Тереза Ромейн.

Исполнение желаний



скачать книгу бесплатно

– Уже мечтаешь посмотреть на книги, верно? – предположила леди Ирвинг.

– Как вы хорошо меня знаете, тетушка, – произнесла Луиза, покраснев еще гуще.

В своем приглашении Хавьер особо подчеркнул, что предлагает ей неограниченный доступ в библиотеку Клифтон-Холла, знаменитую своим богатым собранием, включающим несколько экземпляров первопечатных книг XV века. Хавьер выразил надежду на то, что в его библиотеке Луиза найдет себе занятие по душе, и сообщил, что наслышан о той большой и полезной работе, которую она проделала с книжным собранием Джеймса. Словно это было кому-то интересно!

Как бы там ни было, она приняла приглашение графа. Воспользовавшись удобным предлогом, Луиза хотела освободить сестру и зятя от своей компании, а еще увидеть что-то новое, пусть даже библиотеку.

Впрочем, в ее намерения входило знакомство не с одной лишь библиотекой.

Опершись на протянутую руку лакея, Луиза следом за тетушкой вышла из кареты, ступив на белоснежный гравий дорожки. В воздухе разливался нежный аромат орхидей. Тепличные цветы красовались в больших кадках, выставленных в два ряда вдоль дорожки, ведущей к входу в импозантный особняк эпохи Тюдоров. Клифтон-Холл был построен из полированного серого и коричневого камня в виде мозаичного панно. Многочисленные башенки придавали высокому дому сходство с рыцарским замком, а низкие флигели из красного кирпича и дерева добавляли основательности.

Мисс Оливер и ее тетя присоединились к группе гостей, ожидавших, пока разгрузят их экипажи. Луиза почувствовала, как ноги сделались ватными, когда узнала нескольких господ, ставших свидетелями ее провального лондонского сезона. Эти люди знали о ее помолвке и о том, чем все закончилось.

Среди знакомых Луизы были лорд Локвуд, приходящийся Хавьеру дальним родственником: смуглый господин с волчьим оскалом вместо улыбки; лорд Киркпатрик, пытавшийся во всем походить на лорда Байрона и известный несколькими бурными, но скоротечными романами; Фредди Пеллингтон, добродушный малый с лицом херувима, которого, увы, природа обделила умом, и лорд Везервакс, господин средних лет, с волосами, напоминавшими сахарную вату, и громким голосом человека, находящегося в перманентном состоянии легкого опьянения.

Были среди гостей дома и менее респектабельные личности. Луиза заметила миссис Протероу, блондинку с крупным ртом, вмещающим, кажется, вдвое больше зубов, чем положено человеку. Вдова имела сомнительную репутацию дамы полусвета. Рядом с ней стояла смуглая брюнетка, в которой Луиза узнала знаменитую оперную певицу. Если верить слухам, она была любовницей одного из членов королевской семьи. Отделанную мехом пелерину певица расстегнула, по-видимому, для того, чтобы продемонстрировать наряд из роскошного темно-красного бархата. Правда, для лифа ткани явно пожалели.

Леди Ирвинг сдавленно вскрикнула.

– Должна признаться, я потрясена, – пробормотала графиня. – Да, я просто в шоке.

– Никто не принуждает нас общаться с людьми не нашего круга, – успокоила ее Луиза, втайне надеясь завести «сомнительных» друзей.

– Я буду общаться с теми, с кем сочту нужным, и в твоих советах не нуждаюсь, – бросив на Луизу испепеляющий взгляд, сообщила леди Ирвинг. – Но что меня действительно повергло в шок, так это то, что Сильвия Аллингем прихватила с собой только двух дочерей. – Графиня прищелкнула языком и, покачав головой, добавила: – У бедняги мозгов не больше, чем у овцы.

К чему было ограничиваться двумя, когда у нее целых пять на выданье.

– Я в курсе, – сухо заметила Луиза. Она имела счастье познакомиться со всеми пятью дочерьми леди Аллингем в прошлом году. Девицы были больше озабочены тем, чтобы не отстать от моды, чем стремлением подружиться с такими же, как они, дебютантками, что не способствовало установлению между ними и Луизой добросердечных отношений.

Луиза и ее тетя прошлись по парку, любуясь искусно подрезанными деревьями с конусообразными кронами. Аккуратно постриженная трава газона подсохла и хрустела под ногами.

Леди Ирвинг, время от времени приветствуя знакомых взмахом руки, шепотом инструктировала Луизу:

– Держи спину прямо. Не забудь покусывать губы, чтобы они казались ярче. Кивай и улыбайся всем гостям. Нам, знаешь ли, предстоит проводить с ними много времени в ближайшие две недели, будь они хоть свахами, хоть вертихвостками.

Но присутствие среди гостей дома знакомых личностей не только не способствовало Луизе почувствовать себя более непринужденно, но даже добавляло скованности. Наверняка любой, кто знал мисс Оливер, уже успел окрестить ее неудачницей. Очень застенчивая леди, которая и двух слов связать не может, да еще и с мизерным приданым. Для девицы на выданье это равносильно приговору.

Но отчаиваться не стоит, напомнила себе Луиза. Ведь здесь не ярмарка невест, и никто не собирается оценивать ее шансы на замужество. И она здесь не для того, чтобы найти мужа. У нее другая цель – начать жизнь с чистого листа. Воодушевленная этой мыслью, Луиза стала улыбаться, не адресуя свои улыбки никому конкретному.

– Господи, да не скалься же ты так, – прошипела леди Ирвинг. – Ты ведь не лошадь, чтобы демонстрировать все свои зубы. Люди подумают, что у меня племянница – деревенская дурочка.

Луиза невольно рассмеялась, и еще до того, как она успела осознать, что смеется, леди Ирвинг заметила:

– Вот так гораздо лучше. В тебе есть искра, как бы ты ни пыталась ее скрыть. А теперь – грудь вперед, и пойдем искать нашего хозяина. У тебя появился шанс заполучить графа в подарок на Рождество.

Хавьер стоял на верхней площадке парадной лестницы перед входом в дом. С высоты он обозревал столпотворение на подъездной дороге с выражением снисходительного интереса, которое Луиза перевела бы как «господи, что за дурачье эти смертные».

Из-за тетиной спины Луиза с пристальным вниманием рассматривала пригласившего ее мужчину. Он умело играл на контрастах, выигрышно подчеркивая необычное сочетание светлых глаз и смуглой кожи и почти черных волос с помощью удачно подобранного наряда: белоснежного шейного платка, серого жилета и черного сюртука. Граф был почти на голову выше Луизы и носил короткую стрижку, отчего благородная линия высоких скул и мужественного подбородка казалась еще четче.

Похоже, Хавьер весьма тщательно подходил ко всему, что касалось производимого на окружающих впечатления, и вполне резонно рассчитывал на то, что каждый встречный придет к однозначному заключению: «Господи, какой дьявольски импозантный мужчина! Так давайте же склонимся в поклоне перед его величием. Давайте дадим ему все, чего бы он ни пожелал».

Луизу вдруг охватило непреодолимое желание поступить вопреки его расчетам.

Однако когда после тети пришел ее черед здороваться с графом, Луиза не пошла против правил хорошего тона и, вежливо присев в реверансе, сказала:

– Вся моя семья передает вам наилучшие пожелания, лорд Хавьер.

Прохладный взгляд графа заметно потеплел.

– Правда? Они все здоровы?

– Спасибо, все здоровы, – ответила Луиза, – но моя сестра и зять не смогли приехать, потому что сестра находится в деликатном положении.

– Понимаю, – задумчиво произнес Хавьер, очевидно, производя в уме кое-какие вычисления. – Я очень рад за них.

– Хавьер, – не утруждая себя вежливыми оборотами, вмешалась леди Ирвинг, избавив Луизу от необходимости поддерживать разговор, – я искренне надеюсь, что вы будете держать себя в рамках.

– В той мере, в которой необходимо, но не более того.

– Хорошо, именно этого я от вас жду – не больше, не меньше, – сказала леди Ирвинг. – Могу ли я рассчитывать на увлекательный сеанс карточной игры сегодня вечером?

– Если «увлекательная игра» означает для вас игру по ставкам, способным повергнуть в шок даже младенцев и щенков, то мой ответ – решительное «да».

Графиня одобрительно кивнула.

– Прожить день, не повергнув кого-либо в шок, значит прожить его напрасно.

– Золотые слова, драгоценная леди Ирвинг. – Хавьер обратил взгляд на Луизу. – Вы играете в карты, мисс Оливер?

– Играю, но далеко не так хорошо, как моя тетя.

– Вы меня успокоили, – сказал граф. – Значит, у нас еще есть шанс побороться.

– Шанс побороться будет у всех, – согласилась леди Ирвинг. – Стало быть, договорились. Сегодня вечером мы оберем друг друга до нитки.

Громкий стук заставил их обернуться. Оказалось, что лакеи, помогавшие разгружать очередной экипаж, уронили громоздкий сундук. Огромный деревянный ящик не выдержал удара о землю, и слуги суетились вокруг него, словно муравьи у разоренного муравейника.

Хавьер окинул происходящее безразличным взглядом и вновь обратился к мисс Оливер и сопровождающей ее леди Ирвинг.

– Обязанности хозяина дома, принимающего у себя гостей, схожи с обязанностями пастуха, которому вместо баранов предложено сбить в стадо штук тридцать бродячих котов, – скучающим тоном проговорил он. – Предприятие хлопотное, малоэффективное и не слишком интересное. Впрочем, бо?льшая часть гостей уже здесь, и сейчас они закусывают в восточном крыле. Позволите ли мне вас туда проводить?

– Окажите любезность, – ответила леди Ирвинг. – И не могли бы вы угостить чем-нибудь покрепче чая?

Хозяин дома обворожительно улыбнулся, жестом предложив дамам взять его под руки.

– Миледи, я думаю, у меня найдется бренди точно такого же оттенка, что и крепко заваренный чай. Все будет устроено по вашему желанию. А как насчет вас, мисс Оливер?

– В бренди нет нужды, но после такой долгой дороги я бы отдала шляпку за чашку хорошего чаю.

Хавьер нарочито пристально посмотрел на Луизу.

– Малиновый цвет никогда не был в числе моих любимых, хотя, должен признать, вам он к лицу. Думаю, вам не стоит отказываться от шляпки, но чашка чая для вас найдется, смею заверить.

Луиза улыбнулась, взяв его под руку.

Рука Хавьера была твердой, и даже сквозь перчатки она чувствовала текстуру дорогой шерсти, из которой был сшит его сюртук модного кроя. Но в данном случае не сюртук красил хозяина, а совсем наоборот. И рост, и стать, и благородство черт, и крепость мышц – все в нем вызывало неподдельное восхищение.

– Он с тобой заигрывает, – одними губами, улучив момент, сообщила тетя. Выглядела она при этом довольной.

Луиза чувствовала, как горят ее щеки. А леди Ирвинг оживленно обсуждала с Хавьером способы, какими можно незаметно произвести подмену чая на бренди. В том, что Луизу потянуло к хозяину дома, не было ничего удивительного. Мужское обаяние Хавьера признавалось всеми. И в том, что он слегка заигрывал с ней, тоже не было ничего необычного; было бы странно, если бы он этого не делал.

«Я в восхищении. Вы сразили меня своим непревзойденным обаянием. Я вся в вашей власти. Делайте со мной все, что хотите». Он ведь этого добивается?

Как бы не так! В общении с графом она ощущала себя жонглером, подбрасывающим в воздух горящие свечи. Стоит потерять бдительность – и обожжешься, или, в лучшем случае, закончишь номер с грязными от налипшего воска руками.

Луиза всегда была очень осторожной. И бдительности ей было не занимать.

Так что, возможно, пришло время научиться жонглировать.


– Не хотите ли лимон к чаю? Или молока? – Молодая леди склонила голову и шепотом добавила: – Или чуточку бренди, как ваша тетя?

Эстелла Ирвинг, сидевшая по правую руку от Луизы, резко выпрямилась и издала звук, выражавший возмущение.

Луиза улыбнулась проницательной девице – очень изящной, небольшого роста, с волосами, напоминающими львиную гриву, и озорными искорками в ореховых глазах.

– Спасибо, но я предпочитаю чай без добавок. Кто-то из нас двоих должен сохранять трезвость.

– Не будь занудой, – прошептала ей на ухо леди Ирвинг.

Все три дамы сидели рядком на обитой дамасским шелком кушетке в греческом стиле. В просторной комнате, убранство которой отличали простота и элегантность, к этому времени собралось человек пятнадцать, представлявших лондонский бомонд. Их наряды были всевозможных цветов – от невинного белого до порочного черного. Разумеется, все оттенки серого цвета тоже были представлены. Что же до интерьера, то он был выдержан в несколько иных тонах. Нежно-зеленые, цвета первой листвы стены служили отличным фоном для люстры с керамическим дном и плафонами, имитирующими и черный базальт и украшенными изящными фигурами муз. В звенья металлической подвески были продеты еловые ветви, наполнявшие комнату бодрящим ароматом.

В гостях у лорда Хавьера Луиза чувствовала себя прекрасно. До сих пор она не увидела здесь ничего вульгарного или пошлого, ничего, что вызвало бы у нее отторжение. Это касалось и обстановки, и составившей им с тетей компанию молодой леди с вызывающими манерами, одетую в старомодное, колом сидящее платье из розового муслина.

– Так вы, оказывается, не прочь побаловаться бренди, миледи? – поинтересовалась у леди Ирвинг девушка в нелепом платье. – Я с удовольствием составлю вам компанию. – Я – мисс Тиндалл. Джейн Тиндалл.

Тетя Эстелла что-то невразумительно промычала, а Луиза спрятала усмешку, поднеся чашку к губам. Чай был превосходного качества, с тонким приятным ароматом. Ничто так не поднимает настроение, как чашка хорошо заваренного горячего чая, подумала мисс Оливер, и никакой бренди не может сравниваться с этим волшебным напитком.

– Крепкие напитки не для юных незамужних леди, – наставительно заметила леди Ирвинг, сделав добрый глоток.

– Чушь, – сказала мисс Тиндалл. – Мне постоянно говорят, что все самое приятное незамужним леди заказано. Видите ли, моя мать считается официальной хозяйкой этого праздника.

Мисс Тиндалл пальцем указала в дальний угол комнаты, где в кресле сидела круглая, как шар, женщина с ярким румянцем на щеках, скованная, словно панцирем, жестким платьем из лощеного хлопка. Пока Луиза разглядывала хозяйку праздника, мисс Тиндалл запихнула в рот бисквитное пирожное целиком и принялась его жевать, закатывая от наслаждения глаза.

– Вы – графиня Ирвинг, а вы – мисс Оливер, верно? – Хотите знать, как я вас вычислила? – спросила мисс Тиндалл и, не дожидаясь ответа, продолжила: – С тех пор, как Хавьер начал составлять список гостей, я много раз в него заглядывала, чтобы увидеть, не появился ли кто-нибудь новенький. Я надеялась, что в этом году разразится, наконец, настоящий скандал.

Выражение лица, с которым мисс Тиндалл произнесла эту фразу, вызвало у Луизы улыбку.

– Смею предположить, мисс Тиндалл, что вы любительница готических романов.

Мисс Тиндалл пожала плечами.

– Я люблю все интересное. Только вот выбрать не из чего. Последние три года у меня была возможность заниматься только двумя делами на выбор: вышивать или писать. А поскольку вышивать, не исколов себе пальцы, я не могу, осталось только писать. Хотя, видит бог, иногда хочется заколоть себя пером от скуки – писать последнее время совершенно не о чем.

Леди Ирвинг прищелкнула языком.

– Бьюсь об заклад, вы найдете, чем заполнить чистый лист, еще до исхода первой недели.

– Вы так думаете?! – едва не подскочив, воскликнула мисс Тиндалл.

– Мне сказали, что сегодня вечером можно будет поиграть в карты, – сказала Луиза.

– Ну вот… – мисс Тиндалл тут же сникла. – Я терпеть не могу играть с Хавьером. Он отвратительно хорошо разбирается в картах.

Еще до того, как Луиза и ее тетушка успели попросить мисс Тиндалл разъяснить столь странное противоречие, к ним подошел сам граф.

– Джейн, плутовка, надо было запереть тебя в карцере.

Луиза удивленно уставилась на хозяина дома, но Джейн, похоже, страха перед Хавьером не испытывала. Она лишь устало отмахнулась.

– Да брось ты. У тебя нет карцера. Пустыми угрозами ничего не добьешься, Хавьер.

– Мисс Оливер, – церемонно поклонившись, произнес Хавьер, – я рад, что вы познакомились с мисс Тиндалл. Я бы хотел попросить вас оказать стабилизирующее влияние на мою родственницу, хотя хозяину и не пристало обременять подобными просьбами гостей.

– Дальнюю родственницу, – поспешила уточнить Джейн. – Не притворяйся, будто мы – близкие родственники одного возраста, потому что ты гораздо старше меня.

Хавьер состроил недовольную гримасу.

– Между нами всего восемь лет разницы, – пояснил он. – Однако, должен признаться, что ходить Джейн учил именно я. Правда, ее постоянно заносило в разные стороны. Насколько мне помнится, она впервые смогла пересечь комнату, ни разу не упав, когда ей исполнилось три.

– Бесстыдная ложь, – спокойно заявила Джейн, обращаясь к Луизе. – Ему нравится всем рассказывать, что мне потребовалась целая вечность, чтобы научиться ходить. Только он при этом не говорит, что ходить я не могла из-за него, потому что Хавьер сломал мне ногу.

– Я тут совершенно ни при чем, – решительно заявил граф, и у Луизы возникло ощущение, что Хавьер и Джейн играют давно заученные роли. – Откуда мне было знать, что ты, несмотря на строжайший запрет, полезешь за мной на яблоню?

Джейн закатила глаза.

– Прошло почти два десятка лет, а ты все так же лжешь. Он мой единственный кузен, – пояснила Джейн, взмахнув рукой, – и только поэтому я его терплю. Моя доброта меня губит.

Луиза улыбнулась новой знакомой.

– Не переживайте, мисс Тиндалл, дела давно минувших дней мало что значат для общества: оно обожает свежую кровь.

Мисс Тиндалл ответила улыбкой.

– Какое чудное наблюдение. Зовите меня просто – Джейн.

Леди Ирвинг с трудом справилась с приступом икоты.

– Хавьер, не забудьте заблаговременно позвать меня к ужину. Очень хороший чай, юноша. Но сейчас я чувствую, что должна отдохнуть.

– Конечно, миледи, – граф помог леди Ирвинг подняться. – Вы должны хорошенько набраться сил перед игрой, чтобы достойно встретить проигрыш в мою пользу.

– Я никогда не проигрываю, – высокомерно бросила леди Ирвинг.

– Я тоже не имею такой привычки, – сказал Хавьер и, выжидательно посмотрев на Луизу, спросил: – А вы, мисс Оливер? Вам тоже надо отдохнуть перед ужином, чтобы вы могли всех нас уложить на лопатки за карточным столом?

Луиза невесело усмехнулась и покачала головой.

– Боюсь, сколько бы я ни отдыхала, моей игре это не поможет. В картах мне никогда не везло.

– Я бы поостерегся с подобными утверждениями, – ослепив ее улыбкой, произнес Хавьер. – Кто знает, может как раз сегодня все для вас переменится.

Глава третья,
включающая тайные помыслы, а так же «спекуляцию»

Начало двухнедельного светского раута в Клифтон-Холле шокировало публику нехарактерной для вечеринок Хавьера благопристойностью.

До сих пор граф не испытал ни единого сожаления из-за отхода от традиций. Как оказалось, рамки условностей вовсе не мешают получать удовольствие от жизни. И еще одно интересное открытие сделал Хавьер: границы, разделяющие высший свет и полусвет, настолько условны, что компания, собравшаяся у него в доме, со стороны казалась совершенно однородной.

Конечно, если бы не пари, Хавьер вряд ли стал ломать шаблоны. Разумеется, обстановка была бы куда менее чопорной. Несомненно, желание выиграть пари заставляло его идти на некоторые жертвы, но цель оправдывала средства.

Цель всегда оправдывала средства.

Для Хавьера не существовало недостижимых целей и пирровых побед.

Как бы там ни было, беседа за ужином могла бы показаться несколько пресной из-за отсутствия пикантных шуток и крепких выражений. С другой стороны, разбитой посуды было на порядок меньше, чем обычно, поскольку никто не пытался станцевать на столе. И даже под стол никто не свалился, разве что перебравший лишнего лорд Везервакс, и то его успели подхватить и усадить на место. Мисс Оливер сидела далеко от Хавьера, на другом конце стола, как раз под люстрой, что лишало его возможности поухаживать за Луизой во время застолья, но не мешало за ней наблюдать. Блистательная – и в прямом и переносном смысле – мисс Оливер беседовала с недалеким, но вполне безобидным Фредди Пеллингтоном и чувствовала себя, как казалось, вполне непринужденно.

Но иначе и быть не могло, если ради нее Хавьер решился на такие кардинальные перемены. Ради нее и ради пари. Что, впрочем, одно и то же.

Единственное, что нарушило плавное течение ужина, это выходка синьоры Фриттарелли, которая прикурила сигару от стоящей на столе свечи и в ответ на неодобрительное замечание леди Аллингем, затушила сигару в супе достопочтенной леди. Тем самым навеяв Хавьеру приятные воспоминания о прежних зимних праздниках в его доме.

После ужина граф выпроводил джентльменов в соседнюю комнату, дабы те могли насладиться портвейном, а потом вернул их в общество дам в гостиной, где уже все было готово для обещанной партии в карты.

Перед началом игры Локвуд отвел Хавьера в сторонку.

– Хочешь, чтобы мы все умерли от скуки, кузен? – прошипел маркиз. – А ты мог отпраздновать очередную победу? Ты слишком далеко зашел, Хавьер.

Хавьер убрал его руку со своего плеча.

– Ты уже большой мальчик, Локвуд, и вполне можешь сам себя развлечь. А вот меня все более чем устраивает. И, как мне кажется, мисс Оливер тоже. Не вижу причин, почему бы ей не остаться здесь на две недели, чтобы провести с нами и Рождество, и Новый год.

Хавьер отыскал взглядом Луизу. Высокая, статная, она стояла чуть поодаль и о чем-то беседовала со своей тетей, рассеянно оглядываясь по сторонам. Словно в зоологическом саду, подумал граф. Ну что же, экзотические экземпляры вроде синьоры с вечно дымящейся сигарой не могли не возбуждать ее любопытство. Главное, чтобы представители чуждой фауны не спугнули эту гордую птичку. Во всяком случае Хавьер сделал все, что мог, чтобы этого не случилось. И даже, если верить Локвуду, перестарался.

Маркиз недобро прищурился, крепко стиснув плечо Хавьера.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное