Торубарова Светлана.

Айриша. Следуя велению сердца



скачать книгу бесплатно

Мягкие волны непривычно обрамляли лицо, щекоча шею и я, рассмеявшись, задорно тряхнула головой, наслаждаясь этими новыми ощущениями. Неожиданно заметила, как потемнели глаза Вантора, и он, на миг, задержав взгляд на моих губах, стиснув зубы, быстро отвернулся в сторону. Я не была слепой и поэтому удивленно замерла на месте, недоумевая, когда матерый воин, бывший самой главной опорой и поддержкой в этой непростой жизни, стал видеть во мне не угловатого подростка с вечно ободранными коленями и ладонями, а желанную девушку.

– Вантор. – Прошептала, осторожно дотронувшись до его руки, отчего он заметно вздрогнул и шумно выдохнул. – Ты чего?

Через несколько долгих секунд он вновь повернулся в мою сторону и печально улыбнулся, медленно оглядев с ног до головы:

– Все в порядке. Не бери в голову. Пошли.

И, больше не оборачиваясь, направился к двери, что предназначалась для слуг и вела в подсобное помещение, где хранились тряпки, швабры, ведра и метла для уборки, из которого вел короткий коридор в кухню внушительных размеров. Какие же здесь витали неповторимые ароматы! М-м-м! Сразу нестерпимо захотелось есть, и даже на миг позабылись тревоги о предстоящем разговоре с отцом.

– Добрый день, Синда! – Поцеловала повариху в круглую румяную щеку и крепко обняла. – Что на ужин?

Женщина, как, впрочем, и всегда, совсем не удивилась моему появлению и незамедлительно отложила в сторону внушительный тесак.

– Добрый, Госпожа Риша. Овощи жареные, наваристый бараний бульон в хлебных корках, утка с яблоками в меду, пирожки с мясом и зеленым луком, а так же пудинг! – Радостно начала перечислять она, загибая пальцы, но, как только увидела мою прическу, тихо ахнула и выпучила глаза.

– Это… да как же. Такая красота была. – Прошептала она, дрожащей рукой погладив меня по голове. В ее огромных, голубых, добрейших глазах застыли слезы.

– Отрастут. Не переживай. – Отмахнулась, хотя от ее реакции в волнении сжалось сердце. Все же есть в этом мире люди, которым я не безразлична! Благодарно улыбнувшись, порывисто обняла кухарку и решительно сменила тему разговора.

– Похоже, пироги уже готовы. Не угостишь нас с Вантором? – Чувствовала, что лучше немного подкрепиться, чтобы пополнить силы, прежде чем встретиться с разгневанным родителем.

Синда протяжно вздохнула и окинула строгим взглядом засмущавшегося огромного воина.

– Ходят, здесь. Сапожищами топчут! – Пробубнила она, так как Вантор ей в последнее время категорически не нравился (думаю, в этом повинны были наши ежевечерние тренировки, после которых я, тайно возвращаясь в свою комнату через любимую кухоньку, еле волокла ноги и со скорбным видом потирала ушибы и ссадины), но пирог все же выделила под моим настойчивым взором.

– Спасибо! – Сказала уже на выходе, не обращая внимания на откровенно ошеломленные взгляды остальных женщин, работающих на кухне.

Да, моя новая прическа, вызовет сенсацию в нашем королевстве! Где это видано, девица, да без длинных волос! При этих мыслях только плотнее сомкнула губы, решив стать законодательницей новой моды.

Плевать на чужое мнение! А сестричке, все же, пожалуй, отомщу, да так, чтобы при виде меня, мгновенно прятаться бежала!

Стараясь сдержать дрожь в коленях от страха перед неминуемым скандалом, который закатит отец, доела пирожок, шумно выдохнула и, послав теплую улыбку за незримую поддержку Вантору, пытавшемуся быстрее прожевать пирог и что-то сказать, нырнула в узкий темный коридор для слуг, и уже скоро, отворив незаметную низенькую дверку, вошла в просторный холл, увешанный оружием и гобеленами. В одно мгновение пересекла его и замерла возле внушительной деревянной двери с медными ручками в виде львиных голов. Расправив плечи, и горделиво вскинув голову, толкнула ее и медленно ступила в общий зал приемов, где в самом центре, на небольшом возвышении, к которому вели несколько ступеней, располагался обитый синим бархатом высокий резной трон отца, на котором он вальяжно восседал, нервно постукивая пальцами по подлокотникам. Как всегда, на нем был излюбленный черный камзол, черные брюки, заправленные в высокие, черные, начищенные до блеска, сапоги. Темно-русые волосы, в которых уже проглядывала седина, стянуты в хвост, который сейчас даже подлиннее моего был. В отличие от большинства мужчин нашего королевства, он предпочитал обходиться без бороды, что только еще больше подчеркивало хищное выражение лица. Бледно-голубые глаза метали молнии, а тонкий рот и вовсе превратился в ниточку. За его спиной стояли два советника, три охранника, милейшая мачеха с периодически подвывающей сестричкой, и еще несколько особо приближенных персон. Похоже, родитель пребывал в крайней степени ярости, если решил в этот раз отчитывать меня при таком скоплении людей.

– Как ты посмела вытворить подобное! – Взревел он, стоило подойти ближе и склониться в приветствии.

– Так получилось! – Ответила, выдержав его тяжелый, полный бешенства взгляд и только усилием воли не опустив глаза в пол. Интересно, что он имел в виду? Мою новую прическу или точное метание яблок?

– Ты – позор семьи! – Вскричал он, подскакивая с трона и медленно приближаясь ко мне. Слышать эти слова даже уже перестало быть обидно, так как он их повторял всякий раз при нашей встрече. Поэтому только согласно кивнула, полностью признавая его правоту, и вновь взглянула прямо в пылающее гневом лицо.

– Ты, дрянь, отрезала волосы! – Заголосил он, потрясая в воздухе огромными кулачищами и нависнув надо мной. Признаюсь, от страха вспотели ладони и затряслись поджилки и только раздавшиеся тихие ехидные смешки мачехи заставили не сжаться в комочек, а продолжить стоять прямо.

– Ты посмела бросаться в сестру и мать яблоками, покалечив при этом!

– Да разве могут безобидные яблочки нанести вред подобным тушам? – Удивленно распахнула глаза, в глубине души понимая, что нарываюсь на еще большую ярость, но ничего не могла поделать с собой. Все, довели! – Да чтобы их покалечить, минимум, каменные снаряды требуются!

Зарычав, отец отвесил такую звонкую пощечину, что из глаз посыпались искры, а в голове моментально зашумело. Только усилием воли заставила себя не вскрикнуть от боли и унижения, ловя насмешливые улыбки окружающих. Даже руку не поднесла к огнем горевшей щеке и зло уставилась в лицо короля.

– А еще, Госпожа Гарна, мне не мать! – Процедила, сжимая кулаки, и вновь схлопотала пощечину, только на этот раз не удержалась на ногах, рухнув на каменный пол.

– Еще одно слово, Айриша и я вынужден буду запереть тебя в темнице! – Прорычал отец, склоняясь надо мной и схватив распущенные волосы в кулак. От резкой боли задохнулась, и на миг показалось, что он решил меня вообще оставить лысой. – Ты окончательно отбилась от рук! Я долго позволял делать все, что тебе заблагорассудится, но и моему терпению пришел конец! На месяц ты посажена под замок в собственной комнате, а если и это не образумит тебя, то вижу только один выход! Отдать замуж за моего ближайшего советника, который уж точно не будет с тобой церемониться и мгновенно научит повиновению!

Перевела взгляд, в котором против воли застыли слезы обиды и боли, на довольно скалившегося огромного, словно гора, бородатого мужчину сорока лет и нервно сглотнула. Маленькие поросячьи глазки с нескрываемым вожделением оглядели меня и он, не выдержав, плотоядно облизнулся, отчего сделалось до того мерзко, что даже затошнило. Да этот воин до смерти забил уже четырех жен! Последняя, кстати, скончалась не далее как полгода назад, оставив чудовищу сына трех лет. Бедный ребенок даже плакать боялся в присутствии папочки. А теперь он значит, на меня нацелился? В ужасе замотала головой, вновь посмотрев в решительное лицо отца.

– Ты хочешь моей смерти? – Потрясенно прошептала, понимая, что совсем не далека от истины. – Почему?

Король лишь изогнул губы в презрительной усмешке и прошептал на самое ухо.

– Вся в свою мать-шлюху, такая же необузданная и непокорная. Тебе пора научиться смирению, или закончишь, как она.

После этого он отшвырнул меня в сторону с такой силой, что даже приложилась головой о каменный пол, почувствовав, как тоненькая горячая струйка крови стекает по виску. Но боли не чувствовала, так как сейчас душа разрывалась на части от гораздо более сильных эмоций. Сморгнув слезы, подумала, что неверно оценивала отношение отца к себе. Я не была ему безразлична. Он всегда лишь ненавидел меня, и эта очевидная истина просто повергла в шок.

– Немедленно извинись перед сестрой и матерью! – По залу прокатился холодный голос короля и я, шатаясь, медленно поднялась с пола и, сжав кулаки с такой силой, что в ладони впились ногти, встретила насмешливый, полный превосходства взгляд мачехи.

– Приношу свои извинения, больше такого не повторится. – Тихо произнесла, так как не хотела доставлять им удовольствия отправить меня замуж за зверя. Растоптанная только что гордость лишь малая цена за возможность и дальше спокойно жить. Хотя, о какой спокойной жизни может идти речь, если пошли разговоры о моем замужестве? Даю руку на отсечение, что Гарна не успокоиться, пока не добьется от отца окончательного и бесповоротного решения относительно нашей с советником свадьбы.

– А теперь вон в свою комнату!

Больше ни слова не говоря, развернулась вокруг себя, слыша несущиеся в спину шепотки и ехидные ухмылки, и быстро покинула злополучное место. Как только дверь закрылась, облокотилась на нее и несколько раз глубоко вздохнула, стараясь не допустить слез. В последний раз у меня была истерика, когда на моих глазах отец отрубил голову воину, который ему принес весть о похищении жены вампирами. И теперь она грозила вновь захватить в свой безумный плен, но я стойко держалась, пытаясь вернуть подобие душевного равновесия.

– Риша. Тебе надо рану на голове обработать. – Прошептал неизвестно откуда возникший рядом Вантор и нежно провел шершавыми пальцами по красной от пощечины щеке.

– Пустяки, царапина. – Выдавила из себя и срывающимся от напряжения голосом продолжила. – Я под замком теперь. На месяц. Занятия отменяются.

– Когда тебя это останавливало? – Ласково улыбнулся мне воин, но все же решительно подхватил под локоть, вознамерившись проводить до комнаты.

– Не в этот раз. – Сдавленно проговорила, чувствуя, как задрожали руки. – Если ослушаюсь, замуж за Моврика отдадут.

– Что? – Недоверчиво выпучил глаза Вантор, вынудив остановиться у подножия лестницы, ведущей в одну из северных башен, где располагались мои покои.

– Что слышал! – Воскликнула, вырывая руку. – Вот только не надо меня жалеть! Посижу немного взаперти, зато высплюсь, как следует! Подумаешь, последние теплые денечки пропущу, не беда!

– Риша, как он мог вообще даже подумать о таком? – Возмущенно воскликнул мужчина, схватив за плечи. – Да у вампиров ты дольше проживешь, чем в руках этого садиста!

– А что, неплохая идея, отправиться на материк! – Нервно рассмеялась, чувствуя, как к головокружению добавилась еще и тошнота. Похоже, все же заработала небольшое сотрясение благодаря папуле. – Здесь все равно мне жизни не будет! А там, хотя бы напоследок, смогу оценить красоту природы, о которой так вдохновенно рассказывает учитель Гринберг!

– Не болтай ерунды!

– Это истина! Они не успокоятся, пока не сживут меня со свету! Наследница, чья мать одна из наложниц врага, никому не угодна!

– Риша…

– Оставь меня! – Воскликнула, стряхивая с себя его руки, и стремительно взбежала по лестнице, желая сейчас одного – остаться в одиночестве.

Глава 2


Стоило только зайти в комнату, как спустя минут десять с обратной стороны щелкнул замок и за дверью раздался противный гогот мачехи. Что ж, веселись, пока у тебя есть такая возможность! Скоро я придумаю, как отомстить тебе и твоей доченьке! Хочешь избавиться от меня чужими руками? Вот нисколько не сомневаюсь, что идея выдать меня за Моврика принадлежала именно ей. Вряд ли папочка, озабоченный спасением королевства и постоянными нападениями вампиров и редкими оборотней, стал бы раздумывать над судьбой, отбившейся от рук, ненавистной дочери!

Пытаясь взять себя в руки и не позволить панике завладеть сознанием, выглянула в окно, подставив прохладному ветерку, прилетевшему с побережья, пылающие щеки. Там за фруктовым садом и бескрайним полем, на котором сейчас колосилась пшеница, раскинулась небольшая деревенька, в которой, если хорошо приглядеться, можно было рассмотреть маленьких, словно муравьи, людей, снующих от дома к дому. В данную минуту было очень жаль, что моя комната находилась на третьем этаже башни, ведь только из гостевой спальни, расположившейся под самой крышей, можно увидеть тонкую полоску моря, которое я неистово обожала и готова была проводить на побережье все свободное время. Жаль, что подобный шанс выпадал крайне редко, а мое скромное убежище в виде небольшой пещеры в скале, опасно нависающей над буйной стихией, которое обнаружила всего пару лет назад, и где скрывалась от окружающих, когда нестерпимо хотелось побыть в одиночестве, пустовало и покрывалось пылью. Да, риск нарваться на обнаглевших вампиров, участивших свои нападения, был, но он не шел ни в какое сравнение с получаемым удовольствием, когда соленые брызги летели в лицо, а неистовые волны разбивались о берег, ласково омывая ступни. Патруль, которым руководил один из моих друзей детства, курировал именно тот участок, где располагалось скромное убежище, поэтому я, не будучи совсем уж безголовой, всегда ставила Сарка в известность, когда решала посетить излюбленное место. У меня там даже котелок имелся, запас дров, пресная вода, травки разные для чая и сменная одежда. Очень удивилась, когда, однажды придя в пещеру, обнаружила там разбросанные по полу, теплые шкуры и букет полевых цветов. Вот нисколько не сомневалась, что тот сюрприз Вантор подготовил, который всегда был в курсе всех моих дел и передвижений. Но он только загадочно улыбнулся и пожал плечами, когда спросила, не причастен ли он к украшению пещеры. Протяжно вздохнула, скорбно подумав, что попасть туда мне доведется не скоро, ведь намеривалась весь месяц исправно сносить наказание. Ну, разве только выберусь ненадолго, чтобы сестричке кровушку попить, а так больше никуда!

Не привыкшая долго жалеть себя и сетовать на несправедливость судьбы, быстро умылась, переоделась, осторожно перевязав гудевшую от боли голову, и завалилась спать, так как после подобного нервного перенапряжения организму просто необходим был, пусть и небольшой, но отдых. Проснулась ночью, от того, что в деревне звонил колокол. В страхе подбежала к распахнутому окну, вглядываясь в торопившийся в деревню на помощь основным силам отряд стражников с факелами в одной руке, и мечами в другой. Вот, демоны! Опять напали вампиры или оборотни. Завтра погребальные костры поглотят очередные жертвы нашего непрекращающегося противостояния, в котором мы, люди, уже просто пытаемся выжить. Когда же это закончится? Мы и так оставили все принадлежавшие нам земли и переселились на остров, который можно было объехать по периметру всего за семь суток. У нас и имелось теперь, что четыре небольших города, пятнадцать деревень и двадцать неприступных замков, притаившихся недалеко от побережий, чтобы сдерживать натиск врагов и не допустить их вглубь островка. А если уж реально смотреть на этот суровый мир, то люди просто потихоньку вымирали. Кто стал жертвой нападений, кто умирал от голода, кто от холодов…

Пожелав защитникам сегодня убить как можно больше врагов, а самим не понести больших потерь, я решительно закрыла окно и вернулась в кровать. Почему-то не отпускала мысль, что я тоже могу принести пользу нашему королевству. И не тем, что рожу как можно больше сыновей, а тем, что могу взять оружие в руки и отправиться патрулировать побережье! Или, еще лучше, переплыть пролив под покровом ночи и начать разведывательную деятельность на материке, которая к настоящему моменту практически не велась в связи с тем, что слишком много хороших и сильных воинов сложили там свои головы, и количество жертв было не сопоставимо с приносимой пользой. Потом мысли плавно перенеслись на способы мести Марне за измазанные в смоле волосы, поэтому так и не смогла уснуть до рассвета и, когда появились первые лучи солнца, решительно поднялась и, надев брюки, рубашку и удлиненный камзол, вытащила из-под тяжелого матраса туго скрученную веревку. В желудке противно заурчало, напомнив, что кроме вчерашнего завтрака так ничего больше и не ела. Только сморщилась, подумав, что мачеха, похоже, решила заморить меня голодом, то ли забыв, то ли запретив приносить ужин, хотя это им с дочкой не мешало бы немного умерить свой аппетит. Ну, и да ладно! Уверена, что добрейшая Синда не даст зачахнуть молодому организму и лично почтит меня своим присутствием после рассвета с полным подносом всяких вкусностей, ведь подобная забывчивость была очень свойственна Гарне, в чем не раз уже успела убедиться за последние тринадцать лет.

Основательно привязав к резному изголовью кровати веревку, скинула ее из окна, подхватила мешок и плотные кожаные перчатки, намереваясь отправиться за ужами в лес, что раскинулся с южной стороны замка в получасе верховой езды, и осторожно высунулась на улицу. В столь раннее время не было ни души, тем более людям выдалась непростая ночка и быстренько спустилась по веревке, упираясь в стену ногами. Низко пригнувшись к земле, небольшими перебежками добралась до конюшни, не забыв сорвать спелое яблочко для друга.

– Привет, Молния. – Нежно потрепала его по черной гриве, протягивая угощение, и жеребец благодарно заржал. Это он только со мной был добрым и ласковым, а к себе других и близко не подпускал, норовя укусить зазевавшегося человека за любое возможное место. Рядом находилось стойло лошади Марны, которая любила с утра пораньше неспешно проехаться по саду, и мстительно подумала, что сегодня обязательно забуду запереть своего друга. Молния ни за что не упустит возможности тяпнуть толстуху за жирный зад, что он пытался проделать уже на протяжении нескольких лет. В этот раз, миленький, я тебе мешать не буду! Наоборот, помогу осуществить заветную мечту!

Вскоре уже скакала по направлению к лесу, поймав ухмылки встретившейся на пути стражи, которые сделали вид, что это не меня вчера отец посадил под замок на месяц. Но в благородных и справедливых мужчинах, подчиняющихся Вантору, была полностью уверена, поэтому на их восклицание: « Вечером ждем пирогов!» согласно закивала и только сильнее пришпорила жеребца, так как время поджимало.

Нескольких ужиков поймала прямо на гладких камнях, куда они выползли погреться в утренних лучах. Парочку нашла в прошлогодней листве, а еще нескольких обнаружила у кромки леса. Толстые перчатки защищали от возможных укусов, а также от неприятного резкого аромата, который испускали змеи. Старалась сработать аккуратно и быстро и вскоре уже, довольно посмеиваясь, мчалась обратно. Сестричка и мачеха должны жить в обществе своих сородичей! Мне не трудно обеспечить им достойную компанию!

Уже через полчаса Молния, скакавший на пределе своих возможностей, вновь, как ни в чем не бывало, пребывал в своем стойле, которое я, естественно, оставила открытым.

Подхватив мешок, побежала к черному входу и, молясь, чтобы дверь не была заперта, дернула ручку. С облегчением выдохнула, войдя в темный коридор, а оттуда и на кухню. Здесь мне уже не повезло, и столкнулась нос к носу с сонной Синдой.

– Опять, Госпожа Айриша, приказы короля нарушаете? – Уперла она руки в бока и так строго посмотрела, что я даже поспешно спрятала мешок за спину.

– Так, пока все спят, выбралась на Молнии покататься, в последний разочек. – Промямлила, заливаясь румянцем из-за того, что приходилось врать женщине, которая относилась ко мне с заботой и любовью. – И еще хотела попросить завтрак принести. Ужасно есть хочется…

Синда, услышав последние слова, буквально расцвела и широко улыбнулась.

– Так я для этого и встала ни свет ни заря, чтобы для вас приготовить блинчиков и, пока королева не видит, отнести. Ключ от комнаты вчера у управляющего выпросила, так как Госпожа Гарна разрешила вам только черствый хлеб с водой подавать. Она теперь лично каждый поднос, что к вам понесут, будет досматривать. Похоже, сильно вы ее чем-то задели. – Кухарка горестно вздохнула и продолжила. – Бегите скорее к комнате, я отопру вам буквально минут через двадцать. Негоже девушке по веревкам лазить, сорветесь еще, поранитесь!

Крепко обняла Синду, прервав ее речь и поцеловала, чувствуя, как от волнения встал в горле ком. Как же я была благодарна Всевышнему, что на моем пути встречались столь чудесные и замечательные люди, которые искренне переживали за меня.

– Спасибо!– Прошептала и еще раз звонко поцеловала в лоснившуюся щеку. – Я лучше пойду, не буду задерживаться.

– А в мешке что? – Подозрительно сощурилась женщина.

– Да ничего важного! – Ответила, когда уже выбегала из кухни.

Так, двадцати минут мне будет более, чем достаточно, чтобы свершить акт мести. Держитесь, гадюки, я иду к вам!

Хорошо, что комнаты «наилюбимейшей» мачехи и сестрички располагались рядом, в южной башне. Только вот и покои отца находились недалеко, и их тщательно охраняла личная стража. Из-за этого была предельно осторожна и продвигалась медленно, вжавшись в стену. Выглянув в короткий коридор, обнаружила, что воины умильно устроили свои головы друг на друге и усиленно храпели, поэтому быстренько скользнула в незапертую комнату Гарны и застыла на пороге, на мгновение, задумавшись, куда бы пристроить свой сюрприз. Долго думать не пришлось, и вскоре уже посетила сестричку. Предвкушая панику, которая незамедлительно последует после пробуждения змеюк, я, довольно улыбаясь, побежала в свою башню. Когда поднялась на нужный этаж по винтовой лестнице, то встретила пышущую гневом Синду, с полным подносом еды. Румяные блинчики, черничное варенье, сметана и парное молоко вызвали новый приступ голода и, не дав кухарке вымолвить и слова, проговорила:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7