Томас Стуттафорд.

Алкоголь – беседы врача. Руководство разумного любителя выпить



скачать книгу бесплатно

© ООО «И-трейд» 2017

* * *

Благодарности

Автор хотел бы поблагодарить семью, друзей, коллег и пациентов, которые способствовали, сознательно или бессознательно, созданию этой книги.

Моей жене, которая самоотверженно поддерживала меня и терпеливо переносила мою поглощенность книгой. Особая благодарность – моему сыну Томасу, который подобрал интересные факты в малоизвестных библиотеках Парижа и всем трем моим сыновьям за их советы относительно книги и за то, что они разделяли мою уверенность в пользе красного вина для детей задолго до того, как это, однажды, стало общепризнанным медицинским мнением.

Джулиану Джеффсу, выдающемуся адвокату, жизнелюбу и эксперту по вину, за его терпение, понимание и неослабевающий интерес к этой книге независимо от сроков ее вызревания. Благодарю также Белинду Мэтьюз из издательства «Faber и Faber», чей опыт, успокаивающее присутствие и терпимость превратили написание книги в удовольствие.

Моим медицинским коллегам, которые в течение пятнадцати лет моей работы в Times великодушно не жалели своего времени, объясняя какой-нибудь интересный, но сложный клинический случай. Их советы и свободный обмен мнениями помогли родиться этой книге.

Доктору Уильяму Франкланду, который любезно проинформировал меня об алкоголе и аллергии, чьи знания по этим и родственным предметам помогали мне не только в написании моего труда, но также и в лечении моих пациентов.

Медицинскому совету SBA, который предоставил неоценимый источник информации и статистики, необходимых для доказательства некоторых из наиболее спорных моих утверждений.

Медицинскому Совету по Алкоголизму и Отделу Медицинского Образования за их помощь и советы, а также за использование их диаграмм и таблиц.

Особая благодарность – Аннабель Андерсон. Ее помощь в сопоставлении материалов исследования и ее энтузиазм послужили фундаментом для завершения проекта.

Всем умеренно пьющим!

Введение

Взгляды врачей на алкоголь формировались в течение тридцати лет, с 1960 года по 1990 год и достигли высшей точки, когда официальная медицина одобряла почти полное воздержание. В те годы прием алкоголя (даже в умеренных количествах) осуждался светилами медицины. Медики чаще других видят отрицательные последствия злоупотребления выпивкой и это, разумеется, влияет на их взгляды. Многие из них решили, что единственный способ предотвратить алкоголизм состоит в том, чтобы каждый воздерживался от выпивки. Однако исследования свойств алкоголя и его влияния на организм, в конце концов изменили мнение медицины и в наше время большинство докторов осознают, что при обычных обстоятельствах алкоголь в умеренных количествах не только не сокращает жизнь, но продлевает и улучшает ее.

Но даже теперь, несмотря на доказанную ценность алкоголя в умеренных количествах, его редко рекомендуют пациенту.

Отрицательное отношение к алкоголю создавало неудобства и заставляло многих пациентов в беседе с врачом скрывать свои истинные привычки относительно употребления алкоголя. Есть такой интересный парадокс: количество потребляемого алкоголя (на одного человека) в Британии за последние тридцать лет почти удвоилось, а количество пьющих пациентов, признавшихся в этом пристрастии доктору на приеме, резко упало.

Мнение, которое раньше господствовало в медицине иллюстрируется поведением одного известного профессора Лондонской клиники. Профессор был настолько обходительным и знающим, что в результате многие из пациентов, покидая клинику, дарили ему бутылку. Принимая подарок, доктор осторожно благодарил пациента за добрые намерения, а потом подводил его к ближайшему сливному отверстию и, к ужасу младшего медперсонала, опорожнял бутылку. Пока содержимое вытекало, профессор приговаривал: «Это самое подходящее место для всех спиртных напитков».


«Вы хотели видеть меня, доктор» (надпись на портфеле «Служба детоксикации на дому»)


Часто наблюдается, однако, что в отношении выпивки многие доктора в последние несколько лет с трудом следуют тем советам, которые они дают своим пациентам. Частенько рассказывают о больничных вечеринках, где пьют не один только апельсиновый сок, а во многих медицинских журналах откровенно призывные рекламные проспекты вин перемешаны с рекламой самых последних лекарств.

Мода циклична и в медицине, поэтому советы моих отца и деда снова актуальны. И мне приятно сознавать, что моя защита умеренного употребления алкоголя вытекает из рекомендации моего дедушки, который начал практиковать медицину в эпоху королевы Виктории. Отучившись в Кембридже в 1880-х, он имел собственную практику в Норфолке десятью годами позже. Мой отец также учился в Кембридже и продолжал работать в медицине, хотя и с перерывами, до начала 1950-х.

Он бы никогда не осудил умеренное употребление алкоголя; фактически он рекомендовал это, несмотря на то, что не одобрял пьянства. Уже в подростковом возрасте нам всегда давали пиво во время завтрака и я все еще помню, какую гордость я испытал, когда отец впервые предложил мне разделить с ним его обычный стаканчик виски на ночь.

Цель этой книги – дать объяснения моего деда, что два или три стаканчика спиртного ежедневно являются таким же эффективным средством избежать докторов, как и пресловутое яблоко из пословицы («кто яблоко в день съедает, у того докторов не бывает»). Книга эта напомнит, как доктора Викторианской эпохи, полностью осознавая опасность слишком большого количества алкоголя, так же стремились предупреждать своих пациентов об этой опасности, как и их преемники сегодня. Об ужасных последствиях спиртного, разрушающего тело и мозг алкоголика, пишут часто, но успокаивает тот факт, что врачебное мнение многолетней давности о том, кого считать алкоголиком, сегодня кажется преувеличенным, а резкая критика пития – чересчур мрачной.

Часто и видимая польза для сердечно-сосудистой системы и некоторый вред, хорошо документированы: большое количество научных работ подтверждает концепцию, что алкоголь в умеренных количествах обеспечивает в определенной степени защиту сердца и артерий у большинства у людей.

Реже освещались другие положительные результаты действия алкоголя, которые накапливаются у людей, умеренно его употребляющих. Некоторые люди понимают, что те, кто употребляет алкоголь умеренно, меньше подвержены развитию у них инсулинонезависимого диабета; что, хотя избыточное потребление алкоголя увеличивает вероятность развития некоторых раковых заболеваний, употребление алкоголя от случая к случаю снижает заболеваемость другими видами; и что общая смертность от различных болезней у умеренно пьющих меньше. Этот последний аргумент имеет силу, даже если из списка исключить преимущества такого пития для сердечно-сосудистой системы.

Польза для сердца и артерий наиболее заметна у тех, кто регулярно пьет красное вино, но и другие виды алкоголя, если ими не злоупотреблять, хорошо влияют на здоровье. Эффективность вин зависит от сорта винограда, почвы, климата и способа изготовления вина.

Вплоть до второй половины 20-го столетия алкоголь в небольших количествах признавали полезным и доктор считал своим долгом обсудить с пациентом не только количество, но также и тип выпивки. Дневники, написанные британским послом во Франции в 1909 году, когда король Эдуард VII опасно заболел в Биаррице иллюстрируют подход Эдуарда к использованию алкоголя в лекарствах. Сэр Джеймс Рейд, королевский врач и истинный шотландец, прописал «некий хороший, легкий белый рейнвейн», чтобы помочь задыхающемуся королю. Любимые спиртные напитки короля были довольно крепкими (шампанское и бренди), но, к счастью, при дворе инструкции доктора были истолкованы по-своему: в состав лекарства включили Рудесхаймер, немецкое рейнское белое вино, но не очень легкое. Король поправился.

Король Георг III – другой монарх, на чью болезнь, возможно, повлиял алкоголь. Каждый, кто видел фильм Безумие Короля Георга, вспомнит, что у него была острая интермиттирующая порфирия, вызывающая сильные боли в животе, тошноту, рвоту, запор, вздутие живота и множество психиатрических симптомов.

Трудно понять, что прекращает приступ, но известно, что алкоголь – одно из тех веществ, которому это под силу. Автор, Алан Беннетт, правда, не указывает, были ли приступы и ремиссии короля как-то связаны с его алкогольными пристрастиями.

Любители вина и в наше время получают королевскую поддержку. Король Таиланда приписывает свое выздоровление от недавней болезни рекомендации выпивать в день до двух стаканов красного вина. Теперь король призывает своих подданных следовать его примеру и их немедленное повиновение его пожеланиям угрожает создать дефицит красного вина. Сообщается, что тайцы покупают черенки на австралийских виноградниках, чтобы удовлетворить спрос на вино и поддержать благосостояние страны. Они также покупают черенки и у британских поставщиков.



Британское Министерство здравоохранения недавно расширило рекомендуемые безопасные пределы потребления алкоголя. В течение нескольких последних лет оно поддерживало рекомендацию Королевских Колледжей, которые управляют Британской медициной, что женщины не должны выпивать больше четырнадцати единиц за неделю, а мужчины – больше двадцати одной единицы. Теперь границы были отодвинуты соответственно до двадцати одной и двадцати восьми единиц в неделю (употреблять можно не больше четырех единиц в день). Рекомендации были сформулированы так для того, чтобы люди не подумали, будто недельную норму можно употребить за один или два приема.

Во всем мире накапливаются свидетельства о том, что рекомендации о безопасном количестве спиртного и для мужчин и для женщин все еще строже, чем надо. Осторожность Министерства здравоохранения понятна: оно не хочет, чтобы его обвинили в поощрении алкоголизма и поэтому вынуждено составлять рекомендации, рассчитанные на широкий круг людей. Его потенциальные клиенты должны включать и невысоких, грузных мужчин и женщин, чьи организмы расщепляют алкоголь плохо и высоких мужчин и женщин, чья естественная вместимость намного больше. Совет правительства предназначался для среднестатистического человека и понятно, что он не делает поправки на различную толерантность к алкоголю отдельных людей.



При обсуждении потребления алкоголя правительство использует термин «единица». Хотя это описание теперь становится стандартным, но все еще есть много места для недоразумений. В медицинской терминологии единица алкоголя – половина пинты пива или сидра, стакан вина или шот[1]1
  Маленькая рюмка используемая, как стандартная мера (ёмкость) для разлива по стаканам крепкого спиртного напитка в аглийском пабе, (прим. перев)


[Закрыть]
. Трудность возникает оттого, что вино имеет очень разную крепость, а стаканы – различные размеры. Во время обсуждения единицы вина в этой книге «стаканом» будет считаться стакан стандартного размера, в котором подавали бы вино в общественных местах. Это – не граненый бокал, который украшает обеденный стол щедрой хозяйки.


Относительная крепость алкогольных напитков. Данные Совета по образованию в области здоровья. Лондон.


Порядок крепости, в терминах концентрации абсолютного алкоголя (этилового спирта), в спиртах, крепленных винах, столовых винах и пиве.

Крепость стандартных столовых вин изменяется от 9 до 13 процентов. Многие испанские вина, к примеру, являются 13-процентными, а некоторые – и более крепкими. Когда официант приносит вам бутылку к столу, то, проверяя год изготовления вина, проверьте также количество спирта в вине, которое указано внизу этикетки. Только вооружившись этими знаниями, вы сможете правильно оценить воздействие любимого вина, предвидеть эффект, который может оказать каждый стакан на вашу способность добраться домой и будете предупреждены о его влиянии, которое может сказаться на вашем поведении в течение вечера.

Некоторые более крепкие сорта пива, вроде специального лагера, содержат алкоголь до 8 %. Для сравнения нормальных мер спиртных напитков, приводим данную последовательность, все составляющие которой приблизительно эквивалентны по крепости, то есть по количеству содержания абсолютного алкоголя. Все они равны 1 единице алкоголя (10 ml или 8 г спирта приблизительно):



Однажды я обедал с любимой пожилой тетушкой, которая предпочитала легкие и немецкие вина, в то время как наш хозяин предпочитал бургундские. Немецкий рейнвейн может содержать 9 процентов алкоголя, а бургундское – по крайней мере, 12 процентов; иногда некоторые из более дешевых французских столовых вин содержат только 10,9 процентов. К тому времени, когда мы дошли до сыра, моя пожилая родственница выпила обычное количество стаканов и казалась совершенно трезвой, но она, конечно, получила гораздо большее количество алкоголя, чем следовало. Подобно многим женщинам ее поколения, она была слишком сдержанна и воспитана, чтобы показать свое опьянение, но, потянувшись за чеддером, она похлопала меня по колену и прошептала мне на ухо: «Том, боюсь, я больше не могу стоять. Ты не будешь так любезен, чтобы принять необходимые меры?»


«Вы хотите маленькую единицу алкоголя или большую?»


Как существует возможность ошибиться в оценке количества алкоголя, принятого при употреблении вина, так и при употреблении пива и крепких напитков можно попасть в ловушку еще до предъявления счета за вечер.

Пиво, как и вино, очень различается по крепости. Tennents лагер высшего качества содержит 9 процентов алкоголя в объеме, как и Carlsberg Special Brew; оба так же крепки, как рейнвейн, но, в отличие от вина, пьются по-другому и при других обстоятельствах. Содержащий 10,9 процентов эль Gold Label Strong столь же крепок, как и большинство вин. Первосортные виды крепкого пива содержат от 4 до 6 процентов алкоголя; Guinness (крепкий ирландский портер), например имеет 4,1 процента, Guinness Экстра – 4,3 процента, Murphys – 4 процента, лучшее горькое пиво Stones – 4,1 процента, Ruddles County – 5 процентов и лучшие сорта лагера – между 4 процентами и 5 процентами.


Единицы алкоголя в разливных емкостях напитка. Пиво, Лагер и Сидр


Вина и спирты

1 единица = 10 мл алкоголя по объему = 8 г алкоголя


Обычное крепкое пиво и лагеры – от 3 до 4 % алкоголя в объеме, а легкое пиво и лагеры – от 0,9 процентов до 1 процента. Стакан пива, таким образом, может различаться по крепости от 0,9 до 11 процентов. Крепость сидра варьирует от 1,4 процента до 8,5 процентов; более крепкие сорта также имеются, но таможня и акцизное управление считают их больше вином, чем сидром.

Будьте осторожны с алкоголем: мера в Шотландии, Англии и Уэльсе разная; Европейский Союз имеет стандартную меру; в клубах рюмка (шот) больше, чем в пабах и многих гостиницах, а рестораны обычно ее удваивают. Существует история, которую рассказывают в Клубе Реформы, о том, как большой шот был предложен клубу св. Джеймса Гладстоуном. Приехав из Шотландии, где мера паба была больше, чем в Англии и чувствуя усталость, он был потрясен тем, как средний спиртной напиток отличался от того, который подавали к северу от границы. Гладстоун пожаловался комитету Клуба Реформы и после этого «мера клуба» была изменена, она приблизилась к той, к который был приучен политик из Шотландии. При описании единицы алкоголя, однако, правительство не считается с потребностями Гладстоуна и использует стандартную меру для публичных мест.

Средний стакан столового вина, полупинта пива или мера крепкого напитка повышает уровень алкоголя в крови до 15 мг на 100 мл. Алкоголь в крови измеряется в миллиграммах на 100 миллилитров. Доктора считают, что прием более 3 единиц алкоголя приводит к ослаблению центров самоконтроля до той точки, когда у тех, кто не привык к выпивке, снижается рассудительность. Это количество дает уровень алкоголя в крови 50 мг на 100 мл. Поступали предложения уменьшить законный предел для вождения автомобиля до 50 мг (по сравнению с нынешними 80 мг), потому что уже на этом уровне количество несчастных случаев у водителей, не привыкших много пить, увеличивается втрое.

Аргументом против ужесточения нормы является тот факт, что такой уровень алкоголя не оказывает заметного эффекта на вождение автомобиля или значительного влияния на количество несчастных случаев среди тех, кто регулярно и умеренно выпивает. Алкогольно-респираторная трубка быстрее определит количество алкоголя в выдыхаемом воздухе, чем анализ крови – то количество напитков, которое создает концентрацию в крови алкоголя 80 мг на 100 мл, в выдыхаемом воздухе создаст концентрацию 35 мг на 100 мл. Уровень ниже, потому что к тому времени, когда алкоголь начинает выделяться органами дыхания, часть его уже обезврежена печенью.

Каждый человек непременно должен знать, какие алкогольные напитки хорошо сказываются на его самочувствии и сколько ему надо выпить до того, как алкоголь повлияет на его поведение. Возраст и пол, вес и рост – все играет роль в способности организма человека регулировать концентрацию алкоголя в крови. Возможно также, что как в некоторых семьях наследуется надежная или ненадежная пищеварительная система, так и в других эффективная или, быть может, неэффективная ферментная система метаболизма алкоголя может передаваться через поколения. При этом, как постоянные тренировки не только увеличивают мускулы атлетов, но и улучшают их физиологическую деятельность, так и регулярная выпивка улучшает скорость и эффективность расщепления алкоголя у здорового человека. Некоторые профессии и виды работ несут повышенный риск алкоголизма. Перечень этих категорий, однако, все время меняется.

Нигде так не заметны изменения в модели выпивки, как в районе Сити Лондона. Эти изменения были ускорены притоком иностранных финансовых учреждений. Вновь прибывшие прибыли со всех сторон света, но преобладало американское влияние, которое уделяет особое внимание времени и оптимальной работе, ведущее к безалкогольным офисам и завтракам бутербродами, торопливо съедаемыми прямо на рабочем столе. Все могло бы быть иначе, если бы преобладала французская банковская культура, где в некоторых финансовых учреждениях длинный завтрак – все еще в моде. Опасность, перед лицом которой оказывается работающий в Сити, который в течение недели удовлетворяет свою жажду только водой, состоит в том, что каждую пятницу его могут ждать обильные возлияния. Чрезмерная выпивка и проблемы, которые она может вызвать, будут освещены дальше в этой книге.

Американская модель выпивки также изменилась в последнем поколении. Хотя бизнесмен США больше не пьет сухих мартини во время ланча, национальное потребление вина удвоилось и американцы пьют гораздо меньше крепких напитков. С другой стороны, французы теперь пьют меньше вина, а любовь жителей Средиземноморья к вину, как думают, частично объясняет невысокий уровень поражения коронарных артерий.

Не только финансисты и промышленные лидеры Сити были печально известны в прошлом, как любители щедрых возлияний. Доктора также имели репутацию сильно пьющих людей, даже если они не пили во время работы. Их привычка много пить приобреталась еще в студенческие годы и даже их мнение по поводу алкоголя, в том числе и благоприятное, рассматривалось с некоторой долей подозрения.

Иллюстрацией этого является случай, который произошел, когда во время моего краткого пребывания в Палате общин такой же член палаты, но еще и доктор, выступил в защиту министра, обвиняемого в том, что он был пьян при проведении важного совещания в Палате. К сожалению, медик начал свою речь со слов «Как доктор…» И Палата так никогда и не услышала предлагаемого с врачебной точки зрения, объяснения необычного поведения министра и его неустойчивой походки.


«Да, возможно вы правы – этой компании не нужна алкогольная политика»


Одна мысль о том, что доктор – особенно этот член Палаты имеющий репутацию прожигателя жизни – предоставит разумное суждение о выпивке, была настолько невероятна, что все присутствующие, представители обеих Палат, разразились смехом и инцидент был забыт.

По традиции Палаты общин, ее члены для своих коллег никогда не бывают пьяны. Однако если какой-нибудь ЧЛЕН ПАРЛАМЕНТА появился бы нетрезвым перед остальным миром, его или ее коллеги по Палате не обвинили бы его в этом. Есть много эвфемизмов (приемлемых выражений) используемых в Палате для описания состояния того, кто выпил больше алкоголя. И быстрее, чем его печень может усвоить. Немедленным влиянием алкоголя на центральную нервную систему является ускорение мыслительных процессов и улучшение настроения, но, если продолжать пить, он оказывает на поведение такое действие, что даже регулярно пьющий быстро станет подобным тому министру, «утомленным и возбужденным» – эвфемизм используемый журналом «Частный взгляд». Влияние алкоголя на центральную нервную систему также будет обсуждаться позже.

Хотя случайная обильная выпивка достаточно отягощена уже тем, что делает пьющего очевидно пьяным, что само по себе опасно, то же действие оказывает и неумеренное регулярное потребление спиртного. Однако, не все много пьющие будут страдать от цирроза печени, поскольку есть не так много людей, у которых по необъяснимым биохимическим причинам печень будет реагировать именно таким образом на чрезмерное потребление алкоголя.

Трагедия состоит в том, что многие из тех, у кого развивается цирроз печени, вероятно, на самом деле никогда не напивались до антиобщественного поведения. Пока болезнь не развилась, они не сознают, что чрезмерное потребление алкоголя наносит вред их печени. Цирроз печени на ранних стадиях, к сожалению, часто протекает без явных специфических симптомов; изменения в состоянии здоровья могут быть выявлены только при случайном медицинском обследовании. Другие больные, возможно, отмечали только необычную усталость и апатию. Много пьющий, наверное, редко (если вообще когда-либо) бывал отталкивающе пьян, но, возможно, он хорошо выпивал в течение двадцати лет и более и достаточно часто – свой любимый напиток и это постоянное пропитывание алкоголем медленно разрушало его печень.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное