Торубарова Светлана.

Трилуна. Ведьма Сардагана



скачать книгу бесплатно

– Это всего лишь сон. – Прошептала она. – Правда?

– Правда или неправда, решать только тебе. – Проскрипела старуха, вставая с травы. – Мне пора.

Неожиданно появился густой туман, и ведьма растворилась в нем, как будто ее и вовсе не существовало.

Гера резко села в постели, почувствовав нестерпимую головную боль, и с трудом разлепила веки. На нее в удивлении смотрел Максимилиан, уже попрощавшийся с ней в этой жизни. Его лицо было худое и осунувшееся. В черных глазах застыла боль и раскаяние.

– Я прощаю тебя. – Прошептала молодая женщина одними губами. – Только не спрашивай почему.

Она решила для себя, что сон был, самый что ни на есть, реальный, и ее дочь жива. Она чувствовала это каждой клеточкой своего исхудавшего тела. Муж правильно все сделал, только зря не рассказал ей.

– Трилуна… – Прошептала Гера и улыбнулась.

– Что? Что ты сказала? – Взволнованно произнес мужчина и с любовью взглянул на жену. Да, именно с любовью. Если раньше она ничего для него не значила, то теперь он до конца жизни будет молиться на нее. Он чуть было не потерял эту чудесную девушку. Только оказавшись на пороге смерти, она показала ему, насколько важное место занимает в его сердце.

– Ничего. Просто прикажите принеси мне что-нибудь поесть.

– Что случилось? Почему ты так изменилась?

–Я все знаю. – Тихо промолвила Гера, еще сильнее озадачив мужа. – Теперь я все знаю.

Глава 3

Трилуна осторожно раздвинула ветки колючего кустарника, стараясь не обращать внимания на острые шипы, вонзившиеся в маленькие ладошки. Нельзя, чтобы ее видели на окраине деревни, иначе местные девчонки и мальчишки вновь станут над ней издеваться, как бывало не раз, а потом и бабуся ругаться будет. Она настрого запретила ходить в деревню после того, как на Трилуну местный земледелец спустил огромную черную собаку. Хорошо, что все обошлось, и она успела вскарабкаться на дерево, откуда смогла слезть лишь только ночью, когда собака уснула. Ох, Богиня всех ведьм, Адалана, но как же ей нравилось, хотя бы одним глазком, смотреть на этих веселых ребят, резвившихся на лугу и игравших в догонялки! Ведь ей было так одиноко в этом неприветливом и мрачном лесу, в котором она жила, сколько себя помнила. У нее не было никого, кроме ее любимой бабуси, с кем бы она могла перекинуться хоть парой слов. Она бы тоже с удовольствием побегала со всеми, посмеялась и потанцевала под звуки свирели, на которой постоянно играл местный смешной долговязый мальчишка.

Девочка тяжело вздохнула и принялась тихо подпевать ребятам веселую песенку, так полюбившуюся ей в последнее время. Мягкий солнечный свет залил цветочную поляну и приласкал лиловые колокольчики, разбросанные кучками то тут, то там, своими теплыми лучами, наполнив воздух приятным ароматом. Трилуна с наслаждением любовалась ими, выглядывая через колючие ветки, усеянные мелкими сочными листьями. Ей так нестерпимо захотелось нарвать маленький букетик для своей бабуси, чтобы вечером вместе с ней вдыхать сладкий благоухающий воздух, окружающий соцветия! Как же жаль, что в их лесу не растут такие!

Недолго думая, девочка осторожно вышла из своего укрытия.

Но не успела она сорвать и одного цветка, как по всей поляне прокатился оглушающий крик:

– Ведьма!

Трилуна гордо распрямилась и вызывающе выпятила острый подбородок. Она не уйдет отсюда, пока не нарвет колокольчиков!

– Ведьма! Ведьма! Убирайся отсюда! – Наперебой злобно выкрикивали ребята.

Девочка только плотнее сжала губы и, стараясь не обращать внимания на жалящие слова, наклонилась к цветам.

– Проваливай в свое ведьмино логово! – В ее сторону полетела толстая палка и упала прямо у ног, смяв благоухающие бутоны. Нет, с нее хватит! Она не станет больше отмалчиваться! Ну сколько можно унижать ее?!

Трилуна резко повернулась к обидчикам и гневно прокричала:

– Если не оставите меня в покое, я превращу вас в мерзких вонючих жаб!

Послышался визг, и девчонки бросились бежать со всех ног, в страхе расталкивая друг друга. Но мальчишек было не так просто испугать и они с диким воплем кинулись на нее, прихватив побольше камней, приготовленных для метания по птицам. Первый же камень попал Трилуне в голову, повалив ее с ног. Девочке ничего не оставалось, как свернуться калачиком и терпеть сыпавшийся на нее град тупых ударов, сдерживая слезы боли и обиды. Тут на шум подоспели взрослые.

– Что здесь происходит? – Раздался суровый мужской голос.

– Кидаем камни в ведьму! – Для мальчишек это было всего лишь забавное развлечение.

– Она хотела превратить нас в жаб!

– Ладно, хватит с нее. – Махнула рукой толстая женщина. – Пусть уходит отсюда.

Затем она крикнула съежившейся от страха девочке:

– Так тебе и надо! И не появляйся здесь больше, не пугай наших детей, ясно?

Трилуна медленно поднялась с травы. Все тело нещадно болело, голова готова была расколоться от нестерпимой боли.

– За что вы так со мной? – Всхлипнула она. – Я же ничего плохого не сделала!

Наружу рвались рыдания, которые удавалось сдерживать только огромным усилием воли.

– Ты ведьма, этим все сказано! – Отрезала толстуха, и повернулась к ней спиной. – Иди, пока тебе еще и от меня не досталось!

В одну секунду небо заволокло черными тучами, закрывшими собой яркое летнее солнце, и прогремел раскатистый гром, заставив людей от страха ниже пригнуться к земле. Резкий порыв ветра разметал рыжие кудри Трилуны во все стороны, освежая разгоряченные щеки и высушивая блестевшие в изумрудных глазах слезы. В этот же миг яркая кривая молния разрезала небо и ударила ровно в центр поляны, ослепив всех собравшихся и заставив в ужасе распластаться по траве.

Девочка еще с минуту посмотрела на жалких и испуганных злобных людишек, а затем быстро скрылась в лесу, поспешив домой к бабушке.

Улыбка не сходила с ее разбитого и грязного личика, пока она пробиралась сквозь плотные заросли. Она не сомневалась, что сама Богиня Адалана вмешалась в ее никчемную жизнь, чтобы защитить и показать свое расположение. Иначе никак не объяснить произошедшее только что.

Вскоре показался грубо сколоченный деревянный домишко, в котором ее ждал единственный человек, который когда-либо любил ее.

– Бабуся! Бабуся! Это я!

– Где тебя носит? – Закаркала старуха, с трудом выходя из дома. Опираясь на деревянную клюку, она пошла навстречу девочке. – Боги! Что с тобой приключилось?

Схватив Трилуну морщинистой рукой за подбородок, она прищурила глаза и начала вертеть ее голову в разные стороны, внимательно разглядывая свежие ссадины.

– Опять ходила в деревню? – Наконец строго изрекла она.

– Да. – Тихо ответила девочка, потупив взгляд.

– Сама виновата. – Сказала ведьма, отворачиваясь.– Иди, умойся, обед на столе.

– Да, бабуся.

Трилуна медленно поплелась к бочке с дождевой водой, стоявшей у дома, но сразу остановилась, услышав негодующий шепот старухи, которая теперь постоянно говорила свои мысли вслух, даже не замечая этого.

– Треклятые узколобые людишки! Погодите у меня! Я вам еще отомщу! Придете вы ко мне за помощью! – Эти причитания вызвали у девочки улыбку. С виду строгая и суровая, но в душе мягкая и добрая, Серана очень любила свою названную внучку, которая составляла весь смысл ее жизни.

– Да ладно, бабуся! Не волнуйся! За меня заступилась сегодня сама Адалана! – Прокричала Трилуна, смывая с лица грязь и морщась от боли.

– Что? Как, как это было? – Голос у ведьмы от охватившего ее волнения сорвался на визг.

– Она защитила меня, выпустив с небес молнию прямо под ноги этих злюк! – С гордостью провозгласила девочка, радостно улыбаясь.

–Подойди, подойди ко мне скорей, милая. – Серана протянула к ней трясущуюся руку.

Когда Трилуна подошла ближе, она посмотрела на ее запястье. Крохотный месяц, родовой знак девочки, блестел и переливался всеми цветами радуги.

– О, милостивая Адалана! – воскликнула ведьма. – Богиня действительно отметила тебя. Нам срочно надо собираться в земли Сардагана. Похоже, там тебя уже ждут.

– Что ты говоришь, бабуся? – Взволнованно пролепетала девочка, чувствуя, как подкашиваются ноги от этой новости. – В Сардаган? В ковен?

Серана зашлась лающим, выворачивающим все внутренности, кашлем и облокотилась на Трилуну. Когда приступ прошел, она ответила.

– Да, да. Именно. Надо спешить. В последнее время я чувствую себя совсем худо. Боюсь, не успею привезти тебя туда.

– Не говори таких страшных слов! – Испугалась девочка. – Я не смогу и дня без тебя прожить. Я умру вместе с тобой!

– Глупости! Тебе всего одиннадцать, а я уже больше века топчу эту землю. Пора мне уже отправляться к праотцам.

Решив больше не говорить на эту болезненную тему, Трилуна помогла бабушке добраться до жесткой грубо сколоченной деревянной кровати, находящейся в самом темном углу дома и уложила ее на набитый соломой матрас.

– Давай, я сварю тебе зелье от кашля.

–Не надо, милая, иди лучше поешь. А мне надо просто поспать немного. О себе побеспокойся. Похоже, здорово тебе досталось. Растолки листья муары и добавь туда меда. Скажи…

– Силой богини Адаланы наделяю это снадобье целебными свойствами. Марун абиш нахиб! – Перебила девочка и с гордостью процитировала магическое заклинание. – Я все помню, бабусь.

– Вот и умница! А теперь иди, займись делом, дай мне поспать!

Серана чувствовала, что силы ее таят с каждым днем. Только бы не умереть раньше времени, только бы успеть отвезти Трилуну в Сардаган.

Глава 4

Трилуна с облегчением вытерла выступивший на лбу пот. Тяжелое ведро с водой, которое она принесла только что с резвой речушки, бегущей недалеко от их дома, заняло свое привычное место около очага. Девочка смочила кусок старой тряпки в воде и, как следует выжав, приложила к огненному лбу бабушки. Она уже несколько дней не приходила в сознание, в горячке мечась по кровати и постоянно надрывно кашляя.

– Миленькая моя, ну поправляйся скорее. – Всхлипнула Трилуна, сжав морщинистую руку старой ведьмы. – Так тяжело одной! Ну что мне сделать, чтобы помочь тебе?

Но звенящая тишина стала ей ответом, и девочка, тяжело вздохнув, поднялась и вышла из дома. Ей срочно надо было найти драконий глаз, очень редкое растение, которое облегчило бы бабушке страдания. Они лишь раз нашли его, на берегу ручья где-то в километре от дома, и вчера она использовала для снадобья последний засушенный листочек, чтобы помочь старушке поспать ночью, не сотрясаясь от бесконечного кашля.

Трилуна безрезультатно обходила лес километр за километром, пытаясь разглядеть в траве ярко-салатовые резные листья драконьего глаза, и только после того, как стемнело, в бессилии понурив голову, побрела обратно, с трудом сдерживая слезы.

Она уже не знает, что еще можно сделать для бабуси! У нее просто не хватает знаний и опыта в приготовлении зелий, которые помогли бы вернуть силу и здоровье. Она так мало всего умеет!

Когда девочка вернулась домой, на небе уже сиял тонкий серебристый месяц, завораживая своей красотой и величием. Сама Адалана сейчас сидит на нем, свесив ноги, и взирает сверху на ее, полную несчастий, жизнь. Хотя, может это только испытания на пути к славе и могуществу, как не раз говаривала бабуся? Она постоянно внушала Трилуне, что ее послала на землю Богиня и ее роль в этом мире гораздо важнее, чем может показаться на первый взгляд.

– Твой истинный путь пока загадка даже для меня. – Постоянно твердила Серана. – И твое предназначение знает только Адалана. Придет время, и ты сама все поймешь. А пока иди, поиграй, ведь детство так быстро уходит, не успеешь оглянуться, и мир со всей жестокостью обрушится на твои хрупкие плечи.

Трилуна от нахлынувших воспоминаний вытерла выступившие на глазах слезы и зашла в дом. В очаге догорало последнее полено, тускло освещая темную комнату. Раздавшийся в тишине лающий кашель заставил ее от неожиданности подпрыгнуть на месте.

– Милая моя! – Прохрипела Серана. – Подойди ко мне.

Трилуна мигом подбежала к бабушке и встала возле ее кровати на колени. Ведьма с неожиданной силой сжала руку внучки и продолжила:

– Вот и пришел мой конец… – Очередной приступ кашля заставил ее замолчать, и девочка сжалась от страха перед смертью, неизбежно подкрадывающейся к их дому. Она давно уже чувствовала ее незримое присутствие, но старалась отгонять мрачные мысли, ссылаясь на усталость и переживания.

– Ты слишком мала для путешествия в Сардаган в одиночестве. – С трудом произнесла старуха, когда кашель немного отпустил. – Но и здесь оставаться опасно. Если духи будут добры ко мне, я в последний раз смогу помочь тебе…

Из полузакрытых глаз ведьмы покатились крупные слезы. Трилуна еще никогда прежде не видела, как плачет бабушка.

– Прости, милостивейшая Адалана, но я не смогу исполнить возложенную на меня миссию. Я подвела …

– Не надо бабуся, не говори так. – Тоже заплакала Трилуна. – Ты ведь спасла мне жизнь, ты вырастила меня.

– Когда я уйду к своим праотцам, ты должна будешь сжечь мое старое тело.

– Нет… нет… – Шептала девочка, в панике обнимая умирающую колдунью. – Не оставляй меня. Что мне теперь делать?

– Когда придет время, Адалана и ее духи укажут тебе путь. – Проскрипела Серана и закрыла глаза. Она в последний раз выдохнула и замерла, разжав тонкие, изуродованные артритом, пальцы, сжимавшие маленькую ладошку Трилуны.

Девочка почувствовала дыхание смерти, будто стоявшей за спиной, отчего по телу прошел озноб и по коже забегали неприятные мурашки. Чтобы не закричать на весь лес, она закрыла рот руками и быстро отползла к своей кровати, стоявшей у самого очага. Нервная дрожь сотрясала ее маленькое тело, и теплое одеяло никак не помогало согреться. Тогда она накрылась с головой и начала молиться, молиться, чтобы эта бесконечная ночь поскорее закончилась и страх, сковавший тело, отпустил ее. Трилуна никогда прежде не видела мертвых людей и ужас, парализовавший мозг, заставил ее сжаться в комочек и раскачиваться из стороны в сторону, жалобно скуля. Она даже и не заметила, как забылась беспокойным сном, в котором хрупкая женщина, представившаяся ей Герой, нежно обнимала ее и укачивала, жалея и утешая.

На следующее утро Трилуна, дрожа от нервного напряжения, выглянула из-под одеяла. Собравшись с силами, она осторожно встала с кровати и подошла к мертвой бабушке. Дотронувшись до впалой морщинистой щеки и ощутив холод, исходивший от тела, девочка в страхе отдернула руку и быстро попятилась к двери, не в силах отвести взгляда от трупа. Только свежий воздух помог прийти в себя и, утерев слезы рукавом старого изношенного платья, она прокричала, глядя в холодное голубое небо:

– Я стану сильной! Я выдержу все испытания, которые ты посылаешь мне! Только не бросай меня одну, помоги, молю тебя, Адалана!

В тот же миг тонкий переливающийся месяц на запястье опалил нежную кожу, и Трилуна с благоговением опустила взгляд на родовой знак – печать Богини.

– Спасибо, – прошептала девочка, нежно поглаживая отметку. – Теперь я знаю, что могу рассчитывать на твою помощь.

Как бы это ни было тяжело, требовалось соорудить погребальный костер, и уже через час Трилуна уложила последнюю ветку. Теперь оставалось доставить сюда бабушку, и при этой мысли сердце готово было выпрыгнуть от страха. Осторожно отворив дверь, девочка подошла на цыпочках к кровати и расстелила возле нее свое одеяло. Несколько раз тяжело вздохнув, она поднатужилась и скатила на него старушку. Сдерживая рыдания, она схватилась за углы одеяла и потащила тяжелую ношу к костру, постоянно спотыкаясь. Она несколько раз упала, распоров об острую ветку ногу и оцарапав руку, но все это были пустяки перед лицом случившейся трагедии. Трилуна старалась не глядеть в бледное морщинистое лицо, иначе бы просто все бросила и убежала подальше от этого жуткого, некогда бывшего ей таким родным, места.

Когда тело уже покоилось на ветках, девочка подожгла сухие поленья и усыпала бабушку ворохом белых и розовых ромашек, собранных ею неподалеку. Глядя, как языки пламени поглощают единственного человека, бывшего ей родным в этом враждебном мире, она тихо плакала, больше не в силах сдерживаться.

– Прощай, бабуся. – Прошептала она, когда от погребального костра остался лишь пепел. – Я люблю тебя.

Что делать? Куда идти? На эти вопросы не было ответа, и девочка побрела к дому, намереваясь для начала хоть что-нибудь поесть, так как желудок противно заурчал от голода.

*****

– Ну, Рагнарок, спасибо за гостеприимство, за отличную охоту и рыбалку! – Максимилиан похлопал друга по плечу и вскочил на коня. – Мои домашние уже заждались меня, так что пора ехать.

– Спорю, Брианна тебя сразу в кровать потащит! – Засмеялся высокий мужчина, лет сорока, с пышной каштановой бородой и огромным животом, из – под которого уже давно не было видно ног. В противоположность ему, Максимилиан сохранил хорошую физическую форму, и мускулистое тело было его гордостью.

– Не болтай ерунды! – Усмехнулся он, уже в предвкушении от встречи с женой, которую привел в замок через несколько месяцев после смерти его дорогой и любимой Геры, так как осиротевшим детям нужна была мать. Все это случилось три года назад, и боль от потери уже давно притупилась, напоминая о себе все реже и реже.

Помахав другу на прощание, он не спеша проехал через высокие дубовые ворота и уже на подъемном мосту пустил коня галопом, торопясь домой к жене и детям, которых не видел уже две недели, предаваясь развлечениям у Рагнарока. Дорога лежала вдоль густого леса и, если не останавливаться на отдых, занимала до замка часов пятнадцать. Но мысли о семье несли Максимилиана вперед, заставляя только сильнее пришпоривать коня и прибавлять скорости, чтобы быстрее оказаться дома.

Вдруг неожиданно посреди дороги возник светящийся образ старухи в длинном заштопанном платье. В руках у нее была кривая деревянная клюка, седые волосы развевались на ветру. Максимилиан в ужасе уставился в горящие зеленые глаза.

– Ведьма! – Завопил он и резко натянул поводья. Женщина тем временем развела руки в стороны и хрипло прокричала, заставив жеребца встать на дыбы.

– Узнаешь меня, Господин?

Мужчина побледнел от страха, узнав в полупрозрачном существе колдунью, много лет назад забравшую его дочь. Дочь, образ которой до сих пор хранился в его памяти, дочь по которой он тосковал все это время.

Но тут с конем начало твориться что-то невообразимое. Он стучал копытами, ржал и тряс головой, пытаясь скинуть с себя наездника, а затем понес его прямиком в лесную глушь, не поддаваясь управлению. В след ошарашенному мужчине неслись слова старой ведьмы, уже практически растворившейся в воздухе:

– Спаси ее Господин! Спаси Трилуну!

Острые ветви раздирали плотный камзол, царапали руки и лицо, норовя выколоть глаза. Конь, стрелой мчавшийся по лесу, уносил Максимилиана все дальше и дальше вглубь, и мужчина с ужасом понял, что найти обратную дорогу сможет только чудом. Очередной толстый сук, возникший на пути, вышиб его из седла, и он распластался по мокрой земле, потеряв сознание.

Глава 5

Трилуна, после того как подкрепилась черствым хлебом и овощной похлебкой, забылась тяжелым сном. Через некоторое время неожиданно в голове зазвучали переливчатые голоса, отчего она в панике подпрыгнула с кровати.

– Я все еще сплю? Или нет? – Прошептала девочка, в страхе оглядываясь по сторонам. Но никого рядом не оказалось. Голоса зазвучали громче и настойчивее:

– Мы духи Адаланы. Мы поможем…

– Что, что со мной происходит? – Прокричала Трилуна в пустоту, сдавливая руками виски.

– Следуй нашему зову… – Продолжали звенеть монотонные голоса.

– Что я должна делать? – Страх уступил место любопытству, ведь она вспомнила, что бабуся частенько общалась с ними. – Почему я слышу вас только сейчас?

– Пришло время… Пришло время быть взрослой и возложить на себя бремя судьбы…

– Что делать – то? – Девочка уселась на край кровати, выпрямив спину и сложив на коленях руки, полностью готовая исполнить любое поручение. Раз сама Адалана с помощью духов обращается к ней, значит, она достойна этого. Бабуся наверняка бы порадовалась, что ее внучка стала такой взрослой и обрела дар общения с потусторонним миром.

– Ты должна помочь…

– Кому? – В нетерпении воскликнула Трилуна, подскочив с кровати. – Кому помочь? Я готова!

– Помочь … человеку… в лесу… – Голоса становились все тише и тише, и последние слова девочка разобрала с трудом. – Иди на запад…

Она стрелой вылетела из дома, даже забыв закрыть дверь, и направилась в сторону заходящего солнца, заставлявшего крону деревьев переливаться оранжевым, красным и желтым цветом.

Пробежав добрый километр, она остановилась, чтобы перевести дыхание. Облокотившись на колени руками, Трилуна попыталась унять прыгающее в груди сердце. Когда же она найдет человека, которому требуется помощь? Где он? Ждет ли ее? А вдруг волшебные голоса ей только померещились, и она зря бродит по лесу?

Поток мыслей прервал тихий стон. Повернув голову в сторону исходившего шума, девочка разглядела в траве крупное тело. Быстро сгущающиеся сумерки обволакивали его, делая практически незаметным.

– Ох, Адалана! – Воскликнула Трилуна. – Нашла!

Подбежав ближе, она увидела лежавшего на животе мужчину. Из раны на голове сочилась алая кровь, уже обильно пропитавшая землю и окрасившая ее в бурый цвет. Раздался тихий стон и девочка опустилась на колени рядом с раненым.

– Ты, наверное, богатый Господин, раз носишь такой роскошный камзол. – Приговаривала она, легко ощупывая затылок. Похоже, кости черепа остались целы, а это уже было хорошим знаком. Оглянувшись по сторонам, она обнаружила невдалеке муару – растение, обладавшее противовоспалительным и заживляющим действием, о чем простые смертные даже не догадывались. Несколько дней назад она сама их использовала, чтобы залечить ушибы, полученные от камней. Нарвав сочных листьев, Трилуна размяла их в ладони и выдавила несколько капель прямо в глубокую рану, чтобы сок очистил ее от грязи. Остатки муары приложила к ушибу и, оторвав от подола старого платья длинную полоску ткани, прибинтовала к голове. Затем девочка уселась на землю рядом с мужчиной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное