Тереза Ромейн.

Сезон соблазна



скачать книгу бесплатно

По мере того как Луиза говорила, выражение ее лица менялось: в глазах зажегся огонь, на губах появилась радостная улыбка.

– О, Джеймс, как это было бы прекрасно! Прошу, поддержи меня, согласись на мое предложение. Тетя Эстелла лучше справится с обязанностями опекунши, чем я. И Джулия в Лондоне не будет чувствовать себя так одиноко, как я когда-то. Рядом будем мы с тобой. Ты сможешь сопровождать ее на балы и званые ужины, если мне надо будет… – Она вдруг осеклась, потупилась и тихо закончила: – Ну, например, поехать к модистке или в галантерейную лавку.

Предложение Луизы показалось Джеймсу необычным, однако он решил обдумать его. Оказывается, она хотела поехать в Лондон, чего он совсем не ожидал. Возможно, в таком случае она согласится последовать за ним в столицу и в статусе жены.

– Что ж, твои доводы кажутся мне вполне убедительными, – сказал наконец Джеймс. – Думаешь, леди Ирвинг согласится принять вас обеих в своем доме?

Луиза торопливо закивала, а Джеймс продолжил:

– Буду очень рад, если моя невеста на протяжении всего светского сезона станет жить в Лондоне. Это позволит нам чаще видеться и вместе выезжать в свет. Ты права и относительно Джулии: так у меня будет больше возможностей помочь ей занять достойное место в высшем обществе. Увы, ты сама в свое время была лишена моей поддержки, о чем я искренне сожалею.

Темные глаза Луизы блестели от возбуждения, когда она воскликнула:

– О, Джеймс, как было бы здорово, если бы я могла находиться рядом с Джулией… ну и рядом с тобой, разумеется! Ой, а что мы скажем, если нас спросят, почему до сих пор не женаты?

На этот вопрос у Джеймса не было вразумительного ответа, поэтому он пожал плечами и с невозмутимым видом произнес:

– Например: «Не суйте свой грязный нос в чужие дела».

По-видимому, манера поведения передалась от Джулии, как инфекция: до знакомства с ней он вряд ли осмелился бы употребить подобные выражения при леди.

Луиза ахнула, но быстро взяла себя в руки и рассмеялась.

– Верно! Или можно сказать, что мои родители так увлекли тебя животноводством, что все твои мысли теперь занимают вопросы разведения новой породы скота и тебе не до свадьбы!

– А вот еще вариант: ты не желаешь устраивать свадьбу до тех пор, пока наш дом не будет обставлен по твоему вкусу модной мебелью в египетском стиле, – со смехом продолжил шуточную игру Джеймс. – В особенности же ты мечтаешь обзавестись ванной в форме сфинкса.

– О, тебе никто не поверит! Или слухи, которые ходят о ремонте в твоем поместье Николса, верны? Приехав туда, мы как будто перенесемся в мир пирамид?

– Боюсь, что все выглядит гораздо прозаичнее, – признался Джеймс. – Я всего лишь поменял крышу усадебного дома и сделал косметический ремонт внутри. Усадьба в течение многих лет находилась в запустении. Мой отец содержал очень небольшой штат прислуги, и она была не в силах поддерживать порядок в пустовавшем доме. Многие комнаты долгое время оставались нежилыми, и их просто закрыли на замок.

Представляешь, в каком они сейчас состоянии? Впрочем, твоя мысль мне понравилась. Было бы неплохо, если бы обои и драпировки для комнат ты выбрала сама, по своему вкусу.

Луиза кивнула:

– Я принимаю твое великодушное предложение. Если хочешь, мы можем устроить семейный праздник в твоем поместье в ближайшее время. Мне очень любопытно взглянуть на усадьбу, да и ты, наверное, жаждешь туда наведаться.

– Договорились! – Джеймс поднялся. – А теперь мне надо поговорить с лордом Оливером и посвятить его в твои пожелания относительно Джулии, а также пригласить их с леди Оливер в ближайшее время посетить мое родовое поместье.

– Но как все же, если без шуток, мы объясним причину, по которой откладываем свадьбу? – теперь уже с озабоченным видом снова спросила Луиза.

Джеймс на минуту задумался, но в голову ничего путного так и не пришло. В последнее время подобное случалось с ним слишком часто, что не могло его не беспокоить.

– Придумаем что-нибудь по ходу дела, – сказал он наконец. – В крайнем случае объявим, что свадьба откладывается по семейным обстоятельствам.

Такого объяснения, конечно, недостаточно, чтобы заставить сплетников замолчать, но что еще здесь можно придумать? Чтобы скрыть смущение, он опять прибегнул к шутке:

– Скажем, что ты ждешь, когда доставят ванну в форме сфинкса.

Луиза с улыбкой покачала головой и, потянувшись к фолианту в кожаном переплете, который отложила в сторону, когда Джеймс вошел в комнату, предупредила:

– Я бы на твоем месте не стала рисковать, приводя папе подобные доводы. Это может плохо кончиться. Он не поймет, что ты шутишь, и подумает, что я сильно поглупела в Лондоне, хотя сам образ сфинкса вызовет у него симпатию – ведь это фантастическое существо отчасти лев. Папа любит животных, и, пожалуй, решит, что анималистические мотивы прекрасно подойдут для украшения интерьера.

Джеймс, улыбнувшись, поцеловал невесте руку, чтобы еще раз напомнить себе о своем статусе жениха. Луиза снова зарделась. Выйдя из библиотеки и оказавшись в коридоре, Джеймс испытал чувство, похожее на облегчение, и, прислонившись к стене, на мгновение закрыл глаза. Поговорить так, как он задумывал, не удалось.

Единственным добрым знаком было то, что она изъявила желание посетить его поместье. Но почему она все-таки упорно старалась отсрочить свадьбу? Из-за нежелания ехать в ненавистный Лондон? Если так, то почему тут же изъявила готовность поселиться в столичном особняке тети вместе с Джулией? Джеймс открыл глаза и в замешательстве покачал головой. На его взгляд, в поведении невесты не было никакой логики.

Луиза, по-видимому, еще не привыкла к своему статусу невесты. И было бы не по-джентльменски давить на нее и требовать большего, чем она могла ему сейчас дать. Джеймс был уверен, что в конце концов добьется своего: они с Луизой поженятся, и он поможет сестре и ее маленьким дочерям выйти из трудного положения.

Что касается Джулии, то Джеймс не мог препятствовать ее приезду в Лондон, но решил держать свои чувства в узде и не выходить за рамки приличий.


Тем временем Луиза, оставшись в библиотеке одна, пребывала в невероятном смятении и, отложив в сторону книгу, сидела, уставившись в одну точку, с отрешенным видом. Выражение ее лица было, как обычно, непроницаемым: Луиза не позволяла эмоциям брать верх над разумом, да и Джеймс мог вернуться в любую минуту.

Скрывать свои истинные чувства она научилась во время пребывания в Лондоне. Природная сдержанность помогла ей быстро усвоить эту науку. По выражению ее лица никто не смог бы догадаться, что творилось в душе Луизы, и это было для нее утешением, пусть и слабым.

Она умела скрывать страх, входя в помещение, где находилось множество незнакомых людей, которые с открытым пренебрежением смотрели на нее. Она искусно скрывала свое разочарование, когда кавалеры не приглашали ее на балу, и сдерживала слезы, готовые хлынуть от боли, когда какой-нибудь неуклюжий джентльмен оттаптывал ей ноги во время танца. Луиза не показывала досаду, когда ее тетя громко в присутствии своих друзей сетовала на то, что у опекаемой ею родственницы нет ухажеров. «На нее никто не клюет», – запросто говорила тетя Эстелла, не стесняясь цветистых выражений.

Да, Луиза была талантливой ученицей: в светском обществе даже не подозревали о тех уроках, которые она успела усвоить, – так по сравнению со страданиями, что испытывала девушка на каждом званом вечере или балу в Лондоне, разговор с Джеймсом мог показаться детской забавой.

И все же он оставил в ее душе неприятный осадок. Она знала, что Джеймс приехал в поместье для того, чтобы обсудить детали предстоящей свадьбы; ей было хорошо известно, что он хотел как можно скорее ее сыграть, и все же когда заговорил на эту тему, испугалась не на шутку. Луиза боялась покидать семью, ей внушал страх переезд в Лондон, где она всегда испытывала жуткое одиночество, о котором не рассказывала даже Джулии, не только сестре, но и самой близкой подруге.

Она знала, что когда-нибудь ей все равно придется выйти замуж, и хоть о любви тут не могло быть и речи – в конце концов, они лишь недавно познакомились, – он ей, безусловно, нравился. Луиза понимала, что не ровня богатому знатному виконту, который мог бы найти себе невесту и получше. Однако свой выбор он остановил на ней, за что Луиза была очень ему благодарна. Предложение руки и сердца, возможно, положит конец одиночеству и страданиям, и, опять же возможно, она перестанет чувствовать себя в Лондоне глубоко несчастной.

И тем не менее Луиза что есть сил стремилась отсрочить свадьбу. К счастью, Джеймс оказался настолько учтив, что готов был считаться с ее желаниями, хотя приводимые ею доводы и казались ему неубедительными. Но могла ли Луиза сказать ему правду? Могла ли признаться человеку, которого едва знала, что, несмотря на все, что он для нее сделал, не чувствует в себе решимости вступить с ним в брак? Нет, отважиться на такой шаг у нее не было сил, и она решила утаить от жениха свои сомнения, надеясь, что ее чувства к нему изменятся.

Вздохнув, Луиза выпрямилась. Копаться в своих сомнениях и надеждах не имело смысла. Джеймс уже был здесь, в поместье, говорил с ней и, согласившись с ее доводами, ушел. По крайней мере, на какое-то время все останется по-старому. И это радовало Луизу.

Она снова взяла книгу и открыла на заложенной странице. Это был роман Фанни Берни «Эвелина» о девушке, которая, приехав в Лондон, добилась поклонения мужчин, нашла свою любовь и завоевала себе место в аристократическом обществе. Читать больше не хотелось, и, поморщившись, Луиза раздраженно швырнула книгу в угол.

Глава 5
Виконт привыкает к прелестям деревенской жизни

Второй день пребывания в поместье Стоунмедоуз-Холл принес Джеймсу немало сюрпризов. После странного разговора с Луизой, логики которой он так и не уразумел, виконт с нетерпением ждал встречи с лордом Оливером, чтобы обсудить планы на будущее. В том, что беседа с ним окажется не менее странной, он не сомневался. И хозяин поместья не обманул его ожиданий.

Лорд Оливер радушно приветствовал Джеймса в своем кабинете. Усевшись напротив барона, расположившегося за большим письменным столом, заваленным грудами бумаг, Джеймс на мгновение растерялся, не зная, с чего начать, как сообщить будущему тестю, что свадьба отложена на неопределенный срок. И вообще, надо ли сейчас обсуждать детали торжественной церемонии? Был ли в этом какой-то смысл, пока они с Луизой не назначили дату свадьбы?

– Лорд Оливер, я только что разговаривал с вашей дочерью… – начал Джеймс, откашлявшись.

– С Эмилией? Или с Элизой? – перебил его барон. – Но не с Анной же, конечно! Или все-таки с Анной? Неужели она досаждает вам просьбами поиграть с ней в бильбоке? Я попрошу леди Оливер поговорить с ней.

Он встал из-за стола и направился к двери. Джеймс, вскочив со своего места, уставился на него, пытаясь проследить за цепочкой умозаключений, наконец воскликнул:

– Нет-нет! Я говорил с Луизой!

Лорд Оливер остановился, взявшись за ручку двери, и в замешательстве переспросил:

– С Луизой? А с каких пор она играет в бильбоке?

Господи, даже в детстве он никогда не играл в эту дурацкую игру, когда ловят мяч в деревянную чашку. Почему барон заговорил о ней?

– Никто не собирается играть в бильбоке. Мы с Луизой беседовали о нашей свадьбе, – принялся терпеливо объяснять Джеймс, глубоко вздохнув.

– А-а! – радостно воскликнул лорд Оливер, и его лицо просветлело. – Теперь понимаю. Вполне уместные разговоры. Но если вы пришли снова просить у меня разрешения на брак с Луизой, то заявляю, что в этом нет никакой необходимости. Я уже дал свое согласие.

Барон похлопал Джеймса по плечу и снова повернулся к двери, собираясь покинуть кабинет.

– Я все утро провел в четырех стенах, и теперь хочу прогуляться, размять ноги. Не хотите ли составить мне компанию? Я собираюсь проведать своих лошадей.

Не дожидаясь ответа, барон быстрым шагом вышел из кабинета и направился в конюшню. Джеймс не раздумывая последовал за ним, пытаясь снова начать разговор о Луизе, и неожиданно выпалил на бегу, едва поспевая за лордом Оливером:

– Мы решили отложить свадьбу до тех пор, пока Джулия не начнет выезжать в свет.

– А что, Джулия выходит замуж в будущем сезоне? Отличная идея! – пробормотал барон у входа в конюшню.

Этот разговор совсем не походил на тот, который рисовался в воображении Джеймса. Виконт думал, что они с будущим тестем усядутся в уютном кабинете и в спокойной обстановке обсудят планы на будущее – назначат дату свадьбы и, возможно, обговорят условия брачного договора. Конкретная сумма приданого Луизы не особенно его волновала, поскольку он не испытывал финансовых затруднений, и все же обсудить этот вопрос было необходимо.

И вот, вместо того чтобы вести обстоятельный разговор в теплом помещении, Джеймс мчался по конюшне, стараясь не отстать от барона. Лорд Оливер на ходу знакомил его со своими скакунами, а затем решил проведать только что отелившуюся корову и новорожденного теленка. Этого Джеймс вынести уже не мог и, предложив лорду Оливеру встретиться позже, поплелся обратно. Его сапоги, еще недавно начищенные до зеркального блеска, теперь были заляпаны зловонной грязью.

Нельзя сказать, что Джеймс никогда прежде не бывал в деревне, но если приезжал в какое-то поместье, то на конюшни или тем паче на скотный двор не заходил. Обычно конюхи седлали для него лошадей и подводили к крыльцу усадебного дома, так что в конюшнях он не бывал, пожалуй, с самого детства, с тех пор как отец однажды наказал его за любопытство и общительность и заявил, что негоже водиться с детьми прислуги.

Он на минуту остановился и посмотрел на свои грязные сапоги. К ним прилипла вовсе не грязь, а… более органическое вещество. Джеймс, казалось бы, должен расстроиться, но внезапно к нему, напротив, вернулось хорошее расположение духа. Он представил выражение лица своего камердинера, которому предстояло чистить эти сапоги. Делани обладал надменным нравом и презирал сельскую жизнь.

Тихо посмеиваясь, он ускорил шаг и намеренно ступил в кучу свежего конского навоза, которая попалась ему на пути, и сразу же почувствовал себя бодрее. Пусть Делани повозится, очищая сапоги своего господина от экскрементов, это пойдет ему на пользу. Время от времени ему нужно давать подобные задания, чтобы сбить спесь.


Оливеры были хоть и странные, но очень добрые и простые, и Джеймс не сомневался, что уедет отсюда с массой новых впечатлений. Породниться с какими-нибудь скучными обывателями было бы ему неинтересно. В течение нескольких недель Джеймс приятно проводил время в поместье, постепенно привыкая к сельской жизни, а такую привычку сформировать ему было необходимо, поскольку после свадьбы он намеревался поселиться в деревне, – во всяком случае, большую часть времени проводить на лоне природы.

Дни бежали быстро, без примечательных событий, но и не скучно, пока однажды, в середине сентября, за обедом Джеймс не услышал о предстоящем визите леди Ирвинг. Решение на некоторое время покинуть поместье Оливеров созрело молниеносно – осталось лишь придумать причину (не признаваться же, что он всеми силами старается избежать встречи с острой на язык родственницей будущей жены!). Леди Ирвинг могла бы поучить искусству злословия самого Аттилу, если, конечно, предположить, что гунны били своих врагов не только с помощью оружия, но и с помощью едкого словца. Что же касается самой леди Ирвинг, то представить ее с мечом в руке было вовсе не трудно.

Когда до приезда тетушки оставалось дня два, Джеймс решил наконец сообщить Луизе о своем намерении съездить в родовое поместье якобы для того, чтобы посмотреть, как там идет ремонт. Он нашел ее после полудня, как обычно, в библиотеке, и перед тем как войти, постучал в дверь, поскольку уже успел хорошо усвоить обычаи, царившие в этом доме.

Переступив порог, Джеймс увидел невесту, сидевшую на своем любимом красном диване, отложив книгу в сторону и сцепив руки на коленях.

– Здравствуй, дорогая. – Джеймс поцеловал Луизу в лоб, что превратилось у них уже в привычный ритуал.

– Добрый день. Чем обязана удовольствию видеть тебя?

– Разве нам нужна причина для того, чтобы видеться? – наигранно-весело спросил Джеймс.

Луиза, не приняв игры, выжидательно уставилась на него.

– Ну хорошо. Я пришел сообщить, что уезжаю в поместье.

– Стрелять куропаток? Или просто боишься попасть под огонь метких шуточек тетушки Эстеллы?

Джеймс не ожидал, что Луиза его раскусит, поэтому пробормотал:

– Скажем, и то и другое, хотя есть и третье.

Луиза покачала головой:

– Не делай глупостей, Джеймс: вам все равно рано или поздно придется встретиться. Тетушка останется здесь до начала светского сезона, то есть до нашего отъезда в Лондон, потому что терпеть не может лондонский зимний туман.

– Скорее всего она просто озабочена мнением окружающих о себе. Если леди Ирвинг будет торчать в межсезонье в Лондоне, в свете подумают, что никто не желает приглашать ее к себе погостить, – проворчал Джеймс.

– Прости, что ты сказал? – спросила Луиза тихим нежным голосом.

Джеймс знал, что это всего лишь уловка и сейчас на него обрушится буря негодования, поэтому поспешил успокоить невесту:

– Нет-нет, ничего.

Вообще-то Джеймс имел немалый опыт общения с обладательницами сложных характеров; достаточно сказать, что к этой категории с полным правом можно было отнести его матушку, однако не ожидал, что столкнется с такими здесь, в сельской глуши. Нет, это уж слишком!

– Хорошо, – сменила тон на примирительный Луиза, и выражение ее лица смягчилось. – Думаю, будет неплохо, если ты съездишь в поместье и подготовишь усадебный дом к нашему визиту. Уверена, что тетя Эстелла с удовольствием поедет с нами, чтобы посмотреть место, где я буду жить после свадьбы. Я тоже, конечно, хотела бы взглянуть на наше семейное гнездышко. Ты, наверное, и сам сгораешь от любопытства: не терпится увидеть, как продвинулся ремонт за время твоего отсутствия.

Уголки ее рта дрогнули, и Джеймс позволил наконец себе расслабиться, даже расплылся в улыбке.

– Да, мне было бы очень интересно взглянуть, как преобразилась старая усадьба и много ли успели сделать за время моего отсутствия.

– Советую не ждать слишком уж больших изменений, чтобы не разочароваться. Кстати, когда все осмотришь, назначь, пожалуйста, дату нашего визита. Если, скажем, обнаружишь дыры в полу или что-то в этом роде, то тебе нужно успеть все исправить к приезду тетушки.

– Это вовсе не обязательно, – пробормотал Джеймс под нос.

Луиза бросила на него удивленный взгляд и добавила:

– Тетушка всегда берет с собой камеристку, француженку, довольно привередливую девицу, которая очень кое-кого мне напоминает. Я конечно же имею в виду твоего слугу.

Джеймс так обрадовался, что Луиза в хорошем расположении духа, что с удовольствием ей подыграл, вскинув руки вверх: мол, сдаюсь.

– Все, ты выиграла! Делани помыкает мной, а твоя тетя – самый страшный человек, которого я когда-либо встречал в своей жизни, даже страшнее моей матушки. – Заметив выражения крайнего недоумения на лице Луизы, Джеймс поспешно продолжил: – Не думай обо мне плохо: я вовсе не хочу, чтобы под твоей тетушкой провалился прогнивший пол, и вообще не желаю зла никому из твоих родственников.

Несмотря на всю свою благовоспитанность, Луиза фыркнула, едва сдерживая смех:

– Спасибо, успокоил. Теперь мы будем со спокойной душой ждать поездки в твое поместье, зная, что ты далек от мысли подвергнуть нашу жизнь опасности.

Раздался громкий стук в дверь, и в комнату, не дожидаясь разрешения войти, ворвалась растрепанная и запыхавшаяся от быстрого бега Джулия.

– Луиза, ты не поверишь!.. О, привет, Джеймс. Прости, если помешала… то есть, конечно, я не имею в виду, что вы занимались чем-то таким… и я вам помешала…

Джулия осеклась, красная как рак, и замолчала, и тогда Джеймс, которого развлекла эта сцена, решил прийти ей на помощь.

– Ты что-то хотела сказать? Или, может, пришла поговорить с сестрой? Так я могу оставить вас наедине.

Джулия с благодарностью посмотрела на него, почему-то вдруг побледнев, и выпалила:

– О господи, нет, это касается нас всех. Тетя Эстелла уже приехала!

Глава 6
Все охвачены страхом и трепетом

– Вздор! – разнесся по дому низкий, но очень громкий женский голос, когда Джулия и Луиза, а вслед за ними и Джеймс, вошли в холл.

Там их взорам открылось необычное зрелище. Повсюду на мраморном полу беспорядочно стояли сундуки, а один лежал набоку с открытой крышкой, и его содержимое вывалилось на пол, причем очень смахивало оно на… камни. Среди сундуков, сложив руки на груди и раздраженно поджав губы, стояла стройная черноволосая горничная с горделивым профилем в шикарном черном одеянии.

Сама леди Ирвинг, в платье из пурпурного атласа, расхаживала вокруг сундуков, яростно жестикулируя, так что желтые страусовые перья на ее голове подпрыгивали в такт шагам. Сидевший на плече пожилой леди маленький зеленый попугай, не обращая внимания на царившую вокруг суету, пытался клюнуть рубин в ее серьге.

От крика леди Ирвинг у Джулии закладывало уши, и, наблюдая за попугаем, она сказала себе, что никогда не допустит, чтобы эта птица кому-то досаждала.

Между тем леди Ирвинг продолжала кричать зычным голосом, размахивая руками:

– Разве так встречают гостей?! Особенно родственников! Что это за лакеи, которые бросают сундук только потому, что он слишком тяжелый! Вы должны быть благодарны мне за то, что раскрываю вам глаза на недостатки прислуги!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22