Тати Блэк.

Невинность на продажу



скачать книгу бесплатно

Она не ответила. Просто смотрела на него молча, как затравленный зверь. Он не был уверен, что она вообще понимает, что он говорит.

Заложив руки в карманы брюк, он выпрямился и, глядя на нее немигающим взором, продолжил:

– Чтобы обрести свободу, тебе придется пройти пять уровней инициации. Пять уровней, на каждом из которых ты будешь узнавать что-то новое о сексе и собственном теле. Я покажу тебе все виды удовольствия, какие только возможны. Все, кроме одного.

– Я не хочу, – упрямо повторила она. – Не хочу, слышите?! – ее голос сорвался на крик и он вдруг не выдержал. Резко притянул к себе и запечатал рот поцелуем – грубым, жёстким, почти злым. Больно прикусил губу, точно ставил метку, заставляя Марину приглушённо вскрикнуть и разомкнуть плотно сжатые челюсти. Ворвался языком в ее рот, лаская, подавляя, подчиняя себе. И только когда кончился в лёгких воздух, отстранился, удивляясь тому, какое неожиданное удовольствие испытал от этого поцелуя.

Возможно, ему стоило передать эту девчонку кому-то другому, пока она окончательно не вывела его из себя, но эта мысль ему отчего-то очень не нравилась.

Расправив плечи, словно стряхивал с себя этим жестом ненужные измышления, Паоло направился к двери. Немного помедлив у порога, обернулся и, оценивающе оглядев Марину, кивнул собственным мыслям и сказал:

– Я пришлю к тебе массажистку. Перед нашим первым уроком ты должна быть расслаблена и подготовлена к тому, что тебя ожидает.


***

– Я пришлю к тебе массажистку, – рефреном прозвучало в её ушах.

Всё. Всё было решено, и как она ни будет умолять, никто её никуда не отпустит.

Марина осталась одна в этой чёртовой комнате, где этот извращенец держал своих дорогих «игрушек».

«Потому что мне это нравится», – вспомнила она то, что ей сказала рыжая девушка. Им это действительно нравилось. Они преспокойно жили себе в этой комнате и зарабатывали большие деньги. А она совершенно не желала ни оставаться здесь, ни дарить свою невинность кому бы то ни было.

Марину передёрнуло, когда она вспомнила о поцелуе Паоло. Её ощущение от него было странным – похожим на разряд электрического тока, который сконцентрировался внизу живота. Никогда ещё она не целовалась с настолько взрослым мужчиной, тем более не делала этого с тем, кто брал, что хотел. Пять уровней инициации. Удовольствие, секс, то, чего она не знала о собственном теле… Может, она и не знала этого, зато знала, чего именно хочет. Убраться отсюда и как можно скорее.

Марина снова сорвалась с постели. Если эти девушки живут здесь на других правах, у них должна быть хоть какая-то связь с внешним миром. Она подбежала к тёмному комоду, стоящему возле ближайшей кровати, и принялась рыться в нём. Бельё, бельё, бельё… Тонны белья всех расцветок и материалов – атласное, кружевное, красное и белое. И больше ничего. На очереди оказался туалетный столик, уставленный баночками и флаконами. В нём был единственный ящик, но телефона в нём не оказалось – какие-то безделушки, дневник, книга и больше ничего.

В шкафу тоже оказалась только одежда – преимущественно это были платья.

Осмотр вещей второй девушки тоже не дал результатов. Всё то же самое – словно одежда для кукол Барби разных фасонов и цветов. В основном изящные вещицы, трусики, чулки и сорочки. Интересно, её тоже одарят таким барахлом?

Не особо надеясь на то, что её ждёт успех, Марина открыла верхний ящик комода, принадлежащего той, кого девушки называли Эля, и едва сдержала радостный вскрик – прямо поверх аккуратных стопок трусиков лежал заветный телефон.

Она схватила его и тут же включила, чтобы убедиться, что на экране не стоит пароля. Быстро набрала номер матери, едва дыша. Казалось, в любой момент в комнату войдут и застанут её на месте преступления. Даже сердце почти перестало биться, замедлив свой бег.

Тишина. Там, на том конце связи, была мёртвая тишина. Перенабрав номер, Марина подскочила к окну в надежде, что хотя бы здесь будет связь, но ответом ей было всё то же молчание. Хотелось плакать от бессилия. Или разбить здесь всё – вазы, окна, хрустальную люстру. Выместить на вещах хотя бы часть той беспомощной злости, что бушевала внутри.

За дверью раздались шаги и приглушённые голоса, и Марина быстро вернулась к комоду, сунула в него телефон и задвинула ящик. Пусть Паоло лучше думает, что она не ищет поводов сбежать, быть может, тогда потеряет бдительность и она сможет предпринять попытку удрать отсюда?

Вошедшей в комнату девушкой оказалась та самая массажистка, которую собирался отправить к Марине Паоло. Она без труда поняла это, когда следом за ней внесли массажный стол, а сама девушка принялась расставлять на столике возле кровати разные флаконы.

– Тебе нужно в душ. Там халаты. Вещи бросишь в корзину для белья. У тебя десять минут. После возвратишься сюда, – холодно отчеканила массажистка и указала кивком головы на дверь. – Тебя проводят.

– Я не хочу.

– Если не хочешь, тебя туда отведут насильно. Желаешь так?

Марина закусила губу, проглатывая слова, уже готовые вырваться изо рта помимо воли. Просить о чём-либо эту девушку? Это глупо, а на сегодня хватит глупых поступков.

– Что это за первый урок?

Кажется, вопрос попал в цель. Девушка вскинула брови, но быстро взяла себя в руки.

– Мне позвать охрану?

– Не нужно. Всё ясно и так.

В целом, из этого похода можно было почерпнуть что-нибудь полезное – например, о расположении комнат. Или о том, что происходит в коридоре.

Стоило только выйти, как тот самый парень в тёмном оказался рядом и, указав на дальнюю дверь, молчаливо зашагал за ней немым стражем.


Ванная была огромной. Джакузи в центре, в которой бы свободно поместилось человек пять, несколько душевых кабин, столько же – больших раковин. И всюду – сталь, стекло и тёмные цвета. Наскоро стащив с себя одежду, Марина уложила её на край столешницы из чёрного камня и зашла в кабинку. Она надеялась только, что прохладная вода отрезвит и поможет мыслить здраво, но как назло ни одно решение, как выбраться из этой передряги, на ум не приходило.

Что это за первый урок, о котором говорил Паоло? Судя по всему что-то, связанное с сексом.

«Я покажу тебе все виды удовольствия. Кроме одного».

Что он собирался с ней сделать? Насиловать – нет, почему-то сразу, стоило только ему сказать об этом, Марина поверила. Но и желать его и всего того, что он хотел с ней сделать, она наверняка не будет. Может, тогда Паоло поймёт, что она уж точно ему не подходит?

Выйдя из душа, она завернулась в большой полотенце, бросила взгляд на свои вещи и едва сдержала горестный вздох – одежды на месте не оказалось.

Чёрт… здесь совсем нельзя было вести себя опрометчиво. Этот дом казался Марине каким-то живым организмом, где всё происходило только по воле Паоло, но делалось совершенно бесшумно и незаметно.

Он вынуждал её сделать так, как ему будет угодно, и Марина понимала, что если не станет подчиняться, её всё равно заставят.

Накинув халат, Марина вышла из ванной комнаты и направилась обратно в выделенную для неё и других девочек спальню.


– Ты напряжена. Расслабься.

Массажистка начала осторожно, но с силой разминать её тело, предварительно дав указание раздеться полностью и лечь на стол. И хоть Марине совершенно не желалось идти у неё на поводу, от мыслей о том, что её могут удерживать насильно, пока девушка занимается тем, за чем здесь оказалась, становилось дурно.

По комнате плыл приятный аромат – восточный, чуть терпкий. Он погружал в какое-то удивительное состояние, от которого Марина цепенела и чувствовала, что напряжение покидает тело.

– Что это за первый урок? – предприняла она новую попытку разузнать хоть что-то, но девушка в ответ молчала. – Если вы мне расскажете, я хоть пойму, к чему быть готовой.

– Всё рассказывает только хозяин. У него и спросишь.

Марина прикрыла глаза. Везде только этот хозяин, и даже девочки, которые когда-то были на её месте, совсем не желают поделиться тем, что знают сами.

Она так и не смогла расслабиться окончательно, но хоть ненадолго, пока умелые руки порхали по её телу, перестала гонять мысли по кругу и бояться. А когда девушка отстранилась, захотелось просить, чтобы она продолжала как можно дольше. Лишь бы только оттянуть неизбежное.

– Одевайся. На кровати бельё и халатик. За тобой придут.

Марина спустилась со стола, безуспешно пытаясь прикрыть наготу руками, но тот парень, что уже заходил вместе с массажисткой, не смотрел в её сторону. Просто забрал всё, что приносил, и вышел.

Она снова осталась одна, и вновь волной начали накатывать паника и ужас. Безвестность сводила с ума, а из того, что ей говорили, она могла понять от силы половину. Бросив взгляд на постель, Марина задержала дыхание. На ней лежал коротенький шёлковый халатик и комплект нижнего белья. Прозрачное кружево – чёрное, с бордовыми крохотными бантиками.

Оно было красивым и откровенным настолько, что от одного взгляда перехватывало спазмом горло. Рядом с постелью стояла и обувь – босоножки на высоких каблуках и с тонкими ремешками. Паоло желает преподать ей первый урок, когда она будет вот в этом? Нет, она не наденет этого барахла даже под страхом смертной казни.

Решительно подойдя к одному из шкафов, Марина вытащила из него ворох платьев и принялась рыться в поисках того, которое будет наиболее закрытым. Здесь в основном были коктейльные или вечерние варианты – обтягивающие, с разрезами, с кружевом на декольте. И только одно из них более-менее устроило Марину – длинное и чёрное и почему-то с одним рукавом.

Она никогда не была модницей – на те вещи, что хотела бы носить, катастрофически не хватало денег, потому приходилось довольствоваться недорогой и практичной одеждой. И хоть такой фасон платья несколько удивил, Марина без промедления надела его и оправила по всей длине ног. Оно было чуть большего размера, чем то требовалось, но теперь ощущение, что она полностью беззащитна, хоть немного притупилось.

Туфли надевать не стала – на таких огромных каблуках она попросту переломает себе все ноги. Всего на мгновение в голове мелькнуло сомнение в том, что стоит идти против той ситуации, заложницей которой она стала. Пока Марина не знала, какое наказание её ждёт за ослушание, и узнавать этого не стремилась. Но и быть покорной не желала.

Когда дверь распахнулась и мужчина за ней дал понять, чтобы Марина выходила, страх снова вцепился в её горло ледяной хваткой, не давая сделать полноценного вдоха. И всё же она вскинула подбородок и прошла к двери, чтобы покинуть место своего заточения.

Она уже поняла, что все мольбы бесполезны, а сама она – бессильна и перед Паоло, и перед теми, кто на него работал. Если откажется идти – её выволокут из комнаты и заставят сделать то, чего она не желает.

Они спустились вниз по лестнице – Марина шла впереди, ступая босыми ногами по холодному мрамору, позади неё, не отставая ни на шаг, следовал тот парень, что стерёг комнату.

Оказавшись на цокольном этаже, он подтолкнул её в сторону коридора, и Марина остановилась, чувствуя, что у неё подкашиваются ноги.

– Подождите, – выдохнула хриплым шёпотом. – Подождите…

Провожатый промедлил лишь на секунду, но почти сразу вновь толкнул её и она машинально прошла несколько шагов, пока не остановилась перед тёмной дверью. Она ощущала где-то на уровне инстинктов, что это последний рубеж. Сейчас перешагнёт порог и больше не будет шанса вернуться обратно.

Первый урок.


Первый круг из пяти. А попросту – насилие над ней, как бы Паоло это ни называл.

– Я туда не хочу, – снова выдохнула Марина, но перед ней уже распахнулась дверь, являя взору полумрачное помещение. И стоило только оказаться внутри, как пути отступления были отрезаны.

Марину окутали запахи – тоже пряные, бьющие по всем рецепторам. До слуха донеслись приглушённые стоны, и она застыла на месте, вновь вцепляясь в ручку и безуспешно дёргая её раз, другой, третий.

Это был даже не страх – притупление всех ощущений, всех чувств. Даже мысли стали словно бы туманными, принадлежащими не ей.

– Ты не надела то, что я прислал для тебя? Зря, в нём было бы удобнее. Идём, – тихо проговорил взявшийся из ниоткуда Паоло и, обхватив её запястье, повёл за собой.

Она пыталась упираться, особенно остро чувствуя в этот момент свою ничтожность и хрупкость. Снова в голове возникла ассоциация с игрушкой – послушной куклой, с которой будут делать то, что захотят, и что входит в список «пяти кругов инициации».

А после, когда поняла, куда именно привёл её Паоло, глаза Марины округлились, а способность дышать исчезла окончательно. Они стояли напротив большой кровати, укрытой от глаз только прозрачной вуалью, а за ней…

Марина даже зажмурилась, когда поняла, что – вернее, кого – видит перед собой. Услышала тихий мужской стон, и снова распахнула глаза. На постели лежал мужчина, которого оседлала женщина и делала ему минет. Отрывисто, с чётким ритмом, помогая себе рукой и насаживаясь ртом на член почти на всю длину.

Марина часто задышала, особенно от понимания, что Паоло стоит за её спиной. Нет, он не трогал её руками, только едва касался собой, оттого ощущение мужской близости было непереносимо острым.

– Зачем всё это нужно? – выдохнула она, снова зажмуриваясь. Впрочем, глупо было задавать именно этот вопрос. Паоло прекрасно отдавал себе отчёт, какие именно чувства будит подобное зрелище. И наверняка собирался этим воспользоваться.


***

«Зачем все это нужно?»

Он едва не рассмеялся, услышав этот наивный вопрос. Вероятно, она думала, что он закинет ее на кровать, разведет ей ноги и станет делать то, что она недавно назвала насилием? Нет, это были совсем не его методы. И «Парадизо» учило женщин прежде всего не тому, как удовлетворять мужчин, а как получить удовольствие самим и тем самым доставить его и мужчине.

За те уроки, которые он ей преподаст здесь, некоторые женщины готовы были заплатить – и немало. Недолюбленные, неуверенные в себе, не знающие, что такое оргазм вообще… Он же собирался показать Марине такое удовольствие, какого она наверняка никогда не получила бы с каким-нибудь Петей из соседнего подъезда, которого волновало бы только как быстренько трахнуть ее и кончить самому.

Нет, конечно, все это не отменяло того факта, что он собирался принудить Марину к тому, чего она не желала. Не отменяло и того, что он удерживал ее здесь против воли. Но все это не помешает ей стонать и умолять о большем, когда он разбудит в ней чувственность, о которой она в себе пока не подозревала. Если, конечно, девчонка не была фригидна. Но, судя по тому, каким неровным сделалось ее дыхание от зрелища того, Кейт трудится между ног у клиента, Марина вовсе не была безнадежна. Даже напротив – он физически чувствовал возникшее между ними напряжение. Хотела она того или нет – но все происходящее ее возбуждало. И он заставит ее это признать.

Он по-прежнему не прикасался к ней, опровергая все ее ожидания о насилии. Просто стоял рядом и наблюдал за тем, как вздымается ее грудь под черным платьем – знаком неповиновения ему, как будто то, что она надела на себя менее откровенный наряд, спасет ее от него. От него и ее собственных желаний.

Пожалуй, он даже был не против того, что она выбрала именно это платье. Стягивать его с ее тела будет гораздо интереснее, чем мало что прикрывающее неглиже. Своим упрямством она только разжигала его интерес. Ему нравилось скользить взглядом по ее ногам и бедрам, обтянутым шелковистой тканью и представлять то, что было под ней. Его невольно охватило предвкушение – тот особый вид удовольствия, которого не испытывал уже давно. Нет, не давно, а вероятно никогда вообще.

– Расслабься, – шепнул он Марине на ухо, мягко отводя прядь волос с ее шеи. Лёгкое, едва ощутимое прикосновение пальцев к ее коже, от которого она вздрогнула. А в следующее мгновение дернулась, словно намеревалась сбежать. Положив руки ей на плечи, он удержал Марину на месте, снова развернув лицом к кровати, на которой мужчина, явно готовый кончить, намотал рыжие волосы Кейт на кулак и принялся вбиваться ей в рот, активно работая бедрами. Сама Кейт тоже не теряла времени даром, начав ласкать себя рукой между ног.

– Смотри, ей это нравится, – сказал Паоло, начиная массировать плечи Марины. Все ее тело было напряжено – очевидно, она сейчас боролась сама с собой. Напрасная трата времени и сил, но пока девчонка этого явно не понимала.

Продолжая расслабляющие движения, он опустил голову и коснулся губами ее шеи. Ему понравился ее запах – совершенно естественный, без малейшей примеси парфюма или косметики. Потеревшись щетиной о нежную девичью кожу, он прошёлся поцелуем вдоль всего сгиба шеи, остановившись на обнажённом плече. Попробовал горячую кожу на вкус и ощутил, что этого неожиданно становится мало.

Одна рука Паоло коснулась спины Марины, другой он неторопливо стянул со второго плеча рукав, в то время как его язык прошёлся под затылком и спустился ниже, к позвоночнику. Он целовал ее спину – лёгкими, почти невесомыми касаниями, прекрасно зная, что подобные дразнящие жесты могут возбудить гораздо сильнее, чем открытая атака, которой она, по всей видимости, ожидала.

Когда его руки ласкающим движением прошлись по ее рукам, стягивая платье ниже, Марина наконец воспротивилась его действиям. Вцепившись в ткань платья мертвой хваткой, она отчаянно пыталась удержать его на груди. Он заметил, что ее глаза закрыты – наверняка она вообразила, что если не станет смотреть на то, как клиент берет Кейт сзади, поставив на колени, то сможет совладать с собственным возбуждением. Жестокое заблуждение, которое ему только на руку.

Вместо того, чтобы силой сдернуть с Марины платье, он отвёл руки от ее груди и запустил их в гриву мягких, слегка вьющихся волос. Он массировал пальцами кожу ее головы, и по вздоху, слетевшему с пухлых губ, понял, что девчонка не так равнодушна к его прикосновениям, как ей того хотелось бы. И этот факт подтвердила она сама, когда хрипло выдохнула:

– Не надо…

– Тебе не нравится? – уточнил он, продолжая своя манипуляции и крепко удерживая голову Марины в своих руках, без малейшего шанса на то, чтобы вырваться.

– Нет. Не нравится…

Она упорствовала, но по ее голосу – тихому, напряженному – он понимал, что ее воля слабеет.

– Лгунья, – шепнул он ей на ухо почти ласково и, сжав руку в кулак, сгреб в охапку прядь светлых волос, заставив Марину откинуть голову ему на плечо. Язык Паоло коснулся ее губ – неторопливо, словно желал распробовать на вкус каждый миллиметр – а затем толкнулся внутрь, снова натыкаясь на крепко сжатые челюсти. Но этим его было не смутить – его рот накрыл ее губы, сминая и подавляя. Он аккуратно, но чувствительно прикусил ее нижнюю губу и тут же стёр этот отпечаток ласкающим движением языка. И рот Марины невольно приоткрылся, чем он и воспользовался, снова войдя внутрь.

И пока его язык дразняще играл с ее языком, Паоло мягко потянул подол длинного платья наверх. Руки Марины мгновенно метнулись вниз, пытаясь ему помешать, но он накрыл ее ладони своими и, продолжая скольжение вверх, сказал:

– Пойми наконец – твое упорство бессмысленно. Так что лучше расслабься и получай удовольствие.

Смяв в пальцах тонкую ткань, он задрал платье на Марине до бедер и нырнул рукой за резинку трусиков, спуская их вниз. Она попыталась сжать ноги, но добилась только того, что крепче стиснула его пальцы, которыми он принялся ласкать ее между ног. Там, где уже было влажно и жарко. Там, где вопреки своему нежеланию ему повиноваться, она уже хотела его. Или просто того, чтобы ее трахнули. Но именно этого он делать и не собирался.

По-прежнему держа одной рукой подол ее платья, пальцами второй он двигался по ее лону. Гладил влажные складки, слегка надавливая там, где был вход во влагалище, но не пытаясь скользнуть внутрь. Он неторопливо кружил по ее клитору, сначала мягко, дразня, затем – более ощутимо, настойчиво потирая подушечкой среднего пальца. Ему нравилось слушать, как неровно она дышит, нравилось понимание того, что вопреки своим словам, она хотела того, что он делал с ней.

– Перестаньте, – снова заговорила она, когда его палец нажал на клитор, выбивая из Марины предательский стон. – Это гадко… мерзко…

Мерзко? Он ощутил вдруг, что из глубин души поднимается молниеносной, удушливой волной гнев. Он собирался доставить ей удовольствие, которого не знали многие женщины, а она говорила, что это мерзко и гадко? Наивная идиотка.

Не церемонясь больше, он подхватил ее на руки и, поднеся к массивному креслу, бросил Марину на мягкое сиденье. Опустившись перед ней на колени, грубо развел ее ноги в разные стороны, подавив сопротивление и процедил сквозь зубы:

– Сейчас ты узнаешь, что такое мерзко.

На смену пальцам он пустил в ход язык. Крепко сжимая руками колени Марины, которые она все ещё пыталась свести, он начал яростно вылизывать ее промежность. Его язык был повсюду – ласкал клитор, скользил по влажным складкам, кружил у входа в лоно. Он даже проник внутрь – совсем немного, не доходя до девственной преграды, но достаточно, чтобы она ощутила его. Чтобы захотела, чтобы он порвал ее. И по приглушённому стону, который она пыталась сдержать, Паоло понял, что она уже на грани. Подразнив узкое отверстие, его язык вернулся в клитору. Губы сомкнулись на напряжённом органе и он принялся его посасывать, зная, что ещё немного – и Марина сорвётся. Если только он ей это позволит.

Он втягивал клитор в рот, он легонько его покусывал и лизал, оттягивая зубами и губами, нанося чувствительные удары языком, и когда почувствовал, что Марина замерла, готовая, похоже, кончить, отстранился. Поднявшись на ноги, он навис над ней и, заглянув в лицо, издевательски спросил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4