Томас Олд Хьювелт.

Сглаз



скачать книгу бесплатно

Полотенце падает с ее лица, и на долю секунды можно разглядеть, что ее глаза и рот зашиты.

Все происходит настолько быстро, что никто не успевает толком опомниться, но жуткий образ впечатывается в мозг. Удивительно, но из зоны комфорта мы – гипотетически зрители – еще не выведены, хотя уже полностью дестабилизированы.

Стив бросается вперед, с грохотом сдвигая двери. Сквозь полупрозрачное рифленое стекло мы видим, что худощавая женщина врезается в них. И слышим легкий гул, когда она скребется ногтями по стеклянным панелям.

Хорошее настроение Стива как рукой сняло.

– Выключи камеру, – мрачно бурчит он. – Живо.

Отметим, что в кадре видны только его футболка, джинсы да палец, тычущий в объектив, однако мы вполне способны вообразить остальные детали.

Вдруг все чернеет…


– Она прямо ко мне шла! – орал Мэтт. – Она никогда так не делала!

Он уже стоял возле упавшего стула, придерживая полотенце.

Тайлер засмеялся, и Стив почувствовал облегчение.

– Наверное, она на тебя запала.

– Вау, ты шутишь? Она – ископаемое!

Джослин тоже расхохоталась. Зачерпнула супа с лапшой, забыв, насколько он острый, и отправила ложку себе в рот. У нее из глаз потекли слезы.

– Прости, милый! Мы хотели тебя немного поддеть, но, кажется, перестарались. А ведь действительно странно, что она направлялась именно к тебе. Нонсенс какой-то!

– И сколько она простояла в гостиной? – вызывающе спросил Мэтт.

– С самого начала, – признался Тайлер.

У Мэтта отвисла челюсть.

– Она меня голым видела! – пролепетал он.

Тайлер поглядел на Мэтта со смесью совершенного изумления и презрения, что можно было бы счесть за специфическую любовь старшего брата к младшему, глупому и непонятливому.

– Идиот, она ведь ничегошеньки не видит, – произнес он, протер объектив камеры и покосился на слепую женщину за рифленым стеклом.

– Мэтт, сядь, – сказал Стив с каменным выражением лица. – Еда остынет.

Мэтт покорно подчинился.

– А ты, Тайлер, сейчас же сотрешь эти кадры, – добавил Стив.

– Ой, да ладно! Я могу ее вырезать…

– Быстро! Правила надо соблюдать.

– У нас здесь что, Пхеньян?

– Не заставляй меня повторять.

– Но я снял потрясающий материал, – пробормотал Тайлер безо всякой надежды в голосе.

Он прекрасно понимал, что отец настроен серьезно. Правила были незыблемы. Тайлер нехотя повернул дисплей камеры в сторону Стива, выбрал нужный видеофайл и нажал «Стереть», а затем «ОК».

– Вот и молодец.

– Тайлер, сообщи о ней через приложение, хорошо? – попросила Джослин. – Я хотела это сделать, но пока еще во всяких сетевых штуках плохо разбираюсь.

Стив осторожно обогнул стол и направился к дверям. Женщина не шевелилась. Она замерла напротив раздвижных створок, прижавшись лицом к стеклу, будто чья-то злая шутка, манекен, поставленный вместо торшера или комнатного растения.

Ее грязные жиденькие волосы свисали из-под платка тусклыми прядями.

Может, она и догадалась, что рядом кто-то есть, но не подавала виду.

Стив подошел ближе, стараясь не смотреть на нее, хотя ее силуэт трудно было не заметить. Он даже ощутил ее запах (казалось, что она впитала в себя другую эпоху) – запах мокрой земли, болезней и скота, который гоняют по улицам.

Женщина слегка покачнулась, и кованая цепь, крепко притягивающая ее руки к усохшему телу, глухо звякнула о створки.

– Ее последний раз видели в пять двадцать четыре – около парковки супермаркета, – услышал Стив голос Тайлера.

А затем до Стива донесся шепот женщины. Он знал, что прислушиваться к ее шепоту – вопрос жизни и смерти, и постарался сконцентрироваться на диалоге Тайлера и Джослин.

– Есть сообщения от четверых. Что-то насчет органа.

– Папа… ты в порядке?

У Стива колотилось сердце. Он опустился на колени и, стараясь не смотреть на женщину с зашитым ртом и глазами, отодвинул раздвижные двери в стороны. Затем подобрал с пола полотенце и поднялся на ноги. Случайно коснулся локтем цепей женщины, и она повернула к нему свое изуродованное лицо.

Стив накинул тонкую ткань ей на голову и ринулся в столовую – по его лбу градом катил пот. На дворе яростно лаял Флетчер.

– Здорово ты придумала с полотенцем, – сказал Стив, обращаясь к Джослин.

Семья продолжила ужинать. Бабуля продолжала нести караул. Она дернулась лишь раз, когда Мэтт рассмеялся высоким голосом подростка. Наклонила голову.

Может, прислушивалась?

После ужина Тайлер отнес тарелки и стаканы в посудомоечную машину, а Стив собрал со стола пустые контейнеры.

– Покажи мне, что ты им отправил.

Тайлер протянул свой айфон с логотипом приложения СГЛАЗ на экране. Стив посмотрел на вереницу строк.


Ср. 09.19.12, 19:03, 16 мин. назад, Тайлер Грант@gps 41/22890 N, 73.61831 W #K@гостиная, 188, Дип Холлоу Роуд. Кажется, она прицепилась к моему братишке…


Полтора часа спустя Стив и Джослин улеглись в гостиной – не на своем любимом месте на кушетке, а на диване на другой стороне комнаты. Она смотрели «На ночь глядя» на СиБиЭс. Мэтт наверняка уже спал, а Тайлер сидел наверху, уткнувшись в ноутбук. Рассеянный свет телевизора отражался от цепей, которыми было обмотано тело слепой женщины. По крайней мере, от тех звеньев, которые не заржавели. Из-под полотенца виднелись мертвая плоть и вздрагивающий уголок рта. Пытающийся разорвать грубые черные стежки ниток, которыми был зашит ее рот. С краю торчал кусок нитки, смахивающий на проволоку. Джослин зевнула и потянулась, прижимаясь к Стиву. Похоже, сейчас она задремлет, подумал Стив.

Когда они досмотрели фильм и побрели наверх, Бабуля все еще стояла в гостиной – создание ночи, вернувшееся в темноту.

Глава 2

Роберт Грим сидел в кресле штаб-квартиры СГЛАЗ, тревожно уставившись на огромный экран. Грузчики разгружали мебель, обернутую в мешковину и пластик, и заносили скарб в дом у Аппер Резервуар Роуд. Ими командовала молодая бестолковая стерва-яппи.

Видеокамера D19–063 на участке покойной миссис Барфуэлл показывала отличную картинку. Роберту не надо было смотреть на номер камеры, чтобы понять, где та находится, – все было элементарно. Грим совершенно не выспался, но отключаться ему не следовало. Он сдержал зевок чудовищным усилием воли и представил себе иной, более утонченный образ. В его воображении возник забор, обмотанный колючей проволокой.

Апартеид явно недооценивают, пронеслось у него в голове. Сегрегацию в Южной Африке он не поддерживал, как и правила шариата, разделяющие мужчин и женщин в Саудовской Аравии. Тем не менее его натура революционера и альтруиста чуть ли не ежедневно вопила о том, что мир разделен на тех, кто живет в Блэк Спринг, и остальное человечество.

Да уж – изрядное количество ржавой колючей проволоки в качестве границы здесь бы не помешало, подумал он. Если возможно, то под напряжением в десять киловольт.

А Колтон Мэзерс, глава Совета, отклонил предложение Стива и, в соответствии с указаниями из Вест-Пойнта, предложил контролируемую интеграцию! Ведь без Пришлых Блэк Спринг либо вымрет, либо превратится в колонию уродов, потомков кровосмешения, по сравнению с которой Эмишвилль в штате Пенсильвания покажется хипповой Меккой. Однако желание Колтона Мэзерса вовсе не означало, что он печется о процветании населения Блэк Спринг. Он просто знал правила Блэк Спринг.

Кроме того, жители городка привыкли к почти трехсотлетней практике сокрытия их тайны.

В конце концов Роберт Грим пришел к выводу, что у главы Совета мозги жиром заплыли. И ему это очень не нравилось.

Вздохнув, Грим прокатился на кресле вдоль края пульта, разглядывая таблицы, колонки и показания на мониторе Уоррена Кастильо. Уоррен попивал кофе и листал «Уолл-Стрит Джорнал», закинув ноги на пульт.

– Невротики, – пробормотал Кастильо и поджал губы.

Грим плотно сцепил руки и снова уставился на грузовик.

За последний месяц они достигли немалых успехов. Агент по недвижимости привез эту молодую пару яппи поглядеть дом. А Грим проработал план до мельчайших подробностей, дав ему название «Операция Барфуэлл», в знак уважения к прежней владелице. «Операция Барфуэлл» заключалась в постройке временной изгороди прямо за участком, изрядном количестве песка и паре бетонных блоков, а также вывеске подрядчика «ПОПОЛОПЕН НОЧНОЙ КЛУБ И МАГАЗИН, СДАЧА В СЕРЕДИНЕ 2015-го».

Замаскированные концертные колонки и сабвуферы, через которые крутили грохот копра, забивающего сваи, тоже входили в перечень необходимого оборудования. Раздел «Нью-Эйдж и Самореализация» на айтюнс очень пригодился Гриму! И действительно, как только машина риелтора показалась на шоссе 293, рядом с их городком, Грим включил фонограмму, и оглушительный грохот разорвал тишину.

Перфоратор Батча Хеллера, которым тот спешно принялся сверлить дыры в бетонных блоках, так, будто здесь замок возводят, также подлили масла в огонь.

Яппи звали Делароза. Она приехала из Нью-Йорка. Ничего себе! Согласно информации, полученной Гримом из Вест-Пойнта, ее мужик получил место в городском совете Ньюбурга. Сама же баба оказалась советником по связям с общественностью и наследницей крупной сети магазинов мужской одежды. Будут расписывать своим дружкам из Ист-Сайда прелести деревенской жизни. Наплодят двоих-троих пухленьких детишек, после чего вернутся в Нью-Йорк лет через шесть. По крайней мере, сейчас супруги Делароза не сомневались в своих радужных прогнозах.

Как бы не так! Поселившись в Блэк Спринг, они не смогут вернуться. Никогда.

Значит, пока не стало слишком поздно, нужно реализовать «Операцию Барфуэлл». Имитация стройки – классная придумка, но на всякий случай Грим послал на Аппер Резервуар Роуд троих местных мальчишек. В Блэк Спринг всегда находились подростки, готовые подзаработать за сигареты и бочонок пива. На сей раз ими оказались Джастин Уокер, Бурак Шайер и Джейдон Хольст, сын мясника.

Риелтор понял, что его сделка прогорает, когда парни обвинили Бамми Делароза в ночных заработках, зазывая ее перепихнуться по соседству с машиной, забивающей сваи.

Этого должно было хватить с лихвой. Грим лег спать со спокойной совестью, похвалив себя за изобретательность, и моментально отключился. Ему приснилась Бамми Делароза – в образе горбуньи. На горбу у нее был рот, она пыталась его открыть и закричать, но не могла: губы были намертво перетянуты колючей проволокой.

– Крепись, – приветствовала его на следующее утро Клэр Хаммер. В руке она держала лист бумаги. – Ты не поверишь!

Грим молча прочел распечатку. Колтон Мэзерс впал в бешенство. Он обвинял СГЛАЗ в крупном просчете. Риелтор начал задавать вопросы насчет вывески «ПОПОЛОПЕН НОЧНОЙ КЛУБ И МАГАЗИН, СДАЧА В СЕРЕДИНЕ 2015-го».

Грим выругался. Почему, когда миссис Барфуэлл умерла, ее наследники обратились в агентство в Ньюбурге, а не к Донне Росс из Блэк Спринг? Между прочим, Грим приплачивал Донне за то, чтобы она отваживала покупателей, а не завлекала. «Так или иначе, все равно приходится иметь дело с Пришлыми», – написал Мэзерс. Дескать, он, Грим, много себе позволяет, исполняя свои обязанности.

И как ему, ради всего святого, теперь выпутываться?

Ладно, пусть глава Совета сам беспокоится. Грима волновало только то, что Делароза были очарованы домом. Они даже сделали первый ход! Грим быстренько выставил контрпредложение, под псевдонимом, разумеется. Делароза повысили ставку. Грим тоже. В таких случаях надо тянуть время, пока покупатели не откажутся. С нынешним пузырем на рынке недвижимости Блэк Спринг неплохо котировался.

Через неделю Уоррен Кастильо позвонил ему из штаб-квартиры. Наступило время ланча, и Грим собирался умять сэндвич с бараниной, купленный в лавке Гризельды. А в городке уже заметили «Мерседес» четы Делароза. Клэр молниеносно помчалась к вожделенному дому и тоже телефонировала Гриму. Риск «Красного Уровня» – того, что Пришлые увидят что-то странное, – был, в принципе, нулевым, и у Уоррена были двое наготове. Однако Грим решил подстраховаться. Он выскочил на улицу и, возмущаясь по поводу прерванной трапезы, бросился к месту событий. Совершенно запыхавшись, он наткнулся на Клэр рядом с Памятным Мостом на Аппер Резервуар Роуд.

– Что вы хотите? – удивленно спросил его мистер Делароза, когда они встретили его и его неестественно загорелую женушку перед коттеджем миссис Барфуэлл.

Парочка прибыла сюда вместе с агентом недвижимости, очевидно, чтобы еще раз убедиться, насколько хорош домик и его окрестности.

– Я хочу, чтобы вы отменили сделку, – повторил Грим. – И не повышали цену ни на этот, ни на любой другой дом в Блэк Спринг. Власти Блэк Спринг готовы возместить вам потраченное время, выплатив пять тысяч долларов, если вы купите недвижимость в любом другом месте – только не в Блэк Спринг.

Супруги Делароза посмотрели на двоих сотрудников СГЛАЗ с неподдельным изумлением. Стоял жаркий день, и даже в тени Блэк Рок Форест Грим ощутил, как по его лысеющей голове катятся капли пота.

Вот и хорошо, подумал он. Лысые вызывают доверие, и у яппи, и у женщин. Ему было за пятьдесят, и он, Роберт Грим, выглядел угрожающе: рослый, в очках с роговой оправой и при элегантном галстуке. А Клэр Хаммер была красивой и опасной, если не считать чересчур высокий лоб, который ей не стоило подчеркивать прической.

По дороге они обсуждали, как разрешить ситуацию. Клэр предложила сыграть на эмоциях, рассказать слезливую историю насчет семейных уз и воспоминаний детства. Грим был уверен, что с такими гиками-карьеристами данный номер не пройдет и лучше всего стрелять от бедра. В общем, он не стал ее слушать, хотя его немного отвлекал высокий лоб Клэр. Есть что-то неправильное в женщине с таким лбом, особенно если она сама это подчеркивает.

– Но… почему? – промямлил Делароза, найдя в себе силы говорить.

– У нас есть на то веские причины, – безразлично ответил Грим. – А вам будет лучше, если вы прямо сейчас уедете и забудете обо всем. Мы можем изложить детали соглашения в договоре.

– Кстати, а какие органы вы представляете?

– К делу не относится. Вы должны расторгнуть сделку купли-продажи, за что вам дадут пять тысяч долларов. Есть вещи, которые нельзя купить за деньги. Но по любому другому поводу обращайтесь к нам.

Делароза поглядел на Грима так, будто тот предложил ему публично казнить его жену на городском эшафоте.

– Думаете, я сумасшедший? – взбеленился он. – Вы хоть поняли, с кем разговариваете?

Грим закрыл глаза и пожал плечами.

– Подумайте о деньгах.

Сам он уже подумывал о цианистом калии.

– Считайте, что вам повезло.

– Я не собираюсь брать взятку от первого попавшегося блюстителя местных нравов! Моей жене и мне нравится дом, и завтра мы подпишем договор купли-продажи. Будьте довольны, что я на вас в суд не подал.

