Ульяна Громова.

И помчится к югу



скачать книгу бесплатно

ГЛАВА 1. Замуж не напасть, замужем бы не пропасть

– Дина, а теперь так всегда будет?

– «Так» – как?

– Девять дней в поездке, день дома и снова в путь?

– А ты думал, я буду утром выезжать, вечером приезжать и все выходные и праздники проводить дома?

– Примерно так.

– Нет, так не будет. Будет именно всё время в поездке.

– Значит, увольняйся.

– Это с какой радости?

– Зачем ты вообще на работу устроилась?

– А тебе какая разница? Ты или на работе или друзьями пьёшь и по три дня дома не появляешься. Тебе какая разница, где буду я?

– Я знаю, что ты дома. Так было всегда, Дина. А теперь ты будешь, чёрт знает где.

– А что мне дома? Смотреть в окна и ждать, когда ты явишься? Или когда соседи скажут, что от остановки до дома ты не дошел, зато с асфальтом взасос встретился?

– Это было единственный раз… Я на машине…

– …ещё лучше. Не для того машину покупали, чтобы ты теперь на ней пьяный ездил. Ровно наоборот – я надеялась, что ты перестанешь пить. Думала, будем ездить по краю, за грибами, ягодами, на Красноярском море чаще будем отдыхать. А что в итоге? Ты мгновенно обзавёлся высокопоставленными друзьями в ГАИ, и теперь гаишники, вместо того чтобы отобрать у тебя права, при виде твоей машины берут под козырёк. Ахренеть поворот!

– Лучше, чтобы права отобрали?

– Лучше бросить пить. И вообще, что ты ко мне прицепился? Ты свою Ирочку тоже поучал? Или это участь жены нотации слушать? Ты сильно обращаешь внимание на мои желания?

– …

– Вот и молчи. Ты и не заметишь, что меня нет. У тебя куча дел – бани, друзья, бухло, Ирочка…

– Да нет ничего давно с… Забыть не можешь… Ты слишком преувеличиваешь, Дина, согласись?

– Что забыть? Что ты бил меня? Или, что её дочке мороженое, ей цветы, а наша дочь в тринадцать лет должна на мороженое сама заработать? Это забыть?

– Бред какой-то… Откуда ты взяла это?

– Что откуда взяла?

– Цветы, мороженое… И заработать можно по-разному, неужели я бы Лену на рынок торговать отправил?

– Да какая разница?!

– Большая… Ну… чёрт возьми! Прости, Дина! За всё прости!

– Ну, простила. Но не забыла.

– То есть, ты не уволишься?

– Нет.

Вот такой конструктивный диалог случился у нас с мужем по пути домой. Руслан встретил меня со стажировочной поездки и ждал, пока я встану на явку. Завтра в семь утра я должна принять и подготовить вагон, а уже в девять тридцать отбыть в рейс на Москву. Это будет моя первая самостоятельная поездка проводницей.

– А девчонки одни будут? Ты же никогда не соглашалась оставлять их одних.

– А девчонки будут жить у моих родителей. Чтобы не мешать тебе бухать, водить баб и не видеть твою пьяную физиономию.

– Да хватит уже! Нет никаких баб! И не собираюсь я никого водить! И я не вечно пьяный!

– А что так? Вся квартира в твоём распоряжении, делай что хочешь!

– Спроси девчонок, я дома был все выходные и не пил.

– Да-а?! Ну надо же! А чего это? Некому жизнь портить и пить не очень хочется? Всё дело во мне? Тем более радуйся, что меня не будет.

– Я думал, ты приедешь, соскучишься.

А ты…

– … а я. А я давно не скучаю по твоей пьяной морде. И вряд ли когда-нибудь буду.

– Увольняйся, Диночка, прошу тебя… Я брошу пить… Тем более и бросать нечего, по сути.

