Томас Майн Рид.

В поисках белого бизона (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Базиль, – оживился Франсуа, – а что это такое? Ну, пожалуйста, расскажи нам об этом мешочке! Как он спасет нас от индейцев? Мне очень хочется узнать, расскажи…

– Не сейчас, Франсуа, – снисходительным тоном старшего ответил Базиль. – Не теперь. Надо приготовить ужин и ложиться спать. Мы потеряли полдня, просушивая вещи, поэтому должны наверстать время, встав пораньше утром. А затем – в прерии!

– А затем – в прерии! – повторил Франсуа. – Да здравствуют прерии, мустанги, олени, антилопы и бизоны!

Глава XII
Три «крылатых бизона»

На следующее утро наши путешественники снова пустились в путь, и в течение нескольких дней ничего особенного с ними не приключилось. Они пересекли много больших рек, среди которых Нечес и Тринити в Техасе. Между реками Тринити и Бразос с мальчиками произошел случай, который чуть не закончился весьма печально. В жаркие дни юные охотники делали в полдень привал, чтобы отдохнуть самим и дать отдых животным: данный обычай большинства путешественников в диких местах получил название «полдник». С этой целью мальчики остановились однажды на опушке леса и спешились. Позади них был лес – они его только что проехали, а перед ними расстилалась прерия, которую они намеревались пересечь вечером, когда будет прохладнее. Поверхность прерии, совершенно гладкую, покрывал зеленый ковер бизоновой травы. Однообразие картины нарушалось лишь время от времени попадавшимися островками низкого кустарника. Вдали виднелся густой лес вечнозеленых дубов, окаймлявший прерию с противоположной стороны, и, хотя лес, казалось, был всего в двух-трех милях, на самом деле он отстоял от места привала не менее чем на десять миль – так обманчив прозрачный воздух этой возвышенной местности. Мальчики находились в так называемой лесистой прерии, в которой встречаются рощицы и лески. Наши путешественники уже собирались расседлать лошадей, как вдруг Франсуа закричал:

– Смотрите! – Он указал на прерию: – Там бизоны, бизоны!

Базиль и Люсьен поглядели в указанном направлении – на гребне небольшой возвышенности виднелись три больших темных силуэта, они двигались, и один из них был явно меньше остальных.

– Конечно же, это бизоны! – уверял Франсуа. – Видите, какие они большие? Это, без сомнения, два быка и корова.

Братья не спорили. Никто из юных охотников никогда не видел бизонов в их родной пустыне, и, конечно, у ребят было туманное представление о том, как должны выглядеть эти животные на расстоянии. Да, похоже, это бизоны. Лоси или олени казались бы рыжими, волки – рыжеватыми или белыми, медведи не стали бы ходить по прерии втроем, – если только это не гризли, которые действительно иногда выбираются на открытое место, чтобы выкопать себе репу или другие корни. Однако гризли почти никогда не заходят далеко на восток, так что это явно не они. Ясно, что это и не мустанги. Кто же остается? Разумеется, бизоны. Как и все, кто видит бизонов на пастбищах впервые, охотники пришли в сильное волнение главным образом потому, что встреча с этими животными являлась основной целью их экспедиции – долгой и опасной.

Братья стали совещаться, как добыть этих животных. Да, среди трех бизонов не было ни одного белого, но сейчас это не имело значения. Нашим друзьям хотелось попробовать мяса бизонов, а погоня за ними послужила бы братьям хорошей практикой, которая могла пригодиться в дальнейшем. Но какой способ охоты применить в данном случае?

– Конечно, погоню! – заявил Франсуа с видом опытного знатока.

В прериях существуют несколько способов охоты на бизонов, применяемых как белыми, так и индейцами. Наиболее распространенный из них тот, о котором говорил Франсуа, – погоня. Этот способ состоит в том, что охотник верхом на лошади догоняет бизона и стреляет ему в сердце. Попасть надо обязательно в область сердца: иначе вы можете выпустить в тело животного хоть двадцать пуль, а бизон все-таки ухитрится уйти от вас. Охотники целятся немного выше груди и пониже плеча. Белые охотники стреляют из ружья или из большого пистолета, который лучше подходит в данном случае, ибо его легче заряжать на скаку. Индейцы предпочитают лук, так как могут быстро посылать стрелу за стрелой, убивая за одну погоню сразу нескольких бизонов. Индейцы так хорошо владеют этим оружием, что их стрелы иногда пронизывают тело бизона насквозь и выходят с другой стороны. Порой индейцы применяют копья, которые мечут в бизонов, поравнявшись с ними.

Второй способ охоты на этих животных – скрад. Он состоит в том, что охотники незаметно подкрадываются к бизонам на расстояние выстрела, затем стреляют из ружья, снова заряжают и снова стреляют, и так далее, пока не убивают многих, прежде чем животные успевают убежать. Иногда охотник подкрадывается совсем близко и, прячась за телами уже убитых бизонов, ведет огонь, пока не уничтожит почти все стадо. В таких случаях охотник старается держаться с подветренной стороны, иначе эти животные, обладающие гораздо более острым обонянием, чем зрением, почуяв его, мгновенно убегают. У бизонов такое острое чутье, что они могут обнаружить врага, если он подходит с наветренной стороны, даже на расстоянии мили и более. Применяя способ скрада, охотник иногда надевает на себя шкуру волка или оленя, и бизоны, принимая его за одного из этих животных, подпускают его на расстояние выстрела. Рассказывают, что один индеец пробрался таким образом в середину стада и перестрелял из лука всех бизонов одного за другим. Скрад порой эффективнее, чем погоня. В этом случае охотник бережет свою лошадь, нередко измученную, может убить большое количество бизонов и получить много шкур. Если же это путешественник или траппер, занимающийся ловлей бобров, который просто хочет добыть себе бизона на обед и ему не нужно более одного, погоня является наиболее верным способом. В таком случае, однако, охотник сможет убить лишь одного или от силы двух-трех, так как, пока он стреляет в одних и перезаряжает ружье, стадо разбегается, а измученная лошадь уже не в силах продолжать погоню.

Третий способ охоты на бизонов – окружение – применяется только индейцами, поскольку белые охотники редко выезжают в прерии в таком количестве, чтобы быть в состоянии окружить стадо. Название объясняет характер этой охоты, которая производится следующим образом. При обнаружении бизонов индейцы – как и все в прериях, они охотятся, конечно, верхом, – рассыпаются и на своих быстрых лошадях окружают стадо. Едва круг замыкается, индейцы с громкими криками скачут внутрь и сгоняют всех бизонов в центр, в тесную группу. Затем набрасываются на них с луками и копьями, и каждый охотник убивает, сколько может. Бизоны пугаются, мечутся туда-сюда, и лишь немногим удается убежать. За одну такую облаву индейцы иногда истребляют стадо, состоящее из сотен или даже тысяч бизонов. Индейцы совершают такое массовое уничтожение с двумя целями: во-первых, чтобы добыть мясо, которое они сохраняют путем вяления, разрезая на тонкие длинные куски и высушивая на солнце, а во-вторых, чтобы добыть шкуры – они делают из них одежду и покрывают ими свои палатки и постели. Кроме того, индейцы, специально явившись в фактории белых, расположенные в отдаленных районах, обменивают у них шкуры бизонов на ножи, ружья, пули, порох, бусы и киноварь.

Известен еще один способ охоты на бизонов, распространенный у индейцев. Он не похож на окружение, но не менее жесток. Б?льшая часть мест, где водятся бизоны, представляет собой высокие прерии, которые в Азии называют степями, а в Мексике и Южной Америке – столовыми горами или плато. Такие равнины находятся на высоте от трех до шести тысяч футов над уровнем моря. Во многих местах этих плато имеются каньоны, или, что вернее, барранкосы, которые, вероятно, образовались под влиянием размывших их потоков воды во время дождей. Каньоны обычно сухие и представляют собой огромные расселины, которые тянутся на десятки миль, а глубина их доходит до тысячи и более футов. Иногда две такие расселины пересекаются, образуя треугольник или «полуостров», и путешественник, попав туда, должен повернуть обратно, поскольку он окружен пропастями, уходящими вглубь земли. Если индейцам удается пригнать бизонов к одному из таких каньонов, они окружают животных с трех сторон и гонят прямо к пропасти. Как только бизоны приближаются к обрыву, индейцы бросаются на них с дикими воплями, и звери, обезумев от страха, слепо кидаются вперед. Все стадо иногда прыгает в пропасть: передних подталкивают задние, а те в свою очередь вынуждены прыгать, иначе преследующие их всадники вонзят в них копья. Если индейцев недостаточно много, чтобы окружить стадо, они собирают сухой помет и складывают его так, что получается нечто похожее на человеческие фигуры. Помет размещают двумя рядами, которые постепенно сближаются и ведут к обрыву. Индейцы гонят бизонов между этими рядами, и животные, принимая кучи помета за людей, мчатся вперед, к краю пропасти, где охотники совершают шумный набег и заставляют бизонов прыгать в бездну.

Можно назвать и другие методы охоты, например, преследование по снегу, когда охотники на лыжах легко нагоняют бизонов и убивают их. Некоторые мексиканские охотники (в южных прериях их называют сибол?рос) ловят бизонов при помощи лассо, правда, нечасто – обычно лишь в тех случаях, когда ставится цель поймать молодых телят живыми, чтобы вырастить их. Все эти способы были известны и нашим юношам: они слышали о них от старых трапперов, приходивших в Луизиану и иногда ночевавших в доме их отца, – полковник очень любил принимать у себя бывалых трапперов и слушать их увлекательные рассказы. Вот откуда Франсуа и почерпнул свои знания об охоте на бизонов и вот почему он воскликнул: «Конечно, погоню!»

Базиль и Люсьен задумались, не сводя глаз с трех бизонов, – что ж, неплохо, как раз по одному на каждого охотника. Мальчики могли разделиться и погнаться каждый за своим животным, тем более что поблизости не имелось никакого укрытия, следовательно, метод скрада оказывался неподходящим. Кроме того, лошади чувствовали себя отлично, ибо накануне было воскресенье, а наши путешественники взяли за правило всегда по воскресеньям давать отдых и себе и своим животным – так велел им отец перед отправкой в путь. Взвесив все обстоятельства, юноши решили применить погоню. Жаннет привязали к дереву и оставили позади со всей поклажей, которая еще не была снята с ее седла. Маренго, конечно, взяли с собой – пес мог пригодиться, чтобы затравить старого бизона, если удастся его ранить. Все, что могло помешать в операции, оставили с Жаннет, после чего все трое поскакали в прерию по направлению к стаду. Мальчики договорились, что каждый наметит себе одного бизона и затем при помощи ружья и пистолета сделает все от него зависящее. Франсуа зарядил оба ствола крупной дробью и пребывал в уверенности, что вот-вот подстрелит своего первого бизона. Когда охотники подскакали поближе, их внимание привлекло то, что тела животных как-то странно блестят. Вдруг это и не бизоны? Братья сбавили скорость и внимательно вгляделись в животных. Нет, это не бизоны. Грубая косматая шкура бизонов не могла так блестеть, а шкура животных так и отливала на солнце при каждом движении.

– Это не бизоны, – сказал Люсьен, после того как внимательно вгляделся, приложив к глазам руку козырьком.

– Кто же это тогда? – спросил Франсуа.

– Послушайте! – ответил Люсьен. – Слышите?

Все трое натянули поводья и остановились. Они ясно различили громкое гобл-обл-обл.

– О боже, – воскликнул Франсуа, – да это кричит старый индейский петух!

– Вот именно, – улыбнулся Люсьен. – Это дикие индейки.

– Индейки? – отозвался Базиль. – Так мы индеек приняли за бизонов? Какой ужас!

Все трое в недоумении посмотрели друг на друга и от души расхохотались.

– Позор! – смеялся Базиль. – Давайте не будем никому об этом рассказывать, иначе над нами все станут потешаться.

– Ничуть, – возразил Люсьен. – Такие ошибки в прерии часто совершают и старые охотники. Это очень распространенный атмосферический обман зрения. Я слышал о еще худших случаях – как ворону принимали за бизона!

– Значит, когда мы встретим бизонов, мы, наверное, примем их за мамонтов? – продолжал смеяться Франсуа.

А потом разочарованные охотники сосредоточились на том, чтобы поймать всех трех «крылатых бизонов».

Глава XIII
Охота за дикими индейками

– Вперед! – воскликнул Базиль, пришпоривая коня. – Вперед! В конце концов не так уж плохо добыть на обед жирную индейку. Поехали!

– Подожди, Базиль, – остановил его Люсьен. – Как мы к ним приблизимся? Они же на открытой местности – нам спрятаться негде.

– Нам не нужно никакого укрытия. Мы просто догоним их, как если б это были бизоны.

– Ха-ха-ха! – смеялся Франсуа. – Погоня за индейками! Да они улетят тотчас! Какие глупости ты говоришь, Базиль!

– Никакие не глупости, – обиделся Базиль. – Это можно сделать. Я часто слышал о подобных случаях от трапперов, а теперь давайте попробуем сами это осуществить.

– Ну ладно, как скажешь, – согласились Франсуа и Люсьен, и все трое двинулись вперед.

Когда мальчики подъехали достаточно близко, чтобы различить очертания птиц, они заметили двух старых индюков и одну индейку. Индюки важно расхаживали, распушив хвосты, точно веера, и волочили по траве крылья. Время от времени они издавали громкое гобл-обл-обл, и по всему было ясно, что это два соперника и что дело закончится битвой. Самка со спокойным и кокетливым видом гордо шествовала по траве, хорошо понимая, что возбуждает горячий интерес в сердцах воинственных поклонников. Она была намного меньше их и не столь яркая по оперению, самцы же сверкали разноцветными красками, не уступая павлинам. Их глянцевитые спины отливали на солнце металлическим блеском, и наши охотники вынуждены были признать, что никогда еще не видели таких красивых птиц.

Поглощенные ссорой индюки, конечно, не смогли бы помешать охотникам приблизиться на расстояние выстрела, самка, однако, была настороже и, заметив мальчиков, подняла голову с громким криком, который привлек внимание ее кавалеров. В одно мгновение индюки закрыли и опустили распушенные хвосты, сложили крылья и вытянули длинные шеи. Внешность их совершенно изменилась, и они стояли теперь прямо, причем каждый оказался футов пяти ростом.

– Какие дивные создания! – воскликнул Люсьен.

– Да, – прошептал Базиль, – однако они не будут нас дожидаться, нам лучше атаковать их сейчас же. Ты бери индейку, Люсьен, – твоя лошадь не такая резвая, как наши. Приготовились! Начали!

Все трое пришпорили лошадей и рванулись вперед. Через мгновение охотники были уже ярдах в ста от индеек. Птицы, застигнутые врасплох, пробежали несколько шагов, а затем поднялись в воздух, громко хлопая крыльями. Второпях они все трое полетели в разных направлениях. Каждый мальчик выбрал себе ту птицу, которую намеревался преследовать, и охотился уже теперь только за ней. Базиль и Франсуа поскакали за индюками, а Люсьен спокойным галопом – за индейкой. Маренго, конечно, тоже участвовал в погоне, примкнув к Люсьену: может быть, пес как-то определил для себя, что мясо самки вкуснее, или сообразил, что поймать ее легче, чем остальных.

Индейка летела недолго и, опустившись на землю, со всех ног побежала прямо к ближайшему леску. Туда направился и Люсьен вслед за Маренго – пес время от времени громко лаял. Люсьен въехал в лесок и увидел, что собака стоит под большим дубом. Маренго загнал индейку на дерево и теперь смотрел на нее, задрав морду, лая и помахивая хвостом. Люсьен осторожно приблизился к дереву и увидел индейку, затаившуюся среди покрытых мхом ветвей дуба. Люсьен вскинул ружье, раздался выстрел – и птица покатилась вниз, задевая телом за листву. Маренго кинулся к индейке, как только она оказалась на земле, но хозяин, соскочив с лошади, отогнал собаку и поднял добычу – птица была мертвая. Люсьен опять сел на лошадь, выехал из-за деревьев и увидел Базиля, скачущего далеко в прерии. Базиль летел во весь опор, а на некотором расстоянии впереди него виднелся индюк, который распростер крылья и бежал, как страус. Оба они – Базиль и индюк – скоро скрылись из виду за одним из лесных островков. Люсьен поискал глазами Франсуа, но его нигде не было видно, так как он преследовал своего индюка в том направлении, где купы деревьев смыкались очень тесно. Решив, что нет смысла ехать вслед ни старшему, ни младшему брату, Люсьен медленно двинулся обратно – туда, где на опушке леса стояла привязанной Жаннет. Здесь он сошел с лошади, решив подождать братьев.

Погоня Базиля оказалась более длительной, чем он предполагал. Он выбрал самую большую птицу, которая, естественно, являлась наиболее сильной и выносливой. В первый же взлет индюк пролетел расстояние около мили, а когда сел на землю, то побежал, как испуганная кошка. Базиля трудно было обескуражить, и, пришпорив коня, он быстро нагнал птицу. Индюк снова взлетел и преодолел еще полмили. Базиль настиг его, и опять старый петух поднялся в воздух, правда, на этот раз он одолел лишь ярдов сто и опустился. Базиль на своем быстром коне скоро догнал его. Индюк был уже не в состоянии лететь дальше, однако бежать он мог еще довольно быстро и там, где дорога шла в гору, намного опередил лошадь. Но под гору та скакала быстрее. Так продолжалось, пока птица не начала кружить и петлять, выказывая все признаки усталости. Несколько раз лошадь буквально наскакивала на индюка, но он поворачивал и менял направление. Погоня продолжалась долго. Наконец совершенно измученная птица припала к земле и спрятала голову и длинную шею в заросли, как страус, вообразив, что таким образом укрылась от своего преследователя. Базиль натянул поводья, поднял ружье, и в следующее мгновение пуля пронзила индюка – он вытянулся мертвый на траве. Базиль сошел с лошади и, подняв индюка, привязал его за ноги к луке седла. Для этого юноше пришлось напрячь все силы, так как птица была очень крупная и весила фунтов сорок. Затем Базиль вскочил в седло и пустился в путь. Но куда? Этот вопрос он сразу задал себе, едва лошадь сделала несколько шагов. Куда ехать?

Вдруг мозг его пронзила мысль, что он заблудился. Со всех сторон его окружали рощицы, все они походили друг на друга, а если и отличались чем-нибудь, то во время своего дикого галопа он не заметил в них никакого различия. Он не имел ни малейшего представления о том, откуда приехал, и поэтому не знал, куда возвращаться. Базиль ясно видел и понимал, что попал в беду.

Читатели не могут вообразить, какие мысли приходят в голову тем, кто заблудился в прериях. В таком положении дрогнет сердце даже у старых опытных трапперов. Самые мужественные люди впадали в страх, оказавшись одни в пустыне, и они имели для этого все основания, ибо знали, что это часто заканчивается гибелью. Потерпевший кораблекрушение моряк в жалкой лодчонке и то находится не в таком ужасном положении, как путешественник, заблудившийся в открытой прерии, – были случаи, когда попавшие в беду люди при таких обстоятельствах лишались рассудка. Представьте же себе чувства Базиля! Но я уже говорил, что это был храбрый и выдержанный юноша. Таким он показал себя и на этот раз. Он не потерял присутствия духа. Пустив лошадь шагом, Базиль стал внимательно оглядывать прерию, хотя это ни к чему не привело, – место было совершенно незнакомое. Базиль громко крикнул, но не услышал ни эха, ни ответа. Он выстрелил и подождал, думая, что Люсьен и Франсуа ответят ему тем же сигналом, – увы, напрасно. Он перезарядил ружье и некоторое время посидел в седле, погруженный в раздумья.

– Вот что надо сделать! – воскликнул он, приподнимаясь на стременах. – Какой я глупый, что не догадался сразу! Вперед, Черный Ястреб! Мы еще поборемся!

Базиля приучили к охоте с малых лет, и, хотя его опыт в прериях был не так уж велик, ему пригодились навыки лесной охоты. Ему пришла в голову правильная мысль – вернуться назад по своим собственным следам. Только это и могло, наверное, спасти его. Базиль повернул лошадь и, пристально вглядываясь в землю, медленно поехал вперед. Трава была жесткая, и следы копыт не глубоки, но Базиль обладал зорким глазом охотника – он умел идти по следу даже молодого оленя. Через несколько минут юноша достиг того участка, где Люсьен убил индейку, – на земле виднелись следы крови, валялись перья. Здесь Базиль немного задержался, пока не определил направление, которое вывело его сюда, а потом он медленно двинулся по старому следу. После того как он преодолел некоторое расстояние, след вдруг стал расходиться в разные стороны. Базиль послал лошадь по одному из направлений и скоро вновь оказался почти на том же самом месте. Следы расходились, не удаляясь больше чем на сто ярдов от участка, где была застрелена индейка. Все эти повороты молодой охотник проделывал с величайшим старанием и терпением. Здесь сказались его рассудительность и знание охотничьего ремесла, ибо, прояви он нетерпение и сделай больший круг, чтобы найти след, он попал бы на свои же только что оставленные следы и, таким образом, очутился бы в настоящем лабиринте.

Вскоре круги, которые совершал Базиль, стали больше, и, к своей великой радости, он догадался, что движется по прямой линии. Следы его пересекались с множеством лошадиных следов, и некоторые из них были почти такие же свежие, как у его лошади. Но они не сбили Базиля с толку: это понял, что это следы мустангов, и, хотя Черный Ястреб тоже не был подкован, Базиль знал следы его копыт так же хорошо, как собственное ружье. Следы арабского коня были значительно крупнее, чем у диких лошадей. После того как Базиль проехал назад по своему следу около часа, все время глядя на землю, он вдруг услышал, что его окликнули по имени. Подняв голову, он увидел на опушке леса Люсьена. С радостным возгласом Базиль пришпорил лошадь и поскакал вперед, однако, когда он приблизился, восторг сменился мучительным предчувствием: здесь были Люсьен, Жаннет и Маренго, а Франсуа?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8