Уильям Ли.

Защищенный геном. Научно обоснованная программа активации 5 защитных функций организма. которая позволит избежать инфекций и поможет справиться с заболеваниями



скачать книгу бесплатно

В этот момент на клеточном уровне происходит ряд событий, которые влияют на рост кровеносных сосудов. Благодаря эндотелиальным клеткам – особым клеткам, выстилающим стенки вен, «команда спасателей» в любой момент готова принять сигналы факторов роста о мобилизации. Систему кровообращения покрывает примерно один триллион эндотелиальных клеток, что делает их самым многочисленным видом клеток в организме. А теперь представьте, что эндотелиальные клетки – это двигатель автомобиля, подключенный к замку зажигания, а факторы роста, выделенные из травмированных участков, – ключи. Факторы роста сцепляются с рецепторами на поверхности эндотелиальных клеток, точно так же, как ключ сцепляется с замком. Если ключ и замок подходят друг к другу, мотор заводится, и эндотелиальные клетки готовы мигрировать к источнику белковых факторов роста и начать делиться, чтобы сформировать трубки, которые затем превратятся в полноценные кровеносные сосуды. Но для начала эндотелиальным клеткам нужно выйти из вены. Для этого они высвобождают ферменты, которые расщепляют оболочку кровеносных сосудов, образуя в их стенках «дырки». С этого момента активированные эндотелиальные клетки начинают проникать наружу и, направляемые градиентом факторов роста, выделенных из поврежденной ткани, образуют новые кровеносные сосуды. Когда ростки кровеносных сосудов удлиняются, они скручиваются в трубки. Эти трубки соединяются концами, в результате чего образуются капиллярные петли. По мере увеличения количества капиллярных петель в зоне заживления формируется полноценная система кровообращения.

 Правильное питание дает возможность заморить рак голодом, вырастить сосуды, питающие сердце, и предотвратить развитие опасных заболеваний, увеличить продолжительность и улучшить качество жизни.

Молодые сосуды еще слишком хрупкие, чтобы самостоятельно поддерживать кровоток. Чтобы способствовать их «взрослению», на помощь приходит вид клеток под названием «перициты». Перициты действуют двояко. Во-первых, они отвечают за архитектурную стабильность, плотно покрывая собой эндотелиальные трубки. Примерно так же носок покрывает лодыжку. Во-вторых, перициты замедляют ангиогенез, не допуская перерастания сосудов (6). Они напоминают оборотней. Примыкая к новым кровеносным сосудам, перициты раскидывают свои «ручищи», чтобы «обхватить» окружающие их эндотелиальные клетки. Один перицит может разом «обхватить» до двадцати клеток и высвободить химический сигнал, который погасит лихорадочную активность, сопровождающую процесс ангиогенеза (7).

После прорастания и стабилизации нового сосуда по нему начинает течь кровь. Приток кислорода «выключает» сигнализацию факторов роста, полностью заглушая «моторы» ангиогенеза. Тем временем в поврежденную область высвобождаются природные ингибиторы ангиогенеза, которые еще сильнее подавляют рост кровеносных сосудов. Когда кровеносные сосуды укрепляются, эндотелиальные клетки выстилают их стенки, вырабатывая белки, которые называются «факторы выживания».

Они помогают лечить клетки, примыкающие к той области, в которой протекал ангиогенез. Правильно сформированные, эти защитные кровеносные сосуды могут функционировать на протяжении всей жизни, питая кожу и органы.

Система ангиогенеза «знает», где и когда нужно больше сосудов, чтобы поддерживать организм в здоровом рабочем состоянии. Кровеносные сосуды, словно строители, получают сигнал от ваших мышц после физической нагрузки. Чтобы нарастить мускулы, нужен обильный приток крови. С другой стороны, система непрерывно отслеживает ситуации, в которых требуется сократить количество кровеносных сосудов. Здоровая система ангиогенеза создана, чтобы 24 часа в сутки поддерживать в организме правильный баланс и сочетание кровеносных сосудов: их должно быть не слишком много и не слишком мало.

Напоминает бытовой выключатель света. Можно повысить интенсивность и при необходимости вырастить больше сосудов, а можно, наоборот, подавить процесс с помощью эндогенных (внутренних) ингибиторов ангиогенеза. Такие механизмы стимулирования и контрмер есть везде: в мышцах, крови, сердце, головном мозге, грудном молоке и даже в сперме.

Чтобы оптимизировать здоровье, организм должен четко контролировать ангиогенез. В течение жизни многие факторы подрывают работу защитной системы, приводя к избыточному или, наоборот, недостаточному ангиогенезу. В первом случае он начинает питать больные ткани, а во втором провоцирует потерю и отмирание клеток. В следующей части книги я расскажу о продуктах, которые укрепляют защитные силы ангиогенеза, помогая организму противостоять заболеваниям. А сейчас давайте вернемся к микроскопическим раковым опухолям, растущим в вашем организме, и посмотрим, как происходит сбой в защитной системе и к каким пагубным последствиям он приводит. Мне хочется как можно нагляднее объяснить вам, почему необходимо есть правильные продукты. Расти микроскопическим раковым опухолям мешают природные ингибиторы ангиогенеза. Эти контрмеры позволяют контролировать новообразования, лишая их кровоснабжения. Еще в 1974 году ученые из Гарвардской медицинской школы (Harvard Medical School) выяснили: пока сосуды не начнут питать опухоль, она пребывает в «спящем состоянии», а значит, абсолютно не опасна. Наша иммунная система, о которой пойдет речь в главе 5, выявляет такого рода образования и разрушает их. Однако в определенный момент множественные крошечные опухоли могут обойти защитную систему и антиангиогенные контрмеры, выделив огромное количество факторов роста, участвующих в заживлении ран. Лабораторные эксперименты показывают: когда новые кровеносные сосуды прорастают в небольшой сгусток раковых клеток, он начинает стремительно расти. В течение двух недель с момента ангиогенеза ее размер может увеличиваться в 16 тысяч раз (8). «Обманув» защитную систему ангиогенеза, опухоль может вырастить собственную цепь сосудов и превратиться в смертельное заболевание. Ужасно то, что кровеносные сосуды, питающие раковые опухоли, также служат каналами, по которым злокачественные клетки попадают в кровоток. Это называется метастазы – самое опасное явление в онкологии. Не опухоль чаще всего становится причиной смерти онкологических больных (ее удаляют хирургическим путем), а именно метастазы, которые, словно пули, поражают все тело.

 60 секунд: столько нужно капле крови, чтобы выйти из сердца, совершить полный круг кровообращения по телу и вернуться обратно.

Один из эффективных способов подавить рак – это помочь организму предотвратить нежелательный ангиогенез. Наша цель – активировать защитные силы, чтобы с помощью естественных контрмер поддерживать здоровый баланс сосудов, лишая новообразования питания и не давая им расти. Первым пациентом, испытавшим положительный эффект антиангиогенной терапии, был двенадцатилетний мальчик по имени Том Бриггс из Денвера, штат Колорадо. Его диагноз – легочный капиллярный гемангиоматоз, при котором опухоли поражают легкие больного. Из-за роста новообразований Том стал испытывать проблемы с дыханием, что мешало ему играть в любимый бейсбол, а также мальчик не мог нормально спать. В качестве последней меры лечащий врач назначил ему интерферон-альфа – препарат, способный тормозить ангиогенез. В течение года опухоль уменьшилась в размерах, и Том вернулся к нормальной жизни. В медицинском журнале Новой Англии New England Journal of Medicine этот случай излечения от онкологии назвали «первым в истории» (9). Отныне рак больше не звучал как приговор.

Начиная с 1990-х годов биотехнологические компании стали разрабатывать таргетные препараты для лечения опухолевого ангиогенеза. Первый вид рака, который поддался антиангиогенной терапии, был рак прямой кишки. Препарат авастин (Avastin) и таргетирование кровеносных сосудов опухоли помогли продлить пациенту жизнь. Усиление ангиогенезных контрмер с помощью «Авастина» и более десятка других «дизайнерских» препаратов, тормозящих ангиогенез, позволяет излечить и другие виды рака: почек, легких, головного мозга, щитовидной железы, печени, шейки матки, яичников, молочной железы и даже множественной миеломы. В 2004 году глава Управления по санитарному надзору за качеством продуктов и медикаментов США Марк МакКлеллан заявил: «Ингибиторы ангиогенеза можно считать четвертой формой терапии раковых заболеваний (после хирургии, химиотерапии и облучения)» (10).

Избыточный ангиогенез может провоцировать не только онкологию, но и ряд других осложнений, например потерю зрения. Если наши глаза здоровы, мы видим, потому что свет, проходя сквозь кристально чистую жидкость, попадает на сетчатку, где «считывается» головным мозгом без вмешательства со стороны кровеносных сосудов.

Ангиогенез в глазу находится под жесточайшим контролем. В течение всей нашей жизни эндотелиальные клетки, выстилающие кровеносные сосуды сетчатки, делятся только два раза. Однако при возвратной макулярной дегенерации (ВМД) – самой распространенной во всем мире причине слепоты среди людей старше 65 лет – и ухудшении зрения на фоне сахарного диабета ангиогенез приводит к формированию анормальных сплетений кровеносных сосудов, которые выделяют жидкость и кровоточат. Эти неприятные последствия нежелательного ангиогенеза приводят к потере зрения. К счастью, сегодня в офтальмологии существуют сертифицированные биологические препараты, которые вводятся в глаз и защищают зрение, останавливая разрушительный ангиогенез и выделение жидкости. Бывают случаи, когда утраченное зрение снова возвращается. У меня была пациентка, которую официально признали слепой. Макулярная дегенерация лишила ее возможности заниматься любимыми делами, водить машину и играть в гольф. Однако после прохождения лечения она вновь смогла сесть за руль и вернуться к тренировкам на поле для гольфа.

При ревматоидном артрите и остеоартрите воспаление суставов приводит к образованию новых кровеносных сосудов, которые высвобождают вредные ферменты. Эти ферменты разрушают хрящевую ткань, вызывая сильную боль. При псориазе (неприятном кожном заболевании) протекающий под кожей анормальный ангиогенез приводит к росту выпуклых красных бляшек, становясь причиной воспаления, зуда и боли.

Выяснилось, что одним из виновников болезни Альцгеймера также является избыточный и анормальный ангиогенез. В 2003 году совместно с врачом-психиатром Энтони Ваньюччи я опубликовал статью в журнале «Ланцет» (The Lancet), где выдвинул предположение, что сосудистые отклонения в головном мозге могут провоцировать развитие болезни Альцгеймера (11). На сегодняшний день точно известно, что сосуды головного мозга людей с болезнью Альцгеймера не только имеют аномалии, но и выделяют нейротоксины, которые убивают клетки мозга.

С ангиогенезом связано и ожирение. Несмотря на многопричинный характер этого заболевания, в крови человека, страдающего ожирением, циркулирует большое количество факторов роста, стимулирующих ангиогенез (12). Подобно раковым опухолям, жировые клетки должны расти и питаться, а для этого им нужны новые кровеносные сосуды (13). В ходе лабораторных и клинических испытаний нам удалось справиться с вышеупомянутыми и другими заболеваниями благодаря инновационному лечению таргетными препаратами, направленными на ангиогенез.

 Скорость перемещения нервного импульса в организме человека превышает 300 км/ч. А суммарная длина нервных волокон – примерно 75 км.

Очень важно «отсекать» лишние сосуды, но не менее важно поддерживать способность организма к формированию здоровой системы кровообращения для защиты органов, нуждающихся в повышении или восстановлении притока крови. С возрастом система кровообращения изнашивается, поэтому эту способность следует постоянно укреплять, чтобы она могла питать здоровые ткани и органы. Если вследствие нарушения организм не в силах дать защитный ангиогенный ответ, возникают самые неприятные последствия. Одним из таких последствий является нейропатия. Нейропатия – это нарушение функции нервов, которое приводит к онемению и болям различной степени: от умеренных до невыносимых. Периферические нервы – своего рода электрические провода, которые пронизывают все тело. Они передают сигнал от головного мозга к мышцам, заставляя их сокращаться и расслабляться. А еще они отвечают за тактильные ощущения, передавая импульсы от кожи и мышц в головной мозг. У этих электрических кабелей есть собственная мини-система циркуляции крови, которая называется vasa nervorum (лат. сосуды, питающие нервы). Система этих сосудов несет кровь к нервам. Когда ее функция затухает, нервы начинают отмирать. Проявления могут быть самыми разными: покалывание, нестерпимая боль и даже полное онемение рук и ног.

Нарушение притока крови к нервам может развиться у людей, страдающих диабетом. Чаще всего этому способствует плохой контроль уровня сахара в крови. Диабет замедляет ангиогенез, что ведет к поражению нервов. На данный момент активно разрабатываются методы восстановления кровоснабжения нервов с помощью терапевтического ангиогенеза. В ходе экспериментов ученые вводят в мышцы животных, больных диабетом, ген, отвечающий за ангиогенный белок VEGF (фактор роста эндотелия сосудов), который способен усиливать приток крови к нервам и почти полностью восстанавливать их функцию (14). Еще одной распространенной причиной периферической нейропатии является химиотерапия. Она убивает раковые клетки, но при этом высокотоксична для нервов и разрушает их мини-систему кровообращения. В лабораторных условиях генная терапия с использованием VEGF позволяет полностью защитить нервы и поддержать их кровоснабжение (15).

Когда защитная система ангиогенеза дает сбой, в нашу жизнь врываются самые неприятные заболевания, например хронические незаживающие раны. Обычные раны заживают в течение недели, а хронические намного дольше или не заживают вовсе. В пораженные участки кожи попадает инфекция, что может спровоцировать гангрену и последующую ампутацию конечности. Только в США от хронических ран страдает более 8 миллионов человек. Преимущественно – люди с диабетом, атеросклерозом, неисправными венозными клапанами на ногах, инвалиды-колясочники и лежачие больные. Эта тихая смертоносная эпидемия уносит больше жизней, чем рак молочной железы и прямой кишки (16). Если у вас есть хронические раны, лечащий врач должен помочь вам усилить ангиогенез в организме, чтобы улучшить циркуляцию крови и ускорить заживление. Для этого существует целый ряд медицинских принадлежностей и методов, в том числе специальные диеты. О продуктах, стимулирующих ангиогенез, мы поговорим в главе 6.

 Основа здоровья – это баланс системы кровообращения, при котором в органах нет лишних или недостающих сосудов.

Когда правильное кровообращение оказывается под угрозой, сердце и головной мозг тоже полагаются на защитную систему ангиогенеза. От быстрого восстановления кровотока к этим органам зависит жизнь человека. При закупорке кровеносных сосудов, как в случае с атеросклерозом, защитная система запускает процессы, позволяющие вырастить новые сосуды и сформировать естественные пути обхода заблокированных каналов. Эти пути обхода называются коллатеральными сосудами. Они образуются, когда закупорка сопровождается постепенным сужением коронарных сосудов или сонных артерий. Люди могут жить годами и даже десятилетиями с коронарной болезнью сердца или стенозом сонных артерий, если их защитная система ангиогенеза работает исправно. Даже в случае резкой закупорки – например, как это происходит в момент инфаркта или ишемического инсульта – ангиогенез позволит пациенту восстановиться, сформировав естественные пути обхода.

На фоне заблокированного ангиогенеза – у пожилых, при диабете, гиперхолестеринемии или курении – защитные реакции протекают медленнее. Клинические испытания препаратов, стимулирующих ангиогенез в сердце и головном мозге, показывают, что ускорить процессы возможно, но, к сожалению, все они находятся на стадии разработки. Пройдут годы прежде чем они будут разрешены для медицинского применения. Во второй части книги я расскажу о продуктах, которые уже сейчас помогут вам поддержать сердечно-сосудистый ангиогенез и повысить эффективность лечения.

Ангиогенез и продукты питания

Как вы уже поняли, полноценное функционирование защитной системы ангиогенеза – ключ к крепкому здоровью. Все, что нужно, – это баланс кровообращения, при котором в органах нет лишних или недостающих сосудов. Если баланса нет, организму требуется помощь. Исследователи из биофармацевтических и медицинских компаний ломают головы над новыми методами лечения, способными сохранить жизнь, органы и зрение, но беда в том, что создание полноценной терапии потребует десятки лет и более одного миллиарда долларов. Даже в случае успешного завершения испытаний она может остаться для пациентов недоступной по причине заоблачной стоимости. Стоит также отметить: все эти препараты и приборы предназначены для лечения заболеваний, а не для их профилактики.

Здоровым людям диета может помочь предотвратить развитие заболеваний, а больным – ускорить процесс выздоровления. Научные исследования разных стран показывают, что некоторые продукты и напитки, многие из которых мы знаем и любим, положительно влияют на защитную систему ангиогенеза. Важную роль здесь играет и то, как именно вы их готовите и с чем сочетаете. Все это заставляет нас совершенно по-новому взглянуть на пищу и способы ее потребления, увеличивая шансы избежать опасных заболеваний, связанных с патологическим ангиогенезом. Если в данный момент вы боретесь с такого рода расстройством, пересмотрите свое питание. Правильные продукты помогут вам контролировать и даже победить болезнь.

Эффективность такого подхода говорит сама за себя. У жителей Азии, которые традиционно потребляют много сои, овощей и чая, очень низкий риск развития различных видов рака, включая рак молочной железы. В Японии количество граждан старше ста лет достигает более 69 тысяч человек (17). Число рекордсменов растет и в Китае. Мой двоюродный дед, скончавшийся в возрасте 104 лет, жил в городе Чаншу (это за пределами Шанхая) у подножия горы Юйшань, где выращивают зеленый чай. Долгожители Икарии (Греция) и центральной Сардинии соблюдают знаменитую средиземноморскую диету, которая богата стимулирующими ангиогенез продуктами и не похожа на вегетарианскую.

Рассматривая ангиогенез как одну из ключевых защитных систем организма, мы сможем не только укрепить здоровье, но и вывести систему медицинского обслуживания на новый уровень.


Заболевания, вызванные нарушением защитных механизмов ангиогенеза



Глава вторая
Регенерация

Ангиогенез позволяет выращивать новые кровеносные сосуды, чтобы питать органы. Возникает вопрос: что помогает выращивать сами органы, а затем поддерживать их правильное функционирование? Ответ прост: стволовые клетки. Стволовые клетки – это основа здоровья. Если они вдруг перестанут работать, мы не проживем и недели. Они играют ключевую роль в создании и поддержании нашего организма, начиная с момента зачатия. По сути, мы состоим из стволовых клеток. Через пять дней после того, как отцовский сперматозоид встретился с маминой яйцеклеткой, вы зародились в утробе в виде маленького шарика, состоящего из 50–100 эмбриональных стволовых клеток (ЭСК). Важно отметить, что стволовые клетки обладают уникальным свойством, которое называется плюрипотентность, то есть они могут сформировать любую клетку и ткань в организме: от мышц, нервов и кожи до головного мозга и глазного яблока. Когда в течение последующих двенадцати недель вы превращались из эмбриона в плод, стволовые клетки трансформировались в специальные клетки, составляющие органы и обеспечивающие их функцию. К концу формирования организма специализированные клетки органов начинали численно превосходить неспециализированные стволовые клетки.

 С годами запас стволовых клеток уменьшается и не восстанавливается: у эмбриона на 10 тыс. клеток приходится 1 стволовая, а у человека 60–70 лет из 8 млн. обычных клеток только одна является стволовой.

Стволовые клетки плода – это не только строители организма, но и защитники здоровья, в том числе здоровья матери. В ходе эксперимента ученые из Синайской медицинской школы в Нью-Йорке (Mount Sinai School of Medicine) изучили последствия сердечного приступа у беременных мышей. Сердечный приступ был настолько сильный, что приводил к ухудшению насосной функции сердца на 50 %. У людей это могло бы спровоцировать сердечную недостаточность и даже мгновенную смерть (1). Было обнаружено, что у выживших мышей спустя несколько недель после приступа стволовые клетки плода мигрировали из утробы в кровоток матери. Затем фетальные стволовые клетки «базировались» в пораженном участке сердца и начали регенерировать и восстанавливать его. В результате через месяц после приступа 50 % мигрировавших фетальных стволовых клеток превратилось во взрослые клетки сердца, способные к спонтанному сокращению. Это исследование одним из первых показало, что стволовые клетки плода могут защищать здоровье матери.

К моменту рождения стволовых клеток в развивающемся организме ребенка остается очень мало. Большинство – это уже специализированные клетки органов. После появления на свет часть стволовых клеток остается в пуповине и плаценте. Те, что в пуповине, собирают в виде пуповинной крови, направляют в банк стволовых клеток, где замораживают и хранят. Они могут пригодиться, если в будущем вам, вашему ребенку или родным понадобится регенерировать и восстановить функцию поврежденных органов. Эта процедура возможна лишь раз в жизни, поэтому я настоятельно советую вам соглашаться на сбор и хранение пуповинной крови.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении