Томаш Седлачек.

Экономика добра и зла. В поисках смысла экономики от Гильгамеша до Уолл-стрит



скачать книгу бесплатно

© Tom?? Sedl??ek, 2012

Originally published in Czech as Ekonomie dobra a zla, 2012 by Nakladatelstv? 65. polе

© Павел Табачникас, перевод, 2016

© ООО «Ад Маргинем Пресс», 2016

Предисловие

Я имел возможность прочитать книгу Томаша Седлачека до ее издания и могу с уверенностью заявить, что перед нами нестандартный взгляд на научную дисциплину, которая, как считают многие, довольно скучна. Его труд меня, разумеется, заинтриговал, и мне было любопытно, вызовет ли он интерес у других читателей. К удивлению автора и издателя, книга сразу же привлекла внимание как экспертов, так и широкой общественности и в течение нескольких недель стала бестселлером в нашей стране. По стечению обстоятельств Томаш Седлачек в то время был еще и членом Национального экономического совета при правительстве Чешской Республики, который разительно отличается своими взглядами на долгосрочные цели от сварливого и вздорного политического окружения, ничего обычно не загадывающего дальше даты следующих выборов.

Вместо того чтобы давать самоуверенные и эгоцентричные ответы, автор скромно задает фундаментальные вопросы. Что такое экономика? В чем ее смысл? Откуда взялась эта, как ее часто называют, новая религия? Каковы ее возможности, ограничения и пределы и есть ли они вообще? Почему мы так зависимы от постоянного растущего роста и роста растущего роста? Откуда взялась идея прогресса и куда он нас ведет? Почему большинство участников экономических дискуссий так одержимы и фанатичны? Все эти вопросы нередко возникают у вдумчивого человека, но он вряд ли дождется ответов на них от экономистов.

Большинство наших политических партий придерживается сугубо материалистических взглядов, отводя главное место в своих программах экономике и финансам, и только где-то в самом конце, как некое необязательное приложение или подачка для узкого круга сумасшедших, упоминается культура. Большинство что правых, что левых – сознательно или бессознательно – принимает и распространяет марксистский тезис об экономическом базисе и духовной надстройке.

Возможно, все это связано с тем, что экономику как научную дисциплину зачастую принимают за простое счетоводство. Но какая же это бухгалтерия, если многое из того, что является неотъемлемой частью нашей жизни, с трудом поддается учету или вовсе бесценно? Интересно, что сделал бы такой экономист-бухгалтер, если бы перед ним, к примеру, была поставлена задача оптимизировать работу симфонического оркестра? Он, скорее всего, исключил бы все паузы из концертов Бетховена, ведь они совершенно ни к чему и только растягивают выступление, а оркестранты, конечно, не могут получать деньги за то, что не играют.

Вопросы, поставленные автором этой книги, рушат стереотипы. Он стремится вырваться за рамки узкой специализации и преодолеть границы научных дисциплин. Попытка выйти за пределы экономики и исследовать ее связи с историей, философией, психологией или древними мифами не только оригинальна, но и необходима для понимания мира XXI века.

Вместе с тем эта книга предназначена для широкого круга читателей: экономика в ней предстает своеобразной доро?гой приключений, а ее изучение характеризуется постоянным поиском. Но совсем необязательно, что в конце мы найдем точные ответы, – у нас лишь появится повод еще раз глубоко задуматься о мире и положении человека в нем.

В моей президентской канцелярии Томаш Седлачек принадлежал к поколению молодых коллег, от которых я ожидал свежего взгляда на проблемы современного мира, взгляда, не затуманенного четырьмя десятилетиями тоталитарного коммунистического режима. Мне кажется, что мои ожидания оправдались, и вы, полагаю, тоже по достоинству оцените его книгу.

Вацлав Гавел

Слова благодарности

В первом издании я выразил свою признательность очень коротко, что не совсем правильно, потому в этот раз буду чуть более многословен. Книга, которую вы держите в руках, рождалась в течение многих лет и была создана на основе бесконечных разговоров, лекций, а также огромного количества чужих трудов, прочитанных бессонными ночами.

Я благодарен двум моим прекрасным учителям, профессору Милану Сойке (моему руководителю) и Г. Е. Милану «Майку» Мисковскому (много лет назад вдохновившему меня на проработку этой темы). Данная книга посвящена их памяти. Обоих уже нет с нами.

Я должен выразить свою признательность моему прекрасному учителю, профессору Любомиру Млчоху, с которым я имел честь работать в качестве ассистента, когда он вел курс «Деловая этика». Огромная благодарность профессорам Карлу Коубу, Михалу Мейстрику и Милану Жаку. Большое спасибо тем, кто слушал курс экономической философии в 2010 году, за их замечания и идеи.

Я хотел бы поблагодарить профессоров Катрин Ланглуа и Стэнли Ноллена из Джорджтаунского университета за то, что они научили меня писать, а также профессора Говарда Хусока из Гарварда. Выражаю огромную признательность Йельскому университету за предоставленную мне щедрую стипендию, благодаря которой у меня появилась возможность написать основную часть этой книги. Хочу сказать спасибо Всемирной стипендиальной программе Йельского университета и всем из Беттс Хаус. Я бесконечно признателен выдающемуся Джерри Руту за приглашение пожить в подвале его дома, где я смог провести полтора месяца в полном покое, работая над этой книгой, а также за трубку и табак. Выражаю благодарность Дэвиду Суину, который сделал все это возможным, и Джеймсу Хальтману – за все книги. Благодарю Душана Драбину за поддержку в трудные минуты.

Также я хочу поблагодарить немало философов, экономистов и мыслителей, среди которых профессор Ян Швейнар, профессор Томаш Галик, профессор Ян Сокол, профессор Эразим Когак, профессор Милан Маховец, профессор Зденек Нойбауэр, Давид Бартонь, Мирек Замечник и мой младший брат, великий мыслитель Лукаш. Я очень вам признателен и бесконечно вас уважаю… Вряд ли я смогу в полной мере выразить благодарность своей семье, прежде всего отцу и матери.

Большое спасибо за конкретную помощь в работе над этой книгой я говорю команде, участвовавшей в подготовке ее английской и чешской версий: Томашу Брандейсу – за идеи, веру и мужество, Жири Надобе – за редактирование и управление процессом, Бетке Сочувковой – за выдержку и настойчивость, Милану Стари – за иллюстрации к английскому изданию, креативность и доброжелательность, Дугу Арелланесу – за точный и аккуратный перевод и Джеффри Остерроту – за тщательную английскую корректуру.

Не могу не отметить двух великих личностей, которые помогли мне написать и отредактировать отдельные части этой книги: Мартина Поспишила и Лукаша Тота, двух моих интеллектуальных собратьев. У меня не хватает слов, чтобы выразить благодарность за отличные идеи, горячие дебаты и совместные изыскания, а также за их напряженную работу над конкретными главами, где они выступили в качестве соавторов. Также я хотел бы поблагодарить моих коллег из банка ?SOB за творческую рабочую атмосферу и поддержку.

Моя жена Маркета была со мной в самые тяжелые минуты. Спасибо тебе за твои улыбки и идеи (Маркета – социолог; наверное, вы можете себе представить наши дискуссии за ужином). На самом деле это и ее книга тоже.

Но самую большую благодарность я хочу выразить тому, чье имя я, если честно, даже и не знаю…

Моему сыну Криштофу, который, как я чувствую, в свои детские годы многое понимает глубже, чем когда-либо смогу понять я. Так или иначе, возможно, однажды ты напишешь книгу лучше этой.

 
Вотще за Богом смертные следят.
На самого себя направь ты взгляд;
Ты посредине, такова судьба;
Твой разум темен, мощь твоя груба.
Для скептицизма слишком умудрен,
Для стоицизма ты не одарен;
Ты между крайностей, вот в чем подвох;
И ты, быть может, зверь, быть может, бог;
Быть может, предпочтешь ты телу дух,
Но смертен ты, а значит, слеп и глух,
Коснеть в невежестве тебе дано,
Хоть думай, хоть не думай – все равно;
Ты, смертный хаос мыслей и страстей,
Слепая жертва собственных затей,
В паденье предвкушаешь торжество,
Ты властелин всего и раб всего.
О правде судишь ты, хоть сам не прав,
Всемирною загадкою представ.
 
Александр Поуп. «Опыт о человеке» 

Введение
История экономики: от поэзии к науке

Реальность сплетается из историй, а не из материи.

Зденек Нойбауэр


Не существует идеи, сколь бы устаревшей и абсурдной она ни была, которая не способна улучшить наше познание.

Допустимо все…

Пол Фейерабенд 

С древних времен человек стремился понять мир вокруг себя. В этом ему помогали предания, объясняющие, что же на самом деле происходит. С позиции сегодняшнего дня такой взгляд на мир вызывает улыбку – мы так же будем выглядеть в глазах поколений, которые придут после нас. Однако тайная мощь сказаний, в которые верили люди, огромна.

Одним из подобных примеров является история экономики, которая начала свой отсчет достаточно давно. Около 400 года до нашей эры Ксенофонт написал: «Однако мы решили, что хоть бы у кого и не было имущества, все-таки возможно какое-то знание хозяйства. Так что же мешает и тебе его знать?»[1]1
  Ксенофонт. Домострой, 2.12. (Здесь и далее, за исключением оговоренных случаев, примеч. автора.)


[Закрыть]

Когда-то экономика была наукой о ведении домашнего хозяйства[2]2
  От др.-греч. o???? – «дом, хозяйство, хозяйствование» и ??µ?? – «правило, закон».


[Закрыть]
, позднее – набором религиозных, богословских, этических и философских дисциплин. Но постепенно она превратилась в нечто иное. Иногда нам может показаться, что экономика потеряла всю свою многогранность под влиянием технократического мира, где господствуют черное и белое. Но ее прошлое гораздо разнообразней, чем кажется.

Экономика в том виде, в каком мы воспринимаем ее сегодня, является культурным феноменом, порождением нашей цивилизации. Причем это не продукт, изготовленный или изобретенный нами осознанно, как, например, двигатель или наручные часы. Различие в том, что в случае двигателя или часов мы знаем, откуда они взялись, и понимаем принципы их работы. Мы можем (почти все) их разобрать и собрать. Знаем, как привести их в действие и остановить[3]3
  Но все же нам до сих пор не удалось раскрыть тайны материи как таковой. Как устроены часы, мы понимаем до определенной степени. Точно так же, как не знаем, что из себя в действительности представляет время. Таким образом, мы понимаем механизм часов только в той части, которую создали сами.


[Закрыть]
. С экономикой все по-другому. С ней происходит слишком много всего непреднамеренного, спонтанного, неконтролируемого, незапланированного, того, что не подчиняется дирижерской палочке. Прежде чем экономика получила статус самостоятельной науки, она, так же, например, как этика, вполне успешно существовала как подраздел философии. Тогда восприятие экономики весьма отличалось от современного представления о ней как о математизированной науке о распределении ресурсов, свысока смотрящей в своем позитивистском высокомерии на другие, «нестрогие» дисциплины. Но наше тысячелетнее «воспитание» базируется на более глубоких, более широких и зачастую более устойчивых основах. Стоит помнить об этом.

Мифы, история и гордая наука

Было бы глупо полагать, что люди начали задаваться экономическими вопросами только с наступлением научной эпохи. На первых порах они объясняли мир вокруг себя посредством мифов и религий; сегодня роль интерпретатора действительности играет наука. Чтобы мы смогли понять экономические взгляды наших предков, нам придется окунуться в их легенды и постичь их философию. Именно этому и посвящена книга: мы попытаемся найти следы экономического мышления в старых мифах и наоборот, найти мифы в сегодняшней экономике.

Считается, что современная экономика началась в 1776 году с публикации труда «Исследование о природе и причинах богатства народов» Адама Смита. Наш постмодернистский век (который зримо скромнее, чем предыдущая научная эпоха)[4]4
  Термин «наука» мы используем здесь в весьма вольном значении. К глубоким раздумьям над «научным» и «ненаучным» мы перейдем во второй части книги.


[Закрыть]
готов заглянуть в прошлое и осознает силу истории (ее бремени), мифологии и религии. «Исчезают границы между историей науки, ее философией и самой наукой, а также между наукой и не-наукой»[5]5
  Фейерабенд П. Против методологического принуждения. С. 180.


[Закрыть]
. И потому мы отправимся в глубь времен настолько далеко, насколько нам позволит письменное наследие нашей цивилизации. Мы проследим за первыми попытками разобраться с экономическими вопросами в эпосе о шумерском царе Гильгамеше и посмотрим, какие экономические взгляды имели евреи, христиане, люди античности и средневековые мыслители. Также мы тщательно исследуем и учения тех, кто относительно недавно заложил основы современной экономики.

Вопреки распространенному мнению, изучение истории экономики с этой точки зрения – это не никому не нужное знакомство с тупиками или с разнообразием проб и ошибок (исправленных нами совсем недавно), а всесторонний анализ того, что данная отрасль знаний может нам предложить. У нас нет ничего другого, кроме наших собственных сказаний. История мысли дает нам возможность уйти от интеллектуальной пустоты, в которую мы погружаемся, помогает нам преодолеть актуальные тенденции и сделать пару шагов назад.

Изучать древние повествования полезно не только историкам и не только для того, чтобы лучше понять ход мыслей (пра)отцов. Предания сохраняют свою собственную силу даже после того, как новые версии событий либо вытесняют предыдущие, либо выворачивают их наизнанку. Примером может послужить самая известная, наверное, дискуссия в истории – спор по поводу геоцентрической или гелиоцентрической модели Вселенной. Как известно, победила гелиоцентрическая концепция. Однако мы и сегодня говорим, что солнце восходит и заходит, что соответствует геоцентрическим взглядам. Основой нашей ориентации в мире являются восток и запад. При этом мир никакого востока и запада не имеет. А если уж что и восходит, то это наша Земля, но уж никак не Солнце: оно не вращается вокруг Земли, это Земля вращается вокруг Солнца, по крайней мере именно так утверждают ученые.

Более того, древние легенды, идеалы и архетипы, о которых пойдет речь в первой части книги, до сих пор с нами и помогают формировать наше отношение к миру и восприятие самих себя. Как говорил К. Г. Юнг, «подлинная история развития человеческого сознания хранится не в ученых книгах, она хранится в психической организации каждого из нас»[6]6
  Юнг К. Г. Психология и религия. С. 169.


[Закрыть]
.

Желание убеждать

Экономисты должны верить в силу истории. Адам Смит в нее верил. Как сказано в его книге «Теория нравственных чувств», «желание, чтобы нам верили, желание убеждать, руководить и направлять людей кажется одной из наших сильнейших естественных страстей»[7]7
  Смит А. Теория нравственных чувств. С. 324.


[Закрыть]
. Заметьте, автором этого высказывания является предполагаемый отец идеи, что эгоизм есть самое сильное из всех наших врожденных стремлений. Два других известных экономиста, Роберт Шиллер и Джордж Акерлоф, недавно написали: «Человек склонен мыслить нарративами – цельными цепочками событий, имеющими внутреннюю логику и динамику. Наши действия определяются историей нашей жизни, которую мы рассказываем сами себе. Если бы не эти истории, наверное, жизнь казалась бы “сплошной вереницей гадостей”. Для того чтобы страна или организация чувствовали себя уверенно, тоже нужны свои истории. Великие руководители – это в первую очередь талантливые творцы историй»[8]8
  Акерлоф Дж. А., Шиллер Р. Дж. Spiritus Animalis. Гл. «Истории». С. 75.


[Закрыть]
.

Цитата отсылает нас к высказыванию «Жизнь – не вереница гадостей. Это одна и та же гадость, повторяющаяся бесконечно»[9]9
  Высказывание приписывается американской поэтессе Эдне Сент-Винсент Миллей. – Примеч. ред.


[Закрыть]
. Миф (наши захватывающие рассказы, повествования) представляет собой «откровения о происходящем здесь и сейчас, всегда и вечно»[10]10
  Кэмпбелл Дж. Мифы, в которых нам жить. С. 97.


[Закрыть]
. Иными словами, он является тем, «чего никогда не было, никогда не будет, но есть всегда»[11]11
  Высказывание приписывается Гаю Саллюстию Криспу (86/85–35 годы до нашей эры). См.: Саллюстий. О богах и мире.


[Закрыть]
. Однако современные экономические теории, имеющие в своем основании строгие модели, являются не чем иным, как метанарративами, пересказанными на другом (математическом?) языке. Потому и необходимо изучить историю с самого начала – так как известно, что «не будет хорошим экономистом тот, кто только экономист»[12]12
  Вольный авторский перевод цитаты Дж. С. Милля: «A person is not likely to be a good political economist, who is nothing else». Цит. по: Mill J. S. Essays on Ethics, Religion and Society // Collected Works of John Stuart Mill. Vol. 10. Р. 306.


[Закрыть]
.

Так как экономика стремится властно распространить свое влияние на все сферы жизни, нам придется рискнуть выбраться из нашей области знаний и действительно попытаться осмыслить абсолютно все. А если хотя бы частично правдиво предположение, что «спасение сегодня заключается в исчезновении материальной нужды, что приведет человечество к новой эре экономических излишеств, где главными священниками должны стать экономисты»[13]13
  Nelson R. H. Economics as religion. Р. 38.


[Закрыть]
, нам следует знать об этой новой роли и быть готовыми взять на себя б?льшую социальную ответственность.

Экономика добра и зла

Вся экономика в конечном счете является экономикой добра и зла. Это изложение историй людьми людям о людях. Даже самая сложная математическая модель де-факто является сказанием, притчей, нашей попыткой (рационально) понять окружающий мир. Я постараюсь показать, что вплоть до сегодняшнего дня история, рассказанная при помощи экономических механизмов, по существу остается историей о «хорошей жизни», которую мы позаимствовали из античных времен и древнееврейских традиций. А также то, что математика, модели, формулы и статистика представляют собой лишь вершину айсберга экономического мышления, скрывающего в себе все остальное, а споры в экономике являются скорее войной мифов и разных метанарративов, нежели чем-то иным. Люди сегодня так же, как всегда, прежде всего хотят выяснить у экономистов, что такое хорошо и что такое плохо.

Нас, экономистов, приучали избегать оценочных суждений и взглядов по данному вопросу. И все же, несмотря на утверждения учебников, экономика по существу является нормативной дисциплиной. Она не только описывает мир, но и часто показывает, каким мир должен быть (эффективным, идеалом совершенной конкуренции и быстрого роста ВВП при низкой инфляции, с высокой конкурентоспособностью и т. д.). Таким образом, мы создаем модели, современные притчи, которые, однако, нереальны и имеют мало общего с настоящим миром. Возьмем простой пример: когда экономист в телевизоре отвечает на безобидный с виду вопрос, насколько высока инфляция, из этого логически вытекает следующий (который экономист добавит, без сомнения, сам), а именно: такой уровень инфляции – это хорошо или плохо и не должен ли он быть выше или ниже? И даже при выстраивании ответа на подобный чисто технический вопрос участники дискуссии начнут немедленно говорить о добре и зле и использовать оценочные суждения: уровень должен быть ниже (или выше). Потому что, «если бы экономика действительно ничего не оценивала, было бы логичным предположить, что те, кто ею занимаются, просто выдумали всю систему экономического мышления»[14]14
  Nelson R. H. Economics as religion. Р. 132.


[Закрыть]
. Мы знаем: это не так, и должны признать, что экономика на самом деле наука прежде всего нормативная.

По Милтону Фридману («Очерки позитивной экономики»), экономика должна быть позитивной наукой, ничего не оценивающей, а описывающей мир таким, каков он есть, а не каким должен быть. Но ведь сама фраза «экономика должна быть позитивной наукой» есть нормативное утверждение: рекомендация описывать мир не таким, каков он есть, а таким, каким он должен быть. Экономика по своей сути наука не позитивная. Если бы это было так, нам бы не пришлось прилагать никаких усилий для того, чтобы она таковой стала. «Конечно, большинство ученых и значительная часть философов используют позитивистское учение с тем, чтобы избежать необходимость рассматривать ставящие в тупик фундаментальные вопросы, короче – для того, чтобы избежать метафизики…»[15]15
  Уайтхед А.Н. Приключения идей. С. 169–170.


[Закрыть]
Между прочим, не исповедовать никакие ценности – само по себе ценность, что для экономистов очень даже знаменательно. Парадокс в том, что дисциплина, изучающая в первую очередь ценности, пытается от них избавиться. Но тут есть и еще одно противоречие: наука, верящая в невидимую руку рынка, хочет избавиться от всякой таинственности.

В этой книге я буду ставить следующие вопросы: существует ли вообще экономика добра и зла? выгодно ли добро, или оно существует вне рамок экономических расчетов? свойственен ли людям эгоизм от рождения? может ли он быть оправдан, пока служит общему благу? Такие вопросы стоит задавать лишь в том случае, если экономика действительно имеет глубокий смысл, а не представляет собой некую эконометрическую модель, в соответствии с которой происходит механическое распределение ресурсов.

Кстати, не надо бояться таких категорий, как «добро» и «зло». Используя их, мы вовсе не пытаемся морализировать. Каждый из нас имеет свой этический кодекс и поступает в соответствии с ним. Аналогичным образом каждый верит во что-то определенное (и атеизм – вера). Точно так же дело обстоит и с экономикой. Как говорил Джон Мейнард Кейнс, «люди практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого… Но рано или поздно именно идеи, а не корыстные интересы становятся опасными и для добра, и для зла»[16]16
  Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. С. 458.


[Закрыть]
.

О чем эта книга: метаэкономика

Книга разделена на две части. В первой из них мы найдем отголоски экономики в мифах, религиях, теологии, философии и науке. Во второй части мы будем искать следы мифов, религий, теологии, философии и науки в экономике.

Чтобы найти ответы на поставленные вопросы, нам придется пройтись по всей истории человечества, от начала нашей культуры до сегодняшней эпохи постмодернизма. Мы не ставим себе задачу изучить каждое мгновение, способствовавшее изменению экономического понимания мира постоянно сменяющимися поколениями (включая наше). Мы будем обращать внимание либо на отдельные исторические эпохи (век Гильгамеша, эра иудеев или христиан), либо на выдающихся личностей, оказавших ключевое влияние на развитие понимания человеком экономики (Декарт, Мандевиль, Смит, Юм, Милль и другие). Наша цель – по-новому рассказать историю экономики.

Иными словами, постараться проследить развитие ее духа. Прежде чем приступить к экономическим размышлениям, мы зададим некоторые вопросы; они будут либо философскими, либо отчасти историческими. Так мы доберемся до области, расположенной на самой границе экономики, а часто даже и за ней. Эту зону мы можем назвать, например, протоэкономикой (термином, заимствованным у протосоциологии) или, еще точнее, метаэкономикой[17]17
  Термин «метаэкономика» впервые использовал Карл Менгер в 1934 году в своей статье «Закон убывающей полезности. Исследование по метаэкономике». «Когда он впервые использовал термин “метаэкономика”, он вовсе не задумывался над тем, как снова привнести этику в экономику. Он, скорее, хотел вписать экономику, а вместе с ней и этику в когерентную логическую схему без возникновения связи между ними» (Becchio G. Unexplored Dimensions. Р. 30).


[Закрыть]
(термином из метафизики). В этом смысле «экономическое учение, если оно не дополнено и не завершено учением метаэкономики, остается слишком узким и отрывочным, чтобы привести к верным выводам»[18]18
  Шумахер Э. Малое прекрасно. Экономика, в которой люди имеют значение. С. 72–73.


[Закрыть]
. Самые важные элементы культуры или интересующей нас области исследований – экономики – к примеру, можно найти в фундаментальных предположениях, от которых, сами того не сознавая, отталкиваются приверженцы различных систем. Людям, которые мыслить по-другому уже просто не в состоянии, отмечает Альфред Н. Уайтхед в своей книге «Приключения идей», собственные догадки представляются настолько очевидными, что они начисто забывают, что, собственно говоря, это были всего лишь предположения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5