Татьяна Зуйченко.

Наёмники. Судьба «Бриарея»



скачать книгу бесплатно

Разговаривая с мамой, я поставила на плиту кастрюльку с кашей и нарезала себе хлеба. Насчёт сборов ничего в голову не приходило, но у меня было ещё время.


Поев, я снова вернулась к сумке. Кинула туда пару мелочей: кое-что из моего арсенала для заданий, блокнот и тому подобное. Снова посмотрела на часы. Почти двенадцать. Что мне делать оставшиеся до выхода полтора часа, оставалось загадкой. Я, подумав, решила почитать в Интернете информацию по Нью-Йорку и скачать на смартфон его карту. Мало ли, вдруг понадобится.

Увлекшись, я просидела за компьютером до упора и ещё чуть-чуть. Оторвавшись, наконец, от экрана, я вызвала такси – до аэропорта в это время полчаса ехать, а может, и больше, если в длинной пробке застряну. Машина приехала в час двадцать пять, я суматошно загрузилась внутрь, ухитрившись ничего не забыть, и назвала адрес:

– Восточный аэропорт, ко входу на второй терминал!


Пробок почти не было, так что добралась быстро. Мне даже пришлось ждать Серёжу – правда, совсем недолго. Зайдя в здание аэропорта, мы встали недалеко от терминала. Говорили о разных пустяках – о деле всегда успеем. Например, обсуждали понемногу собирающихся пассажиров. Нам даже показалось, что я заметила Мишу, но потом мужчина обернулся и мы поняли, что обознались. Неудивительно – наш попутчик был очень похож. Через некоторое время, пройдя паспортный контроль, проверку багажа и билетов, мы уселись на свои места. Прослушав сообщение о том, что мы взлетаем через несколько минут, я отключила телефон, пристегнулась и откинулась на спинку кресла, на всякий случай сунув за щеку конфету. Нам предстояли долгие девять часов перелета.

***


Придя за несколько минут до отправления, я смешался с толпой и нашёл друзей. Они стояли вместе с остальными пассажирами, о чем-то переговариваясь и оглядываясь по сторонам. Я забрал свой билет и подошёл поближе. В какой-то момент мне показалось, что меня раскрыли, но потом я понял, что ошибся. Всё же грим – великая вещь, хотя я с ним и не усердствовал – паспорта же проверяют. Но всё равно получилось неплохо.

В самолёте я обнаружил, что сижу сразу за Сержем и Викой. Удобное совпадение, что ни говори! Они вели себя спокойно, очевидно, и не подозревали о возможности слежки.

Перелет был скучным. Я смотрел то в окно, то в книгу, которую взял с собой, одновременно контролируя эту парочку и остальных пассажиров. Все вели себя тихо, не было ни скандалов, ни попыток убийства, о которых предупреждал меня шеф. Всё же нужно быть совсем больным, чтобы задумать покушение на летящем над океаном самолёте. Ни один из попутчиков не подходил под описание самого «заказчика» или людей, с ним связанных. Впрочем, шеф сказал, что сообщник, скорее всего, будет ждать их уже в Америке. Так что приглядывался я только для собственного спокойствия. Когда ближе к полуночи по моим часам и к пяти дня по местному времени самолёт сел в Нью-Йорке, я вышел одним из первых, чтобы проследить за подопечными. Все пассажиры толпились, скандаля и пытаясь забрать свой багаж – вышла какая-то заминка.

Я ничего не сдавал, так что стал в сторонке, контролируя окрестности. Внезапно из тени какой-то громоздкой статуи, стоявшей рядом, вынырнул мужчина. На вид лет тридцати, он был одет в лучших традициях фильмов про шпионов и ФБР. Брюнет в черной кожаной куртке, темных брюках, на поясе кобура с пистолетом и наручники, на вороте – солнцезащитные очки.

– Где они? – мужчина встал рядом со мной и принялся вглядываться в волнующуюся толпу. Я промолчал. Мало ли, кто он и кого имеет ввиду. Может, это как раз будущий убийца моих друзей!

Мой собеседник, заметив, что я не собираюсь отвечать, одобрительно хмыкнул и достал из кармана полицейское удостоверение.

– Джеймс, начальник отдела по борьбе с организованной преступностью. Стэн должен был вас предупредить.

– Да, – я осмотрел "корочку". На мой взгляд, она была настоящей, так что я ему поверил, тем более Станислав Александрович меня действительно предупреждал. – Я…

– Синелин Михаил. Знаю, – прервал меня Джеймс. – Кстати, вот ваш билет на обратный рейс, вылет в шесть ноль девять вечера. За вашими подопечными я прослежу, просто укажите мне их. И поскорее: они скоро будут расходиться.

– Сергей – высокий брюнет, одет в джинсы и чёрно-синюю ветровку. На плече рюкзак, серый. Виктория – тоже довольно высокая, с русыми волосами, одета в фиолетовый костюм. На плече чёрно-фиолетовый рюкзак. Вон они, только отошли от толпы.

– Хорошо, спасибо, – мужчина кивнул, провожая их взглядом. – Передайте Стэну: всё сделаем в лучшем виде. Можете не волноваться.

Он пожал мне руку и быстрым шагом последовал за подшефными. Посмотрев ему вслед, я свернул к залу ожидания. До вылета оставался час, а делать в Нью-Йорке мне было больше нечего, разве что сувениров в соседнем ларьке прикупить. Оставалось надеяться, что Джеймс стал начальником отдела не просто так.

***


– И куда мы? – спросила я Серёжу, когда мы прошли контроль и наконец выбрались за пределы аэропорта.

– В гостиницу Хилтон-Гарден. Я оплатил для нас две комнаты.

– Когда ты успел? – удивилась я.

– Пока собирался. Через Интернет забронировать – минутное дело! – пояснил друг и приподнял руку, привлекая внимание водителя ближайшего такси на стоянке.

– To the Hilton Garden hotel on Sixth Avenue, please.

В такси я молчала. Частично тому была причиной привычка – может же таксист подслушивать разговоры клиентов, хотя здесь он скорее всего не поймет, если мы будем говорить по-русски. А ещё хотелось молчать из-за того, что меня вымотал перелет и смена часовых поясов. Я без особого труда могла не спать пару суток, но с путешествиями и сменой климата у меня всегда были проблемы. Лучшим решением было как следует отоспаться, что я и надеялась сделать, когда мы приедем в отель. До встречи с партнёром нашего клиента оставалось девятнадцать часов, плюс-минус часа два на дорогу. Будет время и выспаться, и спокойно поесть, и спланировать свои действия. Это вообще лучше делать в тишине и без лишних ушей, так что мы с Серёжей решили поговорить позже.


В отеле никаких проблем не возникло. Показав паспорта, мы получили ключи от соседних номеров. Лично я завалилась спать не разбирая вещи, как только зашла в номер. Проснулась уже глубокой ночью. Часы возле кровати показывали три – выходит, я проспала около девяти часов. Чувствовала себя неплохо, усталость прошла, разве что голод остался. Я пошарила по номеру, нашла фрукты и ужин, который мне принесли в номер. Решив, что заснуть уже не получится, я оделась, по-быстрому перекусила и позвонила Серёже, не решившись стучаться в его комнату. Он ответил сразу же.

– Привет. Ты уже встала?

– Ага, полчаса назад. А ты?

– Тоже. Заходи ко мне, будем над заданием думать.

– Сейчас.

Прокравшись по коридору, я прошмыгнула к напарнику в комнату. Он, уже одетый, сидел возле стола и жевал яблоко. Ещё несколько лежало рядом. Я взяла стул, уселась и тоже цапнула фрукт.

– Что делать будем? – спросил меня друг.

– С заданием или вообще?

– И с тем, и с тем. У нас ещё есть девять часов до встречи и десять – до отлёта. Во-первых, скучно в номерах сидеть, а во-вторых нужно спланировать наши действия.

– Ну, сидеть в номерах не только скучно, но и глупо. Лично я первый раз в Нью-Йорке. Можно прогуляться, посмотреть какие-то достопримечательности, и вообще развлечься. Ты помнишь, когда мы в последний раз отдыхали? – ответила я.

– Вчера, – улыбнулся друг. – Но идея и правда хорошая. Только… А мы не заблудимся?

– Ха! Во-первых, мы говорим по-английски. Во-вторых, – я достала телефон, – я скачала карту города.

– Это хорошо, – улыбнулся Серёжа. – Я тоже здесь впервые и совсем не против погулять. А что будем делать с заданием?

– А что, с ним нужно что-то делать? За час до полудня вызовем такси, оно нас отвезёт к этой башне Свободы. Там поднимаемся на смотровую площадку, ждём нужного человека, забираем у него груз. Потом в аэропорт, полдня – и мы дома! Ничего особенного.

– Ага, – согласился мой напарник. – А ты уверена, что в эту башню можно так просто зайти?

– Нет, – растерялась я. – Думаешь, нужен пропуск или что-то подобное?

– Не знаю. Но в номерах бесплатный вай-фай, можно узнать, – предложил друг. Мы уткнулись в телефоны.


Через десять минут выяснилось, что без билета нас и правда не пустят. Более того, его нужно заказывать заранее. К счастью, это можно было сделать и через Интернет, так что мы сразу же оплатили две штуки и, успокоенные, стали просматривать карту и каталог самых интересных мест города, составляя маршрут. Оказалось, что за восемь свободных часов мы можем сделать и увидеть очень многое, а одна из достопримечательностей – как раз сама башня, где у нас назначена встреча. Мы случайно узнали, что она построена на месте бывших Башен-Близнецов, историю которых знал, наверное, любой взрослый человек. Полистав ещё немного новокупленный справочник, я освежила в памяти своей и напарника эту историю. Трагическое происшествие 26 февраля 1993 года и ещё более трагическое – 11 сентября 2001 были известны всему миру. В память о них рядом с новой Башней Свободы и установили мемориал, который стал одним из самых посещаемых мест города.


Гуляли мы долго – всё свободное время – и со вкусом. Уже около полудня, с гудящими ногами, на такси добрались до мемориала. Я положила рядом купленные пару минут назад цветы. Четыре темно-красные розы. Постояв рядом пару минут, мы молча пошли к башне. Со входом проблем не возникло, как только мы показали билеты, нас без возражений пустили внутрь. Поднявшись на смотровую площадку, частично укрытую стеклом, мы встали недалеко от края, прислонившись к прозрачной стене. Я незаметно разглядывала остальных посетителей. На площадке был аншлаг. Пару раз в толпе неподалеку мелькнул незнакомый мужчина лет тридцати, в темной теплой куртке и брюках, зато с солнцезащитными очками на носу. Он чем-то «зацепил» меня. Непонятно, как ему не было жарко: хотя по календарю начался октябрь, стояла очень теплая сухая погода, даже, пожалуй, душная. Впрочем, я тут же выкинула мужчину из головы: судя по описанию, которое выдал заказчик, к нам с Серёжей приближался его партнёр. Одетый в лёгкий офисный костюм, без галстука и в прозрачной рубашке, он очень хорошо вписывался в окружение. Портило его только каменное лицо и глаза. Было в них какое-то пренебрежение, отстранённость и, как мне показалось, безжалостность. Хотя я, конечно, могла и ошибаться. Подойдя к нам с напарником, он искривил губы в улыбке и махнул левой рукой, аккуратно приподнимая правую с зажатым в ней портфелем. Совершенно обычным, светло-коричневым, старым и потёртым.

– Добрый день, это же вы Сергей и Виктория? – осведомился мужчина, награждая нас обоих тяжёлым, как грузовик с песком, взглядом.

Не тратя время на положительный ответ – и так понятно, что на слово он нам не поверит – мы протянули ему наши документы. Мужчина изучал их долго, пристально и профессионально. Наконец, кивнув, он вернул нам паспорта и достал свой. Серёжа взял его и внимательно просмотрел. Я глянула из-за плеча друга. На вид документ был настоящим, да и напарника ничего не насторожило – нас учили отличать поддельные документы, хотя полную уверенность могла дать только тщательная экспертиза. Друг вернул паспорт и спросил:

– Все документы в портфеле?

– Да, – кивнул мужчина. Глянул на часы и заторопился: – У меня мало времени. Сейчас я передаю вам портфель. Вы, не открывая его, сразу идете в аэропорт. Вам ведь отдали билеты на обратный рейс?

Мы кивнули. Мужчина осмотрел портфель, проверил замки и, сунув его в руки Серёже и, попрощавшись, быстрым шагом направился к лифту. Мы немного задержались у прозрачного окна от потолка до пола, наслаждаясь видом на Нью-Йорк с высоты ста четырех этажей. Партнёр нашего заказчика уже скрылся из виду, когда в портфеле, который держал мой друг, что-то пронзительно запищало. Мы настороженно и удивлённо уставились на наш груз. Вроде бы пищать он не должен был. Да и чему там пищать? Бумагам?

Внезапно из толпы выскочил тот самый мужчина "в стиле суперагентов", который привлек недавно моё внимание. Подскочив к нам, он быстро провел болевой прием, выдернул у Серёжи портфель и бросился к открытой площадке.

– Ложись!!! – заорал он, подскакивая к бортику.

Мы с напарником, не успев ничего понять, на рефлексах, глубоко въевшихся в самую глубину подсознания, упали носом в пол. Я одним глазом продолжала следить за происходящим вокруг. Окружающая нас толпа подалась назад как от чумы, оставляя пустое пространство примерно в пять метров в диаметре. Странный "суперагент" вытянул руку за бортик, отпустил портфель и тоже растянулся лицом вниз. Прикрыл руками голову. Буквально через секунду раздался мощный взрыв.

Пуленепробиваемые и противоударные стёкла от взрывной волны рассыпались вихрем крупных толстых осколков, разлетевшихся по всей площадке. Краем сознания я отметила несколько панических криков из толпы. В меня воткнулось как минимум десяток стекляшек, взрывная волна накрыла, вышибая дыхание, и я временно впала в забытьё.


Дальнейшее я помню частично, урывками. Вот я лежу на чем-то жестком, похоже, в машине, которая несётся, подпрыгивая и наклоняясь на поворотах. Вокруг слышен гомон взволнованных голосов, но я могу смотреть только вверх, на белый потолок машины. У меня все болит, особенно когда нас заносит на поворотах и ремни, которыми я пристегнута, впиваются в свежие раны. Скоро у меня темнеет в глазах и я выпадаю из реальности.

Вот меня везут по длинному сине-белому коридору, вокруг стоит гвалт и беготня. Я, уже опутанная сетью прозрачных трубок, понимаю, что нахожусь в больнице. От шума вокруг у меня мутится в голове, все сливается в разноцветную воронку и медленно гаснет.

Вот я лежу на чем-то жёстком, в глаза бьёт яркий свет. Сумев наконец повернуть голову, вижу голые стены и нескольких девушек с различными инструментами. Пожилой мужчина в белом халате что-то вкалывает мне в предплечье, боль во всем теле немного утихает, все плывет перед глазами и я проваливаюсь во тьму окончательно.


Полностью очнулась я утром, судя по виду из соседнего окна, чувствуя себя вполне сносно и стремясь удовлетворить проснувшееся одновременно со мной любопытство. Покрутила головой, моргнула, окончательно фокусируя зрение, и огляделась внимательней.

Обычна больничная палата, большая, примерно десять на шесть метров. Широкое, на половину стены окно выходит в уже частично пожелтевший сад. Странно вообще-то, вроде бы мы в Нью-Йорке были. Комната чистая, светлая, с дверью в дальнем углу. Бело-голубые стены с кучей техники над двумя кроватями. На одной из них лежу я, на соседней растянулся Серёжа. Он опутан проводами и трубочками, как муха паутиной, но выглядит неплохо. Ко мне тоже что-то подсоединили, в основном, насколько я могла понять, измерители давления, пульса и других жизненных показателей.


Мой напарник пошевелился, открыл глаза и некоторое время лежал без движения. Потом слегка приподнялся, нашарил взглядом меня и улыбнулся. Попытался сесть, но я отрицательно помогала головой:

– Не стоит. Лучше полежи, мало ли что с нами было. Кстати, как ты себя чувствуешь?

Напарник поморщился.

– Терпимо. Всё тело болит, и, похоже, я отлежал себе шею. Да ещё приборчики эти раздражают. А так нормально. Лучше, чем могло бы быть, учитывая, что бомба взорвалась почти рядом с нами, – он качнул головой и посмотрел на меня. – А ты-то как?

– Тоже неплохо. Даже не болит почти ничего. Хотя приборчики очень раздражают, ты прав, – я улыбнулась. – Только вот любопытство меня съедает: что было после взрыва?

– Да, кстати, об этом, – Серёжа нахмурился, потом вздохнул. – Ты вообще в курсе, как мы здесь оказались? Я лично нет.

– Тоже не знаю, – я пожала плечами, наморщила лоб и зажмурилась, пытаясь вспомнить хоть что-то. Получалось плохо, все было как в тумане.

– А что ты последнее помнишь, Серёж?

– Ну-у… – протянул друг. – Вроде помню, как тот человек выхватил у меня портфель, выбросил его, бомба взорвалась. А дальше – как отрезало. Только темнота.

– Мне кажется, мы сейчас в какой-то больнице, – предположила я. – Я помню, как нас куда-то везли и потом ещё врачей.

– Ага. Интересно, придет к нам кто-то или нет? Лично мне очень хочется знать, что же на самом деле с нами было и почему. А ещё поесть бы не помешало. Эх, шефа бы сюда. Он бы живо разобрался с этими всеми странностями. Как думаешь, …

Я прервала его, слегка приподняв более-менее свободную руку.

– Ты слышишь? – спросила, кивая на дверь в углу. И повернула голову, чтобы разобрать неясные звуки. Серёжа тоже навострил уши.


Из-за двери доносились три голоса: спокойный и уверенный, хриплый, как после простуды, и раздражённо-усталый. Слов было почти не разобрать, но скоро стало совершенно ясно, что они ссорятся.

– … необходимо увидеться. … срочное дело… не терпит отлагательств… …всего несколько минут… Неделя… волнуются…

– Ни в коем случае! Возможно…не очнулись… режим… устала от ваших… человеческим языком…

– Послушайте… несколько минут… должны понять… говорил… придут в себя… почти в порядке…

– Вас… слушать! Мало… говорил! А вот вы… только выздоровели… операция… не шутки! Если откроется… перенапрягаться! …обратно… палату… нет!


Мы ещё пару минут прислушивались к голосам. Насколько я поняла, двое мужчин пытались нас навестить, а дежурная не хотела их впускать. Но наконец дверь открылась, и внутрь зашли… шеф и тот самый человек, выхвативший у моего друга бомбу!

– Не иначе, накаркал ты, – повернулась я к Серёже. Он только развел руками.

– Добрый день, герои! – приветливо улыбнулся Станислав Александрович, присаживаясь на стул между нашими кроватями. Второй мужчина сел рядом.

– Здравствуйте, – ошарашенно отозвалась я одновременно с другом.

– Это, – шеф кивнул на своего спутника, – мой брат, Джеймс Картер, начальник отдела по борьбе с организованной преступностью.

– Брат?! – ошарашенно переспросил Серёжа, пока я разглядывала лица мужчин. А ведь и правда похожи, странно, что это не бросилось в глаза сразу же!

Шеф кивнул и спросил:

– У вас, наверное, куча вопросов? Можете их задавать. Но только после отчёта о самочувствии! – он улыбнулся.


Заверив его, что все в порядке, мы одновременно задали первый вопрос.

– Как долго мы здесь? – нахмурившись, поинтересовалась я.

– Как вы здесь очутились? Что вообще происходит? – с любопытством спросил Серёжа.

Шеф улыбнулся.

– Вы здесь уже неделю. Твоей маме, Вика, я позвонил и сказал, что все с тобой в порядке, просто пришлось немного задержаться в Америке. Кажется, она не слишком удивилась и почти не волнуется. А попал я сюда так же как и вы – самолётом, как только Джейми – он кивнул на своего брата, – позвонил и рассказал о происшествии в Башне Свободы.

– М-да… – кивнули мы. Потом мой друг спросил:

– А что с Башней стало? С людьми? И как Джеймс так быстро оправился?

Ответил ему не шеф.

– У здания разворотило шесть этажей, даже металлические перекрытия и балки покорёжило, – хриплым голосом сказал Джеймс. – Ещё несколько нижних уровней довольно сильно повреждены. Перестраховались преступники, силы взрыва на целый квартал хватило бы. С людьми все в порядке, убитых, насколько я знаю, нет, в основном сильно израненные. Но врачи говорят, жить будут. Они все легко отделались, далеко от окон стояли. А мне, можно сказать, вообще повезло. Я оказался рядом со стыком несущих опор, они меня частично прикрыли. Так что у меня не было ничего серьезного, только вот со связками что-то, у меня в горло осколок попал, – он дотронулся рукой до уже поджившей длинной раны. – Меня уверили, что со временем это пройдет, и уже на следующий день выписали. А вот вас знатно побило, хотя подробностей я не знаю. Вам даже операции делали.

– Ого. Вот это мы умудрились, – покачала головой я. Потом хихикнула:

– И опять башню чинить надо. Нет, всё же у зданий «Близнецов» и их наследников такая судьба – вечно быть разрушенными. Хозяевам стоит смириться и бросить этот проект. Сначала пожар, потом два теракта, потом мы с бомбой, что дальше? Кстати, нас во взрыве не обвинят?

– Нет, мы все выяснили. Это был заговор, его зачинщики – ваш «клиент» и его сообщники – уже пойманы. Они – исполнители, которых наняли вас устранить. Именно вас, Серёжу и Вику, – шеф пронзительно посмотрел на нас.


Я поёжилась. Что происходит? Почему нас хотели убить? И почему шеф так странно себя ведёт? Как будто бы в отражение этих мыслей мой друг поражённо спросил:

– Что? Как такое может быть? Чем мы это заслужили?

– Ну, работа у вас довольно опасная, – хмыкнул шеф. – И хотя у нас все делается в обстановке максимальной секретности, врагов вы за год успели нажить порядочно. Странно, что подобная ситуация вас удивила, вы должны были бы все понимать и ждать чего-то подобного.

Мы с Серёжей опустили головы, признавая свою ошибку. Шеф улыбнулся и продолжил:

– Но дело даже не столько в этом. Наше расследование показало, что причины гораздо глубже и серьезнее. Мы с Джеймсом готовы вам все рассказать, но только при одном условии. Это будет связано с вашей жизнью до поступления в нашу фирму и… с вашими тайнами. Вы должны быть готовы их раскрыть.

У меня зашумело в ушах, потемнело в глазах и бросило в жар. До сих пор эти воспоминания причиняли мне муки совести. Я никак не могла простить себя. И даже речи не могло быть о том, чтобы во всем признаться. Ладно бы шеф, он, как я и подозревала, все знает. Его брат тоже не выглядел удивленным, значит Станислав Александрович ему рассказал. Не в курсе только Серёжа, один из моих самых близких друзей, тот, которому я полностью доверяю, но… Как они могут требовать от меня такого?! Я даже себя не смогла до сих пор простить, а у Серёжи, если я признаюсь, появится веская причина меня ненавидеть… Я не готова потерять его дружбу! Лучше уж ещё пару покушений вытерпеть!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6