Юлия Шаманская.

Один из рода



скачать книгу бесплатно

–Да, эта икона принадлежит Оптиной, но в данный момент находится вне монастыря.

–А где же она?– расстроился Горшков.

–Пока не могу сказать точно. На сайт она случайно попала, так как была пожалована частным лицом, однако до монастыря еще не добралась. Надо будет пока сказать, чтобы удалили. Прощайте! Бог вам в помощь!

Видимо, настоятелю и так было жаль потерянного времени, поэтому он спешно ретировался, оставив гостей посреди комнаты.

–Наверное, я ошибся с этой Оптиной,– тяжело вздохнул Горшков.

–Не думаю,– ответила Лида, – ведь бабка сказала…

–Да, врут все эти бабки! Я не из-за нее поехал, а из-за иконы. А выходит, нет ее.

–Эх, Толька! Тебе ли вешать голову?

Лида встала на цыпочки, чтобы взлохматить буйную шевелюру брата. Ты со своими деньгами ее из—под земли достанешь! Найдешь! Ведь главное, что она существует!

–И то верно!– улыбнулся Горшков. – Что—то с этой болезнью, я совсем плохо соображать стал! Что теперь? Домой едем?

–Зачем домой? А старцы? Идем старцев искать! Может, они тебя вылечат?

–Ну, пойдем! Не зря же ехали.

Взявшись за руки, брат и сестра спустились по ступеням, и вышли из домика, где их принимал настоятель. Молодой человек в черной рясе подсказал, как пройти на площадь, где расположены основные храмы. Для этого нужно было снова вернуться на парковку, где они оставили автомобиль, и пройти в боковые ворота. Этот путь они преодолели с легкостью, но оказавшись на площади, растерялись. Их оглушил шум и многолюдство. Взад вперед сновали похожие друг на друга как сестры женщины в длинных юбках и в широких блузах. По проторенному экскурсоводами маршруту передвигались стайки туристов в джинсах. Громко жаловались на горькую судьбу нищие. Лида и Анатолий, поспешили укрыться в ближайшей церкви. К их облегчению, в храме оказалось тихо и пустынно.

–Ну, и что дальше? – спросил Горшков, понизив голос.

–Нужно спросить про старцев,– шепотом ответила Лида,– Идем к женщине, которая продает свечи. Такие, как она, все знают.

Лида подошла к свечнице, за ней неуверенным шагом следовал Анатолий.

–Здравствуйте!

Лида несмело улыбнулась женщине в темно—сером платье до пят и услышала в ответ.

–Здравствуйте, сестра!

–Могу я у вас спросить,– продолжала Лида,– мы впервые приехали с братом в Оптину. Он нездоров. Мы слышали, что есть в Оптиной старцы, которые исцеляют. Где нам их найти?

–Это смотря кто вам нужен,– доброжелательно ответила женщина, продолжая расставлять в стеклянной витрине разнообразные иконки.– Сейчас вы стоите в соборе в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Это главный собор в монастыре. В нём находятся мощи преподобных Амвросия и Нектария. Пройдите и приложитесь. Остальные старцы покоятся в других храмах. Походите, не поленитесь, все вместе они помогут вам. Найдете самый большой храм – это Казанский. Там мощи преподобных старцев Моисея, Антония и Исаакия I. Во Владимирском храме мощи Льва, Макария, Илариона, Анатолия, Иосифа, Варсонофия и Анатолия.

Сходите везде! Господь да поможет вам! Масличко наберите, водички. Идите, милые! А если заблудитесь, вам каждый подскажет. Да не забудьте сходить к могилкам наших новомученников. Знаете о таких?

–Извините, вы не поняли,– застенчиво возразила Лида.– Вы о мощах говорите. То есть о старцах, что уже умерли. А я спрашиваю о тех, кто жив. Нам бы к живому старцу сходить за исцелением.

–К живому?– удивилась женщина. – Нет уже таких старцев в Оптиной. Это до революции их целый цветник был, один за другим являлись миру. Но беда та все оборвала. Нет давно тех старцев.

–Как же так?– расстроилась Лида.– А мне так много рассказывали на работе о старцах!

–Видимо вы не правильно поняли тех людей. Но это ничего. Ведь живы наши старцы! Они живы у Бога. И помогают всем, как живые. Сходите к ним!

–Понятно,– повесила голову Лида. Вы правы, я что—то напутала. Ну, значит, простите, мы пойдем.

–Вы не расстраивайтесь!– уговаривала свечница.– Возьмите книжечку про батюшек. Прочитаете, и поймете, что они все живы и рады вам будут. Почитайте, не поленитесь.

–Хорошо,– сухо ответила Лида и потянула брата за рукав из храма.

–Прости меня, Толичка!– виновато прятала он глаза. – Все напутала, зря только дернула тебя из Москвы. Поехали уж, назад отвезу.

–Ничего, Лидка!– вздохнул Анатолий. – Это было, по крайней мере, нескучное приключение.

–Детки, детки, стойте!– услышали они надтреснутый старушечий голос прямо у себя за спиной.

Обернувшись, Горшковы обнаружили позади себя беленькую старушку в теплой, несмотря на жару, кофте и ситцевом платке.

–Я слышала, что вы старцев ищете?– беззубо улыбнулась старушка.

–Искали,– недоверчиво глянула на нее Лида.– Но нам в храме объяснили, что старцев здесь нет. Соврали что ли?

–Нет, что вы говорите!– захлебнулась от возмущения старушка.– Валентина Петровна не врет никогда! Она почти святая, как можно! Замечательный человек!

–Ну, значит, она нам все и рассказала. Не трудитесь! – нетерпеливо дернула плечом Лида, желая поскорей избавиться от назойливой собеседницы.

–Старцев нет, но есть старица!– с важностью заговорила бабушка. – Настоящая святая—юродивая! Ее батюшка настоятель пригласил пожить. Еле уговорил! Знает, что пока здесь такой человек, то процветать обитель будет. Сманил у Шамординских сестер. Те, до сих пор локти кусают, что не к ним Ася пошла. А сама Ася живет в избушке, в лесу за скитом, повелела выстроить себе и место указала. Сказала, что давным-давно, еще при игумене Авраамии, жил там старец отец Матфей. Ася успокоила сестер, что не навсегда в Оптиной, а только «по делу». Ждет, дескать, особого посетителя. А как придет он к ней, так «замкнется круг времени», и тогда она освободится от обязанности на нее возложенной. Тогда пойдет умирать в Шамордино, и там свои мощики оставит, сестрам в утешение.

Рассказ старушки сильно заинтересовал Лиду. Она подошла поближе, потянув за собою брата.

–Что, настоящая живая старица?– спросила сестра.– Как Пелагея Ивановна из Дивеева? Но почему я ничего не слышала о ней?

–Особая эта старица!– отвечала бабушка.– Простым паломникам, и тем более туристам, она неведома. Не всем велит о себе говорить. А вот меня, грешную она полюбила. Говорит, за страдания мои. Но что я о себе да о себе? Ася—то еще вчера после вечерни позвала меня и велела утром ступать в Введенский храм, а после службы не уходить. Ждать высокого и кудрявого мужчину. Как увидишь его, гони ко мне хоть батогами, говорит! И еще сказала, что если не поверит и уедет, то будет всю жизнь как заяц тени своей бояться.

При этих словах Горшковы переглянулись.

–А ведь, кажется, старица знает что—то о моей болезни,– заметил Анатолий. Давай, что ли сходим к ней?

–Конечно, сходим!– обрадовалась Лида.– Бабушка, проведите нас к ней, пожалуйста!

–Ой, милые, не могу!– заохала старушка. – Ноги совсем опухли. Всю службу простояла. Да еще и вас столько ждала! Ноги мои поднять бы сейчас повыше! Пойду в гостиницу. А вы ступайте через лесок в Предтеченский скит. Обойдете его и ступайте мимо источника дальше в лес. Увидите, тропиночка протоптана. Наткнетесь и на избушку, Господь сподобит.


—Все, привал! – заявила Лида, усаживаясь на первый попавшийся трухлявый пень. – Придется признать, братец, что мы с тобой совершенно заблукали! Передохнем и назад пойдем, если дорогу найдем, конечно.

– Чего боишься, заяц? Здесь так красиво и тихо!– хорохорился Анатолий.– Была бы палатка, остался бы денька на три!

Он скинул с плеча большую кожаную сумку, и уселся у ног сестры.

Он только закрыл глаза, чтобы пару минут вздремнуть, как до слуха его донесся странный шум.

–Медведь!– вскрикнула Лида.

–Где?– всполошился Анатолий.

–Там в кустах!– дрожащим голосом ответила сестра.

–Спокойно,– поднялся Анатолий, – сейчас мы разберемся. Но пока я никого не вижу.

–Там что—то идет на нас из чащи!– зашептала сестра, стараясь не шевелиться, чтобы не привлечь зверя резким движением.

–Здесь вряд ли медведи водятся,– ответил Анатолий, на всякий случай тоже понизив голос.

–А кто это может быть?– спросила Лидия, прячась у него за спиной.

–Может быть, лось?

–А что, здесь водятся лоси?

–Да откуда ж мне знать, кто где водится, я же не зоолог!– сердито ответил Анатолий.

Шум все приближался и Горшковы замерли, боясь пошевелиться.

–Тихо,– сказал Анатолий, закрывая собой сестру.– Но ты не дрожи там! Если это зверь, то он мимо пройдет. Они сами нас боятся.

–Крупный!– в ужасе попятилась Лида, не открывая глаз от куста, ветки которого стали раздвигаться высоко над ее головой.

Через минуту загадочное существо покинуло свое укрытие и вышло на заросшую травой поляну, где притаились путники. Лида и Анатолий, при виде его испугались еще больше. Перед ними стоял человек, закутанный по брови в цветные лохмотья. Лишь длинные седые космы и тонкие лодыжки, указывали на то, что перед ними женщина.

–Ой, баба Яга!– прошептала на ухо Анатолию Лида.

–Кикимора,– тихо ответил он.

–Ну, где вы ходите, не весь день же вас ждать!– заворчала «кикимора», обращаясь к ним.– Чай уже два раза остыл!

Глава 5. Ася

—Пейте, детки. Это не обычный чай. Рецепт еще от старца Матфея сохранился. Этот чай силу и здоровье дает! А то вон, хлипкие какие, не на какую работу не годные! Вам, поди, картошку задай чистить – и то не сдужаете! Ничего, чай отца Матфея вас поднимет!


Баба Ася, как представилась лесная кикимора гостям, отличалась удивительно экзотической внешностью. Высокая старуха в рваном сарафане, сшитом из мешковины, криво сидящем на серой льняной рубахе, с серой тряпкой, намотанной на голову на манер тюрбана, выглядела точь в точь как персонаж из русских сказок. Впечатление дополняли самые настоящие берестяные лапти, надетые поверх шерстяных носок с трогательным логотипом «спорт».

Ася решительно повела за собой Горшковых в наскоро сбитую из бревен избушку и стала потчевать чаем из самовара и лесной малиной. Испив волшебного напитка, Анатолий сразу ощутил бодрость. Цепи страха, сковывающие его в последние дни, рассыпались. Он понял, что Лида была тысячу раз права, что приволокла его в это место. Сестра тоже была в полном восторге: и от приключения, и лично от Аси. Лидия раскраснелась, потеряла свой деловой «докторский» лоск и стала напоминать ему ту девчонку, с которой он в детстве играл в сало и резиночки.

–Спасибо, что излечили меня!– искренне поблагодарил старушку Анатолий.– Скажите, чем я могу быть полезен вам?

–Будешь полезен, милый,– закивала бабушка, убирая с пенька, который заменял ей стол, алюминиевые кружки.– Но не мне, а всей России! Главное исполни то, чего ждут от тебя Господь и Царица Небесная! Но благодаришь ты меня рано. Болезнь твоя будет только усиливаться. Или, как бы Лидия сказала, прогрессировать.

–Но как же так?– расстроился Горшков.– Выходит, вы не можете меня излечить?

–Отчего же не могу? Могу! Не я, конечно, – Господь может! Только это не так просто. Труд нужен здесь! И потрудиться мы должны вместе.

–Какой это труд?– не понял Анатолий.

– Обыкновенный! – пояснила Ася.– Физический! Потрудиться надо во славу Божью! Вместе потрудимся, и будет результат. Ты, милый, всю жизнь трудился. А сейчас что же на печь собрался? Если так, то и лежи на печи. Больница тебя уж заждалась.

–Нет, бабушка Ася! – вмешалась Лидия.– Он на все согласен! Будет трудиться и сделает, что скажете. Правда, Толя?

–Видимо, у меня нет выбора?– с тоской поглядел на сестру Горшков.

–Вот и хорошо,– закивала Ася,– потрудимся! Только сначала у настоятеля благословись. Оставить у себя в избе я тебя не могу, свободной келейки нет. Придется тебе в скиту жить. А там бесплатно тебя не оставят.

–У меня деньги есть!

–Забудь, милый про свои деньги! Сейчас они нам только мешают. Смириться тебе надо! Это же я запретила настоятелю с тебя деньги брать. Так и сказала: «Александрушка, придет к тебе миллионщик, но ты у него денег не бери, а в обители уговори потрудиться».

–Действительно, он меня уговаривал,– вспомнил Анатолий,– только ведь на это времени нет.

–Знала, что не уговорит, поэтому послала Клавдию вас сторожить! А времени, милый у тебя предостаточно, поверь!

–Как же предостаточно?– не согласился Горшков.– У меня огромный бизнес, надо быть постоянно начеку.

–Сейчас пора отпусков. Все бизнесмены отдыхают, и ты можешь прерваться.

–Да, это так!– в изумлении уставился на старушку Горшков. – Откуда вы знаете? А известно ли вам, что на днях состоится важная встреча? И мне необходимо быть готовым к ней?

–Как же не знать, знаю,– недовольно поморщилась Ася,– Но та проклятущая встреча от тебя никуда не денется. Свободна твоя волюшка. Трубка телефонная всегда с тобою. Как позовут, так и побежишь на свою встречу, если захочется. Нешто кто не пускает?

–Хорошо, я согласен,– обреченно вздохнул Анатолий.– Сколько мне нужно тут жить и что делать?

–Жить—то в скиту будешь 40 дней,– стала рассказывать Ася.– Распорядок там строгой, забаловать не дадут. Утром служба, днем послушание, вечером служба. После нее будешь ходить ко мне лечиться.

–А как вы лечите? Травами?– заинтересовалась Лида.

–Я, милая вообще не лечу!– ответила Ася.– Я уму—разуму учу! Бывает, кто—то исцеляется, а как оно – не знаю я. Каждому Господь по вере дает.

–Но вы сказали, что будете лечить брата!– напомнила Лида.

–С братом твоим особый случай. Вы все поймете, придет время. А поступим мы так: ты, Лидия, езжай-ка домой! Но прежде, привези мне из Козельска ниток на свитер, так чтобы хватило. Я буду ему свитер вязать, а он будет мне книжки читать. Скоро брат и исцелится. Согласны, детки?

–Согласны!– в один голос ответили Горшковы.

Анатолий расстался с Лидой на парковке. Он поручил ей съездить в Козельск: достать заказанных старицей ниток и заодно купить ему дорожный несессер со всем необходимым и кое-какую одежду. Он не представлял себе жизни без нескольких пар свежих футболок в день. Подозревал, что в Козельске не достать одежды высокого качества, но не желал слишком обременять сестру поездками. Что поделать? Придется вести аскетический образ жизни!

Когда яркий нисан Лиды, исчез из поля видимости, Горшков тяжело вздохнул и снова отправился к настоятелю. Но в этот раз найти его было не так просто. Отец Александр работал в поле. Молодой послушник пообещал Анатолию проводить его туда. Он предложил гостю старый ржавый велосипед, а сам уселся на другой, еще более потрепанный. Анатолий старательно крутил педали, следуя за удивительным спутником в рясе. Его преследовало ощущение нереальности происходящего. Чем же завершится эта авантюра? Он здесь один, без охраны и привычного окружения, среди незнакомых странных людей. Не опасно ли это? Однако Анатолий поспешил отбросить тревожные мысли. Что без толку переживать? Надо решать проблемы по мере их поступления.

Велосипедисты быстро миновали монастырские ворота. Некоторое время дорога петляла между маленькими аккуратными домиками свежей постройки. И, наконец, свернула в поле. Пенье птиц, тишина, запахи – все это сладко вскружило голову Горшкову.

–Красота!– крикнул он вслед своему спутнику.

–Благодать,– спокойно ответил тот.– Еще метров сто – и луг. Там и должен трудиться отец настоятель.

Среди залитого солнцем луга выросли зеленые снопы. Рядом с ними суетились богомолки, девушки и женщины в ярких юбках, платьях и светлых платках. Они сносили благоухающую цветами траву в кучи, связывали снопы шпагатом. Послушник «спешился» и бросил велосипед посреди поля, его примеру последовал Анатолий. Обогнув огромный сноп, заметил два черных силуэта. Казалось, они совершают замысловатый обряд, вроде японского ритуального танца с кинжалами.

–Вот и отец Александр,– махнул послушник в сторону темных фигур.– Обождите, когда остановятся. Сейчас нельзя отвлекать, дыхание собьете.

Горшков стоял, наблюдая за гармоничными движениями косарей, и ощущал необычайный подъем. Ему хотелось сорваться и побежать по полю наперегонки с ветром. В детстве с сестрой они славно побегали по полям, ощущая свободу каждой клеточкой тела и мечтая улететь за ветром. Взлететь легко, как воздушный змей, и затеряться далеко в облаках.

–Здравствуйте, Анатолий Сергеевич, чем снова могу служить?– вывел его из задумчивости голос настоятеля.

Горшков взглянул на отца Александра, и позавидовал его разгоряченному лицу и счастливому блеску в глазах. Хотел бы и Анатолий получать столько удовольствия от своего труда.

–Я подумал о Вашем предложении остаться в монастыре в качестве трудника и решил согласиться.

–Вот как? Решили мне помочь! Благодарю Вас! Можете прямо сейчас и начинать, а потом я Вас поселю. Умеете косить?

–Никогда не пробовал.

–Давайте-ка, я Вас научу.

Настоятель взял в руки косу, любовно погладил лезвие и стал объяснять.

–Нынче косой не многие косят, есть комбайны. Но у нас луг небольшой, комбайн только половину возьмет, а львиную долю пропустит. Коса же берет все сено и работает чисто. Вот, возьмите ее в руки!

Анатолий неуверенно принял косу из рук отца Александра. Он взял инструмент за рукоять и с опаской глянул на гигантское лезвие, что сверкнуло на солнце ослепительной вспышкой.

–Слушайте и запоминайте,– продолжил отец Александр. – Спрашивайте, если что не поймете. Коса должна быть острой, лезвие не должно быть влажным. Перед началом кошения наточите косу при помощи специального бруска. У меня всегда с собой имеется. Возьмите ее правой рукой за пятку, а левой за косовище. Острый конец лезвия воткните позади себя наклонно в почву на глубину примерно пять сантиметров. Вытрите полотно пучком свежескошенной травы. Только, ради Господа, старайтесь не пораниться. Затем правой рукой выньте брусок и проведите им по лезвию с одной и с другой стороны, придерживая косу левой рукой за середину обушка. Наточив верхнюю половину лезвия, переходите к нижней.

Урок свой настоятель сопровождал практической демонстрацией, за которой Горшков наблюдал, с необычайным для самого себя интересом. Наточив косу, отец Александр снова вручил ее Анатолию.

–Возьмите косу в руки. Слегка наклоните туловище вперед. Поставьте правую ногу впереди, а левую – сзади. Тело поверните влево. Такое положение облегчает процесс кошения.

Горшков выполнил все инструкции и теперь стоял в неестественной напряженной позе посреди луга. Вокруг стали собираться любопытные. Было слегка не по себе, не хотелось выглядеть дурачком.

–Движения рук при косьбе должны быть круговыми справа налево, – невозмутимо продолжал батюшка.– Взмах косы при этом не должен быть широким. Первый взмах – слева направо. Занесите косу довольно медленно и плавно. Второй – справа налево, при подрезании травы, быстрый и отрывистый. Стоите правильно! Теперь повторяйте за мной!

Отец Александр взял другую косу, быстро заточил ее бруском и встал в позу рядом с покрасневшим от усилий Горшковым.

–Анатолий Сергеевич, не нужно так напрягаться!– посоветовал настоятель.– Вы глубоко вздохните, расслабьте грудь, улыбнитесь. Теперь пошли!

Первый взмах Анатолия вызвал сдержанное хихикание богомолок. Коса его, вместо того, чтобы срезать ровную зеленую полосу, как у настоятеля, воткнулась в землю.

–Цыц там, в тылу!– скомандовал отец Александр. – Хватит прохлаждаться, за работу!

Женщины вмиг разбежались в разные стороны и каждая вновь стала суетиться у своего стога.

–Это сложно, я не смогу! – заныл Анатолий. – Видимо, руки не приспособлены.

–Сможете!– стал успокаивать его настоятель. – Только поучиться придется. Немного терпения, и скоро станете наслаждаться работой. Да и меня поосвободите. Буду трудиться на других послушаниях.

–Может, лучше я на других?– взмолился Анатолий, сгибаясь под тяжестью косы.

–Я бы поставил, но боюсь, что сразу сбежите. Вы человек богатый, избалованный, навоз собирать вам не с руки. Так что учитесь косить!

–Ладно, попробую,– сразу же согласился Горшков, напуганный альтернативой таскать навоз.

–Вот и хорошо! А ваша ошибка распространенная, и исправить ее просто. В момент кошения пятка косы должна идти практически по поверхности скашиваемого участка, а ее носик быть слегка приподнятым. Такое положение необходимо сохранять на протяжении всей работы, в противном случае коса будет втыкаться в землю.

Анатолий снова попробовал, и у него стало получаться, только работа эта все еще казалась чрезмерно утомительной. Рядом с Горшковым шел настоятель и помогал советом.

–Каждый взмах должен быть плавным. Старайтесь не напрягать руки, поскольку это вызовет лишнее утомление. После каждого взмаха правую ногу передвигайте на шаг вперед.

Анатолий послушался, и косить стало значительно легче.

–Ну, вот и все на сегодня,– наконец, сжалился отец Александр, когда они достигли небольшого рва между полем и лесом. – Сейчас отдыхать пойдем, но в следующий раз запомните, что при косьбе пятка косы с косовищем сгребает скошенную траву и укладывает ее в сторону на начало пройденного ранее прокоса, образуя так называемый валок. Учтите, что под ним не должно быть нескошенной травы. Прокос должен получаться прямым и примерно одинаковой ширины. Повторите завтра?

–Постараюсь, батюшка!– ответил Горшков, снимая футболку и оттирая ею мокрое от пота лицо.– Сейчас бы воды!

–А пойдемте, работницы наши угостят, наверное, – улыбнулся батюшка.

Анатолий принял из рук улыбчивой загорелой женщины в платке, намотанном на голову в виде тюрбана, термос. Внутри оказалась родниковая вода из чудотворного источника. Что повлияло на божественный вкус напитка: чудотворность источника или труд на свежем воздухе, Анатолий не знал, но такого вкусного напитка ему пить еще не приходилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6