Уинстон Грэм.

Демельза



скачать книгу бесплатно

У развалин шахты Уил-Мейден он присел, чтобы перевести дух, и потер ушибленную руку. Ветер сметал со стен гранитную крошку и вопил из всех дыр и щелей.

Росс прошел через сосновую рощу, и буря, налетевшая со стороны долины Грамблер, встретила его потоками дождя, грязи и мелких камней. Казалось, она распахала землю и, смешав ее с молодыми листьями, пустила по ветру. Низкие бурые тучи бежали по небу и низвергали сплошные потоки дождя, словно потрясая рваными лохмотьями перед недовольным лицом Господа.

А тем временем внизу, в Фернморе, Томас Чоук приступил к завтраку.


Он поел жареных почек и свиного жаркого и призадумался, не отведать ли немного копченой трески, прежде чем ту унесут, чтобы сохранить теплой и потом подать жене, которая позже будет завтракать в постели. Доктор изрядно проголодался после ранней поездки в Нампару и расшумелся, когда по возвращении обнаружил, что завтрак еще не готов. Он был убежден, что прислугу надо держать в строгости.

Кто-то колотил в парадную дверь, но из-за бушевавшего ветра стук был едва слышен. Чоук насупился.

– Нэнси, если это ко мне, – раздраженно сказал он, – то меня нет.

– Да, сэр.

После некоторых раздумий Чоук все же решил попробовать трески и был крайне недоволен тем, что ему приходится самому себя обслуживать. Он навалился животом на стол и уже приготовился проглотить первый отрезанный ножом кусок, но тут у него за спиной кто-то тихо кашлянул.

– Простите, сэр. Там капитан Полдарк…

– Скажи ему…

Доктор Чоук поднял голову и увидел в зеркале перепуганную служанку, а у нее за спиной – высокую фигуру вымокшего от дождя мужчины.

Росс вошел в комнату. Он потерял шляпу, позумент на рукаве оторвался. Полдарк оставлял мокрые следы на лучшем турецком ковре Чоука. Но что-то в глазах посетителя удержало доктора от того, чтобы выразить свое неудовольствие по этому поводу.

Все-таки Полдарки вот уже на протяжении двух столетий являлись корнуоллскими аристократами, а происхождение Чоука, несмотря на все его самомнение, было сомнительным.

Хозяин дома поднялся из-за стола.

– Я прервал ваш завтрак, – сказал Росс.

– Мы… Что-то случилось?

– Если вы помните, – ответил Росс, – я нанял вас для того, чтобы вы были рядом с моей женой, пока она не разрешится от бремени.

– Вы напрасно беспокоитесь. Ваша супруга в полном здравии. Я провел тщательный осмотр. Ребенок появится сегодня днем.

– Я нанял вас в качестве домашнего врача, а не бродячего торговца.

После такого заявления у Чоука аж губы побелели. Он повернулся к Нэнси. Та стояла с разинутым ртом.

– Подай капитану Полдарку портвейн.

Служанка выбежала из комнаты.

Доктор Чоук постарался выдержать взгляд гостя. В конце концов, перед ним был всего лишь дерзкий юнец.

– Чем вы недовольны? Мы лечили вашего отца, вашего дядюшку и вашу кузину Верити. Никто из них никогда не выражал недовольства.

– В данный момент это меня совершенно не интересует, не заговаривайте мне зубы.

Где ваш плащ?

– Послушайте, я не могу выйти из дома в такую непогоду. Посмотрите на себя! Мы не сможем усидеть на лошади.

– Надо было подумать об этом раньше, когда вы покидали Нампару.

Тут на пороге появилась Полли Чоук: полы халата развеваются, в волосах шпильки.

– О, капитан Полдарк, какая неожиданность! – пискнула она, увидев Росса, и быстро-быстро зашепелявила: – Ветер-то такой, что ничего и не услышишь! Том, я боюсь за крышу. Упадет мне на голову – вот будет красота!

– Ну что ты застряла в дверях, – раздраженно перебил супругу доктор. – Давай входи или уходи обратно. Да бога ради, реши уже что-нибудь.

Полли Чоук недовольно надула губы, вошла, глянула на Росса и поправила волосы. Сквозняк захлопнул дверь у нее за спиной.

– Никак не привыкну к вашим корнуоллским ветрам. Ну и воет сегодня, прямо как черти в аду. Дженкинс сказал, что в буфете уже пять тарелок разбилось. А сколько еще разобьется, одному Богу известно. Как ваша жена, капитан Полдарк?

Чоук тем временем стянул с головы вязаную шапочку и надел парик.

– На таком ветру вы его потеряете, – заметил Полдарк.

– Ты ведь не собираешься уходить из дома, Том? Ну подумай сам! В такую погоду верхом не поскачешь. И пешком тоже не пройти. Да еще, не дай бог, дерево на голову свалится.

– Капитан Полдарк беспокоится из-за своей супруги, – натянуто сказал Чоук.

– Неужели есть срочная необходимость опять туда ехать? Помнится, матушка рассказывала, что рожала меня аж двое суток. Так что торопиться некуда.

– Значит, миссис Чоук, ваш муж будет сидеть у постели моей жены двое суток, – парировал Росс. – Такая уж у меня прихоть.

Доктор раздраженно сбросил утренний, в лиловых разводах халат, надел фрак и направился за саквояжем и плащом для верховой езды, при этом едва не сбив с ног Нэнси, которая принесла для гостя портвейн.

На обратном пути ветер задувал сбоку. Чоук потерял шляпу и парик, но Росс успел подхватить парик и спрятал его под плащ. К тому моменту, когда они одолели подъем возле Уил-Мейден, оба запыхались и вымокли до нитки. Впереди, возле небольшой рощицы, показалась невысокая фигура в сером плаще. Когда они с ней поравнялись, выяснилось, что это Верити: она стояла, устало прислонившись к дереву.

– Верити, – сказал Росс, – тебе не следовало сегодня выходить из дома. И потом, как ты узнала?

Кузина широко улыбнулась ему в ответ:

– Да разве такое утаишь! Бетти, дочка миссис Заки, видела по пути на шахту Джуда с доктором Чоуком и рассказала об этом жене Бартла. – Верити прижалась мокрой щекой к стволу. – У нас коровник обрушился, пришлось перевести двух коров в пивоварню. А на шахте Дигори повалило копер, но, кажется, слава богу, никто не пострадал. Росс, как там Демельза?

– Надеюсь, что хорошо.

Росс взял Верити под руку, и они пошли следом за доктором, который быстро шагал в развевающемся от ветра плаще. Росс не раз думал о том, что, если бы закон позволял иметь двух жен одновременно, он бы сделал предложение кузине. Верити была доброй, великодушной, и в ее присутствии он всегда становился благоразумнее. Вот и сейчас Росс уже начал стыдиться того, что не сдержался и дал волю своему гневу. Доктор Чоук не был лишен определенных достоинств, да и дело свое он уж точно знал лучше, чем миссис Заки Мартин.

Они нагнали врача, когда тот перебирался через упавшую ветку вяза. Росс заметил, что ветер повалил две яблони, и представил, как огорчится Демельза, увидев, что ее весенние цветы погибли.

Хотя до цветов ли им теперь…

Росс ускорил шаг. Он снова почувствовал раздражение – его Демельза страдала, а рядом с ней были лишь две малограмотные бабы. Чоук молча шел рядом.

Зайдя в дом, они увидели, как Джинни бежит вверх по лестнице с тазом горячей воды. Часть воды она в спешке расплескала в холле. На них Джинни даже не взглянула.

Доктор Чоук настолько вымотался, что в гостиной сразу же уселся на первый попавшийся стул и постарался отдышаться.

– Спасибо за парик, – сказал он, глянув на Росса.

Верити рухнула в кресло, ее пышные темные волосы контрастировали с мокрыми прядями, которые не прикрывал капюшон. Росс налил три бокала бренди и первый подал кузине.

Верити улыбнулась:

– Я поднимусь наверх, когда доктор Чоук будет готов. А потом, если все пойдет хорошо, приготовлю тебе что-нибудь поесть.

Чоук залпом выпил бренди и протянул бокал за добавкой. Росс знал, что выпивка пойдет врачу на пользу, а потому не отказал.

– Вместе и позавтракаем, – сказал Чоук; мысль о еде заметно его взбодрила. – Мы только поднимемся, всех успокоим, а потом перекусим. Что у вас на завтрак?

Верити вдруг встала. Плащ остался в кресле. На ней было простое серое платье из канифаса. Подол был забрызган грязью и намок дюймов на восемь. Но внимание Росса было приковано к ее лицу. Верити испуганно, так, будто увидела привидение, смотрела наверх.

– Что такое?

– Росс, кажется, я слышала…

Мужчины сразу поняли, о чем она говорит.

– Брось, – резко сказал Росс, – это детишки в кухне. Они тут повсюду – и в кладовой, и в гардеробе. Любых возрастов и размеров.

Чоук неуклюже рылся в своем саквояже и гремел его содержимым.

– Тише! – попросила Верити. – Нет, это не ребятишки в кухне! Это младенец!

Они снова прислушались.

– Нам следует подняться к пациентке, – сказал Чоук. Он вдруг занервничал и явно смутился. – А как спустимся – позавтракаем.

Доктор открыл дверь. Росс и Верити прошли за ним, но возле лестницы все трое остановились.

На верхней ступеньке стояла Пруди. Она по-прежнему была в халате, накинутом поверх ночной рубашки. Ее огромная фигура напоминала наполненный под завязку мешок. Пруди наклонилась вперед, чтобы посмотреть на стоявших внизу; ее продолговатое румяное лицо лоснилось от пота.

– Готово дело, капитан Полдарк! – протрубила она зычным голосом. – Доченька у вас народилась, во как! А уж такая красотулечка – в жизни краше не видывала. Правда, пришлось немного по мордашке девчушку похлопать, но она крепенькая, что твой жеребенок. Вона как верещит!

Секунду никто не мог вымолвить ни слова, а потом Чоук откашлялся и с важным видом поставил ногу на ступеньку, но Росс оттолкнул его в сторону и первым побежал наверх.

Глава вторая

Если бы Джулии было с чем сравнивать, она бы подумала, что родилась в довольно странной местности.

Небо затянули низкие тучи. Безжалостный ветер был настолько пропитан солью, что листья на деревьях почернели, сморщились и хрустели, как пересохшее печенье. Даже одуванчики и крапива потемнели. Сено и молодая картошка тоже не избежали этой участи, а побеги зеленого горошка и фасоли съежились и погибли. Бутоны роз так и не раскрылись, а ручей перегородили обломки погибшей весны.

Но в Нампаре, в маленьком мирке, изолированном от остального мира каменными стенами, яркими шторами и тихими голосами людей, жизнь одержала победу.

Внимательно оглядев малышку, Демельза решила, что, как только с ее личика сойдут пятна, она будет самой прелестной девочкой на свете. Никто не знал, когда это произойдет, а Росс про себя думал, что пятна вполне могут оказаться родимыми. Но Демельза была оптимисткой и, взглянув на мордашку дочери, а потом на печальную картину за окном, решила, что природа сама все исправит, надо только дать ей время.

Крестины пришлось отложить до конца июля. У Демельзы были кое-какие идеи по поводу того, как все лучше организовать. Элизабет устроила в честь крестин Джеффри Чарльза прием. Правда, сама Демельза на нем не присутствовала, ведь это произошло четыре года назад, а тогда она была для Полдарков пустым местом. Но в ее памяти навсегда запечатлелись рассказы Пруди о нарядных гостях, о заказанных в Труро огромных букетах цветов, о богатом угощении, дорогом вине и застольных речах. Теперь, когда ее дебют в светском обществе, пусть и скромный, состоялся, ничто не мешало Демельзе устроить прием в честь крестин их с Россом дочери. Такой же пышный, как у Элизабет, а может, даже и еще лучше.

Но Демельза хотела организовать два приема. Конечно, если Росс на это согласится. И вот спустя четыре недели после рождения Джулии она решила посвятить мужа в свои планы. Они пили чай на лужайке у парадного входа в дом, а Джулия сладко посапывала в тени сирени.

Росс насмешливо посмотрел на жену:

– Два приема? Разве у нас двойняшки?

Демельза выдержала его взгляд, потом заглянула в чашку, где еще оставался чай:

– Нет, Росс, но есть люди твоего круга и моего круга. Знать и простолюдины. Их не стоит смешивать. Как сливки… с луком. Но по отдельности и то и другое очень даже ничего.

– Лично я неравнодушен к луку, – ответил Росс. – А вот сливки мне уже порядком поднадоели. Давай устроим прием для местных. Пригласим Мартинов, Нэнфанов, Дэниэлов. Они гораздо лучше, чем все эти напыщенные сквайры с их жеманными женушками.

Демельза бросила кусок хлеба нескладному псу, который сидел возле стола.

– Гаррик так ужасно выглядит после драки с бульдогом мистера Тренеглоса, – сказала она. – Уверена, что зубов не досчитался, а уж еду глотает, словно чайка, – наверное, думает, что в пузе все перемелется. – Гаррик на это замечание повилял обрубком хвоста. – Дай-ка я посмотрю…

– Из местных соберется хорошая компания, – продолжал Росс. – Верити тоже может прийти. Они ей нравятся не меньше нашего… Ну, или понравятся, если у нее будет возможность с ними познакомиться. Если хочешь, можно и отца твоего пригласить. Не сомневаюсь, он уже простил меня за то, что я окунул его в ручей.

– Да, я тоже об этом думала, – призналась Демельза. – Было бы хорошо пригласить и отца, и братьев. На второй день. Знаешь, этот второй прием можно было бы устроить двадцать третьего июля. В Соле как раз праздник, и у шахтеров будет выходной.

Росс мысленно улыбнулся. Так хорошо было сидеть на солнце, пить чай и слушать Демельзу. Он был совсем не против того, что жена старается к нему подольститься. На самом деле Россу даже было интересно посмотреть, каким будет следующий ее ход.

– Ну вот, зубы все на месте, – сказала Демельза, заглядывая в пасть Гаррика. – Видно, ему просто лень жевать как следует. А твои добрые друзья… Будут ли они настолько добры, чтобы принять приглашение отужинать с дочерью шахтера?

– Если откроешь псу пасть чуть пошире – запросто можешь туда провалиться, – заметил Росс.

– Не провалюсь, я для этого слишком толстая. Вон какие щеки наела. Новый корсет, наверное, уже и не затяну. Я думаю, Джон Тренеглос примет приглашение. И его косоглазая женушка явится, клюнув на тебя, как на приманку. И Джордж Уорлегган… Ты говорил, что его дед был кузнецом, так что он, хоть и богат, вряд ли загордился. И Фрэнсис… Мне нравится твой кузен Фрэнсис. И тетя Агата пусть приходит, в своем лучшем парике и с седыми волосками на подбородке. И Элизабет с маленьким Джеффри Чарльзом. Хорошая соберется компания. А еще, – Демельза лукаво глянула на мужа, – ты мог бы пригласить своих друзей, с которыми встречаешься у Джорджа Уорлеггана.

Прохладный ветерок приподнял подол платья Демельзы, поиграл с ним немного и вновь опустил.

– Они все – игроки, – сказал Росс. – Не думаю, что ты захочешь видеть подобных типов на крестинах Джулии. К тому же пара вечеров за карточным столом еще не делает людей друзьями.

Демельза выпустила слюнявую пасть Гаррика и собралась было вытереть ладони о подол платья, но вовремя спохватилась и вытерла их о траву. Гаррик лизнул хозяйку в щеку, и темный локон упал ей на глаза.

«Нелегко возражать женщине, когда она так красива, – подумал Росс. – Красота сбивает с толку».

Формы Демельзы немного округлились, но она не стала от этого менее привлекательной. Росс помнил, какой была Элизабет, его первая любовь, после рождения Джеффри Чарльза – изящная, как камелия, утонченная и безупречная, с легким румянцем.

– Если ты так хочешь, можешь устроить два приема, – разрешил Росс.

Но как ни странно, Демельза не обрадовалась его словам, а, наоборот, как будто стала серьезнее. Росс с интересом смотрел на жену – он привык к тому, что у нее часто меняется настроение.

– О, Росс, – тихо сказала она, – ты так добр ко мне.

Росс рассмеялся:

– Смотри не заплачь от переизбытка чувств.

– Я и не собираюсь. Но это правда. – Демельза встала и поцеловала мужа в щеку. – Иногда, – задумчиво продолжила она, – я воображаю, будто я – знатная леди… А потом вспоминаю, что на самом деле я всего лишь…

– Ты – Демельза, – заявил Росс и поцеловал ее в ответ. – Неповторимое создание Господа.

– А вот и нет. Неповторимое создание лежит сейчас в колыбельке. – Демельза пристально посмотрела на Росса. – А ты всерьез говорил все те слова в день, когда родилась Джулия? Это все правда?

– Я уж и забыл, что говорил.

Демельза отстранилась от Росса и вприпрыжку пробежалась по лужайке в своем нарядном платье, а вернувшись, предложила:

– Пойдем искупаемся.

– Не выдумывай. Ты всего неделю как встала с постели.

– Ну позволь, я хоть ноги намочу. Погуляем по пляжу, по воде походим.

Росс шлепнул ее по попке:

– Ты нагуляешься, простудишься, а расплачиваться потом придется Джулии.

– Я об этом не подумала.

Демельза снова села.

– Но там и сухого песка предостаточно, – сказал Росс.

В следующую секунду Демельза уже была на ногах:

– Пойду скажу Джинни, чтобы она присмотрела за Джулией.

Когда она вернулась, они направились в конец сада, где почва уже была наполовину песчаной, а потом прошли через заросший чертополохом и хатьмой пустырь. Росс на руках перенес Демельзу через разрушающуюся от времени стену, и дальше по мягкому песку они добрели до Хэндрона-Бич.

Стоял теплый летний день, на горизонте собрались белые облака. Море было спокойным, небольшие волны набегали на берег, оставляя на зеленой поверхности воды тонкие узоры из пены.

Они шли, взявшись за руки, и Росс думал о том, как быстро им удалось восстановить прежние отношения.

В море были две или три рыбацкие лодки из Пэдстоу и одна из Сола. Росс с Демельзой решили, что это лодка Пэлли Роджерса, и помахали ему рукой, но тот не заметил – его больше интересовал улов, чем знаки приветствия.

– Было бы хорошо, если бы Верити пришла на оба приема, – сказала Демельза. – Смена обстановки и новые знакомства точно пойдут ей на пользу.

– Надеюсь, ты не собираешься держать ребенка над купелью два дня кряду?

– Нет, что ты, только в первый день – для знати. А простым людям будет довольно и угощения – прикончат все, что останется с первого дня.

– А давай устроим третий прием. Для детей, – предложил Росс. – Пусть ребятишки порадуются остаткам еды после второго дня.

Демельза взглянула на мужа и засмеялась:

– Издеваешься, да? Вечно ты надо мной насмехаешься.

– Это обратная сторона преклонения. Ты разве не знала?

– Я серьезно. Разве я плохо придумала?

– Ладно, не обижайся. Я готов потакать всем твоим капризам. Разве этого не достаточно?

– Тогда я желаю, чтобы ты исполнил еще один. Видишь ли, я немного переживаю из-за Верити.

– А что с ней не так?

– Росс, ну не оставаться же ей старой девой. В ней столько тепла, столько нежности. Ты и сам об этом прекрасно знаешь. Она управляет Тренвитом, на ней ферма и дом, она заботится об Элизабет, Фрэнсисе, их ребенке и тетушке Агате, приглядывает за прислугой, занимается с хором в церкви Сола, помогает шахтерам. Не такой должна быть ее жизнь.

– Но это именно то, чем ей нравится заниматься.

– Да, нравилось бы, занимайся она всем этим по своей воле. Вот если бы она была замужем и у нее был бы свой дом, тогда другое дело. В прошлом сентябре, когда Верити гостила в Нампаре, она выглядела гораздо лучше. А сейчас бедняжка вся исхудала и пожелтела, как трава осенью. Сколько ей лет, Росс?

– Двадцать девять.

– Самое время что-то предпринять.

Росс остановился и запустил камнем в двух дерущихся чаек. Впереди на утесе виднелись строения Уил-Лежер. Он упорно трудился, изворачивался как мог, и вот теперь шахта обеспечивала работой пятьдесят шесть шахтеров и даже начала приносить прибыль.

– Хватит, дальше не ходи, – окликнул Росс Демельзу. – Возвращайся.

Демельза послушно повернула обратно. Прилив незаметно захватывал пляж. Волны накатывали и отступали, оставляя на границе захваченной территории тонкую полоску пены.

– Странно, – насмешливо сказал Росс, – год назад ты и знать Верити не желала. Шарахалась от моей кузины, будто она чудище какое-то. А когда я захотел вас познакомить, ты уперлась, как подпорка в шахте. Но с тех пор, как вы познакомились, ты буквально изводишь меня разговорами о том, что Верити надо найти мужа. Даже не знаю, как тебе угодить! Может, съездить на ярмарку в Саммеркорт и купить там у какой-нибудь старой ведьмы любовное зелье?

– Есть еще капитан Блейми, – напомнила Демельза.

Росс раздраженно отмахнулся:

– Опять ты за свое, сколько можно! От добра добра не ищут, дорогая. Слышала про такую народную мудрость?

– Никогда я не стану мудрее, Росс, – немного помолчав, ответила Демельза. – И даже не уверена, что хочу этого.

– Ну и не становись, – заключил Росс и перенес жену обратно через стену.


На следующий день пришла Верити. Она сильно простыла месяц назад, после того как вымокла под дождем, но теперь уже полностью поправилась. Поворковав над Джулией, она сказала, что малышка похожа на обоих родителей одновременно и при этом ни на кого в отдельности. Когда Демельза посвятила Верити в свой план по организации крестин, та без колебаний его поддержала, а потом постаралась ответить на пару вопросов, которые молодая мать постеснялась задать доктору Чоуку. А еще она подарила чудесную кружевную крестильную рубашку, которую сама сшила для малышки.

Демельза поцеловала золовку и поблагодарила за подарок, а потом очень серьезно посмотрела на нее своими темными глазами. Неулыбчивая Верити даже прыснула от смеха и спросила, уж не случилось ли чего.

– О, ничего такого. Давай попьем чаю.

– А что, уже пора?

Демельза подергала шнурок с кисточкой возле камина.

– После рождения Джулии я только и делаю, что целыми днями пью чай. Но уж лучше чай, чем джин.

Вошла рыжеволосая белокожая служанка.

– О, Джинни, будь добра, подай нам чай, – несколько сбивчиво попросила ее Демельза. – Только крепкий. И вскипяти воду, прежде чем его заваривать.

– Да, мэм.

– Даже не верится, что мэм – это я, – призналась Демельза, когда Джинни вышла из гостиной.

Верити улыбнулась:

– А теперь расскажи мне, что тебя беспокоит?

– Ты, Верити.

– Я? О господи, чем же я тебя обидела?

– Ты… ничем. Но если я скажу… боюсь, тогда ты можешь обидеться…

– Но если я ничего не узнаю, то не сумею тебе помочь.

– Верити, – начала Демельза, – Росс однажды мне рассказал… Я сперва долго у него выпытывала, и он мне рассказал, что когда-то ты любила одного человека.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9