Томаш Седлачек.

Экономика добра и зла. В поисках смысла экономики от Гильгамеша до Уолл-стрит



скачать книгу бесплатно

Что мы на самом деле творим? И почему? Можем ли мы (из этических соображений) делать все, что нам (с технической точки зрения) позволено? И в чем же цель экономики? К чему все эти усилия? Во что мы в действительности верим и откуда (это чаще всего неизвестно) наша вера происходит? Если «наука есть система убеждений, которой мы приобщены»[19]19
  Полани М. Личностное знание. С. 246.


[Закрыть]
, то о чем, собственно, идет речь? Так как сегодня экономика превратилась в ключевую дисциплину, объясняющую и меняющую мир, настало время задать все эти вопросы.

Мы попытаемся, немного на постмодернистский лад, взглянуть на метаэкономику с точки зрения философии, истории, антропологии, культуры и психологии. Моя цель – показать, как изменялось восприятие экономики человеком, и поразмышлять над этим. Почти все главные понятия и концепции, которыми экономика (осознанно или нет) оперирует, имеют длинную историю, их истоки лежат полностью за границами интересующей нас дисциплины и часто даже вне науки как таковой. И потому давайте попытаемся исследовать, как зарождалась экономическая вера, как развивались ее основные идеи и как они влияли на хозяйственную политику.

Все цвета экономики

Я утверждаю, что экономисты мейнстрима растеряли большинство красок науки и уцепились за черно-белый культ homo oeconomicus, игнорирующий вопросы добра и зла. Мы просто крепко закрыли глаза и остались, таким образом, слепы к самым главным движущим силам человеческих поступков.

Я также уверен, что мы можем почерпнуть из мифов, религий и творчества поэтов и философов никак не меньше, чем из строгих точных математических моделей экономического поведения. Хотя нас всегда учили, что экономика есть наука, существующая в отрыве от общепринятых ценностей, я утверждаю: это неправда. Экономика должна искать, находить и выносить на свет божий свои собственные ценности, и в ней самой мы можем обнаружить гораздо больше отголосков религий, мифов и архетипов, чем в математике. Я утверждаю, что в сегодняшней экономике слишком много внимания уделяется методу в ущерб сущности. Утверждаю, а также хочу доказать, что и экономистам, и широкой публике важно изучать разнообразнейшие источники информации – «Эпос о Гильгамеше», Ветхий Завет, слова Иисуса или идеи Декарта, к примеру. Результаты, к которым мы пришли благодаря подобному способу мышления, станут понятнее, если мы проследим, как это мышление развивалось исторически, с самого начала, когда было более прозрачным, – так нам будет легче докопаться до подлинных первооснов наших идей. Только таким путем мы сможем выявить свои собственные основные (экономические) ценности, скрывающиеся в запутанных сетях современного общества, все больше укореняющиеся в них, но остающиеся при этом незамеченными.

Для того чтобы человек был хорошим экономистом, он должен быть к тому же либо неплохим математиком, либо замечательным философом, а лучше – и тем и другим.

В изысканиях мы позволили математике выйти на первое место и подавили гуманное начало. Так мы получили искаженные искусственные модели, от которых нет никакого толку в реальном мире.

Именно поэтому важно изучать метаэкономику. Нам следует заглянуть за занавес экономики и выяснить, какие ценности скрываются «за кулисами», какие идеи стали доминантными, хотя зачастую и не высказанными, предпосылками наших теорий. Изучаемая наука содержит удивительно большое количество не замечаемых нами тавтологий. Я утверждаю, что господствующий сегодня в ней неисторический подход однозначно неверен: для понимания поведения человека более важным является изучение формирующих наше мышление идей в их развитии.

Эта книга должна внести свой вклад в затяжную схватку между нормативной и позитивной экономиками. Я утверждаю, что в роли, которую в древности играли нормативные мифы и притчи, сегодня выступают научные модели. В этом нет ничего плохого, мы просто должны это признать.

Человечество пыталось разобраться в экономических вопросах задолго до Адама Смита. Его работы, в которых сформулированы принципы, лежащие в основе экономики, были кульминацией их поисков, а не началом. Современный экономический мейнстрим, представители которого объявляют себя наследниками шотландского ученого, полностью игнорирует этику. Вопросы добра и зла преобладали в классических дискуссиях, сегодня же просто говорить о них считается ересью. Далее я утверждаю, что общепринятое толкование работ Адама Смита является по меньшей мере некорректным. Его вклад в экономику значительно шире и весомее, чем предложенная им концепция невидимой руки рынка и появление эгоцентричного homo oeconomicus (хотя сам Смит этот термин никогда не использовал). Его вклад заключался в постановке этических вопросов. Остальные идеи Адама Смита, если говорить о специализации или невидимой руке рынка, были разработаны и сформулированы в том или ином виде задолго до него. Их следы можно найти уже в «Эпосе о Гильгамеше», в учении иудеев и в христианстве, в произведениях Аристофана и трудах Фомы Аквинского.

Я утверждаю, что пришло время переосмыслить наш экономический подход, так как именно сейчас, во время долгового кризиса, у людей появился интерес к этим вопросам, и они готовы прислушиваться. Несмотря на то что в нашем распоряжении есть сложные экономические модели, я утверждаю, что мы так ничего и не вынесли из самых простых преданий, рассказанных нам в воскресной школе, например из истории об Иосифе, фараоне и семи тощих и толстых коровах. Думаю, следует пересмотреть наши взгляды, направленные исключительно на рост. И в этом случае экономика станет прекрасной наукой, которой есть что сказать широкой публике.

В определенном смысле разговор пойдет о формировании концепции homo oeconomicus и прежде всего о связанной с ней истории animal spirits. В этой книге будет сделана попытка проследить развитие рациональных, эмоциональных и, для полноты картины, иррациональных сторон человеческой личности.

Границы любознательности

Если экономика берет на себя смелость применять свой образ мышления в областях, традиционно относящихся к религиоведению, социологии или политологии, то почему бы не отправиться против течения и не посмотреть на нее с точки зрения этих наук? Если дисциплина, изучающая производство, распределение и потребление товаров, отваживается объяснять работу церкви или анализировать семейные узы (что зачастую помогает многое понять), то почему бы ее саму не рассмотреть как систему религиозных или межличностных отношений? Иными словами, почему бы не попробовать взглянуть на экономику антропологически?

В таком случае мы в первую очередь должны добраться до самых ее границ, а еще лучше – выйти за них. Или, используя сравнение Витгенштейна[20]20
  См.: Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. 5.633.


[Закрыть]
: так же, как глаз смотрит вокруг, но не на самого себя, – для исследования объекта от него надо отдалиться, а если это невозможно, то следует изучать его отражения. В книге будут использованы зеркала антропологические, мифические, религиозные, философские, социологические, психологические – вообще любые, какие только потребуются.

В этом месте стоит сделать пару замечаний. Прежде всего следует отметить, что если мы посмотрим на свое отражение в чем угодно вокруг, оно вернется к нам в виде разнородных и не связанных между собой образов. Эта книга не собирается предлагать их полностью интегрированную систему – уже исходя хотя бы из того, что таковой вообще не существует. Мы будем заниматься исключительно наследством, доставшимся нам от нашей западной культуры и цивилизации, игнорируя при этом остальные (например, конфуцианство, ислам, буддизм, индуизм и многие другие, которые на самом деле могли бы дать пищу для размышлений). Кроме того, мы не будем заниматься, к примеру, разнообразной шумерской литературой. В сфере наших интересов – идеи иудеев и христиан, касающиеся экономики, но не теологические системы древности или средневековья. Наша цель – выделить ключевые воздействия и революционные концепции, сформировавшие сегодняшний экономический modus vivendi. Оправданием столь обширному и кажущемуся бессвязным содержанию может быть мысль, что «допустимо все…»[21]21
  «Не существует идеи, сколь бы устаревшей и абсурдной она ни была, которая не способна улучшить наше познание» (Фейерабенд П. Против методологического принуждения. С. 179).


[Закрыть]
Мы даже представить себе не можем, что послужит источником вдохновения для будущего развития нашей отрасли знаний.

Следующее замечание касается возможных упрощений или искажений в пограничных областях знаний, кажущихся автору экономически важными, но целиком лежащих в сфере интересов других дисциплин. Наука сегодня с удовольствием прячется в башне из слоновой кости, сложенной из математики, латинского и греческого языков, истории, аксиом и иных обрядов инициации, чтобы ученые могли наслаждаться незаслуженным спокойствием и свободой от критики со стороны специалистов из других областей знаний или общественности. Наука, однако, должна быть открытой, а в обратном случае, как метко отмечает Пол Фейерабенд, она превращается в элитарную религию для посвященных, которая внешне, по отношению к общественности, ярко демонстрирует свою тоталитарную сущность. По словам американского экономиста чешского происхождения Ярослава Ванека, «к несчастью или счастью, наше любопытство не ограничено рамками нашей профессиональной специализации»[22]22
  Vanek J. The Participatory Economy. Р. 7.


[Закрыть]
. В конце концов, если знания, почерпнутые в этих пограничных областях, инициируют новые экономические идеи или приведут к дискуссиям, то существование настоящего сочинения более чем оправдано.

Данная книга не должна быть толкованием истории философии или экономики. Автор, скорее, ставит перед собой цель дополнить некоторые их главы более широкой перспективой и анализом влияний, которые могут и должны были бы привлечь внимание большего количества людей, но часто остаются вне поля зрения экономистов.

В этом месте стоит предупредить, что текст содержит великое множество цитат. Главная причина, возможно, в том, что изложение ценных идей древности словами самих мыслителей тех эпох обеспечит им (идеям) большую достоверность. Если бы мы их лишь пересказывали, то аутентичность и дух времени полностью бы испарились, а это была бы большая потеря. Также сноски дают тому, кто заинтересуется, возможность более глубоко изучить представленные проблемы.

Содержание: семь эпох, семь тем

Книга разделена на две части, и в первой из них соблюден хронологический принцип. В этой части мы сделаем семь исторических остановок, посвященных семи темам, которые будут обобщены в более короткой второй части, пожинающей плоды первой и интегрирующей их. В этом смысле книга немного напоминает матрицу: тема может рассматриваться в контексте истории или самой себя, а также с обоих углов зрения сразу. Ниже перечислены вопросы, которые мы будем изучать.


Быстро и алчно: история потребления и труда

Здесь мы оттолкнемся от первобытных мифов, в которых труд фигурирует как изначальная миссия человека, как радость, а затем (через алчность) позиционируется как проклятие. Бог или боги предают анафеме труд (Книга Бытия, греческие мифы), особенно чрезмерный (Гильгамеш). Обсудим зарождение желания, вожделения – спроса. Изучим различные взгляды на аскетизм. Увидим, что изначально доминировало августинское презрение к миру. Затем эстафету принял Фома Аквинский, вернувший маятник на место, и, таким образом, материальный мир вновь укрепил свои позиции. После эпохи Аквинского опять доминировало радение о душе, а стремления и потребности тела считались преступными. Позднее маятник качнулся в сторону потребительского индивидуалистически-утилитарного направления. Человек тем не менее с самого начала проявлял себя как естественно неестественное создание, по каким-то непонятным причинам окружающее себя излишним имуществом. Материальная и духовная алчность являются основными человеческими метасвойствами, проявляемыми людьми уже в древнейших мифах и историях.


Прогресс (природа и цивилизация)

Сегодня мы опьянены идеей прогресса, хотя изначально такой мысли не существовало вовсе[23]23
  Идеал социологов – классическое (деревенского уклада) общество, идеал психологов – гармоничное сочетание привнесенных воспитанием, культурой, цивилизацией и животных, врожденных черт личности. Однако их идеалы в прошлом, а отношение к развитию/прогрессу весьма скептическое. И только у экономистов, единственных из представителей общественных наук, такой идеал – в будущем.


[Закрыть]
. Время было цикличным, и никто не ожидал от человечества никаких подвижек в развитии. Затем пришли евреи с линейным пониманием протекания всех существующих процессов бытия, а вскоре за ними и христиане выработали (или же просто усовершенствовали) идеал, к которому мы по сей день стремимся. После них классические экономисты секуляризовали прогресс. Как же мы дошли до сегодняшнего прогресса ради прогресса, роста ради роста?


Экономика добра и зла

Займемся ключевым вопросом: добро (экономически) выгодно? Для начала обратимся к «Эпосу о Гильгамеше», где, похоже, патетики добра и зла не были связаны между собой; с другой стороны, в мышлении иудеев, как все объясняющий фактор, господствовали именно этика и мораль. Античные стоики не смели стремиться к удовольствиям, а гедонисты, наоборот, верили, что именно наслаждение является главной добродетелью, высшим благом и целью жизни. Христианская философия разорвала четкую причинно-следственную связь между добром и злом, использовав понятие божественной милости, а расплату за содеянное перенесла в жизнь посмертную. Эта тема ярко представлена у Мандевиля и Адама Смита в знаменитом сегодня споре о частных пороках, творящих общественное благо. Позже Джон Стюарт Милль и Джереми Бентам построили свои идеи утилитаризма на подобном гедонистическом принципе (правда, коллективном). Через всю историю этики проходит стремление создать образец правил нравственного поведения. В заключительной главе мы продемонстрируем тавтологию Max Utility (MaxU — максимизации полезности) и обсудим концепцию Max Good (MaxG — максимизации блага).


История невидимой руки рынка и homo oeconomicus

Насколько стара идея невидимой руки рынка? За какое время до Адама Смита была известна эта концепция? Попробуем показать, что ее прообразы есть почти всюду. Идея того, что мы можем использовать наш естественный эгоизм (считающийся злом) во благо, является частью древней философии. Также мы рассмотрим развитие концепции homo oeconomicus – рождение «человека экономического».


История animal spirits: мечты никогда не спят

В этой главе мы исследуем другую сторону человеческой личности – непредсказуемую, часто иррациональную и архетипичную. Архетип героя влияет на наш animal spirits (некую оборотную сторону рациональности) и представление о том, что такое хорошо.


Метаматематика

Откуда в экономике взялось представление о числе как основе основ всего сущего? Здесь мы попытаемся показать, как и почему она стала механически-распределительной дисциплиной. Из чего исходит наша уверенность, что математика – наилучший инструмент для описания мира (включая социальные взаимодействия)? Является ли она настоящим каркасом экономики или только верхушкой айсберга, просто глазурью на торте наших исследований?


Носители истины

Чему верят экономисты? Какую религию они исповедуют? И какова природа истины? Мы стремимся избавить науку от мифов уже со времен Платона. Позитивна экономическая наука или нормативна? Первоначально истина жила в стихах и историях, сегодня мы воспринимаем ее как нечто гораздо более научное, математическое. Куда идти за истиной? И кто сегодня является ее «носителем»?

Практические вопросы и определения

Если мы в этой книге говорим об экономике, то имеем в виду мейнстрим, лучше всего, вероятно, представленный Полом Самуэльсоном. Под homo oeconomicus мы подразумеваем изначально сложившееся в экономической антропологии понимание его как ведомой чисто эгоистическими мотивами разумной личности, принимающей решения, направленные на максимизацию своей выгоды. Оставим в стороне вопрос, является ли экономика или нет (в истинном смысле слова) наукой. Если иногда мы относим ее к дисциплинам общественным, то чаще всего подразумеваем область хозяйствования. Сферу интересов самой экономики мы понимаем в более широком смысле, чем только производство, распределение и потребление товаров и услуг. Мы считаем, что она должна заниматься изучением человеческих отношений, которые в некоторых случаях можно выразить с помощью чисел; она должна быть наукой, исследующей как то, что может быть товаром, так и то, что товаром не является (дружба, свобода, эффективность, рост).

В жизни я получил богатый опыт, работая по трем весьма различным направлениям. Много лет моя деятельность была связана с университетом, где я учился, вел исследования и преподавал теоретическую экономику (и занимался при этом метаэкономическими дилеммами). Достаточно долго я был также экономическим советником (по вопросам реализации хозяйственной политики) бывшего президента Чешской Республики Вацлава Гавела, министра финансов и даже премьера. Кроме этого, моей обязанностью и (главным образом) отрадой является регулярная подготовка статей для газеты Hospod??ske noviny[24]24
  «Экономическая газета» – популярная чешская газета. – Примеч. пер.


[Закрыть]
. Обращаясь к широкой читательской аудитории, я пишу свои заметки как о практических, так и о философских аспектах экономики (стараясь при этом отдельные темы упростить, уточнить и предложить нетрадиционную точку зрения). Эти три сферы деятельности показали мне достоинства и недостатки различных взглядов на любимую мною науку. Эта тройственность (в чем смысл экономики? Как ее можно использовать практически? И как понятно увязать ее с другими дисциплинами?) сопровождает меня постоянно. Я не знаю, хорошо это или плохо, но данная книга и есть результат моих размышлений.

Часть I
Древнейшая экономика

Гильгамеш! Куда ты стремишься?

Жизни, что ищешь, не найдешь ты!

…Днем и ночью да будешь ты весел…

«Эпос о Гильгамеше»

1 «Эпос о Гильгамеше»
Об эффективности, бессмертии и экономике дружбы

«Эпос о Гильгамеше» был написан в Месопотамии более четырех тысяч лет тому назад[25]25
  Самая старая шумерская версия эпоса датируется временем до третьей династии Уру – периодом 2150–2000 годов до нашей эры. Более новая, аккадская версия датируется границей второго и первого тысячелетий до нашей эры. Стандартная аккадская версия, перевод которой здесь используется, была найдена в библиотеке в Ниневии и датируется периодом между 1300 и 1000 годами до нашей эры. Под «Эпосом о Гильгамеше» в данной книге понимается его «стандартная» одиннадцатитабличная аккадская версия, которая не содержит описания спуска Гильгамеша в подземный мир, присоединенного позднее, с двенадцатой глиняной таблицей, но в то же время включает встречу с Утнапишти на таблице одиннадцатой и разговор с Иштар на таблице шестой. Действие происходит на территории сегодняшнего Ирака.


[Закрыть]
и является самым старым литературным произведением – древнейшей реликвией подобного рода, доступной сегодня. Причем реликвией человечества в целом[26]26
  Самая старая письменность была создана шумерами, письменности других культур (например, индийской или китайской) более молодые. Индийские «Веды» датируются приблизительно 1500 годом до нашей эры, так же как и египетская «Книга мертвых». Старые части Ветхого Завета были записаны между IX и VI веками до нашей эры, «Илиада» и «Одиссея» происходят с VIII века, «Беседы» Платона и Аристотеля – с IV века. Китайская классика (например, Конфуций) датируется периодом до III века до нашей эры. Арабская литература появляется в VI веке нашей эры.


[Закрыть]
, а не только нашей цивилизации. Позднее эпос вдохновил людей на создание немалого количества историй, в более или менее переработанном виде доминирующих – если говорить, к примеру, о потопе или поисках бессмертия – и сегодня. Но и в том старинном сказании уже играет важную роль тематика, считающаяся сегодня экономической, и если мы хотим отправиться по следам интересующих нас вопросов, то нам стоит углубиться в историю, где эпос является своего рода закладным камнем, отправной точкой для возможного поиска ответов.

От времен, предшествующих описанным в эпосе событиям, остались лишь фрагменты материальных памятников, а из письменных свидетельств – только обрывки текстов, касающиеся хозяйственных дел, дипломатии, военных побед, магии и религии[27]27
  Kratochv?l Z. M?tus, filosofie, v?da. Р. 11.


[Закрыть]
. Как (несколько цинично) отмечает историк экономики Ниал Фергюсон, «это своего рода напоминание: первый человек, решивший оставить письменные свидетельства о своей жизни, был вовсе не поэтом, историком или философом. Он был бизнесменом»[28]28
  Фергюсон Н. Восхождение денег. С. 37.


[Закрыть]
. «Эпос о Гильгамеше», однако, свидетельствует об обратном: хотя заметки на первых найденных фрагментах глиняных табличек, датируемых тем временем, возможно, и касались торговли и войны, но первый записанный рассказ посвящен прежде всего великой дружбе и приключениям. Что удивительно, в нем нет упоминаний о деньгах или войне; во всем эпосе даже нет описаний процессов купли и продажи[29]29
  Точно так же, как и в (нашем собственном) современном эпосе (мифе, истории, сказке): так, в трилогии «Властелин колец» Дж. Р. Р. Толкиена деньги никакой роли не играют. «Трансакции» происходят в форме даров, боев, обмана, трюков или грабежа. См.: Bassham G., Bronson E. The Lord of the Rings and Philosophy. Р. 65–104.


[Закрыть]
. Ни одна нация не завоевывает другую, никто никого не убивает, мы не встречаем даже намека на угрозу насилия – слово «враг» в эпосе отсутствует. Это история о природе и цивилизации, о героизме, восстании против богов и борьбе с ними, о мудрости, бессмертии, а также и о нравственности.

Несмотря на всю важность данного текста, внимания экономистов он не привлек. В экономической литературе об эпосе вообще не упоминается[30]30
  Никакой поиск нельзя считать абсолютно полным, но в процессе относительно подробного изучения обычных архивов EconLit (которые являются самой полной и, несомненно, самой уважаемой базой данных экономической литературы нашего времени) автору не удалось найти ни одной книги, главы книги или академической статьи, которые бы рассматривали «Эпос о Гильгамеше» с экономической точки зрения. В связи с этим мы сознаем, что попытка взглянуть на самый старый письменный источник под новым углом обречена на неудачи, упрощения, противоречия и неточности первых раскопок.


[Закрыть]
. При этом именно в нем мы найдем первые экономические размышления нашей цивилизации, зарождение таких привычных для нас понятий, как, например, рынок и его невидимая рука, проблемы использования природного богатства и стремление к максимизации эффективности. В старейшем сохранившемся литературном произведении также появляются размышления о роли чувств, понятие прогресса и естественного состояния и связанная с возникновением городов тема разделения труда.

Предпримем первую несмелую попытку понять «Эпос о Гильгамеше» с экономико-антропологической точки зрения. Для начала коротко изложим саму историю (подробно проработаем ее позднее). Гильгамеш, правитель города Урук, является сверхчеловеком-полубогом: «На две трети он бог, на одну – человек он»[31]31
  Эпос о Гильгамеше. Табл. I.II, 1. С. 166.


[Закрыть]
. Эпос начинается с описания совершенной, потрясающей и нерушимой стены, которую Гильгамеш возводит вокруг города. В наказание за безжалостное обращение с работниками и подданными боги посылают к нему дикаря Энкиду, который должен остановить Гильгамеша. Однако они подружились, создали непобедимую пару и вместе совершают героические поступки. Под конец Энкиду умирает, а Гильгамеш отправляется на поиски эликсира бессмертия. Преодолев много препятствий и ловушек, он будет в шаге от цели, но бессмертия так и не обретет. Конец рассказа возвращает нас туда, откуда он начался, – к песне, прославляющей великолепную урукскую стену.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5