Темяшев Алексей.

Вхождение в Эдем



скачать книгу бесплатно

Мы пришли в себя в деревенской избе, на обычной деревянной лавке. Все что запомнилось – это две комнаты, да печка, обмазанная белой глиной. Окна были маленькие и затянуты чем-то, напоминающим пергамент по цвету и прозрачности. Где-то читал, что для этих целей когда-то использовали бычий пузырь, но я не спец в использовании внутренностей крупного рогатого скота, впрочем, мелкого тоже, так что принял как данность. Однако тогда было не до подробного изучения обстановки. Я подошел к соседней лавке, где лежала Али.

– Ты уже пришел в себя, Жень? – тихо спросила она, услышав мои шаги.

– Да. А ты давно не … спишь? – Я не знал, как охарактеризовать, то, что с нами произошло, и выбрал максимально похожее. – Как твои ноги? Ты пробовала ходить?

– Уже полчаса наверно, как лежу. Я не могу… – у меня внутри все сжалось от мысли, что все напрасно. – Я не могу себя заставить попробовать. Женя, я боюсь! – Она всхлипнула. – А вдруг все зря? Получается я тебя убииилааааа…– она затряслась крупной дрожью, рыдая. – Прости меняяяя… я тебя… втянула во все это....

–Али. Алисочка, перестань. Все хорошо. Не думай об этом. Мы вместе – это главное. Ни во что ты меня не втягивала. – Самое главное ее сейчас отвлечь от самобичевания и заставить попробовать сделать первый шаг. Казалось бы, что может быть проще, пошевелить ногой! Но для человека, использовавшего последний шанс, самое страшное – потерять надежду, и девушку можно было понять. – Тем более ты отдала свою квартиру за меня. Можно сказать, что из-за меня ты осталась без двушки в Москве.

Мой выпад сработал. Девушка вмиг забыла про слезы и вспыхнула.

– Дурак! Зачем мертвецам квартира? – она резко повернулась на лавке ко мне спиной и свернулась клубочком, поджав колени. Увидев это, я понял, что значит выражение – камень с плеч. Такой легкости и душевного подъема у меня еще не бывало! Я готов был сорваться в дикий танец с места, прыгать по лавкам и смеяться как ребенок, получивший долгожданную игрушку.

– Ну, все, хорош, халтурить девочка. Нам еще нужно разобраться, где теперь будем жить,– сказал я, наклоняясь над ней и запуская руку ей под подол длинной юбки, щекоча лодыжку. Она инстинктивно дернула ногой, пытаясь меня оттолкнуть и замерла, будто парализованная. Медленно повернувшись ко мне, прошептала:

– Ты видел? Я могу двигать ногой!!! Я МОГУ ДВИГАТЬ НОГАМИИИИ!!!– Алиса снова была готова расплакаться.

– Эээ нет, девонька, долой сопли, – улыбаясь, произнес я и протянул ей руку призывая встать.

– Встань и иди!!! – продекламировав известную фразу, рывком помог ей подняться и сделал шаг в сторону, освобождая простор в довольно тесной комнатке. Она робко улыбнулась, слегка покачиваясь, но все же стоя на своих двоих без посторонней помощи, а затем, гордо вздернув носик, сделала широкий шаг вперед. Пожалуй, слишком широкий. Нога подвернулась, и Алиса, пытаясь остановить падение, с визгом вцепилась в полку с какими-то горшками. После небольшой борьбы, полка сдалась, с хрустом вырвавшись из стены и накрыв собой растянувшуюся на полу девушку.

Нужно отдать Али должное, хохотнув, она бодро вскочила на четвереньки и живо поползла через порог на улицу, в сторону теплого солнечного света. Да так живо, что я еле за ней поспевал.

Догнать девушку удалось посреди двора. Уверен она смогла бы и дальше умчаться, но на улице прошел недавно дождь и грязь не особо позволяла разогнаться. Что в прочем никак не смущало девушку, поскольку с упорным усердием на лице, закусив язычок, Алиса продолжала одолевать бездорожье. Наконец, я поднял девушку на ноги и уже с моей поддержкой были сделаны первые шаги в этом мире. Первые шаги, которые в мире том она сделать уже и не мечтала.

Так мы дошли до околицы скромной деревни из двенадцати домов и шагнули в разнотравье громадного луга, разделявшего подворья с лесом. И уже там, окончательно освоившись, девушка дала выход своей буре эмоций смяв траву доброй трети поля, в итоге втянувши меня.

Наконец устав мы стали осматриваться, медленно возвращаясь в деревню. Даже не знаю, стоит ли называть это деревней. По шесть домов с подворьем, с двух сторон от единственной дороги берущей свое начало откуда-то из леса и уходящей через шаткий мостик маленькой в пару метров речушки опять же куда-то в лес.

Маленький клочок огромнейшего мира. Если верить представителям корпорации, то мы на планете, не уступающей размерами Земле, с более мягким климатом и большим количеством суши. Вообще, склонный подозрительно относиться ко всяческим попыткам альтруизма в свой адрес, я долго ломал голову, зачем это нужно корпорации. Создавать цифровой мир, и ставить на поток недавно открытый способ оцифровывания личности. Нет, когда впервые стало известно, что ученые совершили прорыв и смогли скопировать личность человека на цифровой носитель, вспыхнул дикий ажиотаж вокруг этой новости.

Впрочем, так же быстро он и спал, едва просочилась информация, что первый оцифрованный сошел с ума уже в виртуальном пространстве, а его тело умерло еще раньше. Как оказалось, пока нет технологий, чтобы поддерживать тело жизнеспособным и возможности записать все обратно с носителя. Мозг, после процедуры оцифровывания, в течении двух суток прекращал свою деятельность. Новость благополучно забылась в повседневном быте, но спустя полгода появилась Корпорация "Новый мир". Она официально заявила, что ведет работы над уникальнейшим проектом, заручилась поддержкой нашей страны и ряда других, не последних в списке, держав.

Отделения "Нового мира" росли как грибы по все планете и спустя жалких три месяца, не было города на земном шаре, где бы ни висела их 3D вывеска, проецирующая крутящийся шарик с различимыми силуэтами материков. Конечно, речь идет о городах с населением более полумиллиона, но их немало и остается только гадать какие гигантские деньги были потрачены компанией на столь массовое открытие своих представительств. Хотя эти суммы копейки, по сравнению с теми, что были вывалены в медийное пространство.

Десятки ученых, сотни политиков и просто известных деятелей культуры, в один голос стали вещать о новой программе для людей инвалидов, стариков и прочих, расписывая радости бессмертия в цифровом пространстве и облегчение при чудесном избавлении от неизлечимых недугов. Да, оцифрованные здесь, на Земле, так же умирали, но там, в Новом Мире, они получали здоровое тело и могли продолжать так же жить, есть, спать. Конечно, жизнь была ограниченна возможностями виртуального пространства. Там нельзя забеременеть, к примеру, но секс имеет те же краски, что и на Земле. При рождении, ребенка нужно наделить личностью, а где ее взять для столь юного возраста? Конечно, эти вопросы будут изучаться и решения не заставят себя ждать, но кто же захочет существовать во тьме, если уже завтра сможет видеть?

Правительство разработало и запустило социальную программу, которая позволяла бесплатно людям, попадающим под ее действие, естественно в случае желания таковых, воспользоваться услугами оцифровки. Понимая, что такого рода альтруизма не существует, я одновременно осознавал, что всё-таки в эту петлю мне лезть придется. Для девушки в семнадцать лет лишившийся возможности ходить терять нечего. Она не родилась с этим недугом и прекрасно помнит, что это такое – двигаться без ограничений. И ей смириться – значит сломаться. Это равносильно смерти, так что она ничего и не теряет в случае неудачи, хоть и утверждали, что успешной оцифровке поддаются все без исключения. Поэтому, как бы подозрительно не было, но я согласился, что все же – это шанс.

А вот дальше пошли трудности. Если с Алисой все было понятно, то я под программу не попадал, которая базировалась на принципе добровольной эвтаназии, когда неизлечимый больной просит врача оборвать его муки и, подписав все необходимые бумаги, отходит в мир иной после специального укола. Я же, будучи здоровым крепким парнем, разменявшим двадцать третий год, на эвтаназию рассчитывать не мог, ибо законодательством это будет рассматриваться как убийство. Конечно, законы будут менять, уже пошли обсуждения в парламентах разных стран, но процесс это долгий. Для Алисы каждый день мучителен, когда исцеление так близко. А как только стали транслировать различные моменты, снятые прямо в виртуальном мире группой разработчиков из Китая, добровольно принявших оцифровку (у них с этим проще) дабы показать всему миру как это – жить на Эдеме, она с нетерпением считала дни до запуска.

 Тогда-то Алиса и подъехала ко мне в инвалидной коляске.

– Жень. Я не хочу без тебя там. Я подумала, если у тебя… ну в общем, если тебя не пропустят или ты не хочешь, я подожду или вообще никуда не полечу… ну или как там попадают на Эдем.

– Али, мы с тобой все решили. Мы вместе, и я не смогу жить рядом, осознавая, что лишил тебя возможности ходить. Я что-нибудь придумаю. – Твердо произнес я, совершенно не представляя, что тут можно придумать. Если только нанести себе травму, чтобы тоже стать инвалидом, но это казалось настолько диким, что я отгонял подобные мысли подальше. Да и пока реабилитация и лечение пройдут, быстрее выйдет закон для здоровых, позволяющий оцифровываться.

– То есть ты со мной, зай? – Спросила она и, дождавшись утвердительного кивка, пристально посмотрела мне в глаза.  – Через две недели начнется первый этап Закрытого Бета-Тестирования, и мы сможем принять в нем участие.

–Я тебя слушаю, мать! – нравилось мне ее так называть, подслушал в одной из семей и как-то прижилось, хотя конечно о детях пока и речи не было. – Что придумала?

– Я уже договорилась. Завтра приедет юрист оформлять дарственную на квартиру. – Она протестующе замахала руками. – Погоди. Ну, зачем нам квартира? Тут мы умрем. Ой, говорю, а самой дико. Отдать мне ее некому. А врач, что меня ведет, готов тебе сделать историю болезни, подходящую для программы. Не за так конечно. Но все же. И мы сможем быть вместе! Вот.

– Нехило. – Пробормотал я ошарашенный. – Хотя, чему удивляться. Я все думал, что будет, если все захотят в этот Эдем? А теперь понимаю, что ажиотажа не будет, ведь тут на Земле и место освобождается, да и делить есть что. Ладно, пожалуй, ты права, малышка. Так и поступим.

Размышляя на тему, зачем это все корпорации, я так и не пришел к однозначному выводу. Деньги? Ну, судя по всему их и так не мало, но допустим. Власть? Верхушка хочет править миром, пусть и виртуальным? Законы того пространства признаны идентичными нашим, так что рабство навряд ли получится, по крайней мере в ярко выраженной форме. Если посудить – мы и здесь на Земле не сильно свободны. Законы, кредиты и обязательства, общепринятые нормы поведения – та же кабала. Остановлюсь пока на том, что корпорация ищет денег и власти, а дальше будем приглядываться.

Через две недели после, нас подготовили к оцифровке в обычной на вид больничной палате, если не считать массы проводов, уходящих черными шнурами куда-то в стенку. Как объяснил заботливый и улыбчивый врач, еще бы не стараться – двушка почти в центре Москвы, нам предстоит оцифровывание личности, а копирование будет уже на Эдеме, но, как и где, мы узнаем из инструкции оставленной на месте появления.

–Кстати, Жень. А мы здесь одни что ли? – голос девушки вырвал меня из воспоминаний о последних минутах жизни на Земле. Несмотря на заверения врача, процедура была довольно болезненна, хотя откуда ему знать собственно? Он же не пробовал, а рассказать ему уже не получится. Да и вообще, который раз себя ловлю на мысли, о той жизни, что осталась на Земле…

Хех, как бы не свихнуться, тот мир, этот… Странная человеческая особенность – вроде уже все произошло, и случилось – все что могло случиться. Ан нет, в памяти мы продолжаем переживать момент, причем, как правило, неприятный и искать решение, которое позволило бы этой неприятности избежать. И что интересно – находим. Поздно конечно находим, но настолько простое и безобидное, что диву даемся, как мол, раньше не заметили. Правда, в моем случае это уже бесполезно. Нужно перестраиваться и жить днем сегодняшним, а думать исключительно на несколько дней вперед. Это минимум. Максимум же, наметить цель на будущее. Тем более я не один, вон как смотрит на меня, моя хорошая. Ждет и надеется, что я скажу, что делать. Пусть я и не был в армии, но принцип один оттуда знаю, чтобы не болела голова – нагружай руки.

– А это, радость моя, мы сейчас и проверим! – бодрым голосом оповестил девушку и решительно шагнул к ближней к нам калитке. Войдя во двор, я придержал Алису за руку, направившуюся было ко входу в дом. – Не спеши. А вдруг собака? – произнес, оглядываясь. А посмотреть было на что. Бревенчатый дом с соломенной крышей и пустующей пристройкой, судя по кормушкам для кур или скота, которых в прочем не было.

Кстати вот и причина беспокойства, одолевавшего меня с самого момента возвращения в деревню. Никаких живых звуков, лишь скрипы ставень на ветру да шелест соломы. Теперь стало понятнее, что меня так настораживало в деревне, хотя от этого знания не легче. Сердце, будто получив ему одному известную команду, дико застучало в груди, а в голове мысли подняли круговерть. Ясно, что в доме никого нет, но выглядит все чинно. Если отсюда и уходили, то без паники. Значит не эпидемия, не нападение безжалостного врага, поскольку нет неизбежного мелкого мусора, соломы, следов от людей и животных.

Вдруг, все встало на свои места и облегченно вздохнув, я неспешно двинулся к дому, потянув за собой настороженную девушку. Видимо я слишком сильно сжал ее руку, когда напугал сам себя, тем самым передав свое волнение.

– Пойдем мать, тут никого нет и никогда не было. Если взять за основу, что мир цифровой, то все это создано недавно и получается, еще ждет своих хозяев. – Мы подошли к порогу, но дальше Али упрямо идти не хотела.

– Жень это чужой дом, не наш. Там никого нет и так видно, вон дверь открыта, а внутри шаром покати. Пойдем домой, – она оглянулась. – Скоро темнеть начнет, а мы еще даже дома не были!

Я развернулся и позволил себя вытянуть на улицу. И правда, судя по солнцу время вечернее. Часов шесть – семь. А мы ничего не сделали! – громом пронеслось в моей голове. Я быстро прикрыл калитку покинутого нами подворья и скомандовал, ускоренным шагом направляясь в сторону нашего дома:

– Зая. Значит план на сегодня таков. Топаем на нашу фазенду. Тебе – провести ревизию скарба, нажитого непосильным трудом, – она улыбнулась, неуверенно, но напряжение с лица спало, а это главное. Не до истерик сейчас. – Ну и к вечеру привести наше любовное гнездышко в надлежащий вид. Все ясно? – я нахмурил брови и постарался сделать самое грозное лицо, в моем представлении. Девушка незамедлительно рассмеялась звонким смехом, от которого мне самому стало легче, и ответила: – Да, мой генерал!

– Ок. Ну а я тогда проверю все строения, поищу дрова и воду. А воды понадобится много.

– Купаться надумал? – девушка окинула меня взглядом и посмотрела на свои ноги. – Ой, %$^!!! – пискнула Аля и совалась на бег.

– Ахаха. Стой, стой говорю, ты куда?! – я припустил следом.

– Ты гад молчишь, что я грязная как чучело! А если меня кто увидит, вот позор то!! – не останавливаясь, прокричала девушка.

Так мы и промчались через всю деревню, ворвавшись в дом, грязные, запыханные, но веселые и с пониманием, что в ближайшее время нам есть чем заняться. Скинув сумки на лавки, она стянула грязное платье, оставшись в одних широких трусах. И заметалась по дому в поисках одежды, громко негодуя на глупых разработчиков, неизвестно куда запихнувших одежду. Я же мирно молчал, получая огромное удовольствие от вида практически голой девушки с прелестной фигурой, носившейся туда-сюда по тесному помещению. Конечно, в итоге эта оплошность была ей замечена, и меня выдворили за дверь.

– Ну, чтож, – улыбаясь, подбодрил сам себя, – вперед Женёк. Изучим то, что нам досталось.

Размеры подворья оказались не маленькими, что, несомненно, радовало. Помимо дома, кстати, ничем не отличавшимся от недавно посещенного на другом краю деревни, тут был туалет сельского типа одна штука, баня из сруба одна штука, и строения из бревен потоньше – три штуки. Не обладая навыками сельской жизни, думаю все же, я правильно определил их назначение. Загон для скота с характерными перегородками, так понимаю, чтобы коров и свиней держать по раздельности. Сарай, он же склад, судя по пустым ящикам и отделениями, дощатый навес под высоким потолком. Скорее всего для сена, ну по крайней мере в американских ужастиках именно в таком месте среди кип сухой травы прятались монстры. Третье сооружение меня порадовало обилием всякого инвентаря, грубым, но крепким верстаком и небольшой кучкой поленьев. На долго думаю их не хватит, но уж на пару дней о заготовке дров можно точно забыть.

Найдя топор, я взялся за новое для меня дело – нужно наколоть поленья на дрова, чтобы они влезли в печку. Простая, на первый взгляд работа оказалась довольно трудной. Уже через пару минут руки затряслись от усталости и заныла поясница, а когда противный чурбак отскочил в сторону и топор свистнул в опасной близости от ноги я с огорчением понял, что привыкать к новой жизни будет непросто. Посидев с пару минут, дав отдых мышцам и пытаясь заставить себя продолжить непростое дело, с облегчением услышал крик Алисы, зовущей в дом.

– Женя, дуй домой. Ты где вообще?

Набрав охапку дров, я вернулся в дом. Благоверная встретила меня в длинной рубахе, перетянутой на поясе плетеной разноцветной веревкой. Расставив руки в стороны, она пару раз крутнулась вокруг своей оси, оголяя стройные ножки приподнявшимся подолом.

– Ты прекрасна, спору нет… ну а что же на обед? – срифмовал я, улыбаясь, и получил тычок в плечо.

– Все бы тебе брюхо набить! – возмутилась Алиса, но тут же громкое урчание выдало ее с головой.

– Ахаха. Курица у нас. В сумках по курице было, одну сейчас и одну на завтра. Думаю, не пропадет? Разжигай печку, надо подогреть, а то она в жиру застывшем.

Растопить печь удалось только почти через час. Чертовых спичек конечно же не было, вместо них на печке висело два кожаных мешочка. С тоской достав из одного кусок камня и напоминающий железо брусок, во втором увидел мелкую деревянную пыль. Через узкое окошко печки искры, от удара камня о брусок, никак не удавалось направить именно в подготовленные дрова, посыпанные трухой. В итоге плюнул и вышел на улицу, справившись там гораздо быстрее. Посреди двора разгорался костер, пару горящих головешек из которого я унес в печку в доме и еще пару в баню.

– Да что за день! – в бане не было воды, а колодец аж за три дома. Как назло, дерево весело принялось гореть и лежащие на небольшой топке камни быстро стали нагреваться. На них стояла большая пустая бадья, которая должна была греть воду, получая тепло от камней. Чертыхнувшись, я схватил два пустых деревянных ведра и кинулся к колодцу, замеченный ранее во время обхода деревни.

Ну, хоть с колодцем удалось справиться без приключений и спустя пару десятков ходок в потемках, бадья, и на всякий случай деревянные тазики, были наполнены. Занеся пару ведер с водой в дом, я свалился на лавку. Ноги гудели конечно, но терпимо – сказались мои ежедневные походы по городу, когда я обходил магазины.

Алиса время даром не теряла, и на массивном столе, накрытом белой тканью, в большом глиняном блюде лежала ароматная парящая курица. Моя молодая хозяюшка успела обжить помещение, постелив на лавки одеяла, расставив посуду на нужные для нее места, да смести осколки разбитых в самом начале дня горшков.

– Давай за стол, муже. Умаялся поди? – со смешком произнесла Алиса, старательно копируя славянскую речь. – Отведай, чем… гм… разработчик послал, не побрезгуй!

Я, кряхтя, встал, оправил рубашку:

– Кхм. Жана. А не нальешь ли ты мне стопочку, для аппетиту? – улыбнулся и тут же пришлось уворачиваться от летящего полотенца.

– Есть садись, алкаш, а то остынет! – мы дружно засмеялись и сели за стол. Курица была что надо. Вот, казалось бы, ведь где-то там, на задворках разума понимаешь, что она всего лишь набор цифр, да и сам ты не совсем реален. А когда жуешь нежное сочное мясо, с капающим из куска соком  вперемешку с жирком, держишь его, за липнущую к пальцам румяную кожицу, и сомнения отпадают – все реально, все по-настоящему!

Курицу смяли за считанные минуты, урчащий живот был доволен, а вместе с ним и мы. Быстро собрав кости в пустое ведро, похватав заранее приготовленные предусмотрительной Алисой чистую одежду и отрезы ткани, заменяющие полотенце, направились в баню.

В отличии от дома, в предбаннике девушка была далека от стеснения, наоборот смущался уже я. Нет, конечно она видела меня голым, но то подобие личной жизни, что у нас было Там, лишь добавляло неловкости. В конечном итоге она нырнула в парилку, порекомендовавши не задерживаться, и спустя минуту я ступил следом. В бане париться не доводилось, а вот Алиса подростком бывала в деревне у бабушки, пусть уже и в современной. Так что для нее хоть и непривычно, но дело было знакомо, судя по уверенным движениям. Надо будет по выспрашивать, уверен она знает побольше моего, а сейчас нам каждая крупица информации на вес золота. Но это завтра, сегодня же у меня в планах совсем другие цели.

– Садись ко мне, – она потянула меня за руку. В бане не было света, на маленькое окошко надежды никакой – на улице ночь. Только угли неровным мерцанием давали возможность хоть как-то ориентироваться. Усадив меня на лавку, девушка встала и плесканула из ковшика на камни, тут же отскочив назад, чуть не отдавив мне ногу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32