Тори Халимендис.

Черная Лилия



скачать книгу бесплатно

Глава первая

За окном хлестал дождь. Серая пелена скрыла все: небо, деревья, фонари, даже высокое здание ратуши. Я на всякий случай плотно задвинула шторы и устроилась перед зеркалом. Первым делом снять черный парик и тут же заменить его на вытащенный из сумки светло-каштановый. Теперь грим. Я поморщилась, раздумывая, не дотерпеть ли до дома. С одной стороны, даже безумцу, отважившемуся прогуляться в столь мерзкую погоду, ни за что не разглядеть мое лицо, с другой – стоит только представить, на что я сама стану похожа после того, как промокну под ливнем… Нет уж, лучше умыться.

Когда я уже застегивала пальто, в дверь постучали.

– Войдите!

– Лайза, – в гримерку заглянула молоденькая смешливая Джинджер, получившая прозвище за ярко-рыжий цвет волос, – Лайза, там мобиль пришел, как всегда. Сказать, что ты отказываешься?

Я прислушалась к мерной барабанной дроби дождя в стекло. Пусть до дома и недалеко, но мокнуть нет никакого желания. Кэб в такой ливень тоже вряд ли поймаешь. К тому же я сегодня так устала…

– Нет, пожалуй, я соглашусь.

Джинджер посмотрела на меня, округлив глаза и забавно приоткрыв рот.

– Да, – пробормотала она, – да, конечно.

Крутнулась на одной ноге и унеслась. Ну вот, завтра весь клуб будет знать, что высокомерная и неприступная Черная Лилия все-таки приняла предложение неизвестного поклонника.

Заперев дверь, я по темному коридору пошла к выходу, про себя ругая скупердяя-распорядителя: не разорился бы хозяин от парочки ламп. Из-под одной двери пробивалась узкая полоска тусклого света. Марион еще не ушла? Как хорошо, у меня к ней был разговор. Я уже взялась за ручку, собираясь войти, когда услышала доносящиеся изнутри недвусмысленные стоны и невнятные восклицания.

– Да, о да!

– Еще, сильнее!

– Да, детка!

Я поморщилась и решительным шагом направилась к выходу. Поговорю с Марион позже.


Темный мобиль стоял прямо под фонарем у входа. Стоило мне показаться на крыльце, как шофер в ливрее выскочил под дождь и распахнул дверцу. Я быстрым шагом преодолела небольшое расстояние, абсолютно не заботясь о том, как выгляжу со стороны – слегка ссутулившаяся, втянувшая голову в плечи и прикрывшая ее руками, поскольку тонкий шелк платка не мог защитить от льющего с небес водопада. Я скользнула на заднее сиденье, расправила плечи и всмотрелась в полумрак, ожидая увидеть наконец-то таинственного поклонника. Но в мобиле не было никого, кроме меня и проворно занявшего свое место шофера. Странно. Или хозяин мобиля думает, что приеду прямо к нему домой? В таком случае он сильно ошибается.

– Нам надо на Джордан-Сквер, – начала я, – а потом…

– Простите, мисс, – вежливо, но твердо прервал мои объяснения шофер, – я знаю, где вы живете.

Получается, незнакомец многое успел разузнать обо мне. Невзирая на окутавшее меня в салоне тепло, руки похолодели. Что еще он успел выяснить? И с кем намерен поделиться своими знаниями? Я представила заголовки на первых полосах ежедневных газет, и меня затрясло в ознобе.

Между тем мобиль тронулся с места, плавно набирая скорость. Свет фар казался тусклым в водном мареве и почти не пробивал сплошную стену дождя. "Ох, только бы ни на кого не наехали!" – почему-то подумалось мне.

Но шофер ловко управлялся с машиной. Как только он различал дорогу – я даже не представляла. Как не знала и того, куда именно мы едем, поскольку не видела никаких ориентиров. Наконец мобиль остановился.

– Приехали, мисс, – объявил шофер, распахивая дверцу. – Хорошего вам дня.

– Благодарю, – пробормотала я в растерянности, не зная, следует ли в подобной ситуации давать на чай.

Шофер ждал, сквозь открытую дверь в салон попадали крупные тяжелые капли, а я все возилась с застежкой своей сумочки, то открывая, то вновь закрывая ее. Наконец решилась:

– Сколько я вам должна?

Служащий даже отпрянул.

– Я не возьму ни монеты, мисс.

– Но…

– Нет-нет, мисс, даже и не думайте.

Я со вздохом покинула мягкое сиденье и относительно теплый салон. Желтый свет фар выхватывал в промозглой тьме знакомую калитку. Меня действительно доставили прямо к дому.

– Благодарю вас…

– Джером, мисс.

– Благодарю, Джером.

Проскользнула во двор и бегом бросилась к дому. Уже подбежав к двери, заметила светлый прямоугольник – в окне кухни горел свет. Значит, Метью не спал, ждал меня.

– Лайза! – он появился, услышав, как я открываю дверь. – Ты сегодня поздно.

Помог мне снять пальто, встряхнул его, сбрасывая капли дождя с плотного хлопка, повесил на плечики. Я стянула намокший платок, потом парик, сбросила туфли.

– Почему ты не спишь, Мет?

– Дожидался тебя. Решил, что ты захочешь выпить чего-нибудь горячего. Погода сегодня мерзкая.

Я отвернулась, скрывая выступившие на глазах слезы жалости. Метью нужно отдыхать, нормально спать, хорошо питаться, а я ничего толком не могу ему дать. Мой бедный маленький братишка! "Не такой уж он и маленький", – напомнила я себе. Мет очень вытянулся за последний год и стал почти на голову выше меня. Весной ему исполнилось шестнадцать. Если бы болезнь не заставила его сидеть дома, он точно кружил бы головы девицам: высокий, стройный, синеглазый, белокурый. Я любила зарыться пальцами в его мягкие волосы, взъерошить их. Метью жмурился, как довольный котенок, прижимался щекой к моей ладони. Мы остались одни друг у друга, одни в целом мире.

– Лайза, разогреть тебе ужин?

– Скорее уж завтрак, – проворчала я, бросив взгляд на часы, показывавшие половину пятого.

– Хорошо, – покладисто согласился Мет. – Пусть будет завтрак. Разогреть?

– Разогрей, – согласилась я. – Знаешь, сегодня меня привезли домой на мобиле.

Метью уронил нож.

– Что?

– Помнишь, я рассказывала тебе о таинственном поклоннике? Ну, о том, что присылает роскошные букеты каждую неделю? Так вот, уже почти месяц он отправляет за мной мобиль.

– И ты согласилась?

– Просто сегодня такой ливень, Мет.

– Все равно, Ли. Подумай сама, ты ничего о нем не знаешь, – проворчал Метью и принялся нарезать толстыми ломтями хлеб. – Мало ли, что это за человек.

Несмотря на поселившееся в моей душе смутное беспокойство, я усмехнулась.

– Да что бы он со мной сделал?

Метью повернулся ко мне. Щеки его раскраснелись, глаза блестели.

– Сама знаешь!

– Перестань. А вдруг он молодой и красивый?

Мет отбросил нож, шагнул ко мне, опустился на пол у моего стула и прижался щекой к моей ладони.

– Не надо, Лайза. Меня не обманешь. Я прекрасно знаю, что ты не такая.

Свободной рукой я растрепала ему волосы. Конечно, знает. Более того, прекрасно помнит, как я рыдала, когда Грег бросил меня, заявив, что ему не нужна нищая невеста. При воспоминании о Греге рот наполнила горечь, а в душе всколыхнулась давно забытая обида. Сглотнув застрявший в горле комок, я преувеличенно весело проговорила:

– Но ничего страшного ведь не случилось. Сам видишь, меня просто привезли домой.

О том, что шофер откуда-то знал мой адрес, я предпочла умолчать.

Метью тяжело дышал и комкал в руке подол моего платья.

– Это я виноват, – хрипло проговорил он. – Только я. Это из-за меня ты пляшешь на потеху толстосумам. Я плохой брат, Лайза. Я не смог защитить тебя.

– Перестань, Мет. У нас с тобой еще все впереди. Вот пройдет совсем немного времени, и все образуется. Ты закончишь учебу, устроишься на службу, и я смогу уйти из клуба. Буду вести жизнь респектабельной матроны.

Этот разговор в разных вариациях повторялся у нас примерно раз в неделю. Заканчивался он всегда одинаково: Мет успокаивался, поверив моим словам, и мы принимались пить обжигающий чай. Но на сей раз все пошло не так.

– Ничего не изменится, Лайза, слышишь, ничего! Я давно уже не маленький ребенок и в сказки не верю! Ничего не произойдет, если бездействовать! Но я знаю… знаю…

– Что ты знаешь, Мет? – испуганно спросила я. – О чем ты говоришь?

Но вспышка погасла столь же быстро, как и началась.

– Забудь, Ли, – угрюмо проворчал мой брат. – Это так, пустое.

Но страх уже охватил меня. Я изо всех сил схватила Метью за плечи и встряхнула.

– Ну уж нет! Рассказывай! Откуда у тебя эти мысли? Кто-то приходил в мое отсутствие? Кто? Говори!

– Да ерунда все это, правда.

Смутные сомнения переросли в уверенность. На днях Марион с ужасом рассказывала о банде, орудующей в одном из благополучных кварталов. Юноши, воспитанные, хорошо одетые, весьма вероятно, хорошего происхождения, творили такие зверства… Неужели моего брата затянули в какую-то плохую компанию, и он тоже от отчаяния решил пойти в грабители? Подумал, что таким образом сможет облегчить мне жизнь?

– Мет! Смотри мне в глаза! С кем ты связался? С грабителями? С убийцами?

– Ну и чушь приходит тебе в голову порой, Лайза? Опять наслушалась глупых историй своей приятельницы?

– Метью! Немедленно поклянись мне, что ты не связался с нехорошей компанией!

– Клянусь. Чем угодно, Лайза. Моим здоровьем, твоим, могилами родителей – чем скажешь.

Ледяная рука, стиснувшая сердце, ослабила хватку. Такие клятвы слишком серьезны, стало быть, я действительно напридумывала глупостей, а Мет просто сорвался в юношескую истерику. Пройдет. Я опять взъерошила ему волосы, ласково погладила по щеке.

– Ладно, давай поедим – и спать. У меня уже глаза слипаются.


В нашем небольшом домике не было гостиной. Вернее, изначально она существовала, вот только мы с Метью вовсе не собирались принимать гостей, потому и превратили комнату в «рабочий кабинет». Так называл ее брат, а я смеялась, потому что на кабинет она походила менее всего. Вдоль одной из стен тянулись гладкие деревянные брусья – балетный станок. Увы, огромных зеркал, как в клубе, я себе позволить не могла, но даже так у меня имелась возможность разминаться и растягиваться, чтобы не утратить форму. У окна поставили стол и мольберт для Метью – мальчиком он увлекался рисованием и после переезда внезапно решил вернуться к давно заброшенному занятию.

– Ты сегодня не идешь в клуб? – спросил Мет, когда я подошла к станку.

– Нет, у меня сегодня нет выступлений. Хочешь погулять?

– В такую погоду? Ну уж нет. Мне даже для набросков света не хватает.

Утренний ливень к обеду превратился в нудный мелкий моросящий дождь, навевающий сонливость и унылость. Я со вздохом подумала, что надо бы воспользоваться выходным и запастись продуктами, но выходить из дома не хотелось. Ладно, позанимаюсь немного, а там посмотрим.

Батман тандю жете, фондю, гран батман, плие… Выполняя давно привычные движения, принялась обдумывать новый номер, когда Метью неожиданно произнес:

– Ли, давай я схожу на рынок.

Я на мгновение застыла с высоко поднятой ногой.

– Ты? На улице дождь, Мет.

– Я вижу, – огрызнулся брат и тут же виновато улыбнулся. – Не переживай, я быстро сбегаю. Все равно рисовать не получается. А ты пока позанимаешься.

– Только не на рынок. Пробегись в лавку миссис Грин, хорошо? И в булочную. А на рынок сходим, когда погода исправится.

Мет проворчал что-то о моей расточительности: у миссис Грин продукты стоили дороже, чем у рыночных торговцев. Я щелкнула его по носу и выдала кошелек с деньгами. Вскоре хлопнула входная дверь, и я вернулась к станку. Ну вот, опять разогреваться… На столе так и лежали листы бумаги, которые безалаберный Метью не убрал в папку. Я подошла, чтобы сложить их, взяла один, второй, третий. А потом замерла с четвертым в руке, изумленно уставившись на изображение хрупкого цветка. Внизу листа четким почерком Метью было выведено: "Черная лилия, цветок дьявола". Вся кровь бросилась мне в голову, ноги подкосились, листы выпали из рук и разлетелись веером по полу. Метью знает? Но откуда? Я никогда не говорила ему о той роли, которую исполняю на сцене клуба. Кто мог рассказать ему? И почему он не заговорил об этом со мной?


Когда Метью вернулся, я уже смогла взять себя в руки. Листы бумаги вновь лежали на столе, так, словно к ним никто не прикасался, а я заканчивала растягиваться у станка.

– Все? – жизнерадостно спросил брат. – Замечательно. Посмотри, что я купил. Сейчас чай пить будем.

И он помахал передо мной коробкой шоколада.

– Мет, – простонала я, – ну зачем ты только потратился на это баловство?

Улыбка его померкла.

– Хотел порадовать тебя, Лайза. Я взял самую маленькую.

– Спасибо, – пробормотала я, почувствовав укол совести. – Готовь чай. Я сейчас переоденусь и приду.

Метью приготовил все к чаепитию действительно быстро. Стоило мне опуститься на стул, как он тут же подвинул ко мне чашку с дымящимся напитком.

– Скажи, – немного неуклюже начала я, – ты слышал о "Райской птице"?

Он бросил на меня странный взгляд.

– Слышал, конечно. Об этом заведении знаю даже я – хоть почти нигде и не бываю и мало с кем общаюсь. А почему ты спрашиваешь?

"Потому что именно там работаю, – едва не сорвалось у меня с языка. – И мне очень интересно, кто мог рассказать тебе об этом". Сама я в свое время соврала брату, что устроилась в небольшой клуб на окраине, где проводили свободные вечера не очень богатые, но достаточно респектабельные джентльмены. "Классические танцы, Мет. Ничего легкомысленного", – вот как прозвучало мое объяснение. Метью поверил – или сделал вид, что поверил?

– Да так, – туманно ответила я. – Неплохо было бы там поработать, как думаешь?

– Ты? В "Райской птице"? Моя сестра? – с непередаваемой интонацией переспросил Метью.

– А что в этом странного?

– Тебе не место среди шлюх и развращенных негодяев, – отрезал брат.

– Мет!

– Я давно уже не ребенок, Лайза. Существование продажных женщин не является для меня секретом. "Райская птица" – гнездо разврата. Я в курсе, какие слухи об этом заведении ходят по городу. Ты там работать не будешь!

Сердце забилось спокойнее. Значит, Метью ничего не знает о том, где я работаю на самом деле. Быть может, и рисунок лилии – всего лишь совпадение? В любом случае, объяснять брату, что разгуливающие по городу слухи сильно преувеличивают действительность, я не собиралась. Не хватало только нарваться на новые расспросы.

Глава вторая

Ручка гримерки Марион не поворачивалась. Заперто. С досадой пнув дверь носком туфли, я пошла дальше и налетела на взволнованную Джинджер.

– Лайза, ты уже пришла?

– Нет, – фыркнула я. – Меня здесь нет.

Но Джинджер не оценила шутку. Она выглядела встревоженной – дело небывалое! Легкомысленную болтушку редко что беспокоило всерьез, кроме разве что гонорара.

– Тебя Уильямс разыскивал! – выпалила она. – Я уже несколько раз к тебе заглядывала, а там пусто. Так он взбесился! Потребовал, чтобы ты, как пришла, немедленно поднялась к нему.

– Уже иду, – ответила я, гадая, что именно понадобилось от меня управляющему, да еще и столь срочно. – А он не сказал, зачем я ему нужна?

Джинджер помотала головой.

– Нет, не сказал. Да и когда он с нами делился своими планами?

– Тоже верно.

Управляющий действительно предпочитал не болтать лишнего. Впрочем, его работа располагала к немногословности. Для улаживания вероятных конфликтов в клубе имелся Айзек – молодой черноусый тип, невысокий, гибкий, всегда стильно одетый, безупречно причесанный и благоухающий дорогим парфюмом. Многие посетители именно Айзека полагали распорядителем "Райской птицы". На хозяина он, при всем своем страстном желании, все равно не тянул. Слишком уж много угодливости было в его манерах и подобострастия в речах, чтобы кто-либо из тех, кто мог позволить себе провести вечер в клубе, принял его за равного себе. Настоящего же хозяина заведения знал, наверное, только сам Колин Уильямс – но ни словом ни разу не обмолвился, кто именно этот таинственный тип.

По кабинету управляющего никто никогда бы не догадался о роде занятий хозяина помещения. Подобная обстановка наводила мысли о крупных сделках или запутанных делах адвоката, но никак не о легкомысленной обстановке развлекательного заведения. Ничего удивительного, хороший управляющий – прежде всего делец.

– Лайза! – тепло встретил меня Уильямс. – Присаживайся, дорогая. Желаешь выпить?

Я с подозрением оглядела невысокую кряжистую фигуру управляющего, его круглое лицо со слегка обвисшими щеками, мясистым носом в багровых прожилках и тонкими, кривившимися сейчас в улыбке, губами. Джинджер сказала, что Уильямс пребывал в ярости, когда меня не разыскали сразу же, и я ожидала, что он будет рвать и метать, а не угощать меня выпивкой.

– Благодарю, мистер Уильямс, но нет. Мне еще к выступлению готовиться.

– Благоразумна, как всегда, – хрипло рассмеялся управляющий. – Как новый номер? Готов?

– Еще нет, мистер Уильямс. Но осталось совсем немного. Завтра-послезавтра покажу его вам.

– Хорошо, дорогая. Можешь не спешить.

Его слова насторожили меня еще сильнее. Чрезмерной снисходительностью Уильямс никогда не славился.

– Джинджер сказала, что вы разыскивали меня.

– Да, разумеется, да, – словно бы рассеянно пробормотал мой собеседник и принялся вертеть в пальцах ручку с золотым пером.

Его тон меня не обманул. К тому же все работники клуба прекрасно знали, что Уильямс принимается вертеть ручку, когда готовится сказать какую-нибудь пакость, так что я приклеила на лицо самую ласковую и невинную улыбку, которую только могла изобразить. Мне казалось, что я готова к любым неприятностям, вплоть до того, что меня выгонят с работы (зато совесть не будет донимать из-за того, что обманываю Мета), но слова управляющего оказались полной неожиданностью.

– Вчера для тебя доставили букет, Лайза.

И он позвал меня из-за этой ерунды? Да все девочки, и певицы, и танцовщицы, и даже фокусница Рогнеда получали время от времени букеты, записки с признаниями, коробки конфет, а иногда и более ценные подарки. Более того, Уильямс никогда не препятствовал свиданиям в комнатах наверху. Предполагалось, что они предназначены для пришедших в клуб парочек, но все прекрасно знали, что некоторые из актерок поднимаются туда с кавалерами. Не все, конечно же, но многие. Уильямс смотрел на их поведение сквозь пальцы – лишь бы кавалеры исправно платили. Открыто подобное поведение не поощрялось, но и не запрещалось.

– Это не просто небольшой букетик, – заметил мое замешательство Уильямс. – Сто алых роз, а в центре – черная лилия. Что скажешь?

– Что у пославшего плохой вкус, – как можно спокойнее заметила я.

Управляющий побарабанил пальцами по столу.

– Ну да, ну да. А еще я слышал, что позавчера ты уехала после выступления на мобиле.

Я никак не могла понять, к чему он клонит.

– Шел дождь, и я воспользовалась любезным приглашением. Вы переживаете за мой нравственный облик, мистер Уильямс?

Он оставил пущенную в его адрес шпильку без внимания.

– У тебя появился богатый поклонник, Лайза. Эксцентричный. Мобиль у входа каждый вечер, роскошный букет. Крупная рыба, очень крупная.

Так вот в чем дело! Управляющий просто пытается прикинуть возможную прибыль. Я расслабилась.

– Увы, мистер Уильямс, но таинственный незнакомец не пожелал появиться передо мной лично. В мобиле был только шофер. И ни одной записки от неизвестного богача мне не передавали.

Вопреки ожиданиям, мой собеседник вовсе не огорчился. Напротив, он улыбнулся, будто ребенок, которому показали большую конфету.

– А ты бы хотела познакомиться с ним, Лайза?

Я пожала плечами.

– Не знаю. К чему гадать, если сей таинственный господин предпочитает остаться неузнанным?

Уильямс уставился мне прямо в лицо. Я спокойно выдержала его взгляд, гадая, чем может обернуться этот странный разговор. Но все мои догадки оказались неверными, потому что через несколько мгновений управляющий вздохнул и сказал:

– Хорошо, Лайза, ступай готовиться к выступлению.

Уже покинув кабинет, я пробормотала едва слышно:

– И что это было?


Я бы солгала, сказав, что личность таинственного поклонника не интересует меня. В действительности я сначала изнывала от любопытства. Мне очень хотелось узнать, кто именно присылает за мной мобиль, но здравый смысл подсказывал, что некоторые загадки разгадывать не стоит – себе дороже выйдет. К мобилю в позавчерашний ливень я приближалась в предвкушении: вот сейчас раскроется тайна! И почувствовала даже укол обиды от того, что незнакомец предпочел не объявляться лично. К лучшему, конечно. Хватало и чрезмерной осведомленности его шофера. Мысли о слежке не покидали мою голову, но я надеялась, что неизвестный не желает мне зла. В конце концов, раз уж он знает мой адрес (так же как, несомненно, мою настоящую внешность – наверняка видел, как я выхожу за покупками), то уже столько раз мог бы воспользоваться этим знанием. Но нет, таинственный поклонник оставался в тени. А теперь еще и этот букет… Странное сочетание. Какой-то намек? С лилией все понятно, но почему именно алые розы в таком количестве? Прежде были разные цветы, но ничего экстраординарного мне не доставляли. Интересно, то, что букет появился после того, как я воспользовалась любезно предоставленным мобилем – совпадение? Или все же нет?

Подарок ждал меня в гримерке, и я в очередной раз порадовалась, что не держу в ней ничего важного. Раз уж помещение можно открыть запасным ключом, то не следует подвергать нежданных визитеров соблазну найти нечто неожиданное или ценное.

– Лайза? – сунулась внутрь неугомонная Джинджер. – Ого, вот это оранжерея!

Она восхищенно присвистнула. Однако же служащие, притащившие букет, поступили весьма оригинально, рассовав розы в два ведра, а лилию поставив в одиночестве на туалетный столик.

– Хочешь взять себе?

– А можно?

– Да сколько угодно. Подумай сама, куда мне столько? Все равно домой я это великолепие не донесу.

– Дорогие, – заметила Джинджер, вытащив одну розу из ведра. – Сорт "Кровь королевы". Недавно вывели.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5