Татьяна Зуйченко.

Наёмники. Судьба «Бриарея»



скачать книгу бесплатно

Рассказ 1. Той странной темной ночью…


Хуже планов, рушащихся с

самого начала только планы,

гладко идущие почти

до самого конца!


– Ну что, все взяла?

– Всё, всё. Не волнуйся, чего не хватит – добуду на месте! – я ободряюще улыбнулась другу, стоящему вместе со мной на стене и глядевшему вниз, в темноту, кое-где разгоняемую прожекторами.

Там, мы точно это знали, была лазерная система защиты, автоловушки и ещё некоторые "приятные сюрпризы", способные испортить настроение любому. Мне полагалось туда идти, моему напарнику – подстраховать меня «в тылу». Для пока что самой опасной из наших миссий у меня было странно неплохое настроение. Наверное, потому, что мы с другом готовились к этой вылазке две недели и успели разузнать про ловушки всё, что только можно и раздобыть всё, что нужно.

– Не шути так! Добудет она… – он испытующе посмотрел на моё лицо. Я пожала плечами. Прекрасно ведь знает, что не шучу, поэтому и волнуется!

– Да не переживай ты, Серёжа – сказала уже вслух. – Всё будет нормально. Мне нужно всего лишь пройти на подземный уровень тюрьмы, добраться до камеры N° 17-ДЕЛЬ-ТАШ, открыть ее, выкрасть арестованного и по-тихому смыться!

– Вот именно поэтому я и волнуюсь, – подтвердил парень, снова повернувшись ко двору тюрьмы. И тут же озадачил неожиданным вопросом:

– А ты говоришь так, как будто тебе предстоит приятная прогулка по городу, а не по довольно опасной тюрьме нашей страны. Почему?

– Интуиция, – теперь уже я пыталась различить его лицо в темноте. –  Интуиция говорит мне, что эта затея кончится неплохо. А она меня когда-нибудь обманывала?

– Хм…

– Вот то-то и оно! Ну ладно, я пошла. Как раз прожектор сейчас удачно отвернется, да и нет никого, по твоим расчётам – прекратила я бессмысленный разговор. – Если через два часа меня не будет… Ну, сам знаешь.

– Знаю. Будь осторожна. – кивнул мой напарник. И я спрыгнула вниз.


Лазеры стояли точно так же, как и в воспоминаниях старого рецидивиста, который вышел отсюда полгода назад. Ловушки в основном тоже не изменились. Добавилась, правда, парочка новых, которых мне в последнюю секунду, но все же удалось избежать. Костеря про себя выдумщиков из охраны, я на секунду  замерла, пытаясь сориентироваться, построить более-менее безопасный путь к стене тюрьмы и одновременно понять, где примерно могут прятаться «нововведения». Так ничего и не решив с последним вопросом, я сорвалась с места, решив разобраться по ходу дела. Огибая пятна света, автоматически перепрыгивая или перекатываясь под невидимыми лазерами, я держала путь к углу левее главного входа. Завернув за него, я притормозила и стала тихо красться вдоль стенки, про себя отсчитывая окна, забранные решетками. Под шестым я притормозила и аккуратно надавила на чуть выступающий блок на уровне моего пояса. Он поддался и упал внутрь. Удара не последовало, зато две руки изнутри стали быстро и совершенно бесшумно разбирать стену, расширяя отверстие.

Подождав, пока оно станет достаточным, чтобы туда можно было пролезть, я просочилась внутрь.

"Н-да, – мимоходом подумалось мне. – Все так стремятся отсюда выйти и никогда больше не попадать, а я как последняя дура, внутрь лезу!" Мысль вызвала невольную улыбку, к ней тут же присоединилась вторая.

"И кто сказал, что это неприступная тюрьма? Всего две недели подготовки, и я уже внутри! Правда нам с напарником помогал десяток человек, начиная с двух бывших зэков и заканчивая адвокатом, но всё же… Как хорошо, что мы с другом хорошо тренировались те пять лет, когда нас муштровали и готовили к полудесятку профессий сразу! Иначе этот подвиг был бы для нас невозможен!"


Все это я продумала за несколько  секунд, пока пролезала в камеру и осматривалась. Кивнув человеку, который помог мне проникнуть внутрь, уточнила на грани слышимости:

– Нужна помощь со стеной? И ты точно не хочешь сбежать с нами? Двоих я, пожалуй, ещё выведу.

– Нет, – хриплый мужской голос был спокоен и уверен. – Уговор есть уговор: я хочу помочь утереть нос охране тюрьмы, но на воле мне некуда идти. Со стеной я закончу сам, тебе же дорога каждая минута.

Я снова кивнула, с невольным уважением принимая объяснения мужчины. И, отбросив все ненужные мысли, метнулась к двери в камеру, на ходу доставая отмычки. К счастью, защита кодом и замки с распознаванием отпечатков пальцев были установлены только на подземных – самых защищенных –  уровнях. Тут же стоял обычный, хоть и очень сложный замок. Повозившись с минуту, я смогла его открыть. Выскользнув в коридор, я так же тщательно заперла дверь и, припомнив карту тюрьмы, которую вместе с расположением лазеров и ловушек мы собирали по крохам чуть ли не больше недели, бесшумно побежала по коридору. Вот когда я оценила идею напарника одеть тонкие перчатки заранее, чтобы не мучаться потом, стирая отпечатки пальцев!

В коридорах тюрьмы было тихо и темно. К счастью, камеры слежения стояли в "апартаментах" самых опасных преступников на подземных уровнях и в нескольких ключевых коридорах. По боковым же ответвлениям можно было, хотя и с трудом, пробраться к нужному мне сектору Дель, квадрат Таш. Правда, оставалась ещё проблема патрулей: в каждом секторе дежурили трое охранников: один на посту возле камер слежения, двое патрулируют коридоры. Но у меня была надежда, что я их не встречу, а на крайний случай – моток тонкой, но прочной веревки и тяжелая короткая дубинка, пристегнутая к поясу.


Я шла, тихо ступая по каменному полу, сворачивала в боковые проходы, чутко прислушиваясь на каждом углу, спускалась по лестницам, все глубже забираясь в лабиринт тюрьмы. За те две недели после заказа, что мы проводили на ногах, иногда – целыми сутками, я, заранее зная, что на разведку, а потом и «на дело» пойду одна, заучивала наизусть каждый факт, каждую новую деталь, каждую линию на составленной нами карте. Я точно представляла, через какие сектора и квадраты иду, даже когда сворачивала с намеченного маршрута. Не будь у меня четкой ориентировки в пространстве, я могла бы и не заметить одной странности. Нигде мне не встретились охранники, я не слышала их даже издалека! И это при том, что в секторах Лест, Трин и Варс я шла почти что по главным коридорам! Конечно, можно было решить, что сегодня просто мой день. Но, ориентируясь на опыт прошлых заказов, я понимала, что это неспроста, и потихоньку начинала ждать грандиозной пакости.


И она скоро случилась. Уже входя в сектор Дель, я чуть ли не нос к носу столкнулась с патрулирующим боковой коридор охранником, схватившим меня за руку. Это было чем-то из ряда вон выходящим: патруль тут никогда, по словам преступников, не ходил, да и перед тем, как выйти из-за угла, я прислушивалась как обычно. Но все мысли потом, для начала нужно было как-то выкрутиться.

Тем временем поймавший меня молодой человек, почти мой ровесник, строго спросил:

– Эй, ты! Что ты тут делаешь?

Тут он заметил мою одежду и разразился длинной тирадой, основной смысл которой сводился к его предположению, что я каким-то образом сбежала и неудовольствию по этому поводу. Только сейчас я в полной мере оценила идею напарника одеться, как местные заключенные.

Мысли сразу стали дельными и четкими. "Он работает здесь недавно, нам говорили, что охранники в секторе Дель – все новички. То есть этот парень вряд ли видел человека из нужной мне камеры. С другой стороны, о нем наверняка предупредили, хотя и полную информацию точно не выдали, все же его посадили в тюрьму не совсем законно. И вряд ли он захочет пожертвовать карьерой, отпустив его на свободу. Следовательно…"


– А какая твоя камера? – наконец задал нужный мне вопрос этот самый охранник.

– Номер 17-ДЕЛЬ-ТАШ, – ответила я.

– Тебе же нельзя выходить за пределы тюрьмы! – горячо заявил парень, начиная двигаться в нужном мне направлении. – Тебя посадили не за преступление, а ради твоей же безопасности! В городе тебя ждет смерть!

Он ещё что-то говорил насчет моей неминуемой гибели за стенами тюрьмы, одновременно таща по коридору, а я шла и усмехалась. "Так того беднягу посадили совсем не потому, что он слишком многое знал и был слишком хорошим адвокатом, а для его же безопасности?! Ну-ну… Официальная версия – не придерешься!"


На этой мысли я услышала шаги какого-то мужчины. Он быстро приближался к нам. Подумав, что второй раз мне может и не попасться охранник, не знающий ничего о человеке из камеры N° 17-ДЕЛЬ-ТАШ, я ссутулились и низко  опустила голову, благо в коридорах было достаточно темно.

– Кого это ты поймал? – спросил второй патрульный, выворачивая из-за угла и с интересом глядя на меня.

– Заключенный сбежал, – лаконично ответил «мой» охранник. – Веду в камеру.

– Помощь нужна? – сразу потеряв ко мне интерес, спросил второй.

– Справлюсь – отмахнулся мой сопровождающий, уже пройдя мимо напарника. И, не сбавляя хода, повел меня дальше. К счастью, ни один, ни второй не задались вопросом: "Как мог человек сбежать из одной из самых охраняемых камер, где – я могла поспорить, если не на руку, то уж на пару пальцев точно – стоит камера слежения?". Наверное, тот, который вёл меня ещё не успел оценить всей надежности замков, а его напарник ведь не знал, откуда я сбежала, так что не мог ничего заподозрить.


Ещё через полминуты мы подошли к нужной мне камере. Парень наморщил лоб и постоял, что-то вспоминая. Наконец он ввел восьмизначный код в специальное окошко. Мельком увидев и запомнив его, я тихо достала короткую дубинку и одним быстрым точным движением оглушила охранника. Подхватив парня, чтобы он не ушибся и не наделал шуму, я аккуратно уложила его на пол. Затем сняла с него форменную куртку, брюки и одела прямо поверх моего костюма. Благо, вещи были всего лишь на пару размеров больше моих и сели почти идеально. Потом я медленно вдохнула, выдохнула и потянулась к ручке двери в камеру. Тут главное –  сделать все быстро, пока тот, кто следит за камерами, не опомнился. А ещё – чтобы адвокат не дёргался. Мы сумели передать ему в камеру записку, в которой говорилось, что сегодня ночью его вытащат из тюрьмы. Но всё равно могли возникнуть проблемы. Это же адвокат!

Я напряглась и подергала дверь. Не тут-то было! Рядом с окошком кода высветилась надпись "Сканируйте отпечаток пальца". Я посмотрела на ещё не очнувшегося парня и улыбнулась. Как мне, оказывается, повезло, что я встретила именно этого охранника сектора Дель! Я взяла его правую руку и приложила большой палец к окошку. Механизм щелкнул. Дверь открылась. Я тихо встала на пороге, и, вглядываясь в темноту, тихо кашлянула. С койки сорвалась массивная фигура и быстро подошла ко мне.

– Николай Андреевич?

– Да.

Я кивнула мужчине, приложила палец к губам и бегом пустилась вдоль коридора, таща его за руку. Я, только открыв дверь, поняла, что протупила. Нужно было сначала обезвредить охранника, который сидит на посту в караулке, а уж потом открывать камеру. Но бежать недалеко, надеюсь, я успею.


Ворвавшись внутрь караулки, я застала охранника, достававшего рацию. Быстрым ударом аккуратно отправив его в нокаут, я мотнула головой адвокату, стоявшему на пороге, и шепотом сказала:

– Давайте, снимайте с него куртку, брюки, одевайтесь.

– Размер не подходит… – попытался возразить мужчина.

– Неважно! – прервала его я. – Это для маскировки. И зарубите себе на носу: пока не окажемся в безопасности, извольте во всем меня слушаться!

Адвокат молча кивнул, быстро натягивая брюки и застегивая куртку. Я улыбнулась и мотнула головой:

– Идите за мной, тихо, ничего не говорите, а если приспичит – шепотом.

Мужчина снова кивнул и пристроился рядом со мной. Я бежала по коридорам, боковым зрением следя за подопечным, сосредоточенно просчитывая наш путь и варианты отхода. Ведь шум может подняться в любую минуту: обнаружит охранников без сознания их третий напарник, и… Одновременно я думала над тем, как выбраться из здания. "Через камеру союзника нам путь закрыт: он уже заложил стену обратно. Шум поднимется с минуты на минуту, времени бежать в другой конец тюрьмы нет. Остался только один путь – через главный вход! Блин! Не хочется: опасно, а что делать? Других вариантов все равно нет… И именно этот мы с напарником утвердили как наиболее вероятный."

И я стала сосредоточенно продумывать маршрут к выходу, чтобы избежать нежелательных встреч.


Наш путь к главным воротам был не таким простым, как мой – к камере 17-ДЕЛЬ-ТАШ. В коридорах слышались шаги патрулей, пару раз мы на них чуть не наткнулись. К тому же адвокат не был привычен к большим физическим нагрузкам, и передвигались мы гораздо медленней, чем я могла бы, идя одна. Из-за этого маршрут наш постоянно изменялся, мы прятались, как крысы и петляли, как зайцы, стремясь избежать встречи с охраной. Похоже, мой лимит везения на сегодня почти исчерпался, а у подопечного вообще не было запаса. Однако пара капель у меня все же оставалась, потому что до трех четвертей пути мы не встретили ни одного человека. Однако почти возле выхода я застыла перед поворотом, внимательно прислушиваясь. Вроде бы всё было тихо, но интуиция вопила вовсю, не давая мне свернуть за угол. Я сделала адвокату знак, чтобы он сидел как мышь в норе, и выглянула из укрытия, стараясь, чтобы меня не заметили. Двое мужчин стояли ко мне вполоборота. Они были в форме охраны сектора Син, но почему-то не расходились на патруль, а спокойно стояли рядом, будто чего-то ожидая. В ту же секунду, как я заметила это, послышался тихий, но противный писк. Охранники синхронно достали рации и нажали кнопку приема.

– Внимание всем секторам! – послышалось оттуда. – Из камеры 17-ДЕЛЬ-ТАШ сбежал особо опасный заключенный! Особые приметы: рост – 175 сантиметров, крупный мужчина, 34 года, левую бровь пересекает шрам. У него есть сообщница: рост примерно 170 сантиметров, стройная женщина 23х лет, особых примет нет. Задержавшему преступников провести их к главному входу, запереть в комнате охраны и оставаться рядом до дальнейших распоряжений.


Я улыбнулась. Неприятно, что нас уже хватились, но это же надо, какие ненадежные приметы. А это адвоката обозвали «особо опасным заключенным»? Ха! Ну все, надо быстро сваливать, иначе я нам не завидую. У нас есть только один выход: быстро, четко и неожиданно напасть, причем первыми. На выходе охрану наверняка усилили, но всё же нас они там не ожидают. Да и тюрьму скоро прочесывать начнут… И чего они там застыли? Я неодобрительно покосилась на двоих, стоящих в коридоре, и, кивнув своим мыслям, шепотом объяснила план адвокату. Мы вышли из-за угла и быстро направились ко все ещё торчавшей на месте охране. Они заметили движение и обернулись к нам.

– Эй… – в унисон протянули напарники, прищурившись и разглядывая эмблемы на наших трофейных  куртках.

– Сектор Дель? Андрей? Макс? Что вы тут делаете? – удивленно сказал один.

– Это не они! Разве не видишь? – доставая пистолет, крикнул второй.

– Что?…

Мы с моим подопечным кинулись вперед. Мне достался тот, что с пистолетом, и я, быстро выбив оружие ногой, заломила ему руку за спину. Адвокат же ударил своего противника под дых, выхватил из его кобуры пистолет и приставил к виску парня. Я кашлянула, привлекая его внимание.

– Так, иди сюда. – охранник под дулом пистолета подошел к товарищу.

– Не дергайтесь! – предупредила я, отпуская свою жертву, отступая чуть в сторону и поднимая другой пистолет. – А то хуже будет!

Я забрала у адвоката оружие и сказала:

– Возьмите у них наручники. Пристегните руку одного к ноге другого и наоборот, а мне дайте рации.

Мой подопечный подал мне две рации и занялся делом, а я бросила устройства об пол и ещё придавила ногой – для надежности. Осмотрела конструкцию из двух согнутых в три погибели охранников и сказала:

– Отлично! А теперь нам пора бежать. Не обижайтесь, парни, но мне не хочется, чтобы нас засекли раньше времени.


Мы быстро пошли по коридору. Сколько же прошло времени с тех пор, как я покинула напарника? Должно быть, чуть больше часа… Через два поворота должен быть главный коридор, ведущий к выходу, и главное, чтобы нас там не пристрелили. Как же это организовать?

Я так напряженно думала, что чуть не обнаружила нас перед ещё двумя идущими к главному коридору охранниками. Зато в голове мелькнула дельная мысль, и, в два счета догнав парней, я оглушила их прежде, чем они успели опомниться. Торжествующе улыбнувшись, я серьезно и твердо посмотрела на подошедшего адвоката.

– Быстро, снимайте с одного из них рацию, кладите в карман. Наручники повесьте на пояс. Пистолет держите в руке. Утащите одного?

– Да, – лаконично ответил мужчина, как и я, быстро экипировавшись.

– Значит, я беру второго. За углом – коридор и дверь на выход. Мы – охранники, схватившие сбежавших заключенных. Идем в капюшонах, таща их под дулом пистолета. Вы говорите, что мы поймали беглецов. Подойдя к двери, бросаем их на тех, кто ближе всего, я открываю ворота. Бежим вместе, вы сзади меня. Примерно метров четыреста, должны успеть выбросить рацию, наручники, перед стеной – пистолет. Будут стрелять – можете отстреливаться вслепую, если умеете. В нас вряд ли попадут, бежим зигзагами, вы за мной след в след: там куча ловушек. На стене – мой напарник, залезаем по веревке, потом спускаемся – и бегом отсюда. Нас с напарником слушаться беспрекословно. Все понятно?

– Да, я все сделаю, – адвокат взял охранника под мышки и вопросительно посмотрел на меня.

– Тогда вперед!!! – весело и с азартом сказала я.

***


Начальник тюрьмы нервно ходил взад-вперед по коридору возле комнаты охраны. «Как он смог сбежать? Кто пустил к нему сообщницу?! Почему их ещё не поймали?!! И где, черт их возьми, обещанное подкрепление!?!?» – нервно думал он и зло косился на трех охранников, опасливо переминающихся возле выхода. Четвертый сидел за пультом управления выходами из тюрьмы. Возле поворота начальнику почудилось какое-то движение. Он застыл на месте, обернувшись. Охрана не растерялась и молниеносно закрыла его, встав впереди плечом к плечу. На четверых людей смотрели три пистолета, и ещё один – немного сбоку, от пульта. Выучка людей вызвала у одного из новоприбывших восхищение, этот человек даже, кажется, улыбнулся и уважительно чуть наклонил голову. Хотя точно сказать мешал висящий на нем пленник, почти полностью его закрывающий.

– Спокойно, – хрипло сказал второй, тоже тащивший на себе человека. – Свои.


Начальник возбужденно растолкал охранников и подбежал к гостям.

– Мы их схватили, – все так же хрипло сказал тот же человек, не замедляя шага. Начальник кивнул и расслабленно спросил:

– А почему они в форме?

– Ну, раздели кого-то из охранников, наверное… – предположил его собеседник. Второй покосился на четверых охранников. Тот, что за пультом, уже убрал оружие, а остальные опустили его, но их позы оставались такими же напряженными, готовыми дать отпор. Они не видели ничего подозрительного, но заподозрили неладное и доверяли себе. Тем временем двое в форме и начальник подошли к ним совсем близко. Они уже были рядом с дверью в комнату охраны, которая находилась позади пульта, когда более стройный из двоих сделал неуловимо быстрое движение пистолетом, и босс сполз на пол, держась за живот и пытаясь вдохнуть. В ту же секунду оба человека в капюшонах бросили своих пленников на тройку охраны, один из них толкнул к ним ещё и четвертого товарища, сидевшего за пультом, нажал кнопку, открывающую дверь во двор тюрьмы, и двое диверсантов, на бегу сдергивая капюшоны и выбрасывая рации, бросились наружу. Более стройный, оказавшийся девушкой, бежал впереди, мужчина – чуть позади, след в след. Трое охранников бросились за ними, стреляя из пистолетов. Четвертый нажал кнопку полной блокировки ворот и помог встать начальнику.


– Задержите их!! – в ярости кричал тот, отмахиваясь от охранника.

– Не волнуйтесь! –  на бегу крикнул он, тоже выхватывая пистолет. – Я заблокировал ворота, им не выйти!

Во дворе загорелись прожекторы, лазеры и ловушки были включены, за беглецами неслись четверо охранников от главного входа и ещё по паре от двух запасных. Преступники бежали, петляя, огибали ловушки – такое впечатление, что они точно знали их расположение! – и быстро приближались к стене. Ещё ни один охранник, стреляя, не попал, хотя иногда пули пролетали всего в сантиметре от диверсантов. Впрочем, беглецы тоже не попали, хотя это и не удивительно: они отстреливались почти вслепую.

Начальник, не обращая внимания на двух все ещё не пришедших в сознание охранников, стоял в проеме двери и грыз ногти.

– Они же не бегут к воротам! – закричал он. – Куда их несет?!

Его никто не услышал. Впрочем, все и так заметили, что беглецы ощутимо забирают влево, к глухой стене. Когда они были метрах в ста от нее, на ней – это было видно совершенно ясно – вырос ещё один силуэт и, размахнувшись, бросил какую-то  вещь во двор тюрьмы. Почти сразу все вокруг заволокло дымом, сквозь который слабо пробивался свет прожекторов. Охранники стали медленно продвигаться к тому месту, куда, по их мнению, стремились беглецы. Тут же послышались несколько щелчков, и над охранниками как будто прошел короткий, но сильный дождь. Дым начал оседать на землю, лазерные установки и ловушки, не приспособленные к обильному поливу, сразу же заискрили и отключились. Беглецы сразу это поняли и изо всех сил побежали к стене. Охрана, немного отойдя от удивления, бросилась за ними, но было ясно, что они уже не успевают. Мужчина проворно лез по веревке, уже почти забравшись на стену, а девушка повернулась к преследователям, явно  намереваясь уменьшить их число. Но веревка дернулась, и она, сунув пистолет в кобуру на поясе, схватилась за нее. Один из охранников, притормозив, прицелился – и веревка упала вниз, отстреленная метрах в трех от земли. Девушка, прошипев что-то сквозь зубы, рванула молнию куртки, и, достав нож, воткнула его в стену между камнями на уровне пояса. Подтянувшись, она стала на него ногой, подпрыгнула, извернулась и ухватилась за веревку. Её товарищи быстро потянули девушку наверх. Через несколько секунд она уже стояла на стене и доставала пистолет. Она кинула его вниз, целясь в охранников. Те увернулись, и она кинула оружие второго беглеца. Затем, отвязав веревку, она шутливо отсалютовала преследователям, у которых закончились пули, и соскользнула по другой веревке вниз, вслед за товарищами по побегу. Стало тихо, только начальник, отчаянно матерясь, но все ещё не решаясь выходить, кричал, чтобы за ними послали погоню. Заблокированные ворота издевательски мигали красными лампочками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6