Татьяна Володина.

Зверь в тебе



скачать книгу бесплатно

Уже во второй половине дня на мебельную площадку спустился мрачный взъерошенный мужчина, на которого Яна сначала не обратила особого внимания, решив, что это просто очередной праздношатающийся гуляка, которому нужно убить время в ожидании чего-то. Как оказалось, решила она так совершенно зря: прошло совсем немного времени и выяснилось, что это был муж Елены. Сначала он долго о чем-то говорил с Натальей, и Яна, которая не следила за их разговором, была неприятно удивлена, когда увидела соседку, с изменившимся от тревоги лицом, идущей по направлению к ее салону. Мужчина шел рядом, опережая напарницу Елены на пару шагов, и выражение его лица мало чем отличалось от выражения лица женщины – разве что интенсивностью выраженных чувств. Говоря простым языком, парень был в шоке.

– Яночка, познакомься, – едва успев войти в салон, заговорила Наталья, – это Михаил, муж Лены.

– Очень приятно, – только и сумела сказать Яна, протягивая мужчине руку для рукопожатия. Она не могла оторвать взгляд от его лица, и с каждой секундой, что она смотрела на него, ей почему-то становилось всё страшнее и страшнее. – Меня зовут Яна.

Михаил молча пожал ей руку, и молодая женщина вздрогнула: мужская ладонь была, казалось, ледяной. Но он и после рукопожатия не отпускал ее руки, глядя прямо в глаза и продолжая молчать, и ей пришлось освободиться чуть ли не силой. Контакт глаз она также вынуждена была разорвать первой, так как его взгляд пугал ее, хоть она и не понимала, чем именно.

– Яна, Михаил пришел узнать, где Лена, – прервала вынужденное молчание Наталья.

Яна недоуменно перевела взгляд с Натальи на Михаила, потом снова на Наталью.

– А я откуда знаю? – спросила она. Потом спохватилась и задала еще один вопрос: – То есть как это «узнать»? А Вы что, не знаете, где Ваша жена? – обратилась она к Михаилу.

Он посмотрел на нее взглядом убитого горем человека и покачал головой. Похоже было, что он настолько расстроен и растерян, что даже просто говорить ему сложно.

– Но как же так? – продолжала Яна. – Разве она Вам не сказала, куда уходит?

Михаил нервно сглотнул и, наконец, заговорил:

– Лена вчера не вернулась с работы, и никто из знакомых не знает, где она.

Потрясенная, Яна автоматически то ли села, то ли упала в кресло, с трудом осознавая, куда вообще садится. Ноги в какую-то секунду подкосились и отказывались держать.

– Как это не вернулась? А куда она делась?? – Она и сама понимала, что говорит чушь, но слова будто бы говорились сами собой. – Куда она могла деться из автобуса?

– А почему ты думаешь, что она делась из автобуса? – снова вступила в разговор Наталья.

– А откуда еще? Я сама лично видела вчера, как она торопилась на автобус. Она всегда выходит в одно и то же время, когда мой муж приходит за мной. Лена заскочила к нам попрощаться и быстренько побежала, чтобы не опоздать на рейс.

Михаил скривился, и его повело в сторону, Наталья, вовремя сориентировавшись, подставила мужчине стул, на который он и свалился в итоге.

Женщины, независимо друг от друга, отметили, что его и без того не слишком смуглая кожа стала почти мертвенно-бледной. Яна поймала себя на том, что боится, как бы Ленин муж банально и позорно не грохнулся в обморок прямо тут. Она быстренько вскочила и сбегала к кулеру за стаканом воды, который, при поддержке Натальи, влила в полуобморочного Михаила.

– И что делать теперь? – задала еще один «очень умный» вопрос Яна. – Вы в полицию обращались? Друзьям звонили? Родственникам? В больницы?

Михаил кивнул.

– Я обзвонил уже всех родных и друзей, кого вообще смог найти. Никто ничего не знает. В полиции заявление не приняли – сказали, что срок еще маленький. Я думал, может, тут у вас хоть кто-нибудь что-нибудь знает. В конце концов, именно кто-то из вас, местных, ее вчера последним видел.

Яна поняла, что мужчину нужно если не обнадежить, то, по крайней мере, хоть как-то привести в чувство, иначе они с Натальей вполне могут заполучить на руки бесчувственное тело, с которым вообще потом непонятно, что делать.

– Слушайте, – сказала она. – Подождите паниковать. Лена чем-нибудь болела? Может, ей плохо стало, голова закружилась, свалилась где-нибудь, и ее подобрали и в больницу отвезли?

– Да нет, – немного подумав, ответил Михаил. – Я не припомню ничего такого.

– На улице скользко. Она могла просто поскользнуться и удариться головой. Сотрясение мозга – упала – потеряла сознание – очнулась в больнице – лежит и не может Вам позвонить, потому что телефон потеряла или разбила.

– Я обзвонил больницы, никого похожего на нее у них нет. Лена приметная, ее сложно с кем-то перепутать.

Тут Яна не могла не признать его правоту: Елена действительно была женщиной яркой, бросающейся в глаза не только цветом волос, но и характером, манерой речи и поведения. При всем безразличии персонала государственных больниц ее не могли бы не заметить или забыть. Но, с другой стороны, если она, скажем, разбила голову, без сознания, волосы в крови – там и не поймешь, какого они цвета и какой манеры поведения их обладательница.

– А документы у нее какие-то с собой были? – подала новую идею Наталья.

– Нет, – уверенно ответил Михаил. – Я утром проверял – все документы дома.

– Ну вот, – продолжила Наталья, – она может быть где-то в больнице, например, без сознания и документов при ней нет. А состояния разные бывают, иногда по приметам сложно человека опознать, он это или не он. Может, вам следовало бы проехать по больницам лично с ее фотографией – вдруг она где-то лежит?

Михаил поднял голову и заинтересованно посмотрел на нее.

– А вот об этом я не думал, – медленно проговорил он. Видно было, что ему и правда сложно произносить слова. – Я, пожалуй, так и сделаю. Только поеду домой, найду хорошую фотографию.

– А можно еще и друзей попросить Вам помочь, – поддержала идею Яна. – Вы можете разделить больницы, чтобы поскорее отработать эту версию. Может быть, ей сейчас нужна Ваша помощь. Кстати, а дети с кем?

– Дети в школе, – ответил мужчина, снова нервно сглотнув. – Я не говорил им пока, что мама не ночевала дома. Сказал, что поздно пришла и рано убежала, срочные дела.

– И не говорите пока ничего, – как-то по-особенному мягко сказала Наталья, накрыв ладонями ледяные пальцы мужчины. – Лучше будет, если они пока ничего не будут знать, возможно, и волноваться пока не о чем.

– Может, Вы и правы, – медленно, с расстановкой произнес Михаил. – Я очень надеюсь, что она действительно где-нибудь в больнице. Не очень здоровая, но зато живая.

Женщины переглянулись. Им одновременно стало не по себе, как будто холодное дуновение дурного предчувствия опалило кожу.

– Мы тоже надеемся на лучшее, – кивнула головой в ответ Яна. – Давайте пока не будем паниковать. Лену нужно искать. Действовать и не киснуть – это лучшее, что Вы можете сейчас для нее сделать. – Она сделала паузу, переведя дыхание, и добавила: – И всё-таки хорошо бы настоять, чтобы полицейские приняли заявление. Они обязаны это сделать.

– Да, конечно. – Михаил кивнул и порывисто встал. То есть он попытался встать, но, видимо, голова снова закружилась, и он снова со всего маху уселся обратно на стул. Потом виновато посмотрел по очереди на обеих женщин. – Извините, – пробормотал он. – Что-то я не в себе, кажется…

– Вот что, – решительно прервала его Яна. – Давайте мы сейчас все вместе попьем сладкого кофе, Вы немного отдохнете, а уже потом поедете.

– Отличная идея! – где-то даже несколько преувеличенно бодро поддержала коллегу Наталья. – У меня есть очень вкусные шоколадные конфеты, я