Тигран Казарян.

Агентство «Красный браслет»



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Особо неприятная ситуация, когда вы застряли в Аэропорту. Когда-то можно было перечислить множество причин такого случая. В наши дни проблема чаще всего сводится к одному – забастовка работников порта. Или если быть более точным – протест пилотов. Что они хотят, уже нам не важно. Важно, что самолет не вылетит без пилота.

Вот что случилось в один прекрасный солнечный августовский день в аэропорту Франкфурта-на-Майне. Людей было очень много, в таких случаях говорят: негде яблоку упасть. Сначала пассажиры нервничали, кричали, некоторые даже орали на работников порта. Авиакомпании обещают в таких случаях хоть чем-то компенсировать затраты людей: дать им еду, воду и разместить в отеле. Последнее – в лучшем случае. А что, если отели уже забиты до крыши? Ничего, может вам повезет, и вы найдете место на полу, чтобы разлечься, как собака, в этом злосчастном аэропорту. В общем, нервы на пределе, и это ничем уже не компенсировать.

Виктория стояла уже битый час перед баром кафе, чтобы купить себе еды. В такие дни выстраивается очередь из жертв забастовки, так что мама не горюй. Воду раздавали всем бесплатно, но многим хотелось попить кофе с чем-то вкусным.

Виктории не досталось бесплатного бутерброда, вот она и решила залезть в эту бесконечную очередь. Она была голодна. Ей не было дела до кофе или воды. Хотелось просто покушать…

«Мамочка, мамочка, еще чуть-чуть, осталось еще несколько человек, и я наброшусь на еду!» – шептала себе под нос уже радостно Виктория.

Ее глаза быстро пробежались по прилавку. «Что-же мне выбрать?… А, вот это должна быть очень вкусной!»

– Я Вас слушаю, девушка, – наконец-то произнесла продавщица ласкающее ухо Виктории слова.

– Привет. Мне, пожалуйста, вот этот бутерброд!

– Что-нибудь другое еще будете заказывать?

– Нет, спасибо, только это.

«Воду я могу и так заполучить», – пробубнила Виктория.

– Возьмите. С Вас шесть евро сорок центов.

Виктория полезла в свой рюкзак с намерением вытащить оттуда свой кошелек, но его там не оказалось. Она панически начала рыться дальше в своем джинсовом рюкзаке, а кошелька все не было. «Боже, неужели украли?! Мамочка, что делать?!» – Виктория скорчила лицо, потом закрыла свой рот ладонью, словно попыталась приглушить панический крик.

– Девушка, Вы будете платить? – недовольно посмотрела продавщица на неуклюжую покупательницу.

Виктория сунула руку в карман своих белых летних брюк и вытащила оттуда мелочи. Быстро посчитала и протянула их продавщице. Люди в очереди стали уже возмущаться из-за медлительности девушки.

– Извините меня, но я передумала на счет сэндвича. Мне, пожалуйста, одно кофе. Надеюсь, этого хватит.

Она вывалила все мелкие центы перед возмущенной продавщицей. Та с недовольной физиономией посчитала металлические монеты и затем протянула ей бумажный стакан с кофе.

– У Вас не хватает пять центов. Берите напиток и не задерживайте очередь.

Виктория поблагодарила ее и, быстро забрав чашку, ретировалась из возмущенной очереди.

Она быстрыми шагами дошла до стены зала аэропорта и присела на пол, прислонившись к стене.

Виктория снова стала, теперь еще тщательнее, проверять все содержимое своей сумки. Сменное нижнее белье, платье, документы… Кошелька не было!

Виктория прикрыла ладонями свое лицо и разревелась. Люди ходили мимо и пристально смотрели на одиноко плачущую девушку. Так она роняла слезы, пока не успокоилась себя мыслью, что, слава богу, сохранила паспорт с билетом в самолет. Их она, к счастью, держала в кармане брюк. Скорее всего, кто-то залез в ее рюкзак, пока она любовалась витринами магазинчиков гигантского немецкого аэропорта.

Делать было нечего. Утешила себе, что не умрет с голода, подняла с пола чашку с кофе и нерешительными шагами двинулась к экранам со списками рейсов. Там по-прежнему красовались списки задержанных рейсов. «Боже, что мне делать?» – зашептала она и снова заплакала, теперь уже робко и незаметно. Но слезы все же катились по щекам. Она сделала глоток из чашки и с поникшей головой пошла мимо магазинов. Затем оглянулась и увидела через стеклянное ограждение другой зал. Там сидели в комфорте и без притеснения пассажиры другого сорта. Этот зал отличался от того, общего, где люди шли по головам. Так она шла, любуясь комфортом, пока не столкнулась с человеком, который выходил из этого роскошного помещения, на дверях которого висела вывеска «вип-зал».

Кофе пролился на нее. От неожиданности она отступилась и посмотрела перед собой. Там, перед ней, стоял молодой мужчина и улыбался.

– Простите, меня. Это случайно вышло.

– Что Вы. Не надо прощений. Это мне следовало смотреть себе под ноги, – сказала Виктория, замешкавшись и стряхивая с себя остатки кофе.

– Пойдемте, пожалуйста, внутрь. Я Вам помогу там справиться с этим, – любезно предложил молодой человек лет сорока в строгом черном костюме и белоснежной рубашке, на ногах – классические туфли со шнурками.

Виктории ничего не оставалось делать, как проследовать за незнакомцем в вип-зал.

Парень расторопно подошел к администратору вип-зала и низким голосом что-то сказал ей. Та посмотрела на Викторию и подошла к ней.

– Мы Вам дадим сейчас чистящие средства. Вы идите в туалет, там приведете себя в порядок.

Виктория через пару минут стояла перед широкими зеркалами ароматно пахучего пустого туалета и терла верхние вещи химическими средствами очистки.

«Их бы просто кинуть сейчас в стиральную машину», – шептала себе под нос Виктория. Затем посмотрела на себя в зеркало и ахнула: «Боже, моя косметика на лице расплылась. Не хотела же сегодня мазать косметику на лицо, тем более перед вылетом. Привычка дурная. Надо отказаться от косметики, только применять ее на работе. Ок. Тогда помою лицо. Выживу и без косметики!»

Она сделала умное лицо, выдохнула и вышла из туалета. В зале ждал ее тот незнакомец, с которым она минут десять назад столкнулась. Он предложил сесть девушке на кожаное мягкое кресло, перед которым стоял широкий стеклянный стол.

– Нет. Мне надо идти… Спасибо Вам за все. И еще раз извините меня.

– Могу Вас я хотя бы для компенсации угостить кофе или еще чем Вы захотите?

Виктория уже почти дошла до выхода, а незнакомец продолжал ее уговаривать.

– Здесь прекрасная и вкусная еда. Мы можем вместе пообедать. Как-раз время для этого подходящее.

Последние слова остановили Викторию. Она почувствовала, как потянуло под ложечкой и забурлил живот от голода. Виктория повернулась к незнакомцу, тот все еще улыбался. Он жестом пригласил сесть девушке в кресло.

– Хорошо. Только ненадолго.

Виктория погрузилась в мягкие объятия кресла и робко начала изучать окружающих. Зал был неполон. Люди сидели в комфорте, помещение кондиционировалось холодным воздухом, многие наслаждались уже вкусной едой. Так что она не смогла бы удержаться от соблазна что-либо поесть.

Незнакомый красавчик, а он был таковым, его так и назвала в уме Виктория, дал распоряжения, и на столе появлялась еда. Содержимое стола напомнило итальянскую кухню. После соков появились на столе по-летнему оформленные два стакана, напоминающие ей алкогольные коктейли. Увидев это, она напряглась и чуть с беспокойством задвигалась в кресле.

– Они безалкогольные, освежающие, такие подают на обед американским туристам в прибрежных гостиницах Мексики. И, кстати, их следует пить перед едой. Так что выпьем. За знакомство…

Виктория скромно завертела глазами. Затем словно нехотя взяла в руки стакан с экзотическими фруктами и травами. Коктейль чем-то напоминал махито. Она преподнесла его к носу, почувствовав легкий холодок в теле. Аромат, исходящий из напитка в стиле тропикано, легко закружил ее голову.

– Я Марк. Просто Марк!

– Я Виктория. Просто Виктория!

– У Вас очень красивое имя, Виктория. Ваш английский с каким-то интересным акцентом. Не могу догадаться, откуда Вы…

– Я из России. А Вы, значит, американец. И из восточного побережья. Возможно, Вы из Ню-Йорка. По крайней мере, там пробыли большую часть своей жизни.

Марк поднял брови и присел глубже в кресле напротив своей собеседницы.

– Вы меня удивляете, Виктория. У меня… Нет слов.

Девушка триумфально приподняла голову и с гордым лицом отвернулась от пристального взгляда американца.

– Виктория, а хотите, и я Вас удивлю? – он невзначай показал на нее пальцем.

Виктория равнодушно посмотрела на него, потом, не выдержав, приступила кушать поданное официантом.

Марк не стал ее тревожить, поняв, как она голодна. Он, ничего не говоря, сам приступил к еде. Они молча поедали свой ланч, пока Марк не заметил, как она замедляет свой темп принимать пищу. Виктория, почувствовав уже тяжесть там, где раннее все тянуло от голода, оставила в покое столовые инструменты и принялась чистить рот платяной салфеткой.

– Спасибо, Марк. Все было очень вкусно. Кухня отменная. Жалко быстро наелась, – она кокетливо улыбнулась и отвела свои глаза от прямого взгляда Марка.

Виктория выпила стакан с соком и, вспомнив последние слова своего добродетеля, спросила:

– И чем Вы меня хотели удивить?

Марк еще сильнее улыбнулся и, чмокнув губами, начал:

– Виктория, у Вас необычная профессия. Вы о ней с детства мечтали?

Виктория сузила глаза от необычного и удивительного Марка.

– Вы фотомодель.

– Откуда Вы догадались?

– Вы красивы и обладаете стройной фигурой.

– Ну… Это не совсем повод, чтобы судить о человеке, признав в нем фотомодель, – улыбнулась с гордым и не побежденным лицом Виктория, продолжив:

– Тут в аэропорту много таких, как я.

– Да, согласен с Вами. Но… Не все, как Вы. Вы фотографируетесь для рекламы нижнего белья.

Вот эти слова уже убили Викторию. Она с растерянным лицом откинулась назад на спинку кресла.

– Как?…

– Ничего не подумайте плохого. Наша встреча случайная. Я просто вспомнил ваше лицо из журнала.

– Но… Марк… Вас интересуют журналы нижнего белья?

– Да. В какой-то степени это связано с моей профессией.

– Допустим. И что плохого в этом? Что я снимаюсь в таких журналах?

– У Вас есть другая профессия, настоящая, Виктория.

– И Вы уже догадались, какая?

– Вот именно догадался, а не увидел в журнале, – продолжал улыбаться Марк.

– И какая? – Виктория взялась правой рукой за подбородок свой и внимательно посмотрела на загадочного мужчину.

– Скорее всего… Нет… Я даже уверен. Вы филолог. Лингвист.

– И… На чем основана эта ваша догадка? – развела руками Виктория.

– Вы говорите весьма грамотно на английском. Так не научишься, даже живя в англоязычных странах много десятилетий. Да что там говорить, многие коренные американцы так красиво не говорят. Ваш английский какой-то… книжный. А акцент Вас сразу выдает. И еще один интересный нюанс. Вы догадались, что я из Нью-Йорка по моей стилистике речи. И Вы не ошиблись!

– Я не слышу аплодисментов, – с улыбкой начала поворачивать головой Виктория.

Марк быстро среагировал на ее замечание и стал негромко хлопать в ладоши.

– Теперь, когда Вы знаете о моей профессии, может, скажите пару слов о своей, Марк?

– Виктория. О вашей профессии я сам догадался. Попытайтесь то же самое и Вы сделать.

Виктория озадачено посмотрела на него. Тот продолжал улыбаться и, играя пальцами со своими ногтями, подсматривал на задумчивую Викторию.

– Вы бизнесмен, наверняка. Или, по крайней мере, деловой человек.

Тот продолжал играть с ногтями, словно не принимая в серьез слова девушки.

– Но не врач и не учитель Вы, это точно!

– Интересно это получается у Вас, Виктория. Деловой человек, который интересуется нижним бельем.

Виктория улыбнулась и добавила:

– Ну… У мужчин богатое воображение, почему бы им не полюбоваться женщинами в нижнем белье, – Виктория скрестила ноги и гордым проникновенным взглядом посмотрела на него.

Марк широко улыбнулся, сначала отвел свой взгляд, затем вновь посмотрел на впередисидящую смелую девушку.

– Значит, Вы полагаете, что меня интересуют журналы с почти обнаженными женщинами? И… В частности, ваша персона? То есть ваше тело настолько мне приглянулось, что я даже запомнил ваше лицо?

– Почему и не подумать так, Марк? Но все же Вы отличаетесь от других мужчин.

– И чем, позвольте полюбопытствовать? – Марк сделал заинтересованное лицо.

– Обычные мужчины в таких случаях больше не на лицо обращают внимание, а что ниже. Еще ниже…

– В таком случае, утешу себе мыслями, что я все же не обычный мужчина, который по своей скромной натуре смотрит и выше определенных мест на теле женщины. Виктория, вы не обратили внимания, что на всем протяжении времени, с тех пор, как мы встретились, я…

Марка остановился и повернул голову. Рядом с ним стоял мужчина чересчур крепкого телосложения, напоминающий внешне на телохранителя и тихо что-то сказал Марку ближе к его уху.

Марк дал ему знак и тот ушел.

– Виктория. Вы мне подарили чудесное и интересное времяпровождение. Но мне надо уже лететь.

– А что? Протест пилотов закончился? – спросила с манерным тоном Виктория.

– Думаю, что нет, Виктория. Я лечу на частном самолете. А куда Вы собираетесь лететь?

– На Ибицу.

– О, прекрасный остров. Хорошее место для отдыха.

– Для работы, – Виктория печально отпустила голову.

– Ах, понял. Там будете участвовать в фотосессии?

– Да. В последней…

– Не понял я Вас, Виктория. Почему на последней?

– Контракт мой истекает. Мне будет скоро тридцать лет…

Марк ковырялся в это время во внутреннем кармане своего пиджака. Он достал оттуда свой кошелек и, открыв его, вновь внимательно посмотрел на уже опечаленную девушку.

– У меня к Вам просьба, Виктория. Возьмите эти деньги и купите себе новую одежду. Это компенсация за испорченную мною вашу одежду.

Марк выложил на стол три тысячи евро. Виктория удивленно посмотрела на купюры и снова подняла свой взгляд на уже стоящего Марка.

– Ну, во-первых, я не нуждаюсь в ваших деньгах. Во-вторых, а что так много?

Марк недовольно повертелся вокруг себя и с прикрепленной на лице улыбкой ответил:

– Ну, во-первых, это, как я сказал, просьба взять деньги. Во-вторых, мне хочется, чтобы Вы не стеснялись в деньгах, выбирая красивую одежду. Я распоряжусь с администрацией, чтобы Вы остались здесь, пока не полетите. Все, что Вы будете заказывать здесь – будет бесплатно для Вас. Здесь есть комната для индивидуального отдыха. Идите туда и поспите. А мне уже пора, Виктория. С самыми наилучшими пожеланиями… Прощайте…

Марк повернулся и пошел к выходу. Там, в конце вип-зала к нему присоединились два телохранителя и трое красивых молодых женщин в шикарных нарядах. Марк шел медленно уверенной походкой, сзади него шла дамская свита, охраняемая двумя гориллами.

Глава 2

Виктория после прилета на Ибицу спешно взяла такси и поехала на место съемок. Ее временное рабочее место разместилось в небольшом трехзвездочном отеле. Рабочая группа взяла всего две комнаты. В одной комнате расселили девочек фотомоделей, в другой – фотографов и ассистента по подготовке моделей к съемке. В его обязанности входили контроль макияжа и раздача рекламируемого нижнего белья и купальников. Группе из пяти фотомоделей было дано задание за одну неделю сделать фотографий примерно двести моделей купальников. Съемки должны были быть проведены на некоторых, заранее выбранных администрацией, диких и регулируемых пляжах. Были также арендованы яхты для фонового эффекта.

Все девчонки ютились в одноместном номере гостиницы. Впрочем, они лишь ночевали в отеле. В остальное время их ждала работа под горячим изнуряющим солнцем.

Виктория на один день опоздала на работу. За это ей сразу же досталось от ассистента съемочной группы. Все оправдания на счет задержки рейса агентство не интересовали. Виктория прибыла рано утром в отель и первым делом пошла к руководителю съемок, Кларе.

– Мы этот день будем считать прогулом и вычтем из твоей зарплаты, – жестко сказала ассистентка Клара.

– Я согласна, – смиренно ответила Виктория. – Могу я идти?

– Да. Ступай в комнату. Через час выходим.

Виктория обернулась и собралась выходить из номера фотографов, как Клара ее задержала.

– Да, вот еще что. Руководство хотело с тобой поговорить, поэтому после съемок летишь в агентство.

– Хорошо. Надеюсь к этому времени забастовка пилотов прекратиться, – улыбнулась она, глядя на строгое лицо Клары.

Виктория знала, что ее контракт заканчивается: через пару недель ей исполниться ровно тридцать лет. Обычно агентство прекращает работы с «повзрослевшими девочками». Предлагает им другие, более низкосортные работы или просто прощается с ними.

В группе, в котором работала сейчас Виктория, была не только она «пенсионного» возраста. Были еще с ней две, готовящиеся к увольнению. Виктория близко знакома только с одной из коллег по цеху, с Юлией. Она была украинкой и когда-то жила в Киеве. В модельном бизнесе Юля патриарх – с юных лет вовлечена в этот необычный бизнес. Между съемками, когда им выдавалось время для отдыха, они шептались поодаль от других девчонок.

– Значит, ты уже говорила с шефом? – с интересом спросила Виктория.

– Да. Этот козел Дюмонд нагло и не стесняясь предложил мне идти в порноиндустрию. Мол, сначала эротические фотосессии, потом как карта ляжет. Агентство это расположено в Праге и там хорошо платит. Мол, если согласна, то я сегодня же позвоню и распоряжусь, чтобы тебя там встретили.

– И…, – выдавила из себя улыбку Виктория, чтобы сгладить нервозность Юлии.

– Я отказалась и послала его ко всем чертям!

– И… чем ты собираешься заниматься тогда? – робким взглядом посмотрела она на Юлию.

– Послушай, Вика. Мне уже тридцать. Пора и семьей обзавестись. Поеду в Киев. Найду что-нибудь по душе и возможностям.

– Ясно. Ты умная, выкрутишься. А чем собирается заняться Жанна? Может, она поделилась с тобой?

– Ничего она не сказала мне. Но шеф тогда прокололся и сказал, что Жанна более разумная и поедет в Прагу. Пусть едет. Ее там полюбят. Вон, глянь, какая она радостная.

Жанна весело смеялась и курила с другими девчонками из группы, попивая чашку кофе. Вся группа расположилась на высоком каменистом холме, с которого выходил красивый вид на море с яхтами. Девчонки сидели на теплых камнях и готовились к новой серии снимок. У каждой была сумка со своим набором купального белья. Так что, оставалось только натянуть все это на себя, следить за макияжем и управлять прической. Ассистентка Клара очень требовательна была к внешнему виду девочек. Если что-то ей не нравилось, тут же орала. Независимо в безлюдном месте они были или все же с любопытными зеваками.

Последние дни Виктории не работалось. Настроение уже на нуле, при мыслях, что скоро предстоит разговор с этим негодяем. Она, как и многие девчонки, не любила шефа. Причин было много, но важными являлись его намеки на секс и низкая зарплата. И тем не менее некоторые девчонки работали с высокой мотивацией. Вероятно, поддавались шефу и его кругу друзей. Об это они молчали. Никто не знал, у кого какие гонорары. Можно было лишь догадаться, кто лучше живет от остальных.

Викторию не интересовали интриги и жизнь других коллег по цеху. Она старалась найти в каждой из них друга. Ее приучили еще с детства мало болтать, а больше слушать. И это правило ей помогала до сегодняшнего дня.

По прилету в Париж она не стала медлить с последним разговором с шефом. Все равно ничего судьбоносного в ее жизни уже не произойдет: и так все ясно, что станет с ней.

Управление модельной компании расположилось на одном из этажей старого здания в периферии города Париж. Она всегда пользовалась метрополитеном городским, несмотря на то что грязь и вонь на станциях вызывала у нее тошноту. Виктория никак не могла сравнить парижское метро с питерским. Петербургским метро она гордилась и всем рассказывал о нем. Город свой она безумно любила и при первой же возможности ездила туда навещать свою мать. «Теперь мне придется окончательно и бесповоротно снова заселиться у мамы. Карьера моя на Западе закончилась. Завершилась ничем. Зря потраченные годы. Как мне жаль их…»

Она остановилась перед старым зданием и все не решалась идти на последний разговор с управляющим. Ей предстояли неприятнейшая встреча и омерзительный разговор. Она почувствовала легкую дрожь в ногах и бесконтрольные легкие подергивания в руках. Во рту у нее пересохло и язык прилип к небу. Она решила позвонить матери, чтобы как-то побороть свой страх. Слава богу, мама оказалась на связи.

– Здравствуй, мама! Как у тебя дела? – кое-как выдавила из себя стандартные слова в таких случаях Виктория.

– Все хорошо, Викуля. Ну как, уволили уже?

– Нет… Еще… Я… Стою, пока… Точнее иду уже туда.

– Ты не переживай, доченька. У тебя есть профессия. Приезжай домой. Пойдешь обратно в школу работать.

– А так не хочется, мама. Я… Уже там работала. Не знаю, что делать, мама. Я так привыкла…

Виктория заплакала в трубку. Она достала из своего джинсового рюкзака сухие салфетки и спешно начала сушить лицо и нос. Мама молчала и ждала, пока дочь сама успокоится.

– Мама… Ты еще здесь?

– Да, зайка моя. Все будет хорошо. Мы не пропадем. Впрочем, решай все сама. Ты уже взрослая девочка. Но будь осторожна и не совершай то, о чем потом придется тебе до конца жизни жалеть.

– Хорошо, мама. Ну, я пойду…

– Иди. И выше голову. Ты умная и красивая женщина. Не унижайся ни перед кем!

– Хорошо, мама. Пока.

Вика сделала несколько глубоких быстрых вдохов и со словами «Черт бы всех их там подрал!» вошла в здание.

– Господин Дюмонд, к Вам госпожа Панова Виктория. Допустить ее к Вам?

Шеф модного дома ничего не сказал. Он только рукой ей махнул с недовольным взглядом. Дюмонду уже было за пятьдесят. Тучный и неухоженный на вид человек, часто менял любовниц и жил давно уже без семьи. Его модельный дом выполнял заказы производителей нижнего белья по всему свету в рамках рекламной части работы. Была фирма также вовлечена в продаже женщин в порноиндустрию. Но это часть деятельности не официальная и вне государственного надзора. Дюмонд не использовал силовые методы вынуждения девушек идти на крайние меры, но мог убедительно уговорить любую молодую особу, обещая сказочную и беззаботную жизнь. Многие слушались его. Что было дальше с ними, до Виктории только доходили лишь слухи. Она пару раз видела бывших своих коллег в порнороликах. Чисто по случайности, когда ей показывали эти фильмы на своих телефонах другие девушки. Этот бизнес приносит больше дохода, чем мировой наркотрафик. Стоит каждому задуматься.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2