Тимур Хакимов.

Второй шанс



скачать книгу бесплатно

«Корабль Т-130 готов к запуску. Повторяю, корабль Т-130 готов к запуску. Просим покинуть зону Б-4».

Двигатель корабля запустился, звук работающих космических двигателей, для Алексея теперь уже не казался таким приятным. Все почувствовали дрожь в ногах – взлетаем.

Владимир упал на колени, ему было плохо, и его стошнило, дополнив свежими мазками и без того «красочный» пол. Внутри тюремщика не было абсолютно ничего. Лишь голые, исцарапанные стены, из которых торчали металлические полки. Николай начал валиться с ног и плюхнулся на одну из них, и пускай, что она вся была заляпана засохшей грязью – других здесь попросту нет. Алексей стоял на месте, все ещё глядя в окошко, пока силы не оставили его, и он не рухнул на пол, сильно ударившись затылком о хладный пол тюремщика.

«Кто-то скажет, что лучше провести жизнь на грязном полу, чем на Акронусе. Что ж может это и правда. Думаю, что так и есть». Перед Алексеем вновь объявился образ прекрасной незнакомки, которую увидел в суде. Он видел её не больше секунды, но запомнил каждую извилинку на её лице, даже миленькую родинку на щеке… «Кто же ты, мой ангел?».

«Персональный код корабля Т-130 занесен в реестр. Отправление начинается».

Тюремщик, без труда преодолев силовой барьер на выходе из ангара, вылетел из порта в открытый космос, вокруг были безграничные расстояния, миллионы звезд, тысячи планет, но ждет их лишь она одна…планета-тюрьма, планета страха…

Глава 1.5
Надежда.

Огромный вытянутый корабль становился все дальше и дальше, все меньше и меньше. Из последних сил Леша смотрел в иллюминатор, пытаясь не потерять сознание. «Прощай, моя Родина», – подумал Алексей, с грустью глядя на гигантское судно. Он впервые увидел корабль снаружи, да к тому же ещё и в полном его размере. Как же он все-таки прекрасен. Один только взгляд на размеры корабля внушал к нему страх и уважение. Гигантский остров – последнее пристанище людей.

Двуствольные охранные турели стояли по всей поверхности корабля и грозились дать отпор любому отчаянному вражескому отряду, решившемуся напасть на летающую крепость. Несколько истребителей послушно патрулировали местность по периметру корабля. Но в сравнении с Родиной, даже легендарная Омега была что комарик, летающий вокруг спящего медведя.

Капитанский мостик, величаво возвышался над всем кораблем. Это место, где происходили собрания высших. Место, где вершились судьбы жителей всего корабля. Место, в котором пассажирам тюремщика никогда не побывать.

Шесть гигантских цилиндров, попарно выпирали на верхушке корабля. Что это? Какие то помещения, или некие резервуары? Ни то и не другое. Каждый человек знает, что это такое с самых малых лет. Это то, благодаря чему, люди имеют возможность просыпаться по утрам, и ложиться вечером, благодаря чему они могут жить, питаться, продолжать род, то, благодаря чему, само понятие человек еще живо на просторах вселенной.

«Щит».

Неописуемый восторг не давал Алексею свалиться в бесчувственный сон.

Такому пареньку, знающему толк в космических суднах, не хватило бы и всей жизни чтобы насладиться видом Родины. Но громадное летающее сооружение стремительно превращалось в черную точку на синем фоне. А вот гигантская планета позади судна, похоже, ни капли не уменьшилась, и тут на смену уже приходил ужас и осознание того, как все-таки ничтожно это могучее творение в сравнении с величием космоса. А если еще вспомнить, что раньше этот корабль быль в несколько раз больше…

Надежда. Корабль с таким названием не так давно был одним из крупнейших во всей вселенной. Надежде было уготована судьба стать флагманом космического человеческого флота, ведя людей к победе. Участие Надежды должно было стать переломным моментом в Великой войне. Но все пошло не так. Когда-то Родина была частью этого корабля, а точнее его одной четвертой частью. Каждый «кусок» был по-своему уникален.

«Носом» корабля Надежда, то есть передней частью, являлся корабль Мир. Уже тысячелетия, со времен начала кораблестроения, нос является сильнейшей частью корабля, чтобы не щадя таранить своего противника в смертельных боях. И Мир был не исключением, корпус его был самым прочным и стойким из всей четверки. Более половины всей боевой мощи было заключено именно в этой части. Именно там находились лучшие корабельные орудия, лучший военный арсенал, именно там жили обученные убивать и умирать солдаты, именно там был самый обширный космопорт, с сотнями боевых истребителей.

На корме Надежды было установлено шесть пар сверхмощных и новейших на момент постройки двигателей. Корабль Вера, являлся основной движущей силой Надежды. Именно благодаря Вере, громадное судно, могло развивать удивительную для его титанических размеров скорость и быть при этом достаточно маневренным. По такому поводу у жителей корабля даже возникло устойчивое выражение – «Без Веры Надежду не потащишь».

Верхушкой Надежды, или так называемой палубой корабля, являлась уже знакомая нам Родина. Для космического корабля до момента непосредственного боя, главным достоинством является не огневая мощь и не быстрота хода. В таких случаях главным достоинством корабля является его скрытность. На больших боевых крейсерах системы маскировки обычно не ставят, ведь для их поддержания просто не хватало энергетической мощи самого крейсера. А для того чтобы скрыть от вражеских радаров такой непомерный корабль как Надежда, необходимо колоссальное количество энергии. Как раз с этой задачей и справляется корабль Родина. Новейшая система маскировки «Щит», позволяла стереть Надежду со всех радаров. Сверхгенераторы на Родине справлялись с такой непомерной задачей и при мирных или боевых действиях корабль было возможно обнаружить только лишь визуально.

«Брюхом», или днищем Надежды, был корабль Свобода. Эта часть корабля была целиком и полностью под властью ученых. Новейшие лаборатории, наилучшее научное оборудование. Этот корабль так же называли «Дитя Земли» или «Малая Земля». Потому что большая часть Свободы была усеяна различными теплицами с лампами имитирующее солнечное излучение. Вся Свобода была усажена деревьями, кустарниками, цветами. Основным контингентом были естественно ученые люди, и самым значимым из них был Георгий Циолковский. Именно он больше всего вложил сил в становлении флоры корабля, да и вообще развитию науки в целом. «Жизнь умрет, когда будет срублено последнее дерево и последний цветок будет втоптан в землю», – знаменитая фраза Георгия .

Все четыре части корабля Надежда, были практически одинаковы по размерам и могли функционировать независимо друг от друга, вот только зачем? Воедино корабль представлял собой колоссальное творение за все существование человечества. Каждый отдельный элемент стыковался с другими, образуя идеальную систему, делая корабль практически неуязвимым для внешних атак. Но о том, что будет твориться внутри, конструкторы не подумали. Обычное недопонимание и легкая ссора может привести к войне. На то и человеческая природа. Произошел раскол, и величайший в истории корабль уже никогда не станет целым.

Один из четырех братьев – Свобода, был уничтожен Миром. Внезапно отделившись от общей группы, он открыл огонь по своим. Но основной удар яростного молота пришелся именно на Свободу. Главные турели Мира не без труда, но все же могли пробить защиту другого корабля. Скудный арсенал и практически полное отсутствие военно-обученных людей и боевых кораблей не давало Свободе ни единого шанса на выживание. Мир сжигал сопротивление Свободы, что бумажный самолетик. Неравный бой, но побеждает сильнейший.

Что же сделали остальные? Ничего. Ни Родина, ни Вера не помогли Свободе, они понимали, что в этом бою им вряд ли улыбнется удача. Но когда, в попытке сбежать, они отсоединились от полуразрушенного корабля, и, казалось бы, могли вместе удрать, и Мир их ни за что бы их не догнал, корабль Вера без предупреждения отсоединился от Родины и начал двигаться в противоположном направлении.

Опять же страх сыграл свою роль. Во время отстыковки часть основных орудий Мира, было перенаправлено на них. Похоже, командование Веры, посчитало, что и им в скором времени придет конец, если они останутся в связке. В итоге отстранившись от всех и став в четыре раза меньше, Вера стала во столько же раз быстрее, благодаря своим сверхдвигателям.

Скудное сопротивление Свободы давало шанс Родине так же покинуть поле боя, чем они собственно и воспользовались. Получив немало повреждений, корабль направился вдаль и к счастью для Родины, атаки Мира малозначительно повредили их двигатели, и медленно, но верно они удалялись от разъярившегося соседа. Родина улетала, наблюдая как жители Свободы отдают свои жизни для того чтобы дать им время на трусливое бегство. Малая Земля была уничтожена на их глазах.

Из-за варварства Мира, три оставшихся части, некогда величайшего корабля человечества сейчас дрейфуют в разных частях вселенной, пытаясь выжить в бездонной тьме галактики. «Жизнь умрет, когда будет срублено последнее дерево и последний цветок будет втоптан в землю», – говорил Георгий Циолковский, что ж, Мир опровергнул его слова, уничтожив Свободу, а с ним и всю его флору.

После недолгих скитаний, Родина обосновалась в одной из планетарных систем, дрейфуя на орбите планеты Нэрос, галактики Z17 – Пустынная, аккурат на границе исследованного и еще дикого для человека «черного» космоса. Постоянно держа маскировочную систему «Щит» включенной, они тщательно следят за местностью. Разведывательные корабли «Ястребы» постоянно прочесывают ближайшие территории, не давая никому и ничему находится в близости от Родины.

Что до других кораблей, всю связь между собой они порвали, и с момента падения Свободы никто не видел и не слышал друг друга уже более века. Что сейчас твориться с Миром и Верой? Быть может, их уже и вовсе не существует, а быть может, кому-то из них удалось создать лучший, совершенный, новый мир. Никто этого не знает.

Ясно только одно – Надежды больше нет.


Глава 2
Дорога сквозь ад.

Двери отсеков дружно постукивали. Десятки людей бродили по своим делам, в надежде спокойно прожить еще один день. Сквозь общую напряженность доносился забытый многими сладкий звук – детский смех. Узкие коридоры третьего сектора – то самое место, где Алексей провел свои немногочисленные детские годы. Даже сейчас маленький Алешка играет там, в популярную среди мальчишек игру – «космодесантники против пришельцев».

– Я убил тебя слизняк пучеглазый! – визжал неизвестный ему мальчишка.

– А слизнякам пофиг на твои плазма лучи, они проходят сквозь них! Они же из слизи!

– Так не честно! Я тебя убил!

Где-то вдалеке закричала мать, – «Алешка! Сигнал на обед! Алешкаааа…А-А-А-А!!»

Алексей открыл глаза. Жалкое освещение не сразу дало понять, где он находится. Лежа в потемках, на границе сна и реальности, он все еще слышал мамин крик. Резкая боль обрушилась на затылок. Протянув руку, Алексей нащупал огромную шишку. Из-за холодного и липкого пола у него слегка онемели ноги, и жутко ныла спина. Леше казалось, что весь его сон длился не более секунды, он даже не помнил как отключился, поэтому, взглянув в окно, он надеялся увидеть все тот же удаляющийся космический дом. Наружная защитная заслонка иллюминатора, как и весь корабль, была не совсем исправна. Отчаянно пытаясь закрыться, она не торопясь стремилась вниз, но сантиметрах в десяти до конца резко останавливалась, и, слегка поднимаясь, она вновь пыталась закрыть обзор, но безрезультатно. Однако в этой щели никакого корабля не было и в помине, в нем отражалась лишь привычная черная картина пустоты. Внезапное осознание того, что они находится в пути на Акронус, вмиг вернуло страх и панику на место. На секунду Алексей закрыл глаза, надеясь вновь окунуться в теплые детские воспоминания, и хотя бы на секунду покинуть эту закоснелую реальность.

«Сколько же мы уже летим?».

«АААААААА!!!». Алексей вздрогнул. Нет, ему не кажется, кто-то взаправду кричит. Голова помутнела от резкого подъема. Обмякшие ноги залились кровью. Поймав равновесие, Леша осмотрелся, и в сумраке корабля обнаружил источник душераздирающего воя – С117 пришел в сознание и ревел от адской боли в руке.

– Пожалуйста!! Я больше не могу! Пожалуйста, помоги-и-те!

Алексей смотрел на вопившего заключенного. Маленький, пузатый, лет сорока человек, с залысинами на голове, безобразно лежал на грязном полу. Свинячьи карие глаза, красные от слез, прыгали из стороны в сторону в поисках спасения и помощи. Один взгляд на него вызывал у Алексея лишь отвращение, все лицо его было измазано слезами, соплями и грязью с пола, да к тому же зная, что он совершил на корабле, ему помощь оказывать не очень то и хотелось.

– По-помогите, р-ребята-А-А-А!

Не обращать бы не него внимания, да и дело с концом. Но в таком маленьком и замкнутом помещении, от панического крика просто так не отделаешься. Естественно, первым не выдержал Николай.

– Чем же мы тебе поможем? У нас и медикаментов нет, а тебе андрюша не иначе как руку раздробил. Тут мы ничего сделать не сможем, – спокойно, но с суровыми нотками в голосе, сказал Николай, даже не подняв головы с койки. – Терпи, пока не долетим, и надейся, что хоть там, медпомощь тебе, какую-никакую окажут, хотя что-то мне подсказывает, что нет на планете-тюрьме никаких медпунктов.

С117 на секунду замолк, после такого ответа он стал хлюпать ещё чаще, вместо помощи от молодых парней он получил лишь новую порцию страха.

– Я.. я не могу-у! Я не смогу! Я не должен быть здесь! Я не виноват!

– Я тоже не виноват, однако, я тоже здесь. Все мы здесь невиновны.

– Я не чувствую руку! Но все тело ужасно колит! – Перекрикивая свою боль, простонал С117, – Пожалуйста-а, сделайте что-нибудь!

Коля со скрипом встал с койки и подошел к ревущему заключенному. Разорвав рукав его серой тюремной формы до самого плеча, он то ли от испуга, то ли от раздражения вздрогнул, и вернулся обратно на свое, уже насиженное место. Оно и ясно – тут уже и вправду ничего не сделаешь. Мужик все не переставал рыдать, хотя было видно, что он всеми силами пытается держать рот закрытым, но все-таки крик помогал переносить боль несколько легче.

Алексей посмотрел на его руку – распухшая и синяя, даже скорее фиолетовая. Ужасное зрелище. А ещё эти раздирающие мольбы так и рвут душу. «Да заткнись ты уже и без тебя тошно!», – хотелось крикнуть ему, но толку то. Покричит ещё несколько минут, пока тело полностью не онемеет, а потом, если до помощи не дотянет, помрет от внутреннего кровотечения. «Да и поделом тебе, убийца! Мир без тебя только лучше станет. Ничего ты здесь не найдешь, а там куда мы летим и подавно. Лучший вариант для тебя – это сдохнуть здесь, относительно свободным человеком», – необычайно жестоко для себя, подумал Алексей.

Рядом лежал в своей же рвоте, с трудом дышащий Вова. Обычно имена, что-то говорят о человеке. Владимир – великое имя. Имя война, имя вождя. Но в данном случае это все не про него. Для всех он был просто Вовкой. Он никогда не отличался физическими данными или духовной выдержкой. В школе он всегда был самым тощим в классе, и самым странным. Дети порой бывают слишком жестоки, поэтому он постоянно приходил домой с новыми синяками. Даже девочки презирали и, бывало, могли неслабо стукнуть. Так было до тех пор, пока он не встретил Лешу и Колю. Он стал их другом и с тех пор они стали не разлей вода. Мда…не разлей вода. Даже в этом, загаженном, всеми забытом корыте, которое везет их прямиком в ад. Если не хуже.

Вова никогда не имел успеха у девушек. Высокий и тощий паренек с длинными темно-русыми волосами до самых плеч и с кучей прыщей на лбу. Свою хилость и непривлекательность, однако, он скрывал за величием своего интеллекта. Без преувеличения можно сказать, что Вова – самый умный подросток в третьем секторе, а быть может и на всем корабле, ведь таких любознательных осталось очень мало. Все свободное время он просиживал в архив-библиотеке или у себя в отсеке, читая очередной учебник. Лешу и Колю все же больше всего привлекал в друге не его сверх интеллект, а его сверх упертость. Сколько бы тумаков не получал Вова, он все равно настаивал на своем. Всегда иметь и отстаивать собственное мнение, это конечно полезное качество, но только не там…

Ох и нелегко ему будет на Акронусе. Даже отложив в сторону непростой характер, у Вовы была масса проблем со здоровьем и самое страшное, что светло-карие глаза юноши без корректора зрения видели очень скудно. Несколько лет на корабле он стоял в очереди на рекавирацию глаз и вот уже через месяц должен был восстановить свое зрение. Он ждал этого всю жизнь, но вылечить глаза он так и не успел, да и корректора зрения сейчас на нем уже не было. Он упал и разбился, когда друзья пытались скрыться от андроидов. Эх, если бы тогда они смогли убежать, то возможно здесь их и не было бы вовсе, и ничего бы этого не произошло.

Николай с хрустом повернулся на койке – спина затекла. Алексей слегка улыбнулся в душе. Он был рад, что этот последний, самый сложный путь он пройдет рядом со своими друзьями. Хотя каждый из них предпочел бы провести остаток жизни по-другому.

Коля был во многом лучше своих друзей. И те никогда не злились на него за это. Красавец-атлет, обладающий всеми качествами и навыками настоящего лидера. С обучением в школе ему было туговато, да что уж говорить, во многих направлениях Коля считался весьма недалеким. Единственное чем, интересовался Николай так это в углубленном изучении различной техники, ведь он надеялся стать механиком как его отец. Николай мог рассказать наизусть строение и принцип работы любого механизма на корабле, чем постоянно любил похвастаться. Редкая глупость все же не была изъяном, а скорее даже подчеркивало характер молодого здоровяка. Самым главным недостатком своего практически безупречного друга, Алексей считал его излишнюю вспыльчивость. Тем не менее, все были уверены, что Николай станет достойным человеком, и может, когда-нибудь он бы даже стал главным механиком корабля. Но Алексей знал, какой он на самом деле. Главный хулиган, неплохой карманник и первый драчун третьего сектора. Где какой мордобой, так Николай тут как тут. Талантливый человек талантлив во всем – талант не попадаться правосудию в руки тоже был при нем. Ни разу его не ловили на краже, ни разу не ловили после драки. Почему же на сей раз талант подвел тебя? Впрочем, Николай давно уже не дрался. За последние пару лет он вымахал в полноценного мужчину с огромными ручищами. Из него вышел бы отличный солдат, но несколько десятков лет назад, с обильным внедрением андроидов, все военные должности, кроме летчиков, отменили. Высокий, мускулистый, широкоплечий голубоглазый блондин был мечтой многих девушек на корабле. Всегда веселый и всегда с наплевательством относившийся к проблемам. Даже сейчас, он с закрытыми глазами, спокойно лежит на грязнущей койке, возможно, он даже мирно уснул. Мирно уснул! Когда их везут прямиком в ад! Алексея немного взбесило это постоянное равнодушие Николая, но свое мнение он оставил при себе, – «Каждый справляется со стрессом как может. И если он спокойно относится к проблемам, то какого черта я должен ему в этом мешать? Это лучше чем паниковать. Постараюсь держать себя в руках».

А что же насчет самого Алексея? Он был достаточно смышлёным, и эрудированным во многих сферах, и запросто мог выиграть Колю в словесных баталиях. И так же Леша не был тощим, он был парнем довольно крепкого телосложения, и с легкостью мог побороть костлявого Вову. Вот и получается, что Алексей является нечто средним – ему было равно далеко как до богатырской комплекции Николая, так и до непомерных знаний Владимира.

С117 непрерывно стонал от боли, но с каждой минутой все тише и тише. Вскоре прекратились даже стоны, и он начал просто тяжело дышать и на каждом выдохе что-то бормотал себе под нос. Навострив уши, можно было расслышать, как он без остановки повторяет одно и то же слово, – «Прости, прости, прости…».

Казалось, что следует чувствовать к убийце? Ненависть? Отвращение? По сути, так и есть, но вся злость к умирающему мужику медленно перерастала в жалость, сопереживание. Кажется вот он, главный недостаток Алеши – доброта.

– Эй, мужик! Звать то тебя как? – внезапно для себя спросил Алексей.

До однорукого не сразу дошло, что обращались к нему, несколько секунд он все ещё повторял одну и ту же фразу, потом поднял свои заплаканные глаза на Алексея.

– Дм..Дмитрич меня звать, – тихо прошептал он. – Пожалуйста сделайте что-нибудь, я совсем не чувствую руки и… как же здесь холодно.

На самом деле за последнее время в транспортере стало несколько жарче и… светлее. Алексей давно почувствовал духоту внутри корабля и не придал этому особого значения. На старых кораблях с исхудавшей изоляцией, нагрев близ звезд, является привычным делом. Но сейчас Леша ощущал, как его тело уже покрылось потом а, вонь в корабле становилась все чувствительней. Сквозь маленькую щель бил сильный луч света, освещая всю комнатушку. Похоже, что они летят прямиком к звезде – центру планетарной системы. Алексей, решив взглянуть в иллюминатор на момент ослеп – настолько сильное было излучение. Протерев глаза, Леша понял, что это ещё не все сюрпризы. Сквозь тюремную обувь он почувствовал, как пол, да и не только он, а вся кабинка начала немного нагреваться.

«Что-то здесь не так…»

– Да ты, Дмитрич никак бредишь? Тут же пекло невыносимое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное