Тереза Ромейн.

Сезон соблазна



скачать книгу бесплатно

Джулия открыла было рот, чтобы возразить, но Джеймс не дал ей произнести ни слова, воскликнув:

– И это справедливо! Один на один ты можешь чихвостить меня как угодно, но если посмеешь подтрунивать надо мной в обществе, я с тебя шкуру спущу.

Джулия прикрыла рот ладонью, едва сдерживая смех, и Джеймс почувствовал, как напряжение ослабевает, нескромные желания сходят на нет, и ему захотелось продолжить этот разговор.

– Видишь ли, я никогда не жил в деревне – ни в детстве, ни позже, когда повзрослел. Мои родители, считали, что за пределами Лондона им нечего делать. Когда отец умер, мама осталась жить в городском доме Мэтисонов, устроив там все по своему вкусу. Так что я сейчас оказался в трудном положении: унаследовав титул и поместье, не знаю, что со всем этим делать.

– Но ведь у тебя есть секретарь или управляющий?

– Да, и они чертовски эффективно работают… ой, прости за грубое словечко…

– Со мной можешь говорить все, что захочешь, – заявила Джулия.

– Эти ребята так хорошо справляются с делами, – продолжил Джеймс, – что мне нет никакой необходимости вмешиваться в их работу. Но они живут в Лондоне, и их деятельность сосредоточена на наших городских владениях, а я хочу поселиться в родовом поместье. Да, кстати: а Луиза умеет вести домашнее хозяйство?

Он искренне надеялся, что да. Неопытный в делах виконт, конечно, плохо, но если супруга сумеет взять ведение дел на себя, то они справятся с трудностями.

Джулия кивнула, хотя и не вполне уверенно.

– Думаю, большинство барышень учат вести хозяйство их матери, экономки или горничные. У нас здесь достаточное количество слуг, но экономки нет с тех пор, как в прошлом году умерла жена дворецкого, исполнявшая эти обязанности. Если бы бедный Мандерли увидел новую экономку на ее месте, боюсь, это убило бы его, если можно так выразиться. Поэтому мы разделили обязанности между мной и мамой… э-э… и, конечно, Луизой.

Джеймс исподлобья взглянул на миниатюрную блондинку, сидевшую сейчас с несколько смущенным видом. Чем больше он узнавал о порядках, царивших в доме Оливеров, тем больше удивлялся.

– А какие обязанности выполняешь ты? Сколько слуг заменяешь? Гувернантку, экономку, кого еще?

Джулия бросила на него удивленный взгляд.

– Я никогда не задумывалась об этом. Это мой дом, и я делаю все необходимое для поддержания порядка в нем. Мои родные рады, что в доме есть человек, которому можно доверить воспитание детей, а слуги довольны, как я управляю ими. Так зачем же нанимать еще кого-то со стороны?

– Что все они будут делать, когда ты выйдешь замуж? – вырвалось у Джеймса, и он тут же пожалел об этом, заметив, что его слова как будто испугали Джулию.

Нельзя вторгаться в личную жизнь девушки, с которой только вчера познакомился, да и вообще неприлично заговаривать о браке с незамужней леди.

Однако слова были произнесены, и Джеймс вдруг невольно представил Джулию замужней дамой. Богатое воображение тут же услужливо предложило его взору брачное ложе, а на нем… Как ни старался, выкинуть из головы эту картину он не мог.

К счастью, вскоре слуги внесли в столовую подносы с едой и поставили на буфет.

Особенно аппетитно выглядела целая гора подрумяненных тостов.

– А что, кто-то еще будет завтракать со мной? – спросил Джеймс, когда слуги удалились.

– Нет-нет, это все для тебя. Завтрак должен быть обильным и разнообразным, чтобы ты мог выбрать, мы же не знаем, что ты предпочитаешь.

Джеймс подошел к заставленному подносами буфету и стал снимать одну за другой крышки с блюд. В нос ударил восхитительный запах стейка и почек, ветчины и яичницы, и конечно же его взгляд снова привлекли к себе тосты, так что рот наполнился слюной.

– Все это так аппетитно выглядит и просто божественно пахнет, – сказал Джеймс, наполняя тарелку. – Спасибо огромное и прости, что доставил тебе и слугам массу хлопот. Только зачем же столько готовить ради меня одного?

– Тебе кажется, что здесь слишком много еды? Может, хватит и на двоих?

Краем глаза Джеймс заметил, что Джулия изо всех сил старается сохранить безучастный вид, поэтому осторожно спросил, тоже сделав серьезное лицо:

– Ты хочешь перекусить со мной, не так ли?

Она бросила на него виноватый взгляд.

– Я могла бы заказать порции побольше… но если ты уверен, что тебе и этого слишком много, то… Одним словом, я чувствую, что уже проголодалась, а ветчина пахнет так аппетитно, что у меня слюнки текут.

Джеймс рассмеялся:

– Угощайся. Бери все, что тебе нравится. Не могу же я допустить, чтобы леди в ее собственном доме умерла голодной смертью.

Несколько минут они с аппетитом поглощали еду в полной тишине: только раздавался хруст тостов с ветчиной. Когда желудок перестал урчать, а по телу разлилось приятное чувство сытости, Джеймс мысленно вернулся к тем целям, ради которых сюда и приехал.

Во-первых, нужно обсудить с Луизой дату свадьбы: чем скорее они поженятся, тем лучше. Во-вторых, дату свадьбы и брачный контракт, касающийся имущества, должен одобрить лорд Оливер.

Джеймса вдруг стало немного подташнивать. Может, ел слишком быстро? Продолжая хранить молчание, Джеймс выпил чашку кофе, а когда стало лучше, глубоко вздохнул и спросил:

– Где сейчас Луиза, как ты думаешь?

Джулия подняла глаза от тоста, который намазывала толстым слоем масла, и улыбнулась, так что на щеках проступили ямочки:

– Думаю, как всегда, в библиотеке. Или, может, наверху – возится с детьми, если мама еще не поднялась в детскую. Или пошла проведать новорожденного теленка. Вариантов много. Видишь, в этом доме тружусь не только я, поэтому далеко не всегда знаю, кто чем занимается.

Джеймс кивнул.

– Не поможешь ли отыскать Луизу, как только закончишь трапезу? А то как бы опять не заблудиться.

Джулия вскочила так быстро, что Джеймс услышал стук ее коленок о нижнюю часть столешницы, и вдруг изменившимся голосом сказала:

– Да, извини, пойдем. Не хочу заставлять тебя ждать.

– Не надо жертв! – в надежде рассмешить ее воскликнул Джеймс. – Доешь сначала тост и попробуй это варенье: оно такое вкусное, что пальчики оближешь.

Сопротивляться соблазну недостало сил, и Джулия снова села и принялась за черничное варенье.

– Ты прав, варенье действительно удалось нашему повару, – расправившись с тостом, пробормотала Джулия через некоторое время.

Джеймс посмотрел в свою тарелку, но еда его больше не привлекала: наелся, да и не до еды было. Он глаз не мог оторвать от Джулии, а та ела с таким упоением, что этого не замечала. Светлые локоны выбились из прически, и в их обрамлении лицо Джулии выглядело еще моложе и беспечнее. Но теперь, когда ему известен круг ее обязанностей и груз ответственности в доме, Джеймс не мог поверить, что эта девушка живет беззаботно, как птичка, и что они с Луизой практически ровесницы.

Глядя на Джулию, он чувствовал, как по телу распространяется тепло. Как она прелестна, несмотря на растрепанные волосы – или, может, благодаря им, – пусть и совершенно непредсказуема, непосредственна, импульсивна. Джеймс не знал, чего от нее ждать, и это подкупало.

Ему вдруг захотелось коснуться ее шеи, ощутить запах ее волос, поцеловать в пухлые губы. Как бы вот только отвлечь ее на пару секунд от тоста! Рука Джеймса непроизвольно протянулась вперед, но он вовремя спохватился и успел взять со стола вилку, а поскольку есть не хотелось, принялся ее вертеть.

Его мысли снова вернулись к Джулии. С каким наслаждением он сжал бы сейчас ее в объятиях, а поцелуями осыпал бы до тех пор, пока не забыла бы не только про завтрак, но и вообще про еду.

Поймав себя на этих мыслях, Джеймс запретил себе думать о Джулии. Как могла его возбуждать молоденькая девица, которая даже в свет еще выезжать не начала? Да можно ли ее вообще сравнивать с умной элегантной Луизой, которая никогда не позволила бы себе говорить с набитым ртом.

Джеймс провел ладонью по лицу, недовольный собой. Он что, рехнулся? Как можно было увлечься этой болтливой, пусть даже и хорошенькой, сумасбродкой? Джеймс решил запретить себе думать о Джулии как о женщине. Нет, не может не разговаривать с ней, конечно, не получится, пока он находится в доме Оливеров, но вот держать дистанцию попытается.

Наконец почувствовав на себе взгляд, девушка подняла глаза и с виноватым видом произнесла:

– Ой, прости за ожидание. Ты готов идти?

Джеймс молча кивнул, и Джулия, поднявшись из-за стола, сладко потянулась. Изгибы ее тела вновь ввели его в искушение и поселили в душе смуту. Нет, так он никогда не избавится от грешных мыслей!

– Как хорошо дважды позавтракать! И все это благодаря тому, что гость поздно встал и пропустил ранний завтрак.

Несмотря на все свое напряжение, Джеймс покатился со смеху.

– То есть, я хотела сказать, – начала оправдываться Джулия, – что это для деревни поздно, а не для города. К тому же ты гость и можешь вставать когда заблагорассудится. Да и вообще делай что угодно, чувствуй себя как дома!

– Надеюсь, что скоро стану членом вашей большой дружной семьи, поэтому не надо ходить на цыпочках по коридору мимо дверей моей спальни, пытаться мне угодить и специально для меня готовить второй завтрак.

Джеймс произнес эти слова бодро, но даже одна только мысль, что придется вставать ни свет ни заря по обыкновению деревенских жителей, приводила его в ужас. Оливеры завтракали в восемь часов – это же уму непостижимо! Впрочем, Джеймс знал, что придется привыкать к деревенскому укладу, если действительно решил поселиться в поместье.

– Да, конечно, ты прав… Но в любом случае было очень любезно с твоей стороны предоставить мне возможность позавтракать… еще раз.

Они вышли из малой гостиной и двинулись по коридору. Джеймс все еще плохо ориентировался в доме и смутно припоминал расположение комнат, поэтому заметил:

– Мне понадобится еще не одна экскурсия по вашему дому.

– Луиза наверняка будет рада провести для тебя экскурсию по усадьбе, – улыбнулась Джулия. – Давай сначала зайдем в библиотеку – это любимое место сестры в доме, – она проводит там много времени.

Они подошли к тяжелой двустворчатой двери, и, прежде чем взяться за ручку, Джулия постучала, пояснив шепотом:

– Луиза не любит, когда ее застают врасплох.

Джеймс кивнул и нерешительно позвал:

– Луиза?

– Боже мой, входите! – раздался изнутри раздраженный голос.

Джулия открыла дверь.

– У тебя громовой шепот, Джулия, я все слышала, – заявила Луиза. – Доброе утро, Джеймс. Как настроение? Хорошо отдохнул?

– Простите, но я, пожалуй, оставлю вас, – громким шепотом сказала Джулия, и на ее лице вновь появилась понимающая улыбка, от которой у Джеймса все сжалось внутри.

Оказавшись в коридоре, Джулия огляделась по сторонам и, убедившись, что никто ее не видит, с тяжелым вздохом прислонилась спиной к стене, а потом и вовсе сползла на пол. Обхватив руками ноги и уткнувшись лицом в колени, девушка пробормотала:

– Ну почему я всегда так глупо веду себя?

Вот выставила себя перед Джеймсом в самом неприглядном свете. Может, она вообще не способна обходиться с джентльменами так, как подобает леди: без оскорблений, без нарушений правил приличия, без ругани и употребления бранных слов? Джулия, конечно, знала слова и покруче тех, что ему довелось слышать из ее уст, но это ее не оправдывало. Джеймс был добр и любезен с ней, но Джулии следовало бы постараться расположить жениха Луизы к их семье, убедить, что он сделал правильный выбор, ведь брак сестры выгоден и ей самой. После того как выйдет замуж Луиза, настанет ее очередь выезжать в свет, чтобы найти себе мужа за пределами тесного круга соседей по поместью. Правда, родители ничего подобного никогда не обещали, но она знала: хоть выезды в свет и были тяжелым финансовым бременем для семьи, взрослая незамужняя дочь тоже обходилась недешево и не служила укреплению ее репутации.

Джулия попыталась взглянуть со стороны на сложившуюся ситуацию. Их семья, довольно эксцентричная, гостя, кажется, не шокировала – скорее наоборот.

Понравились ли ему Оливеры? А лично она, Джулия? Он-то уж точно пришелся ей по сердцу, чего уж скрывать… Все мысли ее были заняты только им. Перед ее глазами так и стояли эти зеленые глаза, умное лицо, теплая улыбка, стройная фигура.

От воспоминаний кровь прилила к лицу, по телу распространились волны жара. Именно такого, как Джеймс, Джулия мечтала встретить в Лондоне, именно за такого хотела бы выйти замуж, но он собирался жениться на ее сестре…

Едва подумав об этом, Джулия ощутила желание выругаться, причем самыми грязными словами.

Глава 4
Ванна в форме сфинкса

Джеймс и Луиза и не подозревали о переживаниях Джулии, сидевшей в коридоре на полу неподалеку от дверей библиотеки. Им предстояло впервые в жизни мирно и обстоятельно обсудить свои дела наедине. Джеймсу казалось, что с того дня, когда он сделал предложение Луизе, прошла целая вечность. Как только за Джулией закрылась дверь, он сел на красный диван рядом с Луизой, и на секунду повисла неловкая пауза.

Джеймс не знал, с чего начать, как правильно вести себя с невестой. От жениха она была вправе ожидать восторга и трепета, однако он чувствовал, что между ними существует какая-то невидимая преграда, поэтому не мог притворяться, рассыпаться в комплиментах или бросать на нее нежные взоры.

После небольшой заминки Джеймс взял руки Луизы в свои и по очереди коснулся их губами.

– Доброе утро, моя дорогая. Выглядишь великолепно.

И Джеймс не лукавил: Луиза действительно была настоящей красавицей. Ее большие карие глаза сияли, густые темные волосы были аккуратно собраны в пучок на затылке и перевязаны светло-зеленой лентой, подобранной в тон платью с узором. От его слов ее щеки окрасил нежный румянец, и она потупилась, а потом сказала:

– Пусть это всего лишь слова, но очень мило с твоей стороны сделать мне комплимент.

– Но это чистая правда, клянусь! Я действительно рад тебя видеть, и нам о многом надо поговорить.

– Да? – Она подняла на него глаза. – Конечно, я тоже рада видеть тебя, но о чем ты внезапно захотел со мной поговорить?

– Внезапно? Нет, дорогая, в моем желании нет ничего неожиданного – нам надо поговорить о свадьбе. Прежде чем мы начнем обсуждать этот вопрос с твоим отцом – а для этого я, собственно, и приехал – мне надо посоветоваться с тобой, узнать твое мнение о некоторых деталях. – Джеймс придвинулся к невесте и снова взял ее руки в свои. – Мне хотелось бы, чтобы свадьба состоялась как можно скорее.

Это было краеугольным камнем, лежавшим в основе его планов. Молниеносная помолвка и такая же молниеносная свадьба – к такой цели стремился Джеймс, однако, приехав в дом Оливеров, был обескуражен неожиданно возникшим влечением к Джулии. Чтобы избавиться от наваждения, он решил сосредоточить все свое внимание на отношениях с невестой.

Ее поведение вызывало у него недоумение. Луиза не проявляла к свадьбе того интереса, на который Джеймс рассчитывал. Ему казалось, что для женщины вполне естественно обсудить детали, связанные с предстоящим торжеством: где сшить свадебное платье, кого пригласить на церемонию бракосочетания, какое угощение предложить гостям. Нет, он, конечно, не испытывал сожалений по поводу того, что Луиза избавила его от обсуждения модных фасонов, однако и особого облегчения тоже не чувствовал.

Луиза посмотрела на Джеймса как-то испуганно, отчего у него дрогнуло сердце, и наконец проговорила:

– Понимаю, но зачем спешить? Разве на это есть причины?

– Нет, для спешки, конечно, причин нет – разве что мое желание наконец завести семью.

И он не лгал – ему действительно, для того чтобы поселиться в родовом имении, необходимо было жениться.

Луиза прикусила губу и, на минуту задумавшись, сказала:

– Если мы станем мужем и женой в ближайшее время, то мне придется взять под крыло Джулию, которая начнет следующей весной выезжать в свет.

Такого поворота событий Джеймс не ожидал, поэтому постарался сказать то, что, по его мнению, и ожидала услышать невеста:

– Это было бы великолепно! Свою семейную жизнь ты могла бы начать в качестве хозяйки нашего городского дома в Лондоне, где под твоим присмотром жила бы и Джулия.

Джеймса охватил жар при мысли, что своевольная взбалмошная Джулия будет жить с ним под одной крышей, пусть даже и под надзором его жены. Это видение было таким сладостным и опасным, так будоражило сознание.

Не подозревая о грешных мыслях жениха, Луиза покачала головой и подняла тонкую изящную руку, чтобы возразить.

– Не вижу ничего хорошего в подобной ситуации, и вообще сама мысль мне не нравится. Я не справлюсь с обязанностями опекунши. Не люблю признаваться в своих промахах, Джеймс, но, наверное, ты и сам заметил, что я плохо вписываюсь в светскую среду. Как же я сумею помочь сестре занять подобающее место в обществе, где сама чувствую себя белой вороной?

Сначала Джеймса поразило это признание, но, поразмыслив над словами Луизы, он пришел к выводу, что она была права. Луиза действительно держалась в свете особняком, избегала шумного общества и не заводила выгодных знакомств. Они ведь и познакомились лишь благодаря тому, что она уединилась на балу в полутемной библиотеке. Такое поведение было довольно странным для молодой леди.

Тем не менее Джеймсу было просто необходимо уговорить выйти за него, причем как можно скорее. Каким образом добиться своей цели? Без сомнения, у Джеймса были козыри: титул и деньги, – поэтому он смело ринулся на штурм неприступной, казалось бы, крепости:

– Это все, что тебя тревожит? Не подумай, что я несерьезно отношусь к твоим опасениям, но не забывай, дорогая, что у меня достаточно связей, и наша будущая семья будет ими пользоваться. Тебя, виконтессу Мэтисон, всюду будут окружать уважение и почет.

Джеймс одарил ее одной из своих самых очаровательных улыбок, которая всегда заставляла женские сердца биться сильнее, однако на Луизу это не произвело никакого впечатления, и она хмуро ответила:

– Я знаю, что ты принадлежишь к сильным мира сего и для тебя это очень важно, но мне больше импонирует жизнь подальше от столицы, в сельской глуши. Если хочешь, можешь объяснить мое отсутствие тем, что я веду себя неподобающим образом, поэтому ты держишь меня вдали от света.

Она улыбнулась, но он заявил совершенно серьезно:

– Неподобающее поведение? Нет, только не у моей жены!

Джеймс хотел было поцеловать невесту, чтобы установить контакт, который должен существовать между будущими супругами, но она мягко отстранилась и с легкой дрожью в голосе произнесла, смущенно улыбаясь:

– Вот видишь, я уже веду себя неподобающим образом.

Джеймса очень удивило не только ее поведение, но и слова. Сделав глубокий вдох, он попытался успокоиться и, не зная, что сказать в подобной ситуации, наконец немного растерянно заметил:

– Будущий муж вправе поцеловать невесту.

Луиза покраснела. «В этой семье постоянно все краснеют», – невольно подумалось Джеймсу. Впрочем, ему нравилось, когда люди испытывают сильные эмоции и не скрывают их.

Судя по всему, Луизу сейчас что-то очень беспокоило: брови сдвинуты на переносице, нижняя губа прикушена. Джеймс не понимал, что с ней происходит, но ее явно тяготило его желание поскорее сыграть свадьбу. Почему? Что ее останавливает? Упорство, с которым она противилась заключению брака, унижало Джеймса.

Продолжать настаивать ему казалось неприличным, и Джеймс решил вернуться к этой теме несколько позже. Возможно, по утрам Луиза всегда несговорчива, а под вечер становится мягкой и покладистой. С наступлением сумерек можно пригласить ее прогуляться в саду и там, среди романтического буйства цветов, снова затронуть волновавшую его тему.

Однако Луиза, по всей видимости, продолжала искать аргументы в свою пользу.

– Если мы поженимся после того, как Джулия начнет выезжать в свет, то опеку над ней возьмет моя тетя, леди Ирвинг.

Джеймс аж вздрогнул, услышав это имя, и у него вырвалось:

– О боже, это ужасная женщина! По сравнению с ней моя мать безобидный ягненок.

Он тут же прикусил язык, поняв, что сказал лишнее: неприлично в столь грубой форме отзываться о знатной пожилой леди, тем более что графиня Ирвинг родственница его невесты, – однако Луиза как будто не заметила его промах:

– Ты совершенно прав: я порой просто задыхалась от обилия выездов в свет, когда она взялась за меня. Но Джулии, думаю, такая опека пойдет на пользу, если, конечно, тетя Эстелла согласится взять ее под свое крыло.

– Вообще-то твоя сестра копия тетушки Эстеллы, – заявил Джеймс и, заметив удивление в глазах Луизы, объяснил: – Обе говорят все что в голову взбредет.

– О да, это правда. Мне кажется, все идет от семьи, и прежде всего от родителей.

– Как бы то ни было, думаю, появление Джулии оживит атмосферу светского общества, – сказал Джеймс, хотя и не без нотки сомнения в голосе.

А что, если к мисс Херрингтон отнесутся в свете столь же холодно, как к мисс Оливер? Он отогнал эту мысль, решив, что поможет Джулии снискать успех в обществе, – конечно, ради ее сестры.

– Надеюсь, так оно и будет, – отозвалась Луиза с непроницаемым выражением лица. – Джулия обязательно должна выйти замуж, но прежде ей нужно насладиться столичной жизнью, она это заслужила. Я уверена, ей понравится Лондон: сестра очень общительная, поэтому у нее не вызовет досады сутолока и шум толпы.

Некоторое время они сидели молча. Джеймс не знал, на какую тему заговорить с невестой, но тут она сама пришла ему на выручку и заговорила первой:

– Джеймс, а что, если я поеду в Лондон вместе с Джулией? Во-первых, составлю ей компанию, а во-вторых, займусь поиском свадебного платья. Я смогу принимать участие в светской жизни по своему усмотрению. Никто не будет обращать на меня внимания, поскольку я приеду в статусе невесты и не буду составлять конкуренции барышням на выданье.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное