Ульяна Гринь.

Заложница артефакта



скачать книгу бесплатно

Хлопнула дверь – это мама ушла в магазин. Бабушка громко сказала из коридора:

– Я к соседке за стульями!

Алиса только машинально кивнула. Бабулина рука была уже чуть тёплой, но хриплое дыхание словно отгоняло смерть. Живи ещё, живи, поправься, ну пожалуйста!

Она почувствовала резкую боль в пальце, подняла руку, чтобы посмотреть: как будто перстень обжёг, но палец выглядел как обычно. Статическое электричество? И бабуля вдруг зашевелилась, громко вдохнула со всхлипами, позвала сипящим слабым голосом:

– Ира! Ира! Поди сюда, детонька, наклонись!

– Бабуль, это я, Алиса! – испугавшись внезапного пробуждения бабули, Алиса попыталась отнять руку, но сухие скрюченные артритом пальцы держали на удивление цепко.

– Наклонись… Ну же!

«Фу ты, трусиха!» – обругала себя Алиса. Это же родная бабулечка, а не демон из интернетских страшилок! Привстав с кровати, Алиса склонилась над старушкой и услышала тихие слова:

– Возьми и на благо обрати…

В бабушкиных пальцах появился браслетик – обычный плетеный из ниток хвостик. Алиса сжала его в кулаке и жалобно попросила:

– Бабулечка, перестань, ты меня пугаешь!

– Ты… Ты не Ира?! – вдруг ясно уставилась на неё голубыми глазами старушка и застонала, словно от досады. – Алисонька, детонька… Не тебе… Да ладно… Пусть так…

И захрипела страшно, задыхаясь. Потом хрип оборвался, веки закрылись, и бабуля обмякла на кровати. Алиса смотрела на неё, не понимая, не желая понять очевидное. Бабуля умерла на её глазах! Бабулечка… Её больше нет… И никого рядом не было! На миг стало жутко, словно сердце остановила чья-то жестокая рука, сжав до боли, но тут же отпустила, вернув возможность дышать. Алиса осторожно попятилась, наткнулась на стул и опустилась на него. Внезапно успокоилась. Смерть не страшна. Вот был человек – и нет его. Просто бабуля куда-то ушла, далеко, насовсем, но плакать не надо. Не стоит. Всё будет хорошо…

Алиса и не плакала. Она просто сидела на стуле, сжимая нитяной браслет в кулаке, пока не пришла бабушка, не закричала страшно… Пока не вернулась мама и не увела Алису на кухню, где Женька клялся и божился, что ничего не слышал, а потом повторял: «Во даёт бабуля! Во даёт!» Алису заставили выпить рюмку кисловатой наливки, тормошили, что-то спрашивали… Ей было не то что пофиг, а такое чувство, что она парит над всей суматохой высоко и далеко…

Кто-то приходил, уходил, вроде, был врач и милиция, потом соседки возились в комнате, тихо, но деловито. Мама сновала в дверях туда-сюда, бабушка, тихонько плача, готовила у плиты. Приехал папа, обнял по очереди всех и задержал в руках Алису, всё что-то спрашивал у неё, но она отвечала коротко и иногда, казалось, не в тему.

Очнулась она только за столом. Бабушка накрыла скромный ужин, папа выставил две купленные бутылки водки, быстро помянули покойницу, и разговор перешёл на практические вопросы. Алиса пришла в себя на мамином возгласе:

– А может, ну её, квартиру? Продадим, ремонт сделаем в нашей?

– Алиске по дарственной завещана, – возразила бабушка. – Бумагу я сама у нотариуса заверяла.

– И что, она каждый день из Чертаново в универ будет переться? Полтора часа ж!

– Зато своя квартира! – веско ответил папа. – У нас всё есть, какой ещё ремонт тебе надо? А у девки хоть угол будет, куда мужика привести!

– Валя!

– Папа!

– Чего смотрите, как две тёлки на лугу! – фыркнул папа. – Что естественно, то не безобразно!

– Зять прав, – кивнула бабушка. – Да и бабуля так решила.

– Вот всё Алиске, всё! А мне ни дара, ни квартиры, – пожаловалась мама, разливая водку по рюмкам.

Над Алисиной задержалась, потом наполнила, как всем, до края, а на удивлённый взгляд Алисы ответила: – Пей уже, совершеннолетняя, помяни бабулю!

– Дар-то при чём? – поморщилась бабушка. – Вечно ты, Ирка, приплетёшь Ваньку к Маньке!

– Какой ещё дар? – не поняла Алиса. – Бабуля что, экстрасенс? Была?

– Не слушай ты её, – бабушка успокаивающе похлопала Алису по руке. – Травами она лечила, шептала помаленьку, да я в это не верю! А Ирка вон – верит, ну и пусть ей!

– Верю! Зря я, что ли, медсестрой стала? Она меня готовила!

Мама была явно не в себе, и это можно было понять. Бабулина смерть потрясла их всех. Ведь ещё недели две назад старушка ходила на свои лесные прогулки, хлопотала по хозяйству, бодро звонила и по телефону просила привезти то рыночного творога, то чая из китайского магазина. И вдруг… Приступ астмы, скоропостижная смерть… Но разговоры о даре явно были лишними. Сделали из бабули чуть ли не ведьму! Да ещё и её, Алису, за дар какой-то упрекают… А вот квартира – это хорошо! Это суперский подарок, умно бабуля придумала. Хотя, если задуматься, кому ещё завещать квартиру? Из молодёжи в семье только она да Женька, но ему вроде бабушкина двушка отойдёт, так говорили всегда. А мамин брат, дядя Лёня, уже лет десять как живёт в монастыре – не то послушником, не то монахом – и возвращаться в мир не собирается, поэтому жилплощадь ему ни к чему.

Мысли прыгали с места на место, вероятно, радовались хозяйкиному сумбурному настроению, а Алиса всё никак не могла сосредоточиться на чём-то главном. Точнее, ей казалось, что за толпой дурацких рассуждений прячется одна важная мысль. Увы, недоступная, зараза. А тут ещё папа решил стукнуть кулаком по столу, отчего тараканы в голове смолкли и испуганно шмыгнули по углам.

– Да вы что, с дуба рухнули обе?! Тёща училка, жена, бл@ть, медсестра, про ведьм разговорились! Втираете мне, менту, тьфу, бл@ть, полицейскому, что бабуля была ведьмой!

Женька подал голос от края стола:

– Ведьма, пока дар не передаст, помереть не может. Она те чё-нить передала, Алис?

Алиса машинально покачала головой. Браслетик? Вот он, в кармане. А больше ничего.

– Евгений! Если и ты не прекратишь эти глупости, останешься без телефона, компьютера и карманных денег! – папа сердито зыркнул на брата и отправил в рот полкотлеты. – Совсем у вас с этими интернетами крышу снесло!

– А я чё, я только сказал, чё слышал, – Женька пожал плечами и вернулся к пабликам в контакте. – Уже и говорить нельзя стало…

– Думать надо мозгами, а уже потом рот открывать, – папа налил всем по рюмке и пристально оглядел семейство: – Это ко всем относится! Ну, за бабулю, чтоб ей земля была пухом.

– Так не закопали ж ещё, – возразила бабушка. – Чтоб её приняли в царство небесное!

– А сорок дней? – подозрительно спросила мама. – Сорок дней же душа между живых мается…

Папа выпил рюмку и резко встал:

– Бесноватые. Женя, Алиса, поехали домой! А вы, – бабушке с мамой, – когда упьётесь и чертей начнёте гонять по квартире, позвоните.

В машине он тихо сказал Алисе, пока мотор прогревался:

– Не слушай мать, совсем она сдурела на старости лет. Бабуля всю жизнь проработала фельдшером, ни ног, ни рук не жалела для больных, а на пенсии ещё и санитаркой подрабатывала. Хорошая была женщина, душевная. А они – ведьма, ведьма… Мне в молодости ногу прострелили – ты ещё под стол ходила – бабуля меня вылечила, а не медики-хрендики эти…

Папа помолчал и добавил:

– Может, и лучше, что ты с ней была в последнюю минуту. Ты у меня умная, не такая, как мать. И душевная, прямо вся в бабулю…

– Пап, а правда, что она травами лечила? – спросила Алиса, явственно ощутив запах сушёного сена, который пропитал бабулину квартиру, казалось, навсегда.

– Правда, – неохотно ответил папа, осторожно трогая машину по обледенелой мостовой. – Но она много читала специальной литературы. Научной! А не шаманской какой-нибудь! Так что не думай об этом…

Она старательно не думала. Умирающая бабуля стояла перед глазами, пока они ехали до дома, пока Алиса мылась в душе и чистила зубы. Было очень страшно при мысли, что бабуля приснится во сне. Браслетик из джинсов Алиса переложила в сумку, но что-то подсказывало ей, что не в нитках дело. Она даже хотела погуглить про ведьм, но в последний момент решила, что не стоит. Всё будет хорошо. Это просто у всех шок от смерти родного человека. И у неё самой тоже шок. Уснуть бы и забыться…

Уснуть удалось на диво быстро, мало того, Алиса осознавала, что спит. Она даже поразилась. Такого с ней ещё никогда не случалось: сознательно изучать сон и с любопытством думать, что же случится дальше.

Платье с корсетом и широкой юбкой-колоколом делало её похожей на Анжелику из фильма. Алиса коснулась пальцами головы и с недоверием глянула на себя в огромное тусклое зеркало на стене. Причёска, бог мой! Кудри, локоны, заколочки, шпилечки, бабочки и цветочки! Прям графиня де Монсоро! И кружевные воланы, спадающие от локтей на юбку… А колье на шее – сапфиры с бриллиантами!

– Это не сапфиры! – раздался из-за спины знакомый голос. – Это голубые алмазы, очень редкие. Но что делает на тебе моё фамильное ожерелье?

Обернувшись, Алиса увидела Фёдора. Он стоял, прислонившись к косяку, руки сложены на груди, а из-под рукавов с золотыми галунами небрежно торчат кружевные манжеты. Шпага на боку… Шляпа с пером брошена на комод… Прямо французский король! Нифига себе косплей!

– Алиса! Как ты сюда попала?

– Я сплю, – призналась она. – Я вижу тебя во сне. Вполне милый сон, как думаешь?

– Очень… реалистичный, – пробормотал Фёдор, подходя. Его руки поднялись, вероятно, чтобы обнять её, но замерли на полпути. Брови сдвинулись. Фёдор взял в ладонь локон тёмных волос, растёр между пальцев, растерянно сказал:

– Не понимаю… Как можно видеть один и тот же сон?

Глава 3. Не всё то сон, что привидится ночью

Проснувшись, он долго лежал, вглядываясь в темноту комнаты и прислушиваясь к остаткам видения. Потом не выдержал – встал и побрёл на кухню. Включил чайник, переступая босыми ногами по холодному полу. Пока аппарат прочищал горло, посвистывая и сипя, бросил в чашку две чайных ложки грузинского чая, одну – сушёных листьев земляники и, поколебавшись, добавил щепотку толчёного ноябрьского мухомора. В травах и грибах он разбирался плохо: упорства не хватило заучивать наизусть старинные трактаты по знахарской теории. А Ноно всегда повторяла, что мухомор очищает мозг от постороннего и даёт возможность взглянуть на проблему под правильным углом. Правда, она говорила что-то про раз в месяц или два, не злоупотреблять и остальные бла-бла, но это не смертельно. А что не смертельно, то можно.

Глотнув горячего чая, он подобрал ноги на стул, прикрыл глаза и попытался прогнать сон, как фильм, с начала до конца. Увидел себя во дворце, в зале прикладной магии. Всё было, как настоящее, с навощенным паркетом, с пыльными занавесями и десятками высоких зеркал, в которых так удобно отрабатывать позы для заклинаний. И Алиса казалась настоящей, словно родилась и выросла во дворце, словно всегда носила корсет и кринолин, а ожерелье матери, наследство ариготов, было девушке удивительно к лицу. Именно украшение не давало покоя. Откуда оно на Алисе? Или это подсознание играет шутки? Почему Алиса вместо Самианы?

Лёгкий скрип кроватных пружин заставил его замереть. Тихие шлёпающие шаги по коридору, щелчок выключателя, яркий свет, ударивший по глазам.

– Леви, ты совсем сдурел!

– Фер? Ты чего не спишь?

– Сон увидел, – буркнул Фер, отпивая ещё глоток чая. Леви покосился на чашку, потом открыл холодильник, щёлкнул пальцами и тут же получил в руку стаканчик йогурта. Дверка холодильника затворилась сама, а из ящичка буфета прилетела чайная ложечка. Леви присел напротив Фера и между двумя ложками клубничного йогурта спросил:

– И это из-за сна ты травишься ноябрьским мухомором?

– А ты из-за чего ленишься сам ложку достать? – огрызнулся Фер. – Влетит тебе от Мастера прикладной магии!

– Если ты не наябедничаешь – не влетит! – спокойно ответил молочный брат. – Давай, колись, что за сон такой, пугающий юную душу ариголета!

– Да ну, ерунда какая-то, – махнул рукой Фер. – Вчерашнюю девчонку видел во дворце в мамином ожерелье…

– Сон похож на вещий? – деловито уточнил Леви.

– Сам пока не понял. Но она мне сказала, что тоже спит и видит сон. А такого нам на лекциях не преподавали…

– Свяжись с Дамой Пифией, может, она тебе подскажет. Как по мне, это ты просто с малышкой хорошо покувыркался вчера!

Леви вытер губы тыльной стороной руки, щёлкнув пальцами, открыл мусорку и послал стаканчик в полёт. Фер только головой покачал. Они с молочным братом были похожи, как Солнце с Луной и ветер с дождём. Сын кормилицы, Леви родился на две недели раньше ариголета в семье придворного артефактора. Они почти никогда не разлучались: шкодили, получали розги, учили формулы и сдавали экзамены вместе. Даже в Старый мир их послали вдвоём, на один факультет, поселили в одной квартире, и Фер был более чем уверен, что Леви получил наказ присматривать за наследником аригоната как за собственным оком. Но частенько этим наказом пренебрегал, если честно.

– Я бы и сам так решил, если бы не двойной сон, – Фер запустил пятерню в волосы, взъерошил их. – Не нравится мне всё это… Совсем, ну вот совсем!

– А где перстень? – вдруг нахмурился Леви. Фер глянул на свои пальцы:

– Да где ж ему… Все ведьмы Нового мира! Где перстень?!

– Это я спрашивал.

– Сожри меня дракон! Ведь был же на пальце! Потерялся?

Леви растерянно глянул Феру в глаза:

– Артефакт невозможно потерять! Он заговорен на владельца!

– Не растворился же он в воздухе! – Фер нахмурился. – Надо его найти!

– Иначе тебя уроют, – печально кивнул Леви.

– Наверняка, соскользнул с пальца на той грёбаной даче вчера! Потому что ещё в душе он был со мной, пока Пашка не позвонил.

– Или в машине упал… Да о чём мы вообще? Артефакт потерять не-воз-мож-но! – сказал Леви, как маленькому, для пущей выразительности отстучав каждый слог кулаком по столу.

– Слушай, а если попробовать заклинание какое-нибудь? Ну, типа того, что мы применяли, когда играли в прятки…

Фер зажмурился и попытался ощутить силу перстня. Она всегда была с ним, всегда, с того момента, как он получил артефакт из рук отца. Не каждый имел право на свой собственный магический перстень – только высшая знать и мастера, приближенные ко дворцу. Как он мог потерять его? Как это вообще возможно?!

Но ничего почувствовать не удалось. Более того, во всём теле словно поселилась пустота. Пугающая. А остались ли у него вообще магические способности? Или пропали с артефактом?

Фер с трудом подавил накатившую волну паники и в смятении защёлкал пальцами. Ложка, вымазанная в йогурте, прилетела из раковины, больно врезав прямо по лбу. Потерев место удара, Фер попытался заставить её парить в воздухе. Ложка задёргалась, словно раненая птица, и толчками запульсировала по кухне. Леви следил за этими танцами с жалостью, поглаживая свой перстень – жёлтый с коричневыми прожилками. Потом поймал ложку и решительно сказал:

– Хватит! Сила не ушла, но без тренировки и без артефакта ты младенец! В девять позвонишь той девице, чья дача, и поедем искать перстень. А пока пошли досыпать.

– Я сам! – упрямо ответил Фер, вставая. Младенец? Кого он тут младенцем назвал?! Ариголета! Наследника всей магии ариготов! Да его, Фера, левый мизинец стоит обеих рук Леви!

– Куда ваша милость изволит решить поехать сам?! – с издёвкой спросил Леви. И взглянул в глаза, замерев напротив со сложенными руками. Да, в честном бою, без магии, Феру несдобровать против братишки. На полголовы выше и в два раза шире, Леви выглядел телохранителем богатого мажора. Но честный бой в планах на сегодня не значился. Поэтому Фер только примирительно похлопал Леви по плечу:

– Куда ж я без тебя? Давай лучше подумаем, какой формулой найти перстень!

Брат повёлся моментально – нахмурился сосредоточенно и начал рассуждать вслух:

– Тут либо формулу, либо поисковик готовить. Формула воздействует точечно, если я правильно помню курс первичных заклинаний! То есть, её надо применять, когда уверен в месте потери…

– А я не совсем уверен, – подхватил Фер, возвращаясь к столу. – Значит, поисковик.

– Да тебе с твоей дырявой головой понадобится не меньше литра! – возмутился Леви.

– Всё это лирика! Главное – найти перстень.

– Ищи состав, а я приготовлю перегонку.

Леви ушёл обратно в комнату, забренчал склянками, пылившимися в шкафу. Фер достал с полки тяжёлый потрёпанный фолиант из личной библиотеки ариго – пособие по зельям и простейшим снадобьям – и залистал вощёные страницы в поисках нужного рецепта. Как назло, поисковик обнаружился в самом конце книги. Зелья, заполнившие пособие, всё больше попадались приворотно-отворотные, для цвета лица, для очень быстрого роста волос, для моментального выведения клопов… Для бабских хлопот. А вот и то, что нужно! Состав простенький, никаких змеиных глаз и настойки зуба вертихвостки, которую и поймать трудно, и готовить только свеженькой надо. Все ингредиенты продаются в любой фито-аптеке и присутствуют в доме каждого нормального мага. Дистиллировать вот только надо со знанием дела и примерно часа полтора, но время и подробное описание процесса у них есть.

Братишка сработал быстро и ловко. Несмотря на то, что ему многое спускали с рук из-за приближенности к ариголету, Леви учился всерьёз и знал теорию гораздо лучше Фера. Поэтому перегонка получилась добротная и по всем правилам зельеварения. Осталось перетереть в ступке сушеные листья смородины, добавить к ним мелкой соли и щепотку соды, залить медицинским спиртом и поставить выпариваться в перегонку, а через определённое время добавлять остальные ингредиенты.

Когда процесс пошёл, Фер и Леви некоторое время смотрели на аппарат и булькающие в колбах растворы, потом молочный брат зевнул и встал:

– Пойду ещё покемарю. Разбуди, когда будет готово, вместе поедем искать.

Конечно, мысленно ответил Фер, кивнув, разбужу аж три раза. Или четыре.

Поисковик был готов к десяти утра. Пока Леви храпел в комнате, раскинув руки и открыв рот, Фер дозвонился до Пашки, узнал адрес дачи той кудрявой балаболки и, перелив зелье в бутылку из-под пшита для мытья окон, тихо вышел из квартиры.

Снег уже не падал, а тот, что успел устлать асфальт и клумбы, искрился на солнце мириадами бриллиантов. Фер снял машину с сигнализации и сел за руль. Он обожал это чудо техники, каких не существовало в Новом мире, поэтому пользовался каждой возможностью поехать куда угодно на машине. До универа проще было добираться на метро, и темно-серый новенький седан чаще всего стоял припаркованным во дворе.

До дачи Фер добрался на удивление быстро. То ли народ спал после праздника святой еженедельной субботы, то ли те, кому надо было куда-то ехать, туда уже добрались, а остальные ещё не выбрались из дома. Фер вышел из машины перед воротами дачи и, потряся флаконом, распылил поисковик перед собой. Рубиновая точка зажглась в воздухе, и от неё потянулась тонкая ниточка вглубь двора. Так. Это след перстня, когда тот ещё был на руке у Фера, в момент приезда на дачу. Посмотрим, в какой момент след поменяет цвет.

Фер запер машину и в два ловких движения перемахнул через дощатый забор. Всё-таки в физической форме он не уступит Леви, но надо бы тренироваться больше и чаще. То и дело пшикая из флакона в воздух, Фер ловил конец красной призрачной нити, что вела его ко входной двери. Замок не стал долго сопротивляться магии и послушно отворился. На нём не останется и следа этого визита, поэтому главное сейчас – не шалить внутри, ничего не разбить и не сдвинуть.

Нить была яркой и чёткой на входе, пошла петлями по кухне, по залу, потом спустилась в подвал, где хозяин устроил мини-бар. В подвале след начал мерцать, становясь временами едва заметным и снова ярко вспыхивая. Фер зажмурился. Представил прошлую ночь. Да, здесь они встретились с этой девочкой, с Алисой, пили на брудершафт, потом на спор разделись по пути в комнату. Нить повела его наверх, мерцая, словно затухающая звезда. И в комнате, поблестев ещё немного, совсем погасла. Значит, артефакт сорвался с пальца где-то здесь и теперь лежит и ждёт хозяина.

Фер обшарил всю комнату от пола до потолка, стараясь особо не сдвигать вещи. Впрочем, порядка здесь никто не наводил, просто прикрыли мятые простыни и бросили вещи вперемешку с полотенцами в угол на кресло.

Перстня в комнате не оказалось. Не слышал Фер и силы камня. Как будто ее никогда и не было. И это оказалось самым страшным. От отчаянья он израсходовал почти весь запас поисковика, чтобы убедиться в исчезновении артефакта. И вышел из дома, заперев за собой замок.

Дела плохи, думал Фер, садясь в машину. В истории магических артефактов ещё не было прецедента, чтобы перстень сам по себе оторвался от владельца и ушёл по своим делам. Снять кольцо с пальца мог либо сам Фер, либо любой маг с мёртвого тела. Интересно, сильное алкогольное опьянение считается небольшой смертью? Да даже если и так, Алиса точно не маг и перстня она не касалась.

В общем, полный трындец, как говорили здесь, в Старом мире. Как объяснить пропажу артефакта отцу? Одно ясно – надо возвращаться на съемную квартиру и связаться с дворцом. Желательно напрямую с мастером-артефактором: он должен что-нибудь придумать.

Звонок застал Фера в пути. Телефон завибрировал на подставке, и по сенсорному экрану пошли серо-голубые волны. Вызов магии, звонят из дворца. Что же так некстати?! Он ведь ещё не посоветовался с Леви!

Поборов желание сбросить вызов, Фер коснулся пальцем зелёного значка и громко сказал:

– Фер на связи, слушаю!

– Ариго!

Взволнованный крик канцлера взорвал барабанные перепонки. Тут же и его лицо возникло на экране, перекошенное от тревоги и облегчения.

– Что произошло, канцлер? – усмехнулся Фер, сворачивая на светофоре.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное