Тати Блэк.

Невинность на продажу



скачать книгу бесплатно

Пролог


Безуспешно прикрываясь руками, я испытывала такой стыд, щедро смешанный со страхом, что меня начал колотить озноб. Из одежды на мне – только крошечные трусики, полупрозрачные, не оставляющие места фантазии, и крохотный же лифчик, от которого к стрингам протянуты тонкие серебристые цепочки. И обувь…

О, она заслуживала отдельного упоминания. Ярко-красные кожаные ремешки босоножек оплетали ступню, которая стояла на такой высокой платформе, что я бы удивилась, как ещё не переломала себе ноги, если бы у меня были на это силы. Но сил у меня не осталось. Только всепоглощающий страх, сплетённый с ужасом от предстоящей ночи.

– Лот номер три! Прекрасная Марина!

Меня подтолкнули к бархатным портьерам, закрывающим «кулисы» от жадных похотливых взглядов зрителей, которые расположились за столиками в огромной гостиной. Их было немного – несколько человек, в основном мужчины, хотя и дамы, разодетые в пух и прах, прибыли на эту вечеринку тоже.

Я была «лотом номер три» – первых двух девушек уже купили на аукционе, который был устроен в честь дня рождения хозяина. А я была своего рода десертом – девственницей, оставленной на сладкое.

Портьеры распахнулись, и я ступила на дорожку помоста.

– Улыбайся, – шепнули позади. – И пройдись туда-обратно.

Растянув губы, я шагнула вперёд, покачиваясь и едва не спотыкаясь в неудобной обуви. Перед глазами всё расплывалось – лица гостей я видела словно бы через пелену. Сердце стучало с такой силой, что едва не разрывало барабанные перепонки – везде только этот грохот: в висках, голове, груди.

Скорее почувствовала, чем увидела, как на меня пялятся несколько пар глаз – захотелось стряхнуть это липкое ощущение, щупальцами протянувшееся ко мне. Здесь цена на тело измерялась в сотнях тысяч евро, и моя невинность представляла для клиентов особо лакомый кусочек.

Я прошлась по всему помосту, развернулась и едва устояла на ногах. Быстро оглядела присутствующих, пытаясь найти глазами определённого мужчину. До сих пор не верила в то, что всё это – происходит со мной. Паоло просто не мог выставить меня на продажу… Мне ведь казалось, что я значу для него хоть что-то.

«Бояться совсем не стоит, – заверил меня Юра, полчаса назад колдовавший над моими причёской и макияжем. – Клиент просто хочет получить невинную куколку. Но после того, как проведёт с тобой ночь, ты станешь ему неинтересна. Если захочешь – останешься здесь, а нет – так тебя отпустят домой».

В памяти всплыло то, что он говорил мне совсем недавно, и я закусила губу, пытаясь отрезвиться болью. Если Юра думал, что его слова меня успокоят, он очень ошибался…

– Пятьсот! – первый выкрик достиг моих ушей, вырывая из плена воспоминаний.

– Пятьсот, раз! Пятьсот, два!

– Семьсот!

– Семьсот пятьдесят.

Никогда не чувствовала себя настолько шлюхой, даже когда Паоло проделывал со мной в постели то, от чего я стонала и умоляла продолжать. До сих пор тело хранило воспоминания о том, как меня касались его длинные сильные пальцы, вызывая такое наслаждение, которое казалось заоблачным.

Я встретилась взглядом с зализанным мужчиной лет пятидесяти, который смотрел на меня так, будто мысленно уже раздел и трахнул во все места.

Нет, я отказывалась верить в то, что Паоло отдаст меня другому.

– Девятьсот! – выкрикнул мужчина свою цену, и в гостиной послышались шепотки.

– Девятьсот, раз. Девятьсот, два-а-а… Девятьсот… три! Продано.

На губах мужчины зазмеилась нехорошая усмешка, он подмигнул мне, и дал знак официанту, чтобы тот наполнил его бокал. Отвёл взгляд, будто разом потерял интерес, но кивнул кому-то. Секундой позже мне на плечи легла ткань лёгкого халатика, и меня снова повели за «кулисы».

Я шла на деревянных ногах, не представляя, что мне делать дальше. Отдать невинность этому незнакомцу, который меня взглядом едва не поимел? Я не могла представить, что именно буду чувствовать, оказавшись с ним в постели. Мерзость? Самое меньшее.

К горлу подкатила тошнота, ноги подкосились. Меня усадили на низкий пуфик, стащили босоножки, поправили причёску.

– У тебя полчаса, подготовь её, – послышался хрипловатый голос, и я снова оглядела присутствующих в бесплодной попытке увидеть среди них Паоло.

– Хорошо, будет исполнено.

Словно послушную куклу, меня подняли на ноги и куда-то повели. Я чувствовала, что нахожусь на грани. Истерика уже бурлила в крови, хотя, ещё не вырвалась наружу. Хотелось кричать, плакать, бежать хоть куда-то, но я только шагала следом за теми, кто вёл меня к комнатам для гостей, и понимала, что ничего не смогу изменить.


Маленькая девушка азиатской внешности в светлой одежде разложила на тумбочке несколько тюбиков и баночек и присела на край постели, давая понять, что ждёт, когда я устроюсь на кровати. Я же вцеплялась изо всех сил в полы махрового белого халата, зная, что так или иначе мне придётся выполнить всё, чего от меня ждут.

Только оказавшись в горячем душе, в который меня отправили сразу же, стоило нам прийти в эту комнату, я смогла избавиться от озноба. Но теперь он вернулся, и мои руки и ноги стало колотить крупной дрожью.

– Ложитесь на живот. Халатик снимите. У нас не очень много времени, – указала мне на постель девушка, и я нервно облизала враз пересохшие губы.

– А хозяин? Он не придёт ко мне?

Глупо было спрашивать об этом у прислуги, которой платил Паоло – это я поняла сразу, едва на лице азиатки застыло каменное выражение, и она произнесла:

– Ложитесь на живот. Не заставляйте меня звать кого-то, кто вас уложит.

Я снова закусила губу до боли. Думай, Марина, думай… Возможно, лучшим вариантом будет сейчас сделать всё, что просят, а потом…

Скинув халат, я подошла к кровати и улеглась на неё.

… а потом? Умолять меня не трогать? Сомнительно, что этот мужчина согласится, выложив за «лот» внушительную сумму. Просить отвести меня к Паоло? Ещё хуже… На его месте я просто бы посмеялась над незадачливой дурёхой и сделала то, за чем он и прибыл на аукцион.

– Расслабьтесь, я всего лишь сделаю вам массаж.

Я почувствовала, как мне на спину выливают ароматное масло, пахнущее грейпфрутом. Вздрогнула, будто от удара. Расслабиться я не могла бы даже если бы меня погрузили в наркотический сон.

Умелые руки осторожно, но с силой начали растирать и разминать моё тело. Остановились на напряжённых плечах, скользнули по спине к ягодицам.

Я снова погрузилась в воспоминания о том, как меня трогал Паоло. Словно был искусным музыкантом, способным извлечь из инструмента такие ноты, которых не слышал до него никто. Он мог быть нежным и грубым, жестоким и внимательным – и всё это едва ли не одновременно.

– Перевернитесь на спину.

Я послушно выполнила указания, прикрывая глаза – не желала расставаться с образом Паоло, который стоял перед мысленным взором.

Почувствовала касания рук к груди, когда азиатка начала покручивать мои соски в пальцах. Внизу живота сладко заныло – тело отзывалось на эти ласки. Оставив одну грудь, её рука опустилась ниже, прошлась по складкам лона, увлажняя его маслом.

– Раздвиньте ноги. Я не сделаю больно.

Снова подчинившись, я едва слышно охнула, когда умелые пальцы начали растирать клитор. Я понимала, что именно делает эта девушка – подготавливает меня к тому, что должно произойти дальше. И возбуждение, что я начала испытывать, говорило лучше всяких слов о том, что ей всё удаётся.

От низа живота вверх поднималась горячая волна удовольствия, я заметалась на постели, чувствуя, что скоро кончу. Сколько раз Паоло делал со мной то же самое – заставлял испытывать оргазм за оргазмом, но не брал моей девственности, оставляя её для того, кто сегодня купил меня, будто вещь.

Смешанное со злостью, которая начала зарождаться в груди, наслаждение стало причинять физическую боль. Я почти взмолилась, чтобы азиатка перестала меня трогать, когда она сама отстранилась. Споро собрала всё, что принесла с собой, и без слов вышла.

Сев на постели, я схватила халат и прижала его к груди, безуспешно прикрывая наготу. Взгляд затуманился, а грудь тяжело вздымалась в такт каждому вдоху.

Я с ужасом смотрела на дверь в комнату, которая так и осталась приоткрытой после того, как девушка-массажистка ушла. Вскочить и попробовать сбежать? Разве я уже не предпринимала такой попытки? И чем она закончилась в прошлый раз? Наказанием.

Не успела я решиться на отчаянный шаг, как дверь стала открываться шире, понуждая меня смотреть на неё немигающим взглядом.

А после того, как в комнату зашёл мужчина, я замерла на месте без движения, не в силах сделать следующий вдох.

Это был тот, кто меня купил.


Часть первая


За десять дней до этого


– Марин, а лёд есть?

– В холодильнике посмотри. И мята там же.

– Окей. Ты скоро?

– Через пять минут.

Я бросила планшет на стол и откинулась на спинку кресла, зажимая переносицу пальцами. Ни одной приличной вакансии. Везде требовались или сотрудники с опытом работы – а откуда он мог взяться у девятнадцатилетней студентки, в объявлениях не писалось – или зарплаты были настолько мизерными, что я без сожаления закрывала «щедрые» предложения и переходила к новым.

Мне было необходимо найти работу, причём такую, которая поможет не перебиваться от зарплаты до зарплаты, а поэтапно решит все проблемы, начиная от матери, которая вкалывала в две смены из последних сил, чтобы я ни в чём не нуждалась, заканчивая оплатой моего обучения.

Я боялась говорить маме, что передумала поступать туда, куда собиралась сразу по окончании школы, но провалила вступительные экзамены. И теперь была уверена, что это случилось не просто так.

Мне не всегда хватало смелости на то, чтобы следовать за своей мечтой. Обучение в академии государственной службы стоило дорого, на бюджетное отделение поступить было невозможно, потому оставалось только штурмовать экзаменационную комиссию снова, но на следующий год. И копить деньги на учёбу.

Посидев так ещё немного и старательно отгоняя от себя мысли о том, что я неудачница, каких поискать, я поднялась из кресла и отправилась на кухню, где подруга Лиза смешивала в кувшине ингредиенты для мохито.

– Я уж думала, ты там застряла окончательно, – проворчала она, наливая напиток в высокий стакан. – Ничего не нашла?

– Неа. Везде или копейки платят, или требуют опыт работы. Я конечно покидала им резюме, но…

Усевшись за стол и забрав у подруги порцию мохито, я принялась вяло ковыряться в тарелке с салатом, которого Лиза нагрузила мне от души. Аппетит пропал, хотя, ещё полчаса назад мне казалось, что я готова съесть слона. А всё чёртовы нервы, потраченные на этот поиск достойной вакансии.

– Ну ничего. Москва не сразу строилась.

Лиза начала уминать салат, заставляя меня помимо воли улыбнуться. Она всегда была довольна жизнью, что бы ни происходило. Поступила вместо университета в техникум? Не беда. Пошла подрабатывать, а работодатель оказался не чист на руку? Тоже вполне терпимо. Мне бы очень не помешало иметь хотя бы половину того оптимизма, который обычно излучала Лиза.

– Слушай… а если тебе няней устроиться? – отложив вилку, предложила подруга. – Ну или… сиделкой?

– Чтобы я потом срок получила? Я вообще не умею управляться с детьми или больными.

– М-м-м. Засада.

– Да ладно. Если работа для меня есть, она меня обязательно найдёт.

– Вот это правильно!

Лиза подняла стакан мохито в тосте и провозгласила:

– За это и выпьем!

И я последовала её примеру.


Я оказалась права. Работа мечты нашла меня сама к вечеру того же дня, когда я уже собиралась ложиться спать. Некая фирма проводила набор персонала в загородный дом с проживанием непосредственно на месте работы. Мне предлагалась вакансия «клининговый работник». По факту – уборщица. Не самое желанное занятие на свете, но… когда я увидела сумму, которую работодатель был готов выложить в месяц, у меня пропал дар речи.

Я перечитала письмо несколько раз. С трудом верилось, что за такую работу могут платить настолько большие деньги. Хотя, это для меня сумма была внушительной, на деле же для людей, зарабатывающих миллионы в месяц, это были сущие копейки. И всё же стоило проявить осторожность и выяснить об этой вакансии всё, что мне удастся разузнать.

Сон как рукой сняло. Я уселась на постели по-турецки и принялась искать в сети отзывы или что-то в этом роде, которые могли быть оставлены теми, кто работал в этом особняке раньше. Вероятность того, что мне удастся это сделать, была минимальной, но всё же…

Ничего. Пусто. Впрочем, на что я надеялась? Это частная вакансия, вряд ли после того, как люди переставали там трудиться, первое, что они делали – бежали писать восторги в интернете. Или не восторги…

Отложив планшет, я задумчиво постучала сотовым по раскрытой ладони. Позвонить Лизе и посоветоваться с ней? Я уже знала, что именно она мне скажет. Что я должна зубами, руками и ногами вцепляться в эту вакансию. Я и сама думала точно так же – такая работа на дороге не валяется.

Сейчас лето – даже оставшихся до осени месяцев должно было хватить на то, чтобы заработать приличную сумму. А поступление можно было отложить ещё на год. И задержаться в этом особняке подольше.

Вздохнув, я взяла планшет и отправила согласие, не особо рассчитывая на то, что мне ответят так поздно. Через десять минут новое письмо заставило меня подскочить на постели от того, что я испытывала такой фейерверк эмоций, что меня едва не разрывало на части.

«Ждём вас завтра к 14:00 по указанному адресу».

Лаконично и понятно.

Вот и всё – осталось убедить маму, что я готова к тому, чтобы самостоятельно заработать на наши нужды.


Такси, которое пришлось взять, чтобы добраться до моего будущего места работы, остановилось возле высоких кованых ворот. Я выглянула в окно, испытывая смесь восторга и ужаса. Дом оказался огромным, больше похожим на современный дворец.

Опоясанный трёхметровым забором, из-за которого я могла видеть лишь третий этаж особняка, он величаво стоял на возвышенности, что давало ему преимущество – отсутствие соседних домов. И здесь мне предстояло жить и работать несколько ближайших месяцев?

Я вынула мобильный из кармана и набрала номер матери, которая не столько просила, сколько требовала, чтобы я отзвонилась ей сразу же по приезде.

Заверив маму, что со мной всё в порядке, я протянула начавшему нервничать таксисту несколько купюр и, прихватив сумку, в которой уместились все мои вещи, что я собрала с собой, вышла из машины.

Кашлянув – в горле пересохло от волнения – я нажала кнопку звонка, расположенную возле ворот, и те почти сразу приотворились. Мужчина, одетый во всё тёмное, цепко осмотрел меня с ног до головы и, взглянув вопросительно, взялся за висящую на поясе рацию.

– Я по поводу работы. Мне написали вчера вечером. Сказали, приехать сегодня к двум, – затараторила я, боясь, что это какая-то ошибка.

Всё – ошибка. И предложение работы, и то, что я приехала туда, где меня никто не ждёт. Мужчина же всматривался в моё лицо несколько секунд, после чего кивнул и отворил калитку шире, давая мне возможность войти.

Я осторожно заглянула внутрь, и тут же удивлённо выдохнула. Весь сад, что окружал особняк, утопал в цветах – они были повсюду – в основном светлые. Сирень, флоксы, жасмин – казалось, кругом были одни цветы. Почему-то именно это обстоятельство повлияло на то, что я решилась – сделала шаг, входя во двор, и тут же за моей спиной закрылись ворота, будто бы отрезая мне путь назад. Впрочем, в тот момент последнее, о чём я думала – что захочу сбежать из этого маленького рая.

Зря.


Меня проводили внутрь особняка. Огромный холл был уставлен вазами, но не настолько обильно, чтобы возникло ощущение, будто попал в цветочный магазин. Лестница с тонкими изящными перилами, уходящая на второй этаж – среди всего этого я чувствовала себя крохотной и незначительной.

– Ждите, вас проводят.

Мужчина ретировался обратно к воротам, а я так и осталась стоять посреди холла, впиваясь пальцами в ручку сумки. Жадно осматривалась и прислушивалась к любому звуку, но ничего не расслышала. Лишь только на втором этаже что-то звякнуло и раздался женский смех. Наверное, хозяйка дома или его дочь. Или гостья.

Интересно, какой он – владелец этого особняка? Наверняка богат настолько, что для него месячного оклада, указанного в письме, которое я получила ночью, не хватило бы даже на ужин в приличном ресторане. Хотя, о чём это я? Главное, что его хватит мне на решение первостепенных проблем.

– Идёмте, я провожу вас.

Возле меня, словно из ниоткуда, появилась женщина. Одетая просто, но дорого – мне даже не нужно было знать, сколько стоит её костюм, чтобы понять: такого я не смогу себе позволить даже с семидесятипроцентной скидкой – она холодно улыбнулась мне и зашагала прочь, держа спину прямо. И мне ничего не оставалось, как последовать за ней.

Теперь я почти ничего не видела кругом – настолько взволнована была, что не смотрела по сторонам. Только слушала, как стучит в висках сердце, и надеялась, что смогу побороть волнение, которое мне может помешать, когда будет… собеседование? Встреча с хозяином дома? Что именно меня ждёт?

Нет, вряд ли прислугу такого ранга выбирает себе сам владелец особняка.

– Проходите, вас ждут, – произнесла женщина, открывая передо мной дверь кабинета, и я, на мгновение замерев на пороге, облизала пересохшие губы и исполнила её указание.


***

– Она здесь.

Паоло Раньери, владелец агентства «Paradiso», обернулся к своей помощнице и неторопливо оглядел ее с головы до пят, хотя и без того знал, что внешний вид Тины безупречен. Начиная с блеска волос, уложенных в гладкую строгую причёску, и заканчивая блеском лакированных туфель на длинных острых шпильках. И только он знал, какую противоположность этому образу являет из себя Тина, когда он трахает ее, впечатав лицом в стол. Или стену. Он всегда делал это быстро и жёстко, предпочитая удовлетворять свои потребности без лишней возни и прелюдий, а ей нравилось, когда он брал ее именно так. И потому она устраивала его во всех отношениях.

– Впусти, – ограничился он короткой командой, но вместо того, чтобы пройти к двери, Тина подалась к нему ближе. Длинные пальцы с острыми коготками, накрашенными ярко-красным лаком, скользнули по его груди, пробираясь под рубашку, и коснулись гладкой кожи торса. Он посмотрел на ее лицо – глаза полузакрыты, губы чувственно выпячены, дыхание прерывистое, но каждый вздох – четко выверен, точно выполняется по какому-то учебнику. И в каждом движении – холодная расчётливость, направленная на получение определенного результата.

Лживая хитрая сука. Но именно таких он и предпочитал. С Тиной не было никаких проблем – он всегда знал, на что она готова и что желает получить в ответ. И этот жест, которым она касалась его сейчас – собственнический, дразнящий – означал, вероятно, только одно – она хотела утвердить на него свои права. А значит, опасалась того, что девица, ожидающая собеседования, может ему понравиться.

Впрочем, его совершенно не волновали чувства Тины на сей счёт. Он уже решил, что займётся этой малышкой сам. Решил ещё тогда, когда увидел ее фото, прикрепленное к резюме.

Девятнадцать лет, нигде не учится и не работает и при этом ищет высокооплачиваемое место. Идеальная кандидатка с наивностью высочайшего уровня.

Ее анкету он просматривал лично. Не так уж и часто ему попадались девушки такого возраста. В этом южном, расслабленно-сонном городке юные красотки редко задерживались надолго. Чаще всего они стремились уехать в более крупные города, чтобы учиться или работать там. Эта же, очевидно, подобной роскоши себе позволить не могла. И это был ещё один плюс в ее копилку.

Он вообще возлагал на нее большие надежды. Особенно после того, как проверил ее профили в соцсетях. Судя по всему, она ни с кем сейчас не встречалась, да и фотографий в мужском обществе на ее страницах не наблюдалось. Так что, весьма вероятно, что в ее лице он сорвёт настоящий джек-пот. И ради этого Паоло был готов поработать с ней лично. Он сделает из нее настоящую жемчужину «Paradiso». И неважно, захочет она сама того или нет.

Он почти никогда не проводил собеседования сам – для этого у него имелись помощники, но ради этой девочки решил сделать исключение. И даже испытывал сейчас что-то вроде нетерпения, зная, что она находится за дверью. Это было подобно азарту картежника, свято уверенного в своем чутье и слепой удаче. И его собственное чутье обычно работало безотказно.

– Убери руки и приведи мне наконец эту девицу, – проронил он сухо, отстраняя от себя Тину и приводя в порядок рубашку, на которой та успела расстегнуть несколько пуговиц.

– Ты побудешь со мной после того, как она уйдет?

– Отсюда ещё никто не уходил, – отчеканил он и, развернув ее к двери, ощутимо шлёпнул по заднице, давая понять, что ей лучше поторопиться.

– Ты прекрасно понял, о чем я.

– А ты прекрасно знаешь, что только я решаю, кого и когда мне трахать.

Этот разговор начал ему изрядно надоедать. Он совершенно не терпел навязчивости и каких-либо возражений. И никому подобного не позволял. Никогда. Никогда с тех пор, как вырвался из своего персонального ада.

– Поживее, – скомандовал он, когда Тина обернулась у самой двери и прикусила губу, словно собиралась с духом, чтобы что-то сказать. Вот только он не намерен был слушать. Молча указав ей на дверь, Паоло отвернулся обратно к окну и, сложив руки за спиной, принялся ждать.


– Можно?

Голос мягкий, приятный. Говорить старается уверенно, но дрожащие нотки выдают ее с головой. Он представил, как она выглядит сейчас – наверняка держится очень прямо, пытаясь показать себя более смелее, чем то есть на самом деле. Улыбнувшись своим мыслям, он произнес, так и не поворачиваясь к ней лицом:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4