502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.3 (Ubuntu)
Тина Гранина.

Счастье с доставкой на дом. Любовный роман



скачать книгу бесплатно

– У тебя дома есть, чем замазывать эту «красоту»? – спросила она Арину, указывая на подбородок.

Ариша недоумённо посмотрела на неё:

– Замазывать? – переспросила она.

– Ну да. Тональный крем у тебя есть?

– Нет, – робко отозвалась Ариша.

– Кать, ну зачем ей тональный крем? – спросил Артур, – Я не думаю, что она часто бывает в таком виде. А в других случаях он ей совсем ни к чему, ты не находишь?

Катерина смутилась, сообразив, что муж прав. С её-то кожей! На фига рыбке зонтик?

– Но мой крем тебе не подойдёт. Тон не тот, – помолчав, сказала Катя, – а ходить по улице в таком виде, тоже нехорошо.

Арина посмотрела на Катино лицо. Да уж, тон точно не тот. Вон, какая у Катерины смуглая золотистая кожа! Не то, что у неё – как у бледной поганки! А замазывать ссадину и синяк точно надо. Иначе ей и дома, и на работе несдобровать!

– А вы меня у торгового центра высадите, я покажу где. И я куплю, – попросила Арина.

– Хорошо, – немного подумав, ответил Артур.

Потом Арина робко спросила у Катерины:

– А какой мне нужен тон?

Катя посмотрела на Арину, потом на Артура, потом опять на Арину, улыбнулась и сказала:

– Придётся пойти с тобой в качестве консультанта.

– Ой, не надо! Я что совсем беспомощная, не смогу себе тональный крем купить?

– Не возражай! В этом разбираться надо. Тебе подсунут какую-нибудь дрянь за бешеные деньги, а потом от аллергии лечиться будешь!

– Лучше действительно не возражайте! – смеясь, сказал Артур, – Это совершенно бесполезно, уж поверьте мне!

Катя в шутку толкнула мужа в плечо, а Арина обречённо вздохнула – опять Катерине придётся с ней нянчиться.

Потом она вдруг произнесла:

– Артур Сергеевич, а можно к Вам обратиться с маленькой просьбой?

Артур удивлённо посмотрел на неё в зеркало заднего вида:

– Да, конечно, можно.

Катерина тоже с удивлением обернулась на Арину.

– Вы не могли бы обращаться ко мне на «ты», а то мне неловко как-то.

– А можно? – с серьёзным видом спросил Артур.

– Конечно! – опешила Арина.

– Ну, ладно. А то ведь ты уже совершеннолетняя! – со значением произнёс он и всё дружно рассмеялись.

Пока они ехали, Катерина с Артуром о чём-то тихонько переговаривались, а Арина смотрела в окно и думала: «Как же с ними хорошо! Ну почему же в их семье никогда такого не было? Всё время какие-то разборки, ссоры, истерики. Она вообще не помнила, чтобы они хоть раз вместе посидели, что-то обсудили или хотя бы просто попили чай с конфетами. Почему так бывает? Ведь вроде женятся все по любви, а потом кто-то продолжает любить, а кто-то нет. Но, даже если разлюбили – разойдитесь. Нет, будут ненавидеть друг друга, но продолжать жить бок обок! Портить жизнь себе и окружающим!».

Арина могла понять, когда люди вынуждены жить вместе из-за невозможности куда-то уйти. Просто, потому что некуда! Но ведь и те, кому есть куда уйти, всё равно не уходят! Этого она понять не могла.

«Вот бы мне такую дружную семью» – подумала Арина.

И хоть она знала, что Марк должен быть недоволен тем, что произошло, но видела, что он любит свою маму. И она его. И Артур с Катей любят друг друга, это чувствуется. И, она уверена, что у Марка с отцом тоже хорошие тёплые отношения. И Арише стало очень грустно из-за того, что она лишена такой вот дружной семьи.

Когда они подъехали к торговому центру, Катерина спросила Артура, пойдёт ли он с ними.

Артур отмахнулся:

– Ну, уж нет, только не это! Когда за покупками идут две женщины, мужчине с ними делать точно нечего! Я вас тут подожду.

И они отправились вдвоём.

Катерина долго объясняла Арише, чем отличается косметика одного бренда от другого. Но, когда увидела, что девушке это не интересно, просто показала ей какой тональный крем купить. Когда они выходили из отдела косметики, Катерина спросила:

– А у тебя вообще никакой косметики нет, ты ею не пользуешься в принципе?

– Нет, почему? У меня и тени есть, и тушь, и помада. Просто я пользуюсь этим в основном только… (она чуть не ляпнула «на работе», но вовремя спохватилась) только на праздники или вечеринки какие-нибудь, – ответила Арина.

– А как за волосами ухаживаешь?

– А вот для волос у меня целая тумбочка всякой всячины! – засмеялась Ариша.

И они стали обсуждать эту интересную для обеих тему.

Потом Арине на глаза попались солнечные очки. Она вспомнила, что прежние потерялись, и Катерина помогла ей подобрать другие. К машине они вернулись вполне довольные собой.

Арина остановилась возле машины.

– Вы знаете, давайте попрощаемся здесь, – сказала она.

Артур услышал её слова через открытое окно и вышел.

– Мне отсюда пешком семь минут. Не стоит ехать. Это мои родные пенаты и волноваться вам больше не о чем.

Катерине не очень хотелось расставаться с Ариной, но она понимала, что не может держать её возле себя всё время.

– Ну, как скажешь, – сказала она, – пешком, так пешком.

Она обняла Аришу, потом поцеловала в щёку.

– Я буду тебе звонить, узнавать, как твои дела. Можно?

– Да, я буду очень рада, – ответила Арина, – спасибо вам за всё!

– Ну, а я был очень рад познакомиться с такой очаровательной девушкой, – произнёс Артур Сергеевич, – и надеюсь, что мы ещё увидимся.

Арина, смущаясь, протянула ему руку:

– Я тоже очень рада.

Но вот на счёт «увидимся», Арина сильно сомневалась.

Артур снова поцеловал её пальчики, и снова её обломанные ногти царапнули ему душу.

Арина повернулась и пошла. Пройдя несколько шагов, она обернулась и крикнула:

– Вы замечательные! Я завидую Марку, что у него такие родители!

Она взмахнула рукой, повернулась и побежала через дорогу. Они смотрели ей вслед, пока она не скрылась из виду, и им обоим показалось, что она плачет.

Глава 12

Марк проснулся. Он долго не мог понять, где он. У него так часто бывало после командировок. Сквозь дрёму он понимал, что в его жизни произошло что-то очень важное и значительное. Потом, когда всё вспомнил, резко сел в кровати.

Она. В его жизни появилась она!

Он взглянул на часы: 19.15. Ничего себе, он проспал целых восемь часов!

Марк включил телефон и позвонил в госпиталь. Ему ответили, что состояние здоровья Владимира Терехова считается средней тяжести, но стабильное. Значит, прооперировали, понял Марк.

Потом он набрал номер отца и спросил, не будет ли поздно для ужина, если он подъедет примерно через час (плюс-минус). Договорившись с отцом, Марк пошёл в гостиную и включил компьютер. Ввёл данные – клуб «Маркиза». Оказывается, этот клуб стал называться так только восемь месяцев назад, а до этого он назывался «Синий туман». Ничего, кроме того, что написано в визитке, он об этом клубе не узнал.

Марк набрал номер на мобильнике:

– Здорово, Тёма! Да, я. Я тоже рад. Слушай, у меня разговор к тебе, можешь сейчас говорить? Хорошо, через десять минут буду!

Марк встал, прошёл к шкафу, надел джинсы и футболку. В коридоре обул кроссовки, взял ключи от машины и вышел из квартиры.


Спустившись на первый этаж, ему навстречу поднялся охранник.

– Привет Марк! А ты когда приехал? Я тебя не видел, – удивился он.

– Меньше спать надо, Олег! – улыбнулся Марк и пожал протянутую ему руку. – А ты чего не сменился?

– Димон попросил подменить его, потом он за меня отдежурит, – ответил Олег.

– Ясно, как сам?

– Да что мне сделается? Как вы сходили?

– Небольшой косяк.

– С кем?

– С Вованом. Но обошлось, состояние средней тяжести, жить будет.

– Ясно. Привет ему огромный!

– Спасибо, передам.

Когда Марк дошёл почти до двери, Олег окликнул:

– Марк, а что за красотка выходила сегодня утром с твоей мамой?

– Закатай губы, Олег, она моя!

– Да они все твои, – засмеялся Олег.

– Ты не понял. Она только моя! – с нажимом произнёс Марк.

– Вот теперь понял! Зачётная девочка, Марк. Да, я другого от тебя и не ожидал! Только вчера она была в плачевном состоянии, знаешь?

– Знаю, – ответил Марк, – слишком много на свете отморозков.

– Ей нельзя бродить одной по ночам.

– Буду над этим работать, – сказал Марк, махнул рукой и вышел.


Через десять минут Марк сидел с ди-джеем Артёмом за столиком летнего кафе.

– У меня ровно десять минут, Марк. Что хотел узнать?

– Расскажи, что ты знаешь о клубе «Маркиза»?

Артём знал, что расспрашивать Марка «зачем», да «почему» бессмысленно.

Он тяжело вздохнул и начал свой рассказ:

– Хозяин этого клуба – Порохов Станислав Петрович по кличке «порох». Серьёзный и опасный для своих недругов тип. Держит этот клуб уже десять лет, но около года назад он по-другому назывался.

– «Синий туман», я знаю, дальше, – перебил Марк.

– А что дальше? Все пороки известные человечеству обитают только там.

– Почему его не прижмут?

– А как ты думаешь? Всё давно куплено.

– Но ведь не секрет, что там и наркотики, и проституция. И никому дела нет?

– Если бы я тебя плохо знал, то подумал бы, что ты наивный! Наркоту там не найти. Всё так зашифровано, будь здоров! Да и любой шмон там ждут заранее, улавливаешь?

– Штат сотрудников большой?

– Да нет. А кто тебя конкретно интересует?

– Охрана серьёзная?

Артём настороженно посмотрел на Марка:

– Я не советую с ними конфликтовать, дружище! У них там целая служба безопасности работает. Профи, а не просто вышибалы.

– Да не собираюсь я с ними конфликтовать. Пока мне нужна только информация. Что ещё?

– Если бы я знал, что именно тебе нужно, я бы рассказал всё гораздо быстрее.

– Много официанток, проституток, стриптизёрш?

– Так тебя бабы интересуют? – хохотнул Артём.

– Ну, вроде того.

– Так бы сразу и сказал! Так там все проститутки!

Лицо Марка вытянулось:

– Как это?

– А так! Говорят, там такой закон – ни одна девица не может отказать клиенту! Не важно, кем работает. Если клиент захочет барменшу – она должна идти с ним! Если клиент даже уборщицу захочет – она должна с ним идти! А не хочет – увольняют без выходного пособия, да ещё и не в один клуб её больше даже уборщицей не возьмут, да и не только в клуб – Порох постарается. Вот так!

Марк похолодел.

– Ой, всё, дружище, мне пора! Если тебе какие-то подробности нужны, обращайся. У меня там знакомая официанточка есть, приглашу, посплетничаешь с ней, – подмигнул Артём, вставая.

Марк тоже поднялся. Они пожали друг другу руки, и Артём ушёл в кафе.

У Марка зазвонил телефон. Это был Женька – закадычный друг со школьной скамьи.

– Марк, привет! Выспался? Я тебе уже часа два звоню. Неужели не видел?

– Привет. Выспался. Продрых восемь часов беспробудно! Видел, что звонил. Просто дела.

– Какие дела? И что с твоим голосом, осип что ли? Вроде утром не наблюдалось.

– Да нет, нормально всё.

– Ни фига не нормально! Я что тебя первый день знаю? Колись давай!

– Не сейчас, Жека. Мне ехать нужно.

– Ты сегодня на тусовку-то приедешь?

– Вряд ли. Я сейчас к родителям еду, не ждите меня.

– Ты что, шутишь?! Мы пива заказали. Девочки приедут. Ребята ждать будут. Мы же договаривались, что этот день проведём инкогнито! Да что с тобой!? – чуть ли не кричал Женька.

– Потом, Жека. Всё потом.

И Марк отключился.

Он сел в машину, повернул ключ, но ехать не смог!

В голове всё время крутилось «Так там все проститутки!». Он сжал голову руками и повторял:

– Не может быть! Не может быть!! Не может быть!!!

Он просидел неподвижно минут пять, прежде чем смог поехать.

Ему надо к родителям! Он должен слышать их мнение о ней. Они не могут ошибаться!


Клавдия суетилась с самого утра, как только узнала, что Марк вернулся из командировки. Не было его три недели, и она очень соскучилась по этому парню. Знала она его с двенадцати лет, когда ей предложили работать в этой семье домработницей, ну и приглядывать за мальчиком.

Это случилось тринадцать лет назад. Её двоюродная сестра Зинаида работала тогда фельдшером в военном городке. И вот однажды, она позвонила и спросила, не ищет ли Клавдия работу. А она действительно никак не могла никуда устроиться.

Клава ответила, что ищет! Ещё как! И Зинаида пригласила её приехать, чтобы познакомить с женщиной, которая хочет предложить ей работу. Клава даже не стала спрашивать, что за работа. Она готова была на всё! У неё недавно умер муж, скоропостижно от сердечного приступа. И почти все свои сбережения Клавдия потратила на похороны, поминки и обустройство могилки.

Зинаида заверила её, что женщина очень хорошая. Что она знает её уже лет десять, они когда-то работали вместе в здравпункте какой-то воинской части.

Клавдия приехала.

Вот так она и познакомилась с Катериной, и стала у них работать.

Клавдия была полной женщиной невысокого роста, но полнота ей очень шла! Бывают такие женщины, которых просто невозможно представить худенькими! Они бы теряли всю свою прелесть. Клавдия относилась именно к таким. Волосы у неё были тёмно-русые, стрижка была «как у кавказской пленницы», как любила говорить сама Клавдия. И всю свою сознательную жизнь Клавдия стриглась именно так. Она была энергичной хохотушкой, которая двигалась по дому, как мячик – быстро и бесшумно. Но в то же время, она не была назойливой. Её не было слишком много, она знала, когда нужно помолчать или погрустить.

Когда они с Катериной встретились, то сразу понравились друг дугу.

Катя рассказала, что у неё подрастает сын. Ему двенадцать лет и сейчас нельзя оставлять его без присмотра, но она врач и должна дежурить по ночам. Муж почти всё время в командировках, а Катина бабушка, которая присматривала за сыном раньше, два месяца, как умерла.

Клавдия очень прониклась Катиными проблемами, тем более что сама недавно схоронила близкого человека, и согласилась у них жить и работать.

Когда Клава впервые вошла в квартиру Морозовых, то оробела. Квартира была огромной! Большой холл, из которого можно было войти в кухню, ванную, туалет и в гостиную. Большая гостиная, из которой две двери вели в две спальни. Но в кухне тоже была незаметная дверь, которая вела в кладовку. Катерина провела Клавдию в это помещение и включила свет.

Комната была квадратной, площадью метров восемь. Но Катерина сказала, что они уже ждут строителей, чтобы в этой комнатке прорубить небольшое окно на улицу. И, если Клавдию устроят такие условия, то её с удовольствием возьмут на работу с проживанием. Клава с радостью согласилась.

Они с мужем Геннадием жили в частном доме, поделённом на две семьи. Дом и так был небольшой. В итоге получилось, что они занимали помещение, состоящее из совсем маленькой (площадью около четырёх метров) кухоньки и десятиметровой комнаты. Комната сразу выходила на небольшое крыльцо, которое муж обил досками и утеплил, насколько смог. Получилось что-то вроде маленького коридорчика.

Детей у них не было. Не сложилось. А у их соседей было двое ребятишек. А площадь в доме почти такая же, как и у них. Ну, может, побольше метров на семь-восемь. Соседи уже не один раз предлагали Клаве выкупить у неё её половину, но ей совершенно некуда было идти.

Этот дом (вернее его часть) достался её мужу от отца. Когда-то весь дом принадлежал отцу, но, когда родителей не стало, сестра Геннадия вышла замуж, и дом разделили на две половины. Потом его сестра продала свою часть дома посторонним людям. Сама с мужем, подкопив деньжат, уехала в соседнюю деревню и купила там собственный отдельный дом.

Сама же Клавдия была сиротой и выросла в детдоме. Потом работала в пекарне и жила в комнатке барака. Считается, что бараков давно не существует, но это не так. Существуют, да ещё как! Выйдя замуж, она переехала в дом мужа, а в её комнатку сразу вселили другого жильца. Так что, другого жилья у Клавдии не было.

Проработав у Морозовых два года, она всё же решилась продать свою половину дома соседям. Уж больно было их жалко. Они ютились вчетвером на своей половине, а половина Клавы пустовала. Вырученные деньги Клавдия положила на сберкнижку, чтобы они там копились.

Когда Клава в первый раз увидела Катерину, была поражена её красотой и каким-то особым лоском. Но, когда она увидела Марка, она просто не могла прийти в себя. Этот двенадцатилетний мальчик выглядел, как маленький мужчина. Очень красивый и уже уверенный в себе! Так обычно не выглядят мальчики-подростки. Да он ещё и подростком-то толком не был, а в нём уже вовсю проглядывалась мужская суть.

«Ну, держитесь, девки! – подумала тогда Клавдия – Сердцеед подрастает». Но больше всего поразили Клавдию его глаза! Нет, не красота, хотя двух мнений тут быть не может – глаза потрясающей красоты. А ум, светящийся в этих глазах. Когда Клава разговаривала с Марком, ей уже тогда казалось, что она говорит со взрослым мужчиной.

Честно говоря, Клава боялась, что не справится с мальчиком его возраста. У неё не было детей, и она толком не знала, как с ними обращаться. Она боялась, что он не будет её слушаться, будет грубить и поддразнивать, как это любят делать ребята-подростки. Но ничего этого не было.

Он уважительно к ней относился, был вежлив и всегда был готов помочь. Брал у Клавдии в дверях тяжёлые сумки и относил их на кухню. Если было много стирки, он без проблем мог взять огромный таз с мокрым бельём и вынести его на балкон, чтобы Клава могла его развесить.

Марк был не по годам сильным мальчиком. Конечно, он занимался спортом. Ходил в различные секции. Сначала Марк увлёкся плаваньем и спортивной гимнастикой. Но однажды, когда в шутку боролся с отцом, увидел, как тот применяет неизвестные Марку приёмы. Он попросил отца научить его и, когда у него стало отлично получаться, отец посоветовал ему серьёзно заняться боевыми видами спорта.

Клава полюбила Марка, как сына. Она осталась вдовой в тридцать шесть лет и знала, что больше не выйдет замуж. Она так и не смола забыть своего Геночку и продолжала оплакивать его ранний (в сорок один год) уход.

Когда Марк достиг пятнадцатилетнего возраста, он начал приводить девушек (всегда старше себя по возрасту) домой в свою спальню, а рано утром, перед маминым возвращением, выпроваживал их из квартиры. Клава заметила это случайно, выйдя однажды на кухню, в пять утра, чтобы выпить воды. Клава вся измучилась, говорить или нет Катерине. Но потом, решила поговорить сначала с Марком.

Она отважилась на это только месяца два спустя, когда его очередная пассия успела выскочить из квартиры буквально за две минуты до прихода с дежурства матери. Клава понимала, что рано или поздно Катерина застукает Марка с подружкой дома и Клавдии придётся объясняться.

И Клава решилась. Рассказав Марку о том, что она знает о его ночных подружках, Клава попросила Марка войти в её положение. Как она будет смотреть в глаза его матери, когда та узнает обо всём? Марк внимательно посмотрел на Клавдию:

– И давно ты об этом знаешь? – спросил он очень серьёзно.

– Два месяца, – ответила Клавдия.

– Два месяца? И ты ещё не рассказала маме? – изумился Марк.

– Ещё нет. Но я не хочу потерять это место, Марк. Я так полюбила вашу семью, что не знаю, как буду жить без всех вас, – заплакала Клава.

А дальше произошло что-то невероятное! У Клавы до сих пор наворачиваются слёзы, когда она вспоминает это.

Марк подошёл и обнял её! Клава заплакала ещё сильнее. А он сказал:

– Ты мой друг, Клавдия. И я не допущу, чтобы из-за меня у тебя были неприятности. Не плач, ладно?

Клава кивнула, и парень отошёл от неё. Потом ещё раз внимательно посмотрел ей в глаза, улыбнулся, подмигнул и вышел из квартиры.

Больше ни одной подружки у них не было!


И вот сейчас она готовит стол в честь его возвращения из командировки. Так заведено уже давно. Раньше так встречали Артура Сергеевича, а теперь его сына.

Глава 13

Марк открыл дверь и вошёл в квартиру родителей. Как всегда, первой «выкатилась» из кухни Клавдия. Марк обнял её, а она, поднявшись на мысочки и наклонив к себе его голову, расцеловала парня в обе щеки.

Затем в холл вышли отец и мать. Сын с отцом обнялись. С мамой они обменялись поцелуями в щёчки. Так было всегда. Один и тот же ритуал, но Марк не представлял себе жизни без него. Он в полной мере ощущал себя в лоне семьи и чувствовал себя очень комфортно.

Пройдя в ванную, он вымыл руки и направился в кухню. Там уже был накрыт стол, и Марк знал, что после тоста за возвращение он будет рассказывать им о своей командировке. Конечно, опуская некоторые подробности, чтобы щадить нервы мамы и Клавдии.

К Клаве он относился, как к родственнице. Она много раз выгораживала Марка перед мамой, когда его уличали в какой-то провинности. И он помнил и ценил это. А потом, он просто чувствовал, что эта немолодая женщина любит его, как сына.

Подробности он мог рассказать только отцу, когда уставшие мама и Клава уходили спать.

Катерина, конечно, догадывалась обо всём, но ей нравилось, когда муж и сын сидели на кухне чуть ли не до утра и доверительно беседовали, оберегая её от страшных порой подробностей.

На этот раз Катерина и Артур ждали, что сын приедет в приподнятом настроении, но он приехал чернее тучи. Родители удивлённо переглянулись.

– Марк, за то время, что мы не виделись, что-то произошло? – спросила Катерина.

– Да нет. Просто Володя ранен, и я расстроен, вот и всё. А ещё, меня ребята ждут сегодня на тусовку, а мне не хочется. Я выключил телефон и знаю, что они обидятся.

– Пообижаются и перестанут. Если ты приедешь в таком настроении, это не улучшит их тусовку, – ответил отец.

Но он понимал, что дело не в этом.

– А что, у Володи что-то очень серьёзное? – обеспокоилась мама.

– Говорят, состояние средней тяжести. Но у него же Марина беременна. А она такая паникёрша, когда что-то касается её мужа, – ответил Марк.

Артур заметил, что Марк не смотрит им в глаза, а это значит, что дело действительно не в этом. Вернее, не только в этом.

«Ну, что ж, значит, Марк не хочет рассказывать, а раз не хочет, нечего его и пытать», – решил Артур и провозгласил первый традиционный тост.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.3 (Ubuntu)