и попытался успокоить.

– Завтра утром твою машину отгонят в автосервис. Не переживай.

– Пытаясь удрать от этих подонков, я резко вывернула руль, подала назад и ударила одну машину.

– И твою, и чужую починим, если будет такая необходимость. Ты, самое главное, не волнуйся. Я все беру на себя.

– Не представляю, что бы я без тебя делала.

– Сейчас столько отморозков развелось. Хулиганье.

– Ты все-таки думаешь, что это простые хулиганы?

– Конечно, а кто же еще!

– А может, это целенаправленный заказ, чтобы меня напугать, – осторожно попыталась возразить я.

– Сама подумай: ну кому ты нужна? Просто нужно быть осторожнее. Не стоит парковать машину за домом. Старайся поставить ее во дворе у подъезда. За домом слишком безлюдно и темно.

– Легко сказать! Я возвращаюсь домой поздно. У подъезда всегда полно машин. Все нормальные люди занимают места пораньше.

– А как обстоят дела с охраняемой стоянкой?

– Если ставить машину на охраняемой стоянке, то до дома придется идти пешком в темноте, а это тоже не совсем приятно. Стоянка далековато находится.

– Надо делать проще, – стоял на своем Леонид. – Можешь оставлять машину на охраняемой стоянке, затем ловить такси.

– Это, конечно, идея, но ждать такси можно до второго пришествия. Придется ловить частника.

– Тогда в чем дело? Чем частник плох?

– Я боюсь, – честно призналась я Леониду.

– Чего или кого?

– Боюсь сесть не в ту машину и получить монтировкой по голове.

Леонид кивнул в знак согласия, но я не была уверена, что его убедила. Во всяком случае, он не стал возражать. Он притянул меня к себе.

– Ты просто очень сильно напугана, дорогая. Это пройдет. Некоторое время ты будешь бояться даже собственной тени. У тебя сильнейший стресс. Я знаю, как тебе сейчас тяжело, но все же постарайся не думать о том, что произошло. Пойми, это всего лишь недоразумение.

– Ты так думаешь?!

– На твоем месте могла оказаться любая владелица собственного авто, подъехавшая ночью к своему дому. Кругом тучи наркоманов. Они сами не ведают, что творят. – Леонид секунду помолчал и неожиданно добавил: – Послушай, а хочешь, я останусь у тебя сегодня на ночь?

– Ты это серьезно? – Я счастливо улыбнулась.

– Вполне. Думаю, что сегодня ты не должна оставаться одна. Ты такое перенесла! Так как насчет ночевки? Ты не против?

– Нет. Оставайся хоть на всю жизнь! – выдохнула я, не помня себя от радости, но тут же прикусила язык, понимая, что ляпнула лишнее.

Леонид пропустил мои слова мимо ушей и чмокнул меня в макушку. Я приготовила ужин на скорую руку, и мы по-семейному уселись за стол, включив телевизор и откупорив бутылочку вина. Я не спускала с Леонида влюбленных глаз и думала о том, что же он сказал супруге? Перебрав в голове несколько вариантов, я пришла к мысли, что мне не стоит напрягать мозги по этому поводу, это не моя головная боль, а забота Леонида.

– Побудь недельку дома. Не выходи пока на работу. Расслабься, отоспись, а потом приступишь к делам. Как раз заживут ранки на твоей очаровательной головке.

– А как же ты без меня?

– Буду скучать, но мне кажется, что после того, что произошло, тебе действительно нужно отдохнуть.

Как и прежде, эта ночь была просто необыкновенной. Я всегда старалась одарить Леонида теплом, нежностью. Мне хотелось, чтобы он чувствовал себя желанным и потрясающим любовником. Особенно мне нравилось в Леониде то, что он очень эмоциональный человек. Он моментально отзывался на ласки, страстно прижимал меня к себе и постанывал от наслаждения. Мы занимались с Леонидом сексом, и для нас не существовало преград и запретов. Мне хотелось сделать для любимого ВСЕ и в ночь наслаждений подарить ему то, о чем он мечтал. Больше всего Леониду нравилось, как я играю пальцами его ног, беру их в рот, сладко причмокиваю, а затем целую его все выше и выше. В такие моменты Леонида буквально бросало в дрожь. Мне нравилось властвовать в постели над ним и устраивать ему различные любовные пытки. Например, довести его до сильного возбуждения, мучить и оттягивать момент близости до тех пор, пока он не начнет кричать, что больше не может, и умолять меня как можно быстрее ему отдаться. Но я не люблю спешить и, перевернув Леонида на спину, начинаю ласкать его языком, доводя до экстаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении