Томаш Седлачек.

Экономика добра и зла. В поисках смысла экономики от Гильгамеша до Уолл-стрит



скачать книгу бесплатно

Однако содержание эпоса постепенно отходит от этой мысли, показывая дружбу Гильгамеша и Энкиду. Дружба – это кажущаяся на первый взгляд общественно ненужной и биологически бесполезной любовь. Ведь для эффективного производства не требуется сильная эмоциональная вовлеченность людей в команду. Однако для смены системы, разрушения существующего, утраты наивности, для похода против богов, прозрения – потребуется дружба. Для малых дел (совместные охота, работа) достаточно малой любви – приятельства. Для больших дел нужна любовь большая, любовь настоящая: дружба. Дружба, не поддающаяся экономическому пониманию типа что-то за что-то. Дружба – это когда один отдаст жизнь за другого, когда можно (полностью) положиться друг на друга, когда ты действуешь не для получения дохода или личной выгоды. Дружба обещает новые, неожиданные приключения, дает возможность выйти за стену и не быть ни ее строителем, ни ее частью – не быть, как поет группа Pink Floyd, одним из многих кирпичей в стене.

В несколько ином смысле отношения Гильгамеша и Энкиду можно приравнять к цивилизованной и животной сущностям человека (Энкиду позже умирает, но в определенном смысле продолжает жить в Гильгамеше). В связи с этим мы ненадолго остановились на предложенном Кейнсом термине animal spirits, который гонит нас навстречу приключениям, заставляя пренебречь рациональностью: строитель Гильгамеш – спрятавшийся за стенами осторожный правитель, уводящий человечество от его примитивного животного состояния и культивирующий цивилизованную (хотелось бы сказать «стерильную») культуру, – подружился с диким Энкиду и отправляется покорять неприкосновенную до той поры природу.

Мы увидели, как одновременно с возникновением городов появились специализация и аккумулирование богатства. Мы проследили за тем, как некогда воспринимавшаяся как святая природа превратилась в мирской источник ресурсов и как эмансипировало человеческое индивидуалистическое «я». С этим моментом парадоксально связан рост зависимости индивидуума от остальных членов общества, хотя цивилизованная личность и чувствует себя более самостоятельной. Чем меньше горожанин подчинен окружающей флоре и фауне, тем больше он находится во власти других людей. Вслед за Энкиду мы променяли естественную среду обитания на социум, гармонию с (непредсказуемой) природой – на сообразность с (непредсказуемым) человеком.

Такой взгляд мы сравнили с воззрениями иудеев, которые более подробно будем изучать в следующей главе. Они переселились в города многим позднее; в основной части Ветхого Завета описывается народ, живущий в гармонии с природой. И что же в этом случае является естественным состоянием? Является ли рассматриваемое нами существо человеком (в полной мере) от рождения или оно становится им в рамках (городской) цивилизации? Его (изначальная) сущность положительна или отрицательна? Для хозяйственной политики эти вопросы до сегодняшнего дня остаются ключевыми: если мы верим, что человек по природе зол и, следовательно, человек человеку волк (зверь), тогда твердая рука правителя необходима.

Если мы убеждены, что люди сами по себе тянутся к добру, тогда можно ослабить узду и жить в обществе, которое более laissez-faire[113]113
  Экономическая доктрина, согласно которой государственное вмешательство в экономику должно быть минимальным. – Примеч. ред.


[Закрыть]
.

В заключение мы показали, что принцип, материализовавшийся тысячу лет спустя в экономическую идею невидимой руки рынка, появился уже в «Эпосе о Гильгамеше» в виде прирученного дикого зла, послужившего наконец на благо человечества. На нашем пути мы еще встретим целый ряд примеров невидимой руки рынка. И наконец, в завершение главы мы услышали отголоски идей некоего догреческого гедонизма, прозвучавших из уст морской нимфы Сидури, и несмотря на то, что Гильгамеш их отвергает, такое поведение соответствует экономическому направлению, получившему много позже название «утилитаризм».

Эпос заканчивается своего рода мрачным цикличным посланием, констатирующим, что ничего, собственно, не изменилось, не произошло никакого развития и после небольшого приключения все возвращается на круги своя. Таким образом, данное литературное произведение как единое целое является цикличным, оно заканчивается там, где начинается, – строительством стены. История никуда не стремится, все движется по кругу и повторяется с незначительными изменениями так, как мы видим это в природе (смена времен года, лунных циклов) или в нашей ежедневной рутине. Более того, природа, окружавшая людей с древнейших времен, была воплощением своенравных богов, имевших человеческие слабости и капризы (в соответствии с эпосом, боги устроили потоп в наказание людям, так как те производили слишком много шума, беспокоившего верховных существ). Природа обожествлялась; не могло быть и речи о ее научном постижении, не говоря уже о вмешательстве в нее (если только человек не являлся на две трети богом, как Гильгамеш), поскольку невозможно безопасно, системно, грамотно (научно) изучать непредсказуемых и прихотливых богов.

Концепцию исторического развития, десакрализации героев, правителей и природы человечество получило только с приходом иудеев. Всей их истории сопутствует ожидание мессии, который должен прийти в свое время или, точнее, в конце времен.

2 Ветхий Завет
Прагматичность и добродетельность

Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города.

Библия. Ветхий Завет


Все… слагаемые пуританского вероучения, которые… оказали реальное влияние на формирование капиталистического духа, в действительности представляют собой заимствования из иудейской религии.

Вернер Зомбарт[114]114
  Зомбарт В. Евреи и экономика. С. 105.


[Закрыть]

Несмотря на то, что ветхозаветные евреи[115]115
  Здесь будет уместно разобраться с правильным использованием названия этого исключительного народа (подробнее по теме см.: Bimson J. J. The Compact Handbook of Old Testament Life. Р. 7–8). Если мы будем придерживаться библейской традиции, то, безусловно, начиная с Авраама, подходящим будет наименование «евреи» (см.: Быт. 14:13). Имя «Израиль» Бог дал Иакову, внуку Авраама (Быт. 32:28, 43:6 и др.), и отсюда его потомки – израилиты. В соответствии с Книгой Исхода (3:18, 5:1–3) можно подумать, что «евреи» и «израилиты» – синонимы. Но название «израилиты» в Ветхом Завете имеет вторичное и несколько более узкое значение, так как под этим именем понимаются лишь северные племена и особенно после разделения царства, когда они отделились от Иудеи. Так как использование терминов «евреи» и «израилиты» продолжается и во времена Нового Завета (например, Рим. 9:4, 2 Кор. 11:22, Флп. 3:5), то обычным для того времени было использование названия «иудей». Первоначально им обозначали членов южных племен в Иудее (именно так оно использовано в Книге пророка Иеремии, 32:12, 34:9), однако после вавилонского изгнания оно – как название избранного народа в широком смысле – заменило термин «израилит». Произошло это потому, что, в сущности, в те времена все израилиты происходили из иудейских племен, так как северные племена (израилиты, если говорить точно) утратили после падения Самарии в 722 году до нашей эры свою идентичность. Наименование «иудей» или «иудеи» не должно было бы использоваться в обычном смысле, если мы говорим о временах перед изгнанием. В нашем тексте мы, однако, будем считать слова «израилит», «еврей» и «иудей» синонимами.


[Закрыть]
сыграли ключевую роль в формировании современной евро-атлантической культуры и ее экономической системы, в учебниках по истории экономической мысли и других подобных трудах им посвящено не так уж много страниц[116]116
  Насколько автору известно, проблематикой экономического мышления в иудаизме больше всего до сегодняшнего дня занимался Макс Вебер («Ancient Judaism»; «The Sociology of Religion»; «Хозяйство и общество»), позднее и в меньшей степени – Вернер Зомбарт («The Jews and Modern Capitalism») и Карл Маркс («К еврейскому вопросу»), но в любом случае ни один из них (может, за исключением некоторых частей текста Макса Вебера) не делал это с целью проанализировать экономические аспекты основных текстов древнееврейской веры. В экономических журналах (Journal of Business Ethics, Business Ethics Quarterly и др.) вышел ряд статей, рассматривающих еврейскую бизнес-этику, однако ни один автор известных мне статей не исследовал исторические и философские основы иудаизма как единого целого. Что касается учебников по истории экономической мысли, то, для примера, из большого их числа укажу на книгу А. Макинтайра «Краткая история этики» (MacIntyre A. A Short History of Ethics). В главе «История моральной философии от Гомера до XX века» о еврейском учении даже не упоминается. Подобный подход главенствует и в других пособиях. Книгами-исключениями, в которых данный вопрос рассматривается глубже, можно считать старые, сегодня уже мало используемые учебники, например «Историю экономической мысли» Льюиса Генри Хани (Haney L. H. History of Economic Thought) и до определенной степени «Историю экономической мысли» Эриха Ролла (Roll E. A History of Economic Thought) или «Развитие экономической мысли» Генри Уильяма Спигеля (Spiegel H. W. The Growth of Economic Thought). Вклад евреев в интеллектуальную жизнь западной цивилизации рассматривается таким экономистом, как Торстейн Веблен, в его статье «Интеллектуальное превосходство евреев в современной Европе» (Veblen T. The Intellectual Pre-Eminence of Jews in Modern Europe).


[Закрыть]
. Макс Вебер верил, что зарождению капитализма мы обязаны протестантской этике[117]117
  См.: Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма.


[Закрыть]
, Майкл Новак, наоборот, подчеркивает влияние католических морали и восприятия человека[118]118
  См.: Novak М. The Catholic Ethic and the Spirit of Capitalism.


[Закрыть]
, однако, по мнению Зомбарта[119]119
  См.: Зомбарт В. Евреи и экономика.


[Закрыть]
, за появлением капитализма стоит иудейская вера.

Все ключевые участники этой дискуссии признавали выдающуюся роль иудейской культуры. Не подвергается сомнению и значение иудейского учения для формирования современной капиталистической экономики. Поэтому без Ветхого Завета в изучении донаучных экономических взглядов нам не обойтись. И не только потому, что христианство, построенное на его основе, оказало поздн?е большое влияние на формирование капитализма и экономической науки, – Ветхий Завет внес особый вклад в изменение восприятия экономической антропологии и этоса.

Именно еврейские традиции хозяйствования во многом предвосхитили развитие современной экономики. Уже в «темные» времена средневековья евреи регулярно использовали экономические инструменты, намного опередившие свое время и позднее ставшие ключевым элементом современной экономики[120]120
  На это указывает и Макс Вебер, посвятивший данной теме уже упомянутую книгу. См.: Weber М. Ancient Judaism.


[Закрыть]
.

Промышляли ростовщичеством, торговали всем, чем угодно… а особенно их интересовали акции и рынок капитала, занимались обменом валют и часто выступали посредниками при денежных трансакциях… выполняли функции банков и организовывали выпуск и обращение всевозможных ценных бумаг. Что касается капитализма современного (в отличие от времен античных, средневековых…), то в нашей сегодняшней жизни все эти виды деятельности в определенных формах присутствуют изначально (и неизбежно) – как с экономической, так и с правовой точек зрения[121]121
  Weber M. Autorita, etika a spole?nost. Р. 270.


[Закрыть]
.

Об этом обычно говорят и те, кто на еврейские традиции нападает. Как отметил Ниал Фергюсон, «сам Маркс написал статью “К еврейскому вопросу”, в соответствии с которой “химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека”[122]122
  Маркс К. К еврейскому вопросу. С. 411.


[Закрыть]
»[123]123
  См.: Ferguson N. War of the World. Р. 32. О взглядах Маркса на влияние евреев см. также: Mini P. V. Philosophy and Economics. Р. 201.


[Закрыть]
. И, согласно одному из главных приверженцев расистской пропаганды Генриху Классу[124]124
  См.: Class H. Wenn ich der Kaiser w?r.


[Закрыть]
, евреи – это «народ, рожденный для торговли деньгами и товарами»[125]125
  См.: Ferguson N. War of the World. Р. 35.


[Закрыть]
. Как это произошло? Откуда взялся у евреев, изначально кочевого народа, этот дух предпринимательства? И можно ли евреев действительно считать творцами ценностей, определивших направление развития экономического мышления нашей цивилизации?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5