– Послушайте, мистер! В коттедже миссис Барфуэлл каждую осень протекает крыша. В прошлом году это привело к заметному повреждению пола и…

Грим всплеснул руками и вздохнул.

– В целом домишко препаршивый! Есть отличные дома в Хайленд Фоллз, в прелестном кантри-стиле, около Гудзона, и цены там гораздо ниже.

– Вы не сумеете надуть меня за пять тысяч долларов, – насупился Делароза и вдруг встрепенулся: – Вы, случаем, не шутники из шоу «Найт Базар»? Что вы здесь делаете, черт подери?

Грим открыл было рот, чтобы возразить, но Клэр его опередила.

– Вы нам не по душе, – отрезала она. Она терпеть не могла эту роль, но сыграла ее гениально, впрочем, как и всегда. – Нам не нужны городские щеголи вроде вас. Вы отравляете воздух Блэк Спринг.

– Местное чувство юмора, в разумных дозах, – уверенно добавил Грим и замер в ожидании.

Бамми Делароза тупо поглядела на него, а затем повернулась к мужу:

– Что они говорят, дорогой?

Роберт Грим представил себе, что ее мозги высохли от жары и напряжения и прилипли к черепу изнутри.

– Спокойно, милая, – ответил Делароза, обнимая ее. – Убирайтесь, пока я полицию не вызвал!

– Вы еще об этом пожалеете – отчеканила Клэр, но Грим быстро повел ее прочь.

– Не надо, Клэр. Бесполезно.

Вечером он позвонил Деларозе на мобильный, умоляя его не заключать договор. Когда тот спросил его, почему он так старается, Грим ответил, что Блэк Спринг триста лет страдает от проклятия, которое падет и на них, если они обоснуются в городе. Они тоже будут прокляты, пояснил он и добавил, что в Блэк Спринг живет злобная ведьма.

Но Делароза отбился.

– Чтоб тебя! – крикнул Грим, уставившись на грузчиков.

Он кинул шариковую ручку в огромный экран, и двадцать видеокамер по всему городу сразу же сменили угол обзора. Теперь Грим мог любоваться лениво расхаживающими горожанами.

– Я тебе одолжение сделал, придурок!

– Расслабься, – ухмыльнулся Уоррен, откладывая газету в сторону. – Мы сделали все что могли. Может, он интеллектуал и задрот, но зато теперь он наш со всеми потрохами. А она – классная штучка!

– Свинья, – подала голос Клэр.

Грим ткнул в экран пальцем.

– В Совете небось ручонки потирают. А ведь скоро Делароза вой подымут – и кому тогда все разгребать?

– Нам, – ответил Уоррен. – И мы это умеем. Чувак, выпусти пар. Порадуйся, что у нас снова есть на что ставки делать. Пятьдесят баксов на то, что они встретят ее дома.

– Пятьдесят баксов? – выпалила Клэр. – Ты спятил! По статистике, встреча дома никогда не бывает первой.

– Я нутром чую, малышка, – заявил Уоррен и принялся барабанить пальцами по столу. – Будь я на ее месте, я бы обязательно пришел проверить свежатинку, если понимаешь, о чем я.

Он приподнял брови:

– Кто следующий?

– Пятьдесят долларов, принято, – резюмировала Клэр. – Но я ставлю на то, что они увидят ее на улице.

– Камеры наблюдения, – отозвался из другого угла Марти Келлер, аналитик сетевых данных. – Подымаю до семидесяти пяти.

Остальные вытаращили глаза, словно Марти потерял рассудок.

– Никто никогда не заметит камеры, если не знает их местоположение, – важно произнес Уоррен.

– Нет, – проворчал Марти, кивая в сторону экрана. – Он как раз из таких глазастых типов. В общем, когда они засекут камеры наблюдения, то начнут задавать вопросы. Семьдесят пять.

– Присоединяюсь! – воскликнула Клэр.

– Я тоже, – сказал Уоррен. – Первая бутылка – за мой счет.

Марти тронул пальцем Люси Эверетт, которая сидела рядом в наушниках, прослушивая телефонные звонки.

– Делаешь ставку? Семьдесят пять баксов.

– Конечно. Встреча произойдет дома.

– Эй, я тоже на это поставил! – крикнул Уоррен.

– Поделишь выигрыш с Уорреном, – фыркнул Марти.

Люси повернулась к Уоррену и послала ему воздушный поцелуй. Уоррен отмахнулся и плюхнулся в кресло.

– А ты, Роберт? – спросила Клэр.

Грим вздохнул.

– Вы, ребята, куда противнее, чем я думал. О’кей, они услышат о ней в городе. Всегда найдется тот, кто не умеет держать язык за зубами.

Марти взял маркер и записал ставки на доске.

– Остаются Лиз и Эрик. Пошлю им имейлы. Если присоединятся, у нас банк в… пятьсот двадцать пять долларов. Два по семьдесят пять с тебя, Уоррен.

– Два по шестьдесят два пятьдесят, дорогой, – сказала Клэр.

– Молчи, женщина-дракон, – угрюмо пробурчал Уоррен.

Роберт Грим накинул плащ, собираясь выйти на улицу и купить ореховый пирог. Настроение у него испортилось окончательно. Ну и ладно – зато теперь он, по крайней мере, сможет съесть что-нибудь вкусненькое за казенный счет.

Роберт Грим не имел официальных полномочий, кроме тех, что дал ему Совет, однако не горевал по этому поводу: ведь он обладал исполнительной властью в Блэк Спринг! А у них и так хватало проблем: к примеру, каждый коллега Грима (включая и его самого) должен был ежеквартально отчитываться перед сотрудником из Вест-Пойнта – так уж повелось.

Но Грим никогда не сидел сложа руки. Одним из его талантов было умение вытягивать субсидии из того, что он сам называл Бездонной Ямой. А траты весьма впечатляли. Во-первых, из Бездонной Ямы выплачивались жалованья семерым ребятам, работающим в СГЛАЗ. Сюда же следовало присовокупить и технические издержки: более четырехсот камер видеонаблюдения, аппаратуру для штаб-квартиры СГЛАЗ и интернет-сервер для местных со специальными фильтрами трафика.

Вдобавок начальство Бездонной Ямы субсидировало роскошные праздники, которые устраивались несколько раз в год (с отличным вином), пафосные собрания Совета… и бесплатные айфоны для тех, кто соглашался с правилами обязательного уведомления через СГЛАЗ-приложение вместо того, чтобы звонить в службу спасения.

Последний пункт сделал Роберта Грима настоящей знаменитостью среди молодняка Блэк Спринг. Он частенько грезил, как некая юная и длинноногая брюнетка придет в штаб-квартиру, дабы оценить легендарные пропорции его культового, скажем так, объекта – прямо среди штабелей свай, пропахших гнилью семнадцатого века.

Роберт Грим всю жизнь прожил холостяком.

– А у нас имейл от Джона Бланшара! – провозгласил Марти, когда Грим стоял на пороге. – Тот фермер, который овец разводит. Он живет в лесу, у Акерманс Корнер.

– Боже мой, опять! – воскликнул Уоррен, возводя глаза к небесам.

– Говорит, что у его овцы Джеки родился двухголовый ягненок. Мертвый.

– Двухголовый? – переспросил Грим. – Ужасно! Этого не случалось с тех пор, как родился ребенок у Генриетты Руссо, в девяносто первом.

– Его письмо меня задело. Начал нести какой-то бред насчет пророчеств, предзнаменований и девятого круга ада.

– Забей, – заявил Уоррен. – На последнем собрании Совета он утверждал, что видел странные огни в небе. Бубнил, что «неверующие и содомиты будут наказаны за гордыню и алчность». Фермер свихнулся. Он и в утреннем стояке предзнаменование узрит.

Марти повернулся к Гриму:

– Я в том смысле, оставить письмо или нет? К нему фото прицеплено.

Марти ткнул пальцем в тачпад, и на экране появилась фотография мертвого уродца, лежащего в грязи. На изображении можно было четко различить две деформированные головы. Джеки даже послед не захотела слизывать. (Сама овца была немного не в фокусе – но вроде бы весело хрупала сено, не желая оплакивать порожденного ею монстра.)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное