Туутикки Толонен.

Бука



скачать книгу бесплатно

Tuutikki Tolonen

MORKOVAHTI


FILI – Kirjallisuuden vientikeskus on tukenut

taman kirjan kaantamista


Издание подготовлено при финансовой

поддержке Finnish Literature Exchange.



Серия «Бука»


Copyright text © Tuutikki Tolonen 2015

Copyright illustrations © Pasi Pitkаnen 2015

Copyright work © authors and Tammi Publishers 2015

Original edition published by Tammi Publishers 2015

Russian edition published by agreement with Tuutikki Tolonen, Pasi

Pitkаnen and Elina Ahlback Literary Agency, Helsinki, Finland



© ООО «РОСМЭН», 2019

* * *

Глава 1
Судьбоносное утро

Все началось, как водится, с утра. Мама протирала губкой раковину. Дети – Хилла, одиннадцати лет, Каапо, девяти лет, и Майкки, которой едва исполнилось шесть лет и четыре месяца, – сидели за столом и ели рисовые хлопья.

По радио передавали новости:

«В школах начались каникулы, погода ожидается летняя, на дорогах без происшествий…»

Не выпуская губки, мама повернулась к ребятам. Она нервничала, и было из-за чего.

– Билеты еще не пришли, а ведь сегодня уже ехать, – проговорила она. – С этой лотереей что-то нечисто. Две недели отдыха в Лапландии! Да такого просто не бывает.

Мама вернулась к раковине, бормоча себе под нос:

– А все-таки я поверила. Чемоданы вот собрала, а о билетах ни слуху ни духу.

Ребята переглянулись.

– И няни что-то не видно, – заметила Хилла.

– И няни не видно, – повторила мама.

– И Незримого Гласа не видно, – подхватила Майкки.

Мама нахмурилась.

– На то он и Незримый. – Каапо пожал плечами.

– Зато его бывает слышно, и даже часто, – засмеялась Хилла.



– Прекратите ваши шутки про Незримый Глас! – рассердилась мама. – Вы прекрасно знаете, что папа вернется ночью. Он уже в самолете.

– Ну-ну, – шепнула брату Хилла.

Незримый Глас часто задерживался в пути.

– Вы что там шепчетесь? – с подозрением спросила мама.

– Ничего, – быстро ответил Каапо.

Раздался звонок в дверь.

– Ну наконец-то! – воскликнула мама. Она огляделась – на кухне по-прежнему был ужасный тарарам.

– Я открою. – Хилла соскочила со стула. Мама быстро смахнула со стола крошки и поспешила за ней.


За дверью стоял почтальон, но не тот, который обычно приносил почту. На этом была желтая жилетка, серая фуражка и серый синтетический галстук. И приехал он явно не на велосипеде.

– Могу я попросить Мари Хеллемаа? – вежливо спросил он. – Ей письмо. Необходимо зафиксировать получение.

– Зафиксировать? – переспросила Хилла.

– Расписаться, – пояснил почтальон.

Мама вытерла руки о фартук и подошла поближе.

– Мари Хеллемаа – это я, – сказала она. – Я выиграла поездку в Лапландию.

Это, наверное, прислали билеты.

Почтальон кивнул и протянул маме бумагу и ручку:

– Здесь. И расшифровку, будьте добры.

Мама расписалась, и почтальон подал ей конверт:

– Вот, пожалуйста. Хорошего отдыха!

Он приподнял фуражку и исчез за дверью. Мама осторожно разорвала конверт.

– Наконец-то! – с облегчением выдохнула она, вынув из конверта письмо и билеты.

– А что пишут? – спросила Хилла. Мама развернула письмо и прочла:

– «Добрый день!

Еще раз поздравляем с выигрышем! Наконец-то настал день отъезда. Пришло время зарядить батарейки! Пора подумать о своем самочувствии, пора начать просыпаться от солнечных лучей под ласковый птичий щебет. Ждем вас!

Через две недели вы вернетесь домой другим человеком. Наш лагерь начинает свою работу завтра в полдень, точное расположение вам сообщат на месте. Отдых продлится ровно две недели, деньги не понадобятся, потому что никаких расходов вам не предстоит, не забудьте лишь теплую одежду и хорошее настроение. По окончании отдыха вас доставят домой или в любое другое место по вашему желанию. Наш поезд особого назначения отправляется сегодня с главного вокзала. Пожалуйста, не опаздывайте! Билеты в конверте».

– «Поезд особого назначения», – повторила Хилла. – Получается, поездку выиграла не только мама.

– Не обязательно, – отозвался Каапо. – Может, остальным пришлось самим покупать билеты. Да, мам?

Мама молча дочитывала письмо, и морщинка у нее на лбу становилась все глубже.

– Ну, что еще пишут? – не выдержала Хилла.

– Вот черти полосатые! – воскликнула мама. – Они пишут, что, поскольку у вашего папы частые командировки, они пришлют вам круглосуточную няню. Две недели она будет торчать здесь!

– А ты им не писала, что Незримый Глас приедет домой? – удивился Каапо.

– Я думала, это и так понятно! – фыркнула мама.

– У нас будет тетя? – обрадовалась Майкки. Майкки любила теть. Особенно теть в детском саду, но в поликлинике тоже ничего.

– Про ночевку вообще речи не было, – проворчала мама. – Я думала, она будет приходить пару раз в неделю, прибираться и готовить. А не жить у нас!

– Спорим: если Незримый Глас узнает, что у нас тут няня, он вообще не приедет, – шепнула брату Хилла.

Каапо пожал плечами.

– Почему было заранее не сказать? – возмущалась мама. – Чужой человек в доме! Куда мы ее положим? У нас нет комнаты для гостей.

– А на твоей кровати ведь никто не будет спать, – заметила Майкки.

Мама недовольно покачала головой и продолжила чтение.

– Ну что, что там? – Мама так поджала губы, что Каапо забеспокоился.

– Читай вслух, – потребовала Майкки.

– Как это вообще понимать? – Мама с недоумением прочла: – «Вы получили уникальную возможность принять участие в секретном исследовании, которое поможет вывести профессию няни на новый уровень. Вам высылается специально обученное человекообразное существо…»

– Какое существо?! – воскликнула Майкки. – Прочитай еще раз!

– Майкки, не кричи, – попросила Хилла. – Мама, читай дальше.

– «…человекообразное существо, которого мы, отдавая дань традиции, именуем букой…»

Хилла прыснула:

– Это какая-то шутка.

– Нас снимают скрытой камерой? – Каапо принялся крутить головой.

Только Майкки смотрела на мать как зачарованная. Неужели это правда? К ним придет тетя? Тетя-бука?

Мама, внезапно охрипнув, дочитала:

– «Это существо абсолютно безопасно, однако в целях чистоты эксперимента вы обязуетесь никому не сообщать о его присутствии. В случае нарушения с участников исследования взимается штраф в соответствии с законодательством. Напоминаем вам о том, что, приняв выигрыш, вы также согласились на следующие условия…» В договоре не было ни слова о буках! – возмутилась мама. – Я думала, никому нельзя рассказывать про оздоровительные процедуры. А тут совсем другое дело! Я не позволю ставить опыты на моих детях. Да еще штрафовать меня в моем собственном доме!

– Я обещаю никому не рассказывать! – закричала Майкки. – Я хочу тетю-буку!

– Майкки, не кричи, – попросил Каапо. И тут снова раздался звонок в дверь.

– Боже мой, – проговорила мама.

Хилла открыла – и в прихожей воцарилась пугающая тишина. За дверью стояло черно-бурое существо. Оно было большое и в высоту, и в ширину и заполняло почти весь проем. Кто же это? Что это на нем – комбинезон из клочковатой ткани или его собственная растрепанная шкура? У существа были огромные ноги (и стояло оно на них крепко) и огромные руки: ладони точно кастрюли, на каждой по четыре пальца с сардельку толщиной. Существо держало измятый листок бумаги.



В прихожей запахло землей, как в погребе. Существо повращало круглыми желтыми глазами и что-то пробурчало. Майкки спряталась за маму.

Из-за существа выглянул курьер в сером костюме – не тот, который принес письмо, а другой. Он нервно кивнул вместо приветствия, кашлянул и проговорил:

– Вот, вам посылка. Можете расписаться? Осторожно просунув руку между существом и дверным косяком, он протянул маме стилус и планшет. Мама, приоткрыв рот, глядела на существо.

– Мама, распишись, – легонько подтолкнула ее Хилла.

– И что нам с ним делать? – спросила мама.

Курьер снова кашлянул:

– Там есть инструкция.

– Распишись, – повторила Хилла.

– А если я его не хочу? – тихо проговорила мама.

– А тут уж ничего не поделаешь, – ответил курьер. – Велено доставить. Возврат и обмен не предусмотрены.

– Просто подпиши, и все, – сказала Хилла маме.

– Инструкция, значит, – с сомнением произнесла мама. Курьер покивал.

Мама взяла стилус и слегка дрожащей рукой вывела на экране свою фамилию. Курьер быстро забрал устройство.

– Хорошего дня, – выпалил он и исчез.

А все Хеллемаа, оставшись с новой няней, застыли, точно изваяния. Хилла не сводила глаз с существа. Каапо не сводил глаз с существа. Мама переводила взгляд с существа на детей и обратно и никак не могла решить, пора ли уже спасать домочадцев, и если да, то каким образом: квартира ведь на пятом этаже, а это чудовище закрыло собой весь проход.

– Мама, это бука? – прошептала Майкки из-за маминой спины.

Существо глухо заворчало и сунуло свой листок Хилле – она стояла ближе всех. Хилла с сомнением взяла.

Существо снова что-то буркнуло. Мама испуганно глотнула воздух. Хилла разгладила бумажку – грязную, помятую и даже немножко порванную. Комочек земли выпал из сгиба и покатился по полу.

– Это, наверное, инструкция, – догадалась Хилла. Мама нахмурилась.

– И что там сказано? – спросил Каапо.

Хилла прочла вслух:

– «Адресат: семья Хеллемаа.

Содержимое посылки: специально обученное человекообразное, кратко „бука“, предназначена для ухода за детьми и ведения хозяйства.

Характер: не опасна, любит телевизор.

Место обитания: жилье человека.

Прочие характеристики: собственного имени не имеет, отзывается на „няня-бука“ или просто „бука“. Сама добывает себе пропитание. Никогда не оставит детей одних!

Владение языком: слабое. Человеческую речь понимает, но сама не говорит. Дальнейшему обучению не поддается. Отсутствие речи не влияет на рабочие качества.

Размещение: в шкафу в прихожей (шкаф необходимо освободить)».

– Чертовы рожки! – выругалась мама. – Да что же это творится?

Хилла и Каапо переглянулись. Что-то будет дальше?

Майкки высунулась из-за материной юбки, взглянула на буку и улыбнулась.

– Она не страшная. – Майкки протянула к существу руку. – Смотрите, какие у нее глазки! Она хочет жить у нас.


Глава 2
Дело принимает странный оборот

Из шкафа пришлось вынуть все полки.

– И куда это девать? – Мама недовольно оглядела содержимое шкафа – две большие кучи на полу.

Все промолчали. Мама нахмурилась и посмотрела на буку:

– Ну… давай, полезай.

Бука втиснулась в шкаф. Он оказался узковат, и буке пришлось встать, вытянув руки по швам, но она, похоже, не расстроилась – из шкафа послышалось довольное урчание.



– Как сигара, – сказала Хилла.

– Мохнатая сигара, – заметил Каапо.

– Земляная сигара, – хихикнула Майкки.

– Дети! – одернула их мама. Впрочем, она сама не могла отвести от буки глаз. С новой няни постоянно сыпались мелкие комочки земли, ими покрылся весь пол в прихожей. Эдак вся квартира превратится в погреб. Судя по запаху, уже превратилась.

Зазвонил телефон.

– Незримый Глас, – обрадовалась Хилла. – Дай я…

– Это точно не папа, он сейчас летит над Атлантикой, – устало проговорила мама, перехватывая трубку. – Хеллемаа, – сказала она, и на лице ее отразился ужас. – Сами, это ты? Ты что, не в самолете?

Хилла повернулась к Каапо и со значением покивала:

– Ну, что я говорила?

– Не ты, а я! – прошептал в ответ Каапо. Мама с тревогой слушала.

– Понимаю. Понимаю… Очень некстати, Сами, очень. К нам приехало… Ты уже знаешь? Как выглядит?.. – Мама покосилась на буку, которая с явным удовольствием терлась спиной о дальнюю стенку шкафа. Вокруг клубилась пыль. – Как минимум, грязное. Наверное, его надо помыть. Мне кажется, ему понравилось в шкафу… Да, в шкафу. Там его положено держать.

Мама надолго замолчала и только слушала, недовольно хмуря брови.

– Но ты понял, что это, ко всему прочему, какой-то эксперимент? Кто-то собирается проверить, можно ли оставлять детей с этим существом. Проверить на наших детях! А если окажется, что нельзя? Что тогда? Нет, я никуда не поеду. Я не могу.

Мама взглянула на буку – казалось, та заснула в шкафу. Так стоя и заснула. Закрыла глаза, оперлась на стенку шкафа и размеренно задышала.

– Мам, мы не пропадем, – пообещала Хилла. – А ты поезжай в Лапландию.

– Папа хочет с тобой поговорить. – Мама передала Хилле трубку.

– Привет! – сказала Хилла. – Оно пахнет погребом. Да, большое такое… В общем, в шкафу помещается. Нет, совсем не боимся! Ты когда прилетишь? Снежная буря? Ну надо же, летом! Никогда такого не слышала.

Каапо закатил глаза. Хилла понятия не имеет, что в июне вовсе не везде лето. У некоторых это, наоборот, зима. Смотря в каком ты полушарии.

– Читать надо больше, – фыркнул он.

Хилла показала ему язык и продолжила разговор:

– В холодильнике полно еды! Да, сейчас. – Она передала трубку Каапо: – Незримый Глас хочет с тобой поговорить.

– Алло? Что сказала Хилла? Да ничего такого не сказала. – Каапо показал Хилле язык. Незримый Глас не любил, когда его называли Незримым Гласом. – Конечно же я умею готовить. Например, намазывать бутерброды и чистить мандарины. Разумеется, сможем! Хилла все умеет. Ну… кашу-то варить наверняка! Майкки? Не знаю. Спроси сам. Но если ты прилетишь следующим рейсом, то это всего одна ночь. Да-да, отличный план. Ну пока.

Каапо отдал трубку Майкки.

– Это кто, Незримый Глас? Значит, ты не прилетишь? Что-что? – В ответ на мамины гримасы Майкки скорчила рожицу. – Ничего, мы так и думали. Ну конечно! Нет, мне не страшно дома, у меня ведь есть Хилла, и Каапо, и купальный халат. Да, он все еще разговаривает. Это самый лучший халат в мире!

Мама покачала головой. Она считала, что папе совершенно не обязательно знать обо всем, что творится дома. Самые странные странности лучше всего смести на совок да выбросить потихоньку за окошко, авось никто не заметит. Взять хоть эту историю с говорящим халатом. Вспомнив про халат, мама снова вздохнула. Нет, обязательно надо поехать отдохнуть.

– Это же бука! – трещала Майкки. – Настоящая бука! У нее желтые глаза. Нет… Сейчас посмотрю. – Майкки заглянула в шкаф. – Когти у нее короткие. Очень грязные. Сам увидишь, когда приедешь. – Майкки немножко послушала. – Нет, халат – это халат. Это не игрушка. Ладно!

Она передала трубку маме.

– Алло, – сказала мама. – Да, конечно, работает, ты же сейчас на него звонишь. Да, они уже большие. – Мама оценивающе оглядела детей. – Хорошо, сейчас. Перезвони. Нет, лучше ты, как обычно. Ладно, пока. Через три минуты. Дети, – сурово сказала мама, окончив разговор. – Как вы уже догадались, у папы задерживается самолет. Он сказал, что…

– Что халаты не разговаривают, – хихикнула Майкки.

– Что рейс перенесли из-за сильного снегопада. Следующий самолет – через несколько часов, и он прилетает завтра днем. Вы продержитесь до завтра с… с этим? – Мама кивнула на шкаф.

– Да конечно, – отозвалась Хилла. – А как нам себя вести, когда приедет Незримый Глас?

– Ты о чем? – не поняла мама.

– Ну, может, покажешь нам его фотографию? А то вдруг мы откроем дверь кому-нибудь не тому? – подхватил Каапо под Хиллин хохот.

– Ну хватит! – взвилась мама. – Это ваш отец. У него частые командировки. Думаете, ему самому это очень нравится? Вовсе нет, и прекратите ваши дурацкие шутки. Папа просил узнать, готовы ли вы остаться с этим чудовищем до его приезда или надо придумать какой-то другой вариант.

– Готовы, готовы, – сказала Хилла. – Это же специально обученная няня. Не может быть, чтобы инструкция врала.

– Мы даже хотим с ним остаться, – заверила Майкки.

– Каапо, а ты?

Каапо посмотрел на спящую, ровно дышащую буку. Опасной она не выглядела. И вообще, должно же в каникулы произойти хоть что-то интересное.

– Мы не пропадем, – ответил он.

Снова зазвонил телефон – прошло три минуты. Папа всегда был пунктуальным. Мама сняла трубку.

– Привет. Да, успели-успели. Говорят, что справятся. Да, странно, конечно, но что делать… Ключи у тебя есть?

Ребята переглянулись. Хилла тихо присвистнула. Вот и начинаются чудеса. Мама, которая никогда нигде не была, уезжает. Папа, который никогда не был дома, наоборот, приедет. Дети, которых никогда не оставляли одних, целую ночь будут предоставлены сами себе. А в шкафу спит специально обученная бука, хотя всем прекрасно известно, что бук вообще не бывает.

– Я пошла в ванную, – сообщила Майкки. Хилла и Каапо закивали. Хоть что-то должно остаться как прежде.


Глава 3
Мама берет и уезжает

– Пылесос вон там. Ну, ты и сам знаешь. Губка для посуды в нижнем шкафчике. Моющие средства…

Каапо оглядел родные белые стены и белый потолок. Ну и ну. На всем лежал теперь сероватый налет – понятное дело, из-за буки. За несколько часов, которые бука провела в квартире (да и то в шкафу), она успела все засыпать этим странным веществом. И это не грязь, как думает мама. Это неизвестная субстанция. Она похожа на туман. Или на въевшуюся в стены тьму.

– Бучья пыль, – буркнул Каапо и потер пальцем стену. На пальце остались крошечные серые катышки.

– Каапо, ты слушаешь? – окликнула мама. – Швабра за шкафом, у стенки…

Каапо покивал. Он и так знает, где что. Он прожил в этой квартире всю жизнь. Конечно, он найдет швабру. Но именно сейчас он бы лучше пошел в библиотеку и нашел все, что только можно, о буках, а не выслушивал в очередной раз теоретический курс по уборке квартиры.

Мама отпустила в библиотеку только Хиллу, так как Хилла старшая. И зря, потому что поиск информации и возраст – вещи несвязанные.

Каапо вздохнул. От Хиллы в библиотеке не будет никакого толку. Она никогда ничего не может найти. А вот он, Каапо, точно знает, на какой полке что лежит. Он знает, что спросить. И ему наверняка придется потом самому топать в библиотеку за книжками, которые не нашла Хилла.

Мама взглянула на настенные часы в прихожей. Майкки в ванной разговаривала с халатом.

– Что-то из этого выйдет? – думала мама вслух. – И где же Хилла? Мне скоро выходить. Хорошо, хоть сумка собрана и еда готова. Надо еще вымыть Майкки голову…

– Нет! – взвизгнула из ванной Майкки.

И как только услышала? Мама вздохнула.

– Опять двадцать пять. И все равно голову мыть надо. А то вши заведутся.

– Вши не заводятся от немытой головы, – вмешался Каапо. – Они просто переползают с одного человека на другого.

Мама снова вздохнула:

– Можно иногда промолчать? Майкки и так мыться не заставишь.

– А не надо использовать ложную аргументацию.

– Хорошо, используй правильную, пойди и договорись с ней, – отрезала мама и исчезла в кухне. – А я хоть стол пока протру. Скажи ей, что я приду через три минуты. И мне некогда с ней препираться.

Каапо чуть приоткрыл дверь в ванную. Майкки сидела в ванне с пеной. Она была поглощена разговором. Собеседник – Майккин синий купальный халатик – висел в воздухе над унитазом: бодрый, подтянутый, с капюшоном набекрень, точно и впрямь имел гораздо более богатое наполнение, чем воздух.

Когда-то халатик принадлежал Каапо, но в те времена был просто халатом. Однако все изменилось. Иногда Каапо задумывался: почему? Он был к халату недостаточно внимателен? Почему тот никогда не разговаривал с ним? Уж он, Каапо, собеседник поинтереснее Майкки, маленькой дурочки. Ну не то чтобы дурочки, но с приветом.

– Мне кажется, она хорошая, понимаешь? – говорила Майкки. – Правда, пахнет плохо. Как гнилая картошка. И маме не нравится, что кругом пыль. А сейчас она спит в шкафу. Похоже, она любит поспать, да?

Халат помахал рукавом. Он был хорошим собеседником, хоть и не издавал ни звука. Ну, или это Каапо ничего не слышал, хотя и видел, как халат машет рукавами. Мама с Хиллой не замечали и этого, для них халат был просто неодушевленной хлопчатобумажной тряпицей, валявшейся то тут, то там. Чудеса.

– Да что ты?! – ахнула Майкки. Она явно услышала что-то неожиданное. Халат продолжал свою беззвучную речь, Майкки в раздумье наморщила лоб.

«Что же он там говорит?» – ломал голову Каапо.



– Ну да! – Майкки кивнула и засмеялась. – Конечно, я рада, что к нам приедет Незримый Глас. Хотя это немножко странно. Я совсем не помню, как он выглядит. А если он очень страшный? Вдруг у него шрам через все лицо и пиратская шляпа?

Халат переменил позу – казалось, он прислушивается.

– Наверное, я буду скучать по маме. – Майкки сдвинула бровки. – Хорошо, что у меня есть еще Каапо и Хилла. Жаль только, что они такие глупые.

– Сама ты глупая, разговариваешь с халатами, – шепнул Каапо в приоткрытую дверь.

Майкки молниеносно обернулась, а халат превратился в бесформенный кусок ткани над унитазом и замолчал.

– Дурак-дурак-дурак! – закричала Майкки. – Ты его напугал! Мы с ним разговаривали!

Каапо пожал плечами:

– Пусти маму вымыть тебе голову и разговаривай с халатом дальше сколько влезет.

Майкки скорчила рожу.

– Ну, готова? – спросила из-за двери мама. – Готова, – ответил Каапо. Майкки бросила на него сердитый взгляд, но ничего не сказала.

– Вот видишь? Верная аргументация, – бросил Каапо маме.

– Все-таки ты особенный ребенок, – кивнула мама.

– Да нет, особенный ребенок – это Майкки, – отозвался Каапо. – А у меня просто соображалка работает.

Мама снова покивала, глядя на сидящую в пене Майкки и опершегося на дверной косяк Каапо. Ее невероятные дети – такие мудрые, такие замечательные! Как только у нее такие получились? Мама закрыла глаза и глубоко вздохнула. И принялась мыть Майкки голову, и постаралась хоть ненадолго забыть о буке в шкафу.

В замочной скважине чуть слышно повернулся ключ. Хилла! Каапо бросился в прихожую. Из ванной слышался плеск, недовольные вскрики Майкки и мамины усталые вздохи.

Щеки у Хиллы раскраснелись от волнения, она опустила увесистый пакет с книгами на коврик в прихожей, не глядя бросила зеленую бейсболку в направлении вешалки и таинственно улыбнулась Каапо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3