Тина Вальен.

Русская сага. Брак. Книга вторая



скачать книгу бесплатно

– Не сомневайся, Игорь любит тебя, готов жениться.

– Не он первый, – вздохнула Ина и уже с усмешкой добавила, – но в моём возрасте может стать последним.

Она понимала, что замуж пора, но не хочется. Секс необходим и неизбежен, но пугает последствиями. И всё-таки для приобретения сексуального опыта Игорь подходил как нельзя лучше. В этом их желания совпадали. Поцелуи становились жарче, а массаж – эротичнее…

Однажды чувственное напряжение достигло пика, и если бы Игорь спросил, может ли его пламенеющий змей проникнуть в её девственный лотос, то она бы дала согласие от одного только эстетического шока. Но он выразил своё желание близости так, что в своей беспрецедентной «креативности» ввергло её в не менее сильное потрясение, от которого лотос утопился, гневно захлопнув раскрытые лепестки.

Все её сознательные и бессознательные ментальности мгновенно считали тайные коды Игоря, оцепенели от совершенства их простоты и тут же потребовали срочно вернуться на исходную позицию, принятую ею год назад как доминантную: ждать героя для своего любовного романа лет до тридцати. А этого «велеречивого» соблазнителя эпохи средневековья проводить без утехи, оставив его змея в собственных зарослях чертополоха.

Через неделю Ина спросила себя: «Не слишком ли серьёзно она относится к процессу получения примитивного, как ей казалось, удовольствия, для которого простые коды в самый раз?» Правильный вопрос не требовал ответа, и Игорь отпраздновал победу.

Вскоре его стараниями Ина «достигла первой разрядки напряжённости» и своей женской природы, которая дождалась своего счастья. Но тут же заплакала душа. Ина не стала спрашивать, по какому вопросу та плачет, иначе пришлось бы сразу после полученного удовольствия поставить своё тело к стенке и расстрелять за предательство её романтических грёз. Только таким канцелярским стилем можно было описать ту внутреннюю драму, которая произошла из-за очень разумного решения стать настоящей женщиной.

Впереди Ину ждал Новый год в классной компании Гены Колесникова, однокурсника Игоря, который писал стихи, сочинял музыку, имел философские взгляды на жизнь и несколько утопал в собственных амбициях. Попасть на эту вечеринку очень хотелось.

Смена Ины впервые работала тридцатого декабря в ночь и уходила на два выходных дня. Самый удачный вариант. Весь год она радовалась, что сможет повеселиться по полной программе, но буквально за день до вожделенного праздника её попросили выйти на работу в ночь с тридцать первого декабря на первое января, потому что коллегу увезли на «Скорой помощи» в больницу. Такой вот форс-мажор! Сказать, что она очень расстроилась, значило – ничего не сказать. Игоря эта новость не расстроила. Он отметился на вечеринке, а потом приехал к ней на станцию, до самых основ поразив её своим благородным поступком.

Сначала он с интересом разглядывал станционный пульт управления движением поездов, потом она рассказала ему о принципах его работы. Время приближалось к полуночи.

Заводная, мощная телом и внутренней энергией Семёновна из товарной конторы, расположенной в кабинете напротив, не выдержала и раньше времени открыла вечеринку для их маленького коллектива из пяти человек и одного гостя. Чего она только не вытворяла! Концерт одного актёра удался на славу. Ина с удовольствием наблюдала за развеселившимся Игорем, и вдруг единственная тоскливая мысль мелькнула в голове: «Когда-то на месте Игоря сидел Вадим, и не пора ли ей остановить эту карусель поклонников?»

Ловушка

Про свои ошибки всегда говори: – Надо же, как интересно всё получилось!

(Совет психолога)

Взрослые игры Ины с Игорем продолжились. Оба стремились к полному улёту, но его обогнал и пришёл первым пошлый залёт. Сначала Ина ничего не поняла. Поход в столовую или в ресторан при вокзале всегда был для неё маленьким праздником. Совсем неожиданно этот непритязательный праздник вкуса кончился: Ина зашла в столовую и не смогла дойти до раздачи от невыносимого противного запаха. Её затошнило. На другой день всё прошло, но чем ярче горели щёки Игоря в их играх, тем бледней становились её. В феврале Ину стало тошнить уже на улице, и она всполошилась окончательно, решив поговорить в первую очередь с Викой.

Вика успела пожить в Германии с бывшим мужем-офицером и вернуться обратно с дочкой. Очень скоро у неё завязались отношения с Семёном, занимавшем соседнюю с Иной комнату. Сначала они пожили вместе в доме её мамы, потом Семён не выдержал слишком пышного коврового уюта в доме свекрови и вернулся в аскетизм общежития. Вика то приезжала к нему, то уезжала. На этот раз она была у него, и Ина поделилась с ней своей тревогой.

– Взбледнула ты не на шутку: это беременность! – сразу сказала Вика, не подбирая выражений.

Ина не хотела верить в этот ужас, потому что они с Игорем предохранялись! Пришлось посетить гинеколога, которая с особым пристрастием провела осмотр, но беременность не определила, пригласив её на приём через три недели. Сегодня трудно поверить, что в то время не было ни УЗИ, ни тест-полосок.

В назначенный срок Ину посмотрели уже два врача, но оба ничего не нашли. Завязавшуюся в ней жизнь подтвердили только тогда, когда уже было опасно от неё избавляться. Ситуация загнала её в угол, и «Мастер утех без последствий» тоже растерялся. Оставалось только подвести итог и сказать: «Надо же, как интересно всё получилось!»

– Игорёк, ты отвечаешь за последствия, я – профан, – сразу предупредила Ина партнёра по плотским забавам, добившегося её тела.

– Не бойся, зато я – Мастер! – уверенно заявил он.

– Что делать будем, Мастер? – с нескрываемой издёвкой спросила она Игоря.

Что делать, если тема предохранения так до конца и не была раскрыта большинством девчонок, вступивших на путь греха в советское время. Сама Вика, вырвавшаяся из германского плена, когда-то жаловалась Ине, что её спасали от беременности только противозачаточные таблетки из Германии, которые давно закончились, а дорогущих уколов для прерывания беременности не может достать даже Семён. Как она его ругала! Мало того, что не спешит жениться на ней и не балует деньгами, так ещё и ревностью замучил. Бывший муж хоть и ревновал, но одевал её, как принцессу, от чего остальные офицеры шеи сворачивали, когда она проходила по городку. Ина знала, что не один её и свернул, за что Вику выслали в Союз. Правильно говорят, что красота принадлежит всем. И красота Вики была не против этого, особенно когда соблазнов в военном городке море разливанное.

Во время того давнего разговора Ина спросила:

– Вика, а почему ты не пользуешься презервативами?

– Пользовалась и ими, но Семён их ненавидит, поэтому приходится прибегать к другим способам предохранения. Ина, от залёта ничто не спасает на сто процентов, поверь моему опыту: пара за год.

Тогда Ина искренне посочувствовала Вике, будучи далёкой от её проблем, теперь сама тонет в самой главной из них. Семён мог достать для Вики какие-то уколы, избавляющие от беременности, а ей их никто не достанет.

Зато достал давно забытый молодой человек, который без предупреждения нагрянул в гости. С ним она когда-то познакомилась в поезде Москва – Одесса. После армии он превратился в симпатичного молодого человека, который был крайне удивлён, увидев вместо весёлой и умненькой милашки бледную девушку с грустными глазами. Он рассказал, что учится в институте, живёт в своей Астрахани, ест икру ложками и её приглашает откушать:

– Поехали ко мне в гости, загоришь, щёчки порозовеют от икорки.

– Я беременна! Боржом пить и есть икру поздно.

– Наоборот – в самый раз! – упрямо возразил он, очень удивив её: зачем ему беременная девушка, простите, женщина?!

Ина вежливо выпроводила своё неразумное прошлое, порадовавшись только тому, что парень заглянул к ней не специально, а проездом в столицу. Зачем она дала ему свой адрес, если ни при каких обстоятельствах не пошла бы за него замуж, потому что он был маленького роста? У неё уже мог быть невысокий муж…

В привокзальном ресторане Ине нравилась одна официантка, совершенно седая для своих, видимо, неполных сорока лет. Седина с каким-то голубым оттенком придавала ей некий аристократизм. Однажды именно она задержала Ину и предложила познакомиться с её сыном. Как можно отказать в просьбе такой женщине?

Сын не вышел ростом, не блистал красотой и уверенностью в себе, но имел собственную квартиру и машину. Его мать поседела, устраивая судьбу единственного сына, выросшего без отца. Больше в этот ресторан Ина не ходила. Все-таки не в деньгах счастье, подумала она тогда.

Ина не зря вспомнила эти случаи, ей было очень жаль обоих мальчиков. Судьба наделила их умом, добротой, хорошими родителями, но поскупилась на рост. Рост был востребован девушками даже больше красоты. Высокий мужчина мог позволить себе быть чуть красивее обезьяны. Такие вот подлые они, девушки, которые в то же самое время клеймят красавчиков, которые не обращают внимания на них, всего лишь с малейшим изъяном, но добрых, нежных, умных…

Ина открыла глаза и посмотрела на часы. После ночной смены она проспала всего три часа, хотя раньше могла дрыхнуть до вечера. Раньше! А теперь она проснулась, потому что из кухни в комнату просочился запах жареной картошки, и к горлу подкатила тошнота, напомнив о главной проблеме – беременности. Ина вздохнула: не просто беременности, а незапланированной беременности. Это две большие разницы.

Если ты начала игрища с сексом, то вооружись не одной, а несколькими степенями защиты. А ты, дурочка, просто поверила в опытность партнёра. Сколько можно наступать на одни и те же грабли со своей наивной верой? Она с отвращением вспомнила, как поверила вору, убедившему её, что он «Сын Начальника Милиции», теперь – «Мастеру утех без последствий».

И таких дурочек, по рассказам знакомых, полно. Ежедневно до двадцати особей женского пола делают аборты в городской гинекологической больнице. Незамужним девчонкам хуже всего. Надо сначала пройти через позорище медперсонала при получении направления, потом претерпеть стыд на работе или в институте при предъявлении справки, в которой причиной пропуска трёх рабочих дней указан аборт. Ей проще, возьмёт отгул после ночной смены и получится три дня на… Такое ненавистное слово!

Ина ещё раз глубоко вздохнула и закрыла глаза, решив заспать неприятные мысли, но тошнота заставила встать и пойти на кухню ставить чайник. Через несколько минут он, закипая, забулькал: пррро-ббб-лем-мма! Она сняла чайник, заварила чай и вернулась в свою комнату. Где лимон? Сейчас она выпьет горячий кисленький напиток и придёт в норму.

С первым глотком стало легче, и мысли успокоились. Проблема есть, но зачем из неё трагедию разыгрывать? Есть выход: сделать аборт, вычеркнуть «Мастера» из своей жизни и ждать следующего подарка судьбы. Но подсознание сразу дало ей крепкий подзатыльник: после аборта детей может больше не быть! Это лишь вероятность, успокаивало сознание. Нет, даже малейшей вероятности Ина допустить не могла, сама не зная почему. Раньше в её головушке о детях даже мыслей не было, они все были заняты Алыми парусами надежды.

Сколько уж эти паруса её обманывали, подплывая к самому берегу, но с другим капитаном! И надо было Грину выдумать такую красивую сказку, которой обнадёжил миллионы девочек и почил, оставив их в полном недоумении, мягко говоря. Ждут-пождут Ассоли всего мира на своих бережках заветные паруса из алого шёлка, а потом, не дождавшись, выходят замуж за простых рыбаков или матросов.

У её матроса нет вопросов, а перед Иной он встал в полный рост. Не философский Гамлетовский, но по сути не менее трагический: «Быть иль не быть?» Быть, считало подсознание, зомбированное по какому-то тайному закону, и ставило точку. И эта точка была весомой, как кувалда.

Из глаз брызнули злые слёзы, такие злые, что смогли бы прожечь подол юбки, в котором скоро появиться ребёнок. Маленький и беззащитный… Её малыш, отца которого она не хочет видеть своим мужем. Но, для общества безотцовщина – стыд и срам! Быть или не быть? Пора биться головой об стенку.

Ина шваркнула пустую чашку об пол. Логика вела по схеме: если ребёнку быть, то надо выходить замуж, а замужество – это надолго, то есть навсегда, а навсегда – это ужас! Добровольно она готова была расстаться со свободой, но сейчас беременность заставляет это сделать насильно, что невыносимо. Неужели так внезапно и пошло закончился её свободный, пусть и мучительный, выбор мужа? Слёзы уже катились по щекам. Что делать? Можно съездить в Москву к Зинаиде Фёдоровне за поддержкой, если быстро принять душ. К моменту её приезда тётя как раз придёт с работы. Всего два часа пути.

К подъезду дома Ина подошла чуть раньше тёти, а та, увидев её, обрадовалась:

– Ина, как я рада тебя видеть! Ты с тортиком? Прекрасно, сначала попьём чай, поговорим, а то потом вернутся девочки с тренировок, будет не до разговоров.

– Значит, аборт делать не хочешь. Правильно, – одобрила тётя, выслушав её.

– Не могу! А за этим следует… – Ина вылила на голову тёте все свои сомнения. – И уже не будет возможности встретить того единственного любимого, с которым пошла бы под венец, хоть терновый. А сейчас, возможно, я сломаю не только свою, но и чужую судьбу.

– Игоря, что ли? Не сломаешь, а украсишь: ты для любого мужчины подарок, – очень убедительно сказала тётя, чем очень смутила Ину, сомневающуюся в этом. А та продолжала говорить, – По поводу «единственного» – заткни свой романтический фонтан. Ты обнаглела совсем, судьба избаловала тебя кучей предложений, все – не то! Единственного ей подавай. Такого надо заслужить, такого надо по всему миру искать, а ты сидишь на заднице в занюханном городке и книжки читаешь. В Москву перебраться не пробовала, пойти в стюардессы не решилась, за изучение английского языка не взялась. А могла бы летать по всему миру и искать своё неземное счастье, – тётя усмехнулась и добавила, – возможно, до седых волос. Расслабься и рожай, это в твоём возрасте самое главное счастье. Ты говоришь, что с парнем тебе комфортно, любит тебя, с квартирой, учится. Твой вариант. Смотрю на тебя и думаю: никто так много не жалуется на судьбу, как её избранники. Может поблагодарить её? Только беременность заставит тебя выйти замуж. Скажи ей спасибо и улыбнись.

– Трудно благодарить, когда она лишает тебя выбора.

– Возможно, лишив этого множества, она оставляет тебе один, но правильный, – очень убедительно сказала тётя. – Однажды в роддоме я услышала от верующей соседки, что дети сами выбирают родителей. Она много чего интересного наговорила, но я запомнила только это. Выбору вашего ребёнка не помешало даже то, что вы предохранялись. Это какая же сила и желание родиться именно от вас!

Ина задумалась. Неужели это и впрямь так? Не мы выбираем – нас выбирают. Выбирают и посмеиваются сверху над каждым, кто возомнил, что его судьба в его руках. С другой стороны, зачем искать какие-то тайные смыслы произошедшего, если это всего лишь обыкновенный случай. Нет, все твердят: судьба! И что это за понятие?! Упал кирпич на голову – это судьба. Не упал – не судьба. Смешно!

– А что Игорь? – спросила тётя, уже крутясь волчком у плиты. – Небось, затаился, как нашкодивший котик?

Ина рассмеялась сравнению и ответила:

– Растерян. Как и все в такой ситуации. Я чувствую.

– А любовь? Ты говорила, что любит…

– А любовь… Любовь осветила его жизнь, а потом прислала счёт за свет. Шутят так. Игорь, несомненно, мучается, ведь буквально за каждым углом сотни блондинок, и секс свободный и бесконечный. Мы оба влипли в положение…

– Семейное!

– Безвыходно семейное, – усмехнулась Ина.

– Сомнения не грех, а признак раздумий.

– Где вы этой гадости нахватались? Шучу, шучу… Высокие мысли. А дела-то мои низкие, прости господи.

– Низкие, когда сначала сделал, и потом – не подумал, – выдала тётя очередную мудрость. – Ты же думаешь всегда, когда надо и когда не надо. Сейчас всё уже произошло. Расслабься и рожай!

Тётя Зина накинула фартук, её руки замелькали между посудой, шкафчиками с продуктами, холодильником и плитой, и вот первый блин упал на тарелку.

– Смазывай маслом, – велела она ей.

– Знаешь, это всё от второго мужа в голове застряло: умный был… и занудливый! Первый и второй, как небо и земля.

– Да, у дяди Димы была одна коронная шутка после вашего развода: «Моя любимая Зинуля, покойница…» Это слово просто шокировало меня. Зайдёт к нам в гости и…

– Ни слова больше! Блины станут невкусными.

– Я просто продолжила тему, – заметила Ина, смазывая очередной блин и сглатывая слюну. Её даже тошнота оставила.

– Я тоже похоронила прошлое, больше места для будущего. Тьфу ты, так говорил второй муж, – хихикнула тётя и шмякнула очередной готовый блин на тарелку.

– Ехала к вам и сравнивала наши судьбы: вы оба раза вышли замуж по любви…

– Ина, не сравнивай! У меня было только среднее образование и никаких перспектив, кроме замужества. Кровь молодая и горячая, толкающая в любой омут с головой. И судьба выцарапала из глуши Диму, мою копию, чтобы соединить нас. Вот и случилось счастье безумное. Любовь. Каникулы разума, как шутит моя старшая дочь.

– Безумное… Видимо, умного не существует, – вздохнула Ина.

– Тут её, в сердцах, дурой обозвала, а она мне в ответ: горе, мол, от ума.

– Грибоедова проходит в школе.

– Может быть, этот Грибоедов прав. У тебя очень разумная головушка, которая сделала свой выбор: институт. Ведь работа стюардессой совсем не гарантия счастья. И, поверь мне, замужество по любви – тоже. Где сегодня моя любовь и счастье навек? Остались от них два ребёнка и разбитое корыто. Мне мама говорила, когда был вариант выйти замуж без любви, но с гарантией благополучной и стабильной жизни, что любовь для бедной девушки – недопустимая роскошь. Я обиделась, возмутилась, сделала всё наоборот и побаловала себя такой роскошью. Теперь плачу по счетам. По двум счетам.

– И не горюете…

– Нет, и тебе не советую: это горюшко – не горе. Ина, ты жива, здорова, любима, новую жизнь в себе носишь. Радуйся всему этому!

– Могу не носить и радоваться, – возразила Ина.

– А вот здесь бабушка надвое сказала… при таком сроке. Не рискуй, выходи замуж и забудь пока про эту чёртову любовь. Жизнь длинная, ещё встретишься с ней. Если она и перемелет в своих жерновах, как меня, то ты не пропадёшь с двумя дипломами.

– При чём тут дипломы?

– Потом поймёшь. Я сто раз вспомнила слова матери, когда решилась на предложение последнего друга, начальника. Думаешь, после сорока не хочется снова любить самой? Только сейчас засунула это хотение в одно место и позволила любить себя. Нисколько не жалею.

Ина возвращалась домой на последней электричке в почти пустом вагоне и перебирала такой важный для неё разговор. Тётя Зина молодец, она умело расставила все точки над Ё, исчез в душе хаос и растерянность, дорога впереди почти определилась. Почти, потому что внутри в предсмертных муках всё ещё металась крамольная мысль свернуть с неё. Куда, если её загнали в тупик? Кто и что? Мама, ждущая замужества дочери, выскочивший откуда-то Игорь, её и его гормоны с плакатами немедленного взаимодействия, ослепшие врачи… В такой ситуации ей остаётся только одно: превратить этот тупик в взлётную полосу для рождения новой жизни. Она готова к этому! А как пройдёт испытание на отцовство Игорь? Это Ину волновало уже гораздо меньше, чем изматывающий её токсикоз.

У Игоря был почитатель Вовик, худой и не блистающий красотой умный мальчик, сын известной в городе семьи акушеров-гинекологов, вместе с которым он иногда приходил к ней в гости. Однажды Игорь чем-то хвастался, а Вовик сказал ей со смехом:

– Не верь ему, Ина! Он врёт, как Троцкий.

Ина только посмеялась над таким неожиданным сравнением, не вняв совету… Именно через Вовика Игорь обратился за помощью к его матери, когда токсикоз её совершенно измотал. Лидия Ивановна, маленькая женщина с ничем не примечательной внешностью, немедленно положила Ину к себе в отделение и отнеслась, как к дочери, что растрогало до слёз. Обследования показали, что беременность протекает нормально, кроме угрожающе низкого гемоглобина. Лидия Ивановна сама принесла Ине печёночный паштет и гранатовый сок, которым её одарил грузинский муж пациентки.

Уже через десять дней Ина почувствовала себя лучше. Игорь приходил к окну, улыбался и махал ручкой. Она смотрела на него и никак не могла постичь того, что носит под сердцем его ребёнка. В очередной раз он пришёл с матерью. Они пытались что-то ей сообщить через двойные оконные рамы, но Ина ничего не поняла. Минут через десять к ней в палату с торжественным выражением лица вошла Лидия Ивановна и сказала:

– Ина, я тебя выписываю. Мчись за белым платьем и фатой. В эту субботу у вас с Игорем состоится регистрация брака и свадьба! Мы с мужем приглашены в качестве гостей, а наш сын будет свидетелем. Поздравляю! Не смей отказываться!

Параллельный мир, в котором очутилась Ина, становился реальностью. И в нём ей придётся жить вместе с Игорем до скончания века. В это трудно было поверить и страшно принять.

Недавно Ина прочитала повесть Бориса Балтера, полную светлой щемящей ностальгии по юношеской любви. Теперь ей осталось с такой же невыразимой грустью сказать: «До свидания, мальчики», потому что их больше никогда не будет в её личной жизни. Что думал Игорь перед свадьбой? Пока никто не написал даже маленького рассказика с названием «До свидания, девочки». Но, если бы написал, да специально для него, то напрасно: Игорь, как обнаружила Ина, книг не читал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9