– ? Да ладно?! Это уже было, когда я пятнадцать раз уходила к маме. Это было, когда я бросила учиться. Это было, когда я бросила работу. Это было когда… Продолжать? Ты последние три года заставляешь меня поступить так, как надо тебе, манипулируя тем, что бросишь пить. И у тебя всегда так убедительно получалось. Но не в этот раз.

– …

– Вот и молчи. Я хочу помыться и выспаться… Собрать девчонкам вещи, завтра утром отец заберёт их.

– У меня чувство, что ты бросаешь меня.

– Ну надо же! Я всего лишь устроилась на работу.

Я немного лукавила. Я на самом деле собиралась уйти от мужа. Но просто взять и уйти не получится. Пробовала …дцать раз. Всем на смех. Он посыпает голову землей, поёт и свистит под балконом моих родителей всю ночь, звонит по домофону всем соседям, и грозится, что это будет продолжаться, пока я не вернусь с ним домой. Надо ли говорить, что я возвращалась? Разойтись спокойно можно только с его подачи. Перебрав у уме все возможные варианты, я случайно наткнулась на объявление в бегущей строке о наборе проводников. Это был наилучшее решение, чтобы Руслан привык к моему отсутствию, нашёл новую любовницу и вышвырнул меня за борт своей жизни.

После романа с соседкой – ночной «бабочкой» – он будто понял, что кроме меня, никого не любил и не любит. Он окружал меня навязчивой заботой, боялся отпустить от себя хоть на шаг, не давая ни учиться, ни работать, и этим сделал мою жизнь невыносимой… Как я пережила несколько месяцев его измены – одному Богу известно. Какие муки я испытывала – не пожелаешь врагу. Тогда мне казалось – я испытала пик всех чувств сразу. А позже вдруг поняла – чувства перегорели. Все. Дотла. Не осталось ничего, кроме желания освободиться от этого брака, сковавшего тяжелыми цепями обретшей второе дыхание любви Руслана.

После школы я не поступила в институт, а год назад пошла на полугодовые курсы бухгалтерского учета, но муж терпел лишь первый месяц, а потом приходил, торчал в коридоре и мешал учиться всей группе, бесконечно названивая и заглядывая в кабинет. Однажды преподаватель попросил меня покинуть помещение и тут же вернул деньги за обучение, достав их из кармана. Похожее произошло, когда чуть раньше я устроилась работать менеджером по продажам. Там меня тоже быстро попросили уйти. Сам Руслан уже двенадцать лет работает водителем маршрутки, хотя эта работа так, хобби. Зарабатывает он совершенно иным способом.

Кроме того случая с соседской проституткой интрижек в его жизни больше никогда не было. Но мне и одной хватило за глаза. Не знаю, насколько часто Руслан встречался ней, но, когда Ирочка, встретив меня на улице, с издёвкой сообщила, что мой муж воспользовался её «экзотическими услугами» потому, что я не удовлетворяю его в постели, мне показалось, что жизнь кончена. И я жила ради детей, потому что уйти от Руслана всё равно не получилось. Да и девочек надо было подрастить. И терпела, уже последнее время не особо интересуясь, куда муж пошёл, с кем и что он делает. Смысл?

Мы поженились, едва окончив школу. Наше знакомство, когда нам было по двенадцать лет, к шестнадцати переросло в любовь. В семнадцать родители получили для нас разрешение Исполкома на регистрацию брака, хотя я не была беременна. Мы просто сразу после окончания школы стали жить вместе. И теперь я подготовила почву мужу – буквально постелила и подмела красную ковровую дорожку к его изменам. Всё, что угодно, лишь бы он меня отпустил. Уйти я собиралась осенью. А пока нужно работать и собрать денег на аренду жилья потому, что супруг однозначно не станет делить со мной квартиру его бабушки. Да я не стану ничего требовать. Тут вопрос стоит вообще уйти бы… Я, конечно, не собиралась ругаться сегодня с мужем, но он сам начал. Я вообще не скандальная. Никогда не лезла проверять карманы и смски в телефоне, не следила из-за угла и не считала минуты, когда он уходил в магазин, не задавала лишних вопросов, не вникала в его дела, не… не… не… Я и из-за Ирочки сцен не устраивала. Я молчала и носила всё в себе, стремительно теряя килограммы.

Попасть на работу проводницей оказалось не так просто. Женщин брали только до двадцати восьми лет, а мне две недели назад исполнилось тридцать четыре. Похожая на Ахеджакову субтильная дама в кадрах при Депо, посмотрев мой паспорт, отказалась брать меня на вакантную должность. «Вам лет уже сколько? Даже не тридцать! Так что, давайте, до свидания». Еще некоторое время назад это бы прошло. Я бы, понурив голову, пошла искать счастья в другом месте. Но не в этот раз. Я точно знала, зачем мне эта работа, и я готова была землю грызть, что бы попасть на это место.

Я шла по длинному коридору, читала таблички и дергала ручки дверей бесконечных кабинетов начальников, которые располагались на этаже. В один из них дверь открылась, и я вломилась, сначала гневно ругаясь на дурацкие требования, потом жалуясь на несправедливость. Надо отдать должное неизвестному мужчине. Он, конечно, ошалел от неслыханной наглости, но, не перебивая, выслушал меня, спросил имя и фамилию и набрал внутренний номер:

– Нина Фёдоровна, а что, это так критично, что женщине тридцать с лишним? Или у нас на мизерную зарплату много желающих терпеть нервотрепку, жить в поезде и мыть поездные унитазы? … Дина Саблина. … Выдайте человеку направление на медкомиссию. … Благодарю.

И уже обратившись ко мне, сказал:

– Я бы на Вашем месте очень спешил вернуться. Я не имею отношения к пассажирским перевозкам, и когда Нина Фёдоровна это вспомнит…

– Спасибо!

– Если мне удалось Вам помочь, я буду рад… Мне кажется, я ещё услышу о Вас.

Я, выскочив из кабинета, уже не слышала последних слов. Взглянув на табличку, я запомнила: «Вересов Михаил Степанович. Зам начальника грузовых перевозок Красноярской железной дороги». Да уж. Нашла к кому обратиться.

Кадровичка, увидев меня, поджала губы, но направление на медкомиссию выдала. Схватив заветный листок и инструкцию, что делать после медосмотра, я поспешила в поликлинику записаться к врачам. Следующие три дня я с раннего утра и до самого вечера моталась между тремя больницами, где быстро познакомилась с будущими коллегами, и уже на второй день мы дружно циркулировали по кругу, забивая друг для друга очереди к врачам. Получив медкарты, мы сразу приступили к интенсивной учёбе, длившейся всего месяц.

Руслан сначала надеялся, что меня не возьмут на работу, потом, что я не пройду комиссию, которая обошлась почти в пять тысяч, а супруг категорически запретил мне брать на неё деньги. Спасибо подруге, она всё оплатила, и мужу пришлось вернуть мой долг. Последняя его надежда была разбита в пух и прах, когда я с лёгкостью сдала серьёзные экзамены, прошла тесты и получила все допуски, формуляры и удостоверения.

За время учёбы в группе сформировался костяк из шести человек вместе со мной: Слава и Игорь – мужчины примерно моего возраста, Артём и Катя с грудью пятого размера – лет двадцати трёх, и Марина, лет тридцати. Мы сдружились и проводили вместе всё время между занятий и после, перекусывая в буфете и несколько остановок проходя до железнодорожного вокзала, откуда потом разъезжались по домам. В стажировочной поездке мы снова собрались в одном поезде, и вот сегодня, вернувшись, дружно встали на явки. Марина раньше работала проводником и, зная все маршруты, попросилась на Анапу, парни удачно снова и теперь уже, видимо, основательно, попали на Адлер, а нам с Катей досталась Москва. Я была расстроена. Мы никогда с мужем не ездили никуда отдыхать. Просто он человек такой, что его полностью устраивал полноводный Енисей, горная Ангара или Мана и множество озёр для полноценного отдыха. Я тоже всё это любила, но на море хотелось. Вопрос о том, чтобы я поехала на юг одна или с дочерями как-то не возникал. До Ирочки мы жили в любви и счастье, и мысль отдыхать отдельно друг от друга в голову не приходила. Его – море – я впервые увидела в эту учебную поездку, но искупаться не удалось. Стажёров не выпустили из поезда. Всего три часа поезд стоял в Адлере, и все это время мы, расстроенные, провели вместе. Мне понравилось то, что я видела из окна вагона, и я хотела ездить только на Адлер.

Новые друзья меня успокаивали, что явка – не приговор, и позже я смогу… наверное… перейти на южное направление. Отчасти это расстройство и вылилось сейчас в спор с мужем. И я не собиралась сдавать позиции и увольняться.

– Дина, я люблю тебя. Зачем тебе эта работа? – Руслан остановился, отъехав от резерва проводников совсем недалеко. – Давай вернёмся, и ты уволишься. Я прошу тебя. У меня чувство… Что я тебя теряю…

– Поехали домой. Или мне на автобусе добраться?

Руслан завёл машину. Всю дорогу до дома мы не разговаривали. Муж занёс мой чемодан, я забросила в стирку форму, и хотела уже отправиться в душ, но Руслан прижал меня к стене, сжав в руках мои ягодицы.

– Я люблю тебя, Динка. Ну, прошу, давай ты ночь подумаешь, а утром мы поедем, и ты уволишься?

Нашей старшей дочке скоро исполнится шестнадцать, младшая на четыре года младше, и родителям с ними уже не будет трудно. То высказывание Руслана, что тринадцатилетняя дочка сама может и должна зарабатывать на мороженое, стала последней каплей в чаше моего терпения. Оно хлынуло через край, смыв все тёплые чувства к мужу. А жить, не любя, я не могла. Нужно было что-то делать.

Я стала думать, как мне уйти от Руслана. Он меня очень любит, до сих пор не потерял ко мне юношеского сексуального влечения и буквально не давал мне проходу. Я не могла пройти мимо него, чтобы он не прижал меня поцеловать, не схватил за попу или грудь, или не запустил руку под халат, трогая и возбуждая тайное местечко. Но когда много «сахара» становится только хуже… и я незаметно для себя привыкла от «нападений» мужа защищаться, выставив между нами сжатые у груди кулаки. А он меня хотел и трезвый, и пьяный, и утром, и днём, и ночью и везде. У меня же с этим начались проблемы. Я не хотела мужа. Ни трезвого, ни пьяного. Секс стал супружескими обязанностями в буквальном смысле. Обязанностью, но, благодаря любви супруга, всё же необычайно приятной.

И, как назло, Руслан меня сейчас отпускать не собирался. Опустив мои кулаки, он пользовался отсутствием девочек и целовал с чувственной страстью. Я отвечала. Муж всё-таки. Сняв с нас одежду, Руслан унёс меня в спальню и, уложив на кровать, принялся целовать, опускаясь всё ниже.

– Мама приехала! Ура!

Руслан едва успел закрыть дверь и бросить мне халат, быстро заворачиваясь в свой. Я была рада, что дочки прервали чуть не начавшуюся близость, и, обняв и поцеловав их, отдала им пакет с подарками и быстро шмыгнула в душ. Я честно рассчитывала остаться одна. Санузел у нас совмещённый и просторный, и Руслан, оставив увлечённых разбором ракушек и безделушек дочек, постучался в ванную. Твою мать! Я, только начав наливать воду, открыла дверь.

– От меня не убежишь.

Руслан снял с нас халаты и, взяв на руки, опустил меня в воду. Взбив пену, он устроился в ванне вместе со мной. Я смотрела на него молча, чувствуя только раздражение и досаду. Но он – муж. Хочешь, не хочешь, а надо…

Мы и раньше пробовали заниматься любовью в наполненной ванной, но этот аттракцион нас не впечатлил. Руслан всегда любил мыть меня. Для него это было эротичной прелюдией, продолжающейся супружеским сексом в спальне. И сейчас он омывал меня губкой, не забывая мыльной рукой приласкать грудь, потеребить между пальцами соски, запустить руку между ног, а палец… От его заигрываний и ласки невозможно было скрыться. Я иногда не понимала – любит он меня или болеет мной? Или то и другое одновременно? Наконец, с пенным омовением было закончено. Я вылезла из воды и взяла полотенце. Наивная. Всё только началось.

Руслан забрал полотенце и, бросив его на пол, прижал меня к себе. Мне нравилось, как он целовал. Проникая языком, он проводил им по моим зубам, нежно ласкал пленённые губы и баловался с моим язычком. Это всегда закручивало теплые вихри в паху, которые быстро добирались до груди и заставляли быстрее биться сердце. За семнадцать лет совместной жизни супруг, конечно же, знал все мои интимные тайны и возбуждал со знанием дела. К тому же он не оставлял надежды переубедить меня. А потому ночка мне сегодня предстоит ещё какая… Лучше уж качественно заняться любовью сейчас, чем потом всю ночь. С этими мыслями я постаралась выбросить из головы все претензии к мужу и доставить ему наслаждение. Но было «но»…

– Руслан, а если девочки захотят в туалет? И не стоит так уж откровенно замыкаться вдвоем в ванной.

Муж, уже возбудившись, не желал меня отпускать, но к доводам разума прислушался. Надев халат, он вышел из ванной и, пока я вытиралась и расчесывала свои намокшие и закрутившиеся тугими спиралями кудри, что-то говорил девчонкам. Потом хлопнула входная дверь, и муж снова постучался. Я открыла, уже успев надеть халатик.

– Я отправил их к Олегу на маршрут. Они вернутся не раньше, чем часа через два с половиной.

Олег – друг моего мужа и его напарник. Он работает с сыном Иваном, который нравится нашей старшей дочке. Она не упускает случая покататься с ним на автобусе круг-другой. Парень учится на автомеханика, ему восемнадцать лет, он хороший человек и мы не против их встреч. Тем более у Вани привиты джентльменские манеры. Отправить девчонок к Олегу – вариант беспроигрышный. Девочки дома появятся теперь только ночью, когда Олег лично привезёт их на автобусе. Пройдено, знаем. Через два часа он позвонит и попросит разрешения девчушкам остаться, тем более что будет последний круг, а маршрут проходит мимо дома. Так что…

– Хитрец.

– Ты – моя королева… Я очень соскучился… Я не привык так долго без тебя…

Халаты свалились на пол. Муж покрывал моё лицо поцелуями, держа его в ладонях. Я вздохнула и, обняв Руслана и прижавшись к его обнажённому телу, отвечала на поцелуй. Мой красавец муж выше меня на голову, тёмно русый и кареглазый татарин, когда-то занимался горнолыжным спортом. Но однажды его приятель плохо приземлился и, сломав почти все кости, недолго прожил инвалидом. Руслан быстро распрощался со спортом, хотя подавал надежды среди юниоров. При всём его пристрастии к алкоголю, дома есть гантели, тренажёры и он частенько играет в футбол с местными парнями, ежедневно делает зарядку и очень часто часами катается на велосипеде. Пивного брюшка у него нет, а руки и пресс, как и накачанные ноги, очень сильны.

И сейчас муж легко поднял меня, подхватив под бёдра и, сжимая и разведя ягодицы, прижал к стене в ванной, опуская на свой крупный крепкий член, заполняя мою норку по самое не могу. Он медленно погружался… полностью выскальзывал… и снова входил в мою плоть… выскальзывал… и снова насаживал на ставший несгибаемым орган. Он делал так всегда, даже когда я отбивалась от его любовных ласк с заплывшими от синяков глазами. Муж, обладающий силой быка, просто раскладывал меня на постели лягушкой, прижимая мои руки, целовал мои губы и ласкал грудь, не обращая внимания на мои сопротивления, и брал меня, утверждая надо мной свою власть, но неизменно доводя до оргазма. Он брал меня так, как это может делать только мужчина, знающий свою женщину от и до, как нежный супруг, показывающий, что от его любви и ласки никуда не денешься. Мне в этом деле никогда не предоставлялась ведущая роль. Мой Руслан каждый раз любил меня, как будто впервые… как будто только сейчас через годы завоевания получил доступ к моему телу. Он всегда делал это с ласковой силой, с нежным доминированием, с любовью, в которой сам же и растворялся. Он никогда после секса не засыпал первый и даже во сне сгребал меня в охапку и спал, «усадив» меня на «стульчик». И сейчас я снова возбуждалась от его сильных настойчивых проникновений, в которые муж вложил всю свою любовь и весь свой дар убеждения.

В его больших крепких руках я чувствовала себя любимой маленькой женщиной. Я и была обыкновенной маленькой, по сравнению с мужем, женщиной: шатенка с явным рыжим отливом кудрявых длинных волос, белой кожей, с немногими веснушками, украшающими меня с весны по осень, курносым носиком, маленьким ртом с пухлыми губками и тёмно-зелёными глазами. Мой обычный рост метр шестьдесят и сорок четвертый размер одежды рядом с метр восемьдесят пять мужа постоянно заставлял чувствовать себя маленькой. А вот ощущения защиты и беззащитности последние три года менялись в зависимости от настроения и поступков мужа.

Сейчас я чувствовала себя, как в первые годы после свадьбы, когда мы занимались сексом долго, часто и везде, где могли. Это ощущение пропало, когда в нашу жизнь влезла соседская путана. Сегодня Руслан, преследуя известную цель, старался вернуть нашему сексу былую обоюдную нежную чувственность. Разумеется, я это понимала. И мне это нравилось.

Его ласка и размеренные проникновения возбуждали всё сильнее, супруг двигался всё быстрее и резче, немного задерживаясь внутри. Моё дыхание уже прерывалось от накатывающих волн предвкушения оргазма, но Руслан выскользнул и отпустил мои ягодицы на своё, упёртое в стену, колено. Я сидела влажной щёлкой на его ноге, а он чуть сжимал в ладошках мои груди, играя с сосками, длинно их лизал, чуть втягивал ртом и ласкал языком. Я держала его голову между ладошек и стонала от желания отложенного удовлетворения.

– Сладкая моя…

Супруг снова подхватил меня под бёдра и резко поднял их к своему лицу. Его голова оказалась между моих ног. Я от неожиданности свела коленки и сжала его голову. И в этот момент, когда ухнувшее сердце ещё не успело вернуться на своё место, а я уперлась локтями в стену, испугавшись, что он меня уронит, в этот момент его горячее дыхание коснулось моей возбужденной, налившейся кровью, раскрытой плоти… И тут же он языком лизнул её… раз… ещё… ещё и ещё. Меня обожгло небывалое наслаждение и сильное желание. Приливная волна подбирающегося удовольствия двигала мои бёдра навстречу ласкающему вагину языку. Он проникал в меня, заставляя напрягаться ягодицы, разводить шире бёдра и судорожно рваться навстречу новому наслаждению. Я всхлипывала и с придыханием вскрикивала, стараясь продлить волшебное сильное предощущение оргазма. Я смотрела на то, как наслаждается супруг тем, что происходит со мной, и еле различала его тихий взволнованный и возбуждающий шёпот:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4