Токмакова Ирина.

Из уроков Мудрослова. Стихотворения и сказочные повести



скачать книгу бесплатно

© Токмакова И. П., текст, вступ. ст., 1968–2010

© Токмаков Л. А., иллюстрации, 1984–2005

© Ионайтис О. Р., иллюстрации, 2015

© Оформление серии, составление. ОАО «Издательство «Детская литература», 2015

* * *



Ирина Петровна Токмакова – автор многих стихотворений, переводов, сказочных повестей. Будучи детским писателем, она заботится о том, чтобы её произведения помогли маленькому читателю вырасти настоящим человеком – трудолюбивым, чутким к окружающим, понимающим природу, способным творчески мыслить. Грамотность Ирина Петровна считает одним из залогов этого.

В книге собраны стихотворения и сказочные повести, которые напомнят ребенку о его первых учебниках – «Букваре» и «Математике», а потом познакомят и с более сложными понятиями – частями речи, членами предложения, знаками препинания. Ведь знание родного языка – первая ступенька к чтению прекрасных произведений русской и зарубежной литературы, в числе которых стихи и сказки Ирины Токмаковой. Рассказать же о том, как и почему она стала писателем, предоставим самой Ирине Петровне.

Откровенно о себе



Как вы стали писателем? – этот вопрос неизменно задают мне читатели на каждой творческой встрече. Читатели у меня разные: и маленькие, и постарше. И отвечаю я тоже по-разному. Маленьким рассказываю какую-нибудь забавную историю, а тем, кто уже учится в школе, пытаюсь изложить так, как оно складывалось в моей жизни.

В самом деле, как и почему?

В детстве я писала стихи смешные и неуклюжие. В старших классах школы – лирические, «взрослые» и конечно же подражательные. Они бывали похожи на моих любимых поэтов: то на Фета, то на Тютчева, то на Алексея Константиновича Толстого.

Однако классу к десятому я твёрдо решила – выбираю профессию филолога, иду на филологический факультет Московского государственного университета. И писать перестала. Совершенно.

Учиться в университете было интересно. Я остановилась на профессии лингвиста. Окончив пятый курс, сдала экзамены в аспирантуру, занялась диссертацией… И тут совсем скоро судьба моя сделала крутой поворот.

Учась в аспирантуре, я подрабатывала в качестве гида-переводчика. В университете меня хорошо выучили английскому языку, а параллельно ещё и немного шведскому. И вот в одной из делегаций пожилой швед, помню его фамилию – господин Боргквист, так растрогался тем, что какая-то девчонка в Москве и вдруг умеет говорить по-шведски, что, вернувшись в Стокгольм, прислал мне в подарок книги, а среди них – шведские народные песенки для детей. Наверное, это и было началом. Я стала переводить эти песенки. И у меня получилось! Собственно, песенки я переводила для моего маленького сына, но, на мою удачу, они и в издательстве понравились.

Тогда оно называлось ДЕТГИЗ – Детское государственное издательство.

Так появилась на свет моя первая книжка «Водят пчёлы хоровод» – переводы из шведского фольклора.

К ужасу моих родителей, аспирантура была покинута, диссертация заброшена. Я погрузилась в каталоги Ленинской библиотеки, отыскала шотландские народные песенки, увлечённо и самозабвенно принялась превращать их в русские стихи.

Единственный человек, кто поддержал меня в то время, был мой муж, тогда начинающий, а сейчас народный художник России – Лев Токмаков.

Мне в жизни повезло. У меня за время моей сорокалетней работы в детской литературе было несколько замечательных редакторов. Это были редакторы-друзья, любящие, сочувствующие, понимающие. Но самым первым моим редактором опять же был мой муж, который обладает этим «невидимым миру» талантом – талантом редактора.

Вслед за переводами, постепенно, не сразу, стали рождаться и свои собственные, оригинальные стихи. Первым написалось стихотворение «Яблонька», как-то само выговорилось:

 
Маленькая яблонька
У меня в саду,
Белая-пребелая,
Вся стоит в цвету.
 
 
Я надела платьице
С белою каймой.
Маленькая яблонька,
Подружись со мной.
 

Коли сочинилась «Яблонька», я решила написать целый цикл о деревьях. Так что следующим номером я принялась за сосну. Но не тут-то было! Стихотворение не писалось, не звучало, не вытанцовывалось.

Сосна, сосна… Высокая, стройная, мачтовая… Пишу:

 
Я иду леском,
Топор за пояском.
Сейчас одну срублю сосну
И буду строить дом…
 

Но мой домашний редактор на страже:

– Что ты такое пишешь? Ведь яблонька у тебя живая, яблонька-девочка, а сосну ты превращаешь в мёртвую древесину. Так не пойдёт.

Месяца два я крутила и вертела строчки, пока не получилось всего-то четыре строки:

 
Сосны до неба хотят дорасти,
Небо ветвями хотят подмести,
Чтобы в течение года
Ясной стояла погода.
 

Так стихотворение зажило, задышало. Моя первая оригинальная книжка так и называлась: «Деревья». В первый раз она появилась с иллюстрациями Льва Токмакова в далёком-далёком шестидесятом году. По-видимому, мы имеем право числить себя шестидесятниками. Книжку хорошо приняли читатели, композиторы сразу же написали песенки на эти стихи. И спасибо моим старшим коллегам, тогда уже непререкаемым классикам, поддержавшим меня в самом начале пути.

Как-то в нашей коммуналке раздался телефонный звонок. В трубке послышался глуховатый голос: «Это говорит Маршак. Я прочитал ваши переводы в „Мурзилке“. Вот что, голубчик, заходите-ка ко мне, потолкуем». Надо ли говорить, как я разволновалась. Конечно, тут же отправилась к Самуилу Яковлевичу. Ушла от него окрылённая, держа в руках рекомендацию в Союз писателей.

А вскоре моя соседка Аллочка, жившая рядом в той же коммуналке, примчалась к нам на Медвежьи Озёра, где мы снимали хибарку на лето. Она размахивала газетой и в восторге восклицала:

– Михалков, сам Михалков!

В газете был напечатан аж целый подвал, посвящённый моим первым опытам. А ещё какое-то время я занималась в семинаре Бориса Владимировича Заходера. И вторая рекомендация в Союз писателей была именно от него.

Мои дотошные читатели-слушатели задают мне ещё один вопрос, на который ответить, может быть, ещё труднее, чем рассказать, как и почему я стала писателем. Они спрашивают: почему я стала писателем детским?

Ответ мне приходится искать в моём собственном детстве. С самого рождения и до четырнадцати лет я росла при Доме ребёнка, который первоначально назывался Дом подкидышей.

Нет, подкидышем я не была. Я росла в полной семье, где были и папа, и мама, и тётя – папина сестра, которую я считаю своей второй матерью, даже старшая сестра у меня была. Просто мама была детским врачом, она заведовала этим домом, и мы жили там, как раньше говорили, на «казённой квартире».

О детишках постоянно шёл разговор, они гуляли во дворе под окнами, мама думала о них и заботилась чуть ли не больше, чем о своих родных дочерях. А ребятишки эти были обездолены, лишены самого нужного для человека – материнского тепла. И с самого детства я поняла, что детям необходимы и забота и ласка. Иначе им не выжить. Накормить и одеть – мало. Детей надо любить.

Во время Великой Отечественной войны Дом ребёнка эвакуировали в деревню под городом Пенза. И там, будучи ещё только подростком, я помогала воспитателям. Мне казалось, что это как бы и мои дети. Об этом я написала маленькую повесть «Сосны шумят».

Там – всё правда. Там всё, как было. Даже некоторые имена остались подлинные. Девочка Олеся – это я и моя сестра, как бы слитые в один образ. Сестру мою зовут Елена, а домашнее её имя – Лёся. Заведующая Вера Александровна – это моя мама, только звали её Лидия Александровна. А вот учитель музыки Сметан Сметаныч так и прозывался. И завхоз Исаак Маркович тоже был на самом деле. И девочка Тамара. Потом, когда в сорок третьем году мы все вернулись в Москву, Тамару удочерила одна хорошая семья. С тех пор я о ней ничего не знаю. Вот так я постаралась рассказать детям о войне – описывая тогдашнюю жизнь их сверстников.

Может быть, это всё и есть ответ на вопрос, почему я сделалась писателем именно детским. Проведённое рядом с нуждавшимися в любви и заботе маленькими детьми моё собственное детство – и есть тот самый ключ, та самая причина моей «детскости».

Потом, после «Деревьев», я не раз возвращалась в своих стихах к теме природы. Мне бы хотелось, чтобы читатель мой чутко присматривался к тому, что его окружает, чтобы любил и берёг каждый цветочек, каждую веточку, чтобы понимал, что и они – живые.

Так в разное время появлялись книги про зиму и лето, про дождик и снег. Книжки эти назывались бесхитростно. Например, «Времена года». В сентябре там лил дождь-первоклассник, осенние листья вслед за птицами хотели улететь в Африку, весна, шагая, тёплыми ногами растапливала снег. И стихи про волшебный магнитофончик, который записывает подслушанные разговоры, – это тоже стихи о природе, о том, как разговаривают осинки с ветром, орешник – с маленьким зайчиком, тропинка – с рекой:

 
– Речка, речка, где тут брод?
– Вот!
 

Я помню, как понравилось это стихотворение моему покойному другу – литовскому поэту Анзельмасу Матутису. Он долго бился над переводом его на литовский язык и перевёл-таки в конце концов!

Дети также любят весёлые стихи, звонкие, иногда даже чуть-чуть абсурдные, дети хорошо понимают шутку. Так для моих читателей рождались стихи: «Плим», «Водопад», «В чудно?й стране» и многие другие.

На наших встречах ребята их охотно слушали и сами с радостью декламировали, убеждая меня в том, что работа моя нужна.

Но у детей, как и у взрослых, бывают минуты грусти, огорчения, обиды. И я убеждена, что переживают они их так же сильно, как и взрослые. Так постепенно рождался цикл «Весело и грустно», где мой лирический герой-ребёнок не только веселился, но и огорчался, обижался, переживал несправедливость и обман.

Я тогда наслушалась немало упрёков в том, что я, мол, настраиваю детей против взрослых. Но я никак не могу с этим согласиться: я верю, что с детьми надо разговаривать откровенно и честно, понимая их внутренний мир и разделяя их переживания.

В конце шестидесятых – начале семидесятых годов жил в нашей семье чудесный пёс, эрдельтерьер, по имени Бальдур. Сейчас в Москве много собак самых разных пород и держать собаку как бы в порядке вещей. А тогда их было не так уж и много, и наличие собаки почему-то вызывало раздражение и даже озлобление окружающих.

Ох, сколько оскорблений наслушались мы, гуляя со своим эрделем! Поэтому, видно, и родилась маленькая повесть «Ростик и Кеша». Хотелось рассказать о том, как несправедливы бывают люди, сколько иногда встречается непонимания и беспричинной злобы. Ведь животное в доме – собачка ли, кошка ли или птичка – приучает ребёнка заботиться о том, кто слабее его и от него полностью зависит.

Мой маленький читатель по природе своей фантазёр. Он и сам любит придумывать и фантазировать и безо всяких сомнений верит в сказку. Вот почему так интересно писать сказки для детей. Я сочиняла сказки и в стихах – для самых маленьких, и в прозе – для детей постарше.

Сказка вовсе не ложь – это самая настоящая правда жизни, только увиденная под особым углом зрения, особым образом выраженная. Кроме внешней занимательности она должна содержать мысль, однако в ней должно быть не назидание, а некое «послание» читателю.

Дети часто опрометчиво судят о родителях, не всегда понимая и правильно трактуя некоторые их поступки. Вот так и герой моей прозаической сказки «Счастливо, Ивушкин!», случайно услышав разговор родителей, ему вовсе не предназначавшийся, решает удрать из дома да ещё и увести с собой свою любимую лошадь Лушу.

Ивушкин и Луша переживают массу приключений в невидимой стране «Нигде и никогда». Чем всё кончилось, читатель узнает, прочитав эту интересную сказку.

А я хочу сказать вот о чём. Когда я пишу сказку, я всегда стараюсь, чтобы какие-то детали были обязательно взяты из жизни. Так, мне кажется, и сказка становится убедительнее, и вся конструкция прочнее. Описанное в этой сказке село существовало на самом деле. И располагалось оно в Костромской области, неподалёку от Щелыкова – имения знаменитого русского драматурга Александра Николаевича Островского. И описанный в сказке дом был именно таким, и покрытый цветами луг сбегал полого к реке Мере. Всё это не выдумки.

Со сказочным ежом Вихронием я, конечно, не встречалась. А вот человека с таким именем знала. Я познакомилась с ним в городе Софии, в Болгарии. Другой персонаж сказки – Развигор – наделён характером одного из моих хороших знакомых, а само имя – это болгарское слово, обозначающее «весенний ветер».

В повести-сказке «И настанет весёлое утро» мне хотелось показать, и прежде всего взрослым, что дети страдают от раздоров в семье. Сказочные Хмурцы, безусловно, мною выдуманы, а вот описанный в этой книге городок Крутогорск – это действительно расположенный на холмах российский город Пенза. Там когда-то жила моя бабушка, оттуда родом моя мама, там я провела в эвакуации три года во время Великой Отечественной войны. И мост, который каждый раз сносило во время весеннего половодья, тоже в те годы был именно таким, и район под названием Козье болото тоже существовал. Я не знаю, называется ли он так теперь.

В этой сказке довольно многое придумано. С выдумками получился даже один интересный курьёз. Собачка, которую придумала себе Полина, героиня этой повести-сказки, и какой она была описана там, и на самом деле появилась в нашей семье. К тому времени Бальдура уже не было на свете, а миттельшнауцер Ярик был прямо копией сказочного пёсика Фокки! Я его сама себе напророчила…

Сказки писать так интересно! Ребята иногда спрашивают у меня: трудно ли? Да, конечно, трудно. Это большая работа, когда обдумываешь сюжет, ищешь характеры героев, придумываешь и выискиваешь различные детали. Сказка обязательно должна быть убедительной.

В сказке «Маруся ещё вернётся» почти всё – плод авторской фантазии, только «Зелёный Клим» – это наш зелёный домик в Подмосковье, в посёлке Абрамцево. А вот что не выдумка – это то, что дети иногда бывают подвержены страхам, которые гнездятся где-то глубоко в подсознании, и мне хотелось помочь моим читателям их преодолеть.

В мире написано много чудесных сказок для детей. А для того чтобы эти сказки могли прочесть русские ребятишки, их надо переводить на русский язык. Вот и я переводила довольно много, но самая моя любимая сказка – это «Питер Пэн» английского писателя Джеймса Барри. Замечу, что это всемирно известная английская классика. В Лондоне, в Кенсингтонском саду, даже установлен памятник этому литературному герою.

А ещё я очень люблю прелестные сказочки про разных зверушек не менее знаменитой английской писательницы Беатрис Поттер.

Все на свете дети вырастают. И только Питер Пэн не хотел вырастать. Он решил навсегда остаться мальчишкой. Он был отважен и смел, к тому же умел летать. И вот однажды он сманил девочку Венди и двух её братишек, и они все вместе полетели на сказочный остров Нетинебудет. А что происходило там и чем всё кончилось, вы прочтёте в книжке. Это очень увлекательно, уверяю вас!

А Питер-кролик Беатрис Поттер? Его нельзя не полюбить. Он такой шалун и проказник! А особенно я люблю озорного бельчонка по имени Орешкин. А мышонок Тимми-Вилли? А кролик Бенджамин Банни? Право, я даже немного завидую моим читателям, которым ещё только предстоит встретиться с ними впервые.

Большинство моих книжек проиллюстрированы замечательным художником Львом Токмаковым, моим мужем и соавтором.

Почему я называю его соавтором? Он что, пишет вместе со мной? Вовсе нет! Но у иллюстрированной книги для детей всегда два автора: писатель и художник. И герои и события увидены как бы с двух сторон. Художник не идёт след в след за писателем. Он по-своему разрабатывает, расширяет, дополняет авторский замысел.

Я рада нашей встрече с тобой, дорогой читатель. Надеюсь, что мы станем настоящими друзьями.

2001

Ирина Токмакова

Из уроков Мудрослова
Стихотворения

Из уроков Мудрослова


 
Вот волшебник Мудрослов.
Он вам всем помочь готов.
На уроках Мудрослова
Самым главным будет слово,
Чтобы грамотно писалось,
Чтобы правильно склонялось,
Чтобы всё запомнить быстро,
Чтоб в тетрадках было чисто,
Чтоб от корки и до корки
В них селились бы пятёрки.
В добрый день и в добрый час
Мудрослов встречает вас!
 



Букваринск
(Русский алфавит)
 
Был на речке на Чернильной
Город маленький, не пыльный,
С незапамятных времён
Букваринском звался он.
Там, не ведая невзгод,
Очень славный жил народ:
Хлебосольный,
Незлобивый,
Дружный
И трудолюбивый.
А – аптекарь,
Б – бочар,
В – валяльщик,
 


 
Г – гончар,
Д – дробильщик здоровенный,
Е – ефрейтор, он военный,
Ж – жестянщик-простачок,
З – закройщик-старичок,
И – историк бородатый,
К – красильщик франтоватый,
Л – лудильщик,
М – маляр,
Н – носильщик,
О – овчар,
П – писатель,
Р – радист,
 


 
С – сапожник,
Т – турист,
У – бесстрашный укротитель,
Ф – чудак-фотолюбитель,
X – художник-баталист,
Ц – известный цимбалист,
Ч – чудесный часовщик,
Ш – шофёр, большой шутник,
Щ – щенок его, Букетик,
Э – электрик– энергетик,
Ю – юрист,
               а дальше
Я – это я, мои друзья!
 


Нас не слышно, только видно
 
СвисТнул зяблик на заре.
Что за нежный свисТ!
ГрусТным утром в октябре
С грусТью падал лист…
У реки шумит тросТник,
ТросТочки колышутся.
Буквы пишутся, когда
Вовсе и не слышутся:
СерДце – серДечко,
МесТность – месТечко,
НенасТный – ненасТье,
РадосТный – РадосТь и счастье,
СоЛнце – соЛнышко,
ЗвёзДный – звезДа.
Приходи не позДно —
Смотри не опозДай!
 
Ты запомни, как нас пишут


 
Мы сажаем ОгОрод.
Пусть мОрковка там растёт,
ПОмидор и кАбАчок,
Зеленеет пусть лучок,
Завивается гОрох,
И сАлат совсем неплох.
Поспевает Огурец.
Тут и песенке конец!
 


Лучше загляни в словарь
 
«ЗдраВствуй!» – значит «будь здороВ!
«ЗдраВия желаю!»
Для проверки мало слов —
С трудом их подбираю.
В небо выплыла луна,
Доброй ночи весТница.
Чтоб добраться до неё,
Не найдётся лесТница.
В этом слове буква Т
Для чего привешена?
Правда, может, слово «лезТь»
Тут слегка замешано?
Лучше ты не проверяй,
Словарю ты доверяй!
 
Что за слово «синтаксис»?
 
Сегодня слово синтаксис
Узнать вам довелось.
Когда-то в Древней Греции
То слово родилось.
Как это интересно!
Син – значило совместно.
Там воины-герои
Ходили чётким строем,
Тот строй не нарушался
И таксис назывался.
Два слова за руки взялись,
В одно сплелись, в одно слились,
Что значило «совместный строй».
Теперь учебник ты раскрой
И предложение построй
Без страха и без скуки
По правилам науки —
СИНТАКСИСА!
 
Песенки знаков препинания
ТОЧКА
 
Точка ставится в конце,
Правда же, подружки?
Если точки на лице,
Их зовут веснушки!
 


ЗАПЯТАЯ
 
Я девица занятая,
Моё имя Запятая,
Мне едва хватает дня,
Все, чуть что, зовут меня!
 
ТОЧКА С ЗАПЯТОЙ
 
Если вдруг подъём крутой
Иль длинна дорожка,
Встретив точку с запятой,
Отдохни немножко!
 


КАВЫЧКИ
 
Что за глупые привычки
Всюду врозь да всюду врозь,
Мы кавычки, мы сестрички,
Так у нас уж повелось:
Вместе мы гуляем,
Праздники справляем,
Очень крепко дружим,
В синтаксисе служим.
 
СКОБКИ
 
И нам друг без друга скучно.
Друг с другом и мы – неразлучно.
 
МНОГОТОЧИЕ
 
Рядом три сестрички-точки,
Значит, нет конца у строчки,
Это точками как раз показано.
Многоточием зовёмся,
Если за руки возьмёмся,
Значит, в строчке что-то недосказано.
 
ТИРЕ
 
Я не чёрточка, не минус,
Я прошу: не путай ты нас.
Все меня Тире зовут,
Нужно – буду тут как тут.
 
ДВОЕТОЧИЕ
 
Зовусь я Двоеточие,
И я не то, что прочие!
Я знак ужасно важный,
Взгляни – я двухэтажный!
 
ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЙ И ВОПРОСИТЕЛЬНЫЙ ЗНАКИ
 
Стой! Постой! Погоди!
Что там, дружок, впереди?
Пропасть! Пожар! Ураган!
А не девочка и мальчуган?
Глупости! Враки! Бред!
А не пора ль на обед?
 
Предложение
 
Что такое предложение?
Наших мыслей отражение.
Значит, в каждом мысль заложена.
Нам её узнать предложено.
Принимайте предложение:
Изучайте предложение.
 
ПРИГЛЯДИСЬ К ПРЕДЛОГАМ!
 
В лесу У пригорка
Маленькая норка.
Кто В норке живёт?
Дядюшка крот.
Есть В норке стол и диванчик,
НА столе – стаканчик,
ПОД стаканчиком – салфетка,
В стакане – зелёная ветка.
ДЛЯ чего она, знаешь ли ты?
Конечно, ДЛЯ красоты!
НА стене ЗА диваном —
Ковёр узорчатый,
А ВОЗЛЕ дивана —
Буфет двустворчатый.
Крот подойдёт К буфету,
Возьмёт большую конфету,
Всем раздаст ПО кусочку.
Тут мы поставим точку.
 


Как согласуется прилагательное с существительным
В ПАДЕЖАХ
 
Рыжей белкой я зовусь,
Потому что рыжая.
Поглядите, заберусь
Всех на свете выше я.
 
 
Рыжей белке не страшны
Ни лиса, ни волки,
Я скользну на верх сосны
Или, может, ёлки.
 
 
Белку рыжую поймать
Ты и не пытайся.
Подчинение понять
Лучше постарайся!
 


ПО РОДАМ
 
Я пушистый котёнок,
Мне не нужно пелёнок,
Чуть -чуть молочка на донышке,
Поспать да погреться
                          на солнышке.
 
 
Ещё подрасту немножко —
Все скажут: «Пушистая кошка,
Какая блестящая шкурка,
Какая красивая Мурка!»
 
 
А утром разбил я чашку.
Хозяйка вздохнула так тяжко:
– Ну что за наказание
Пушистое это создание!
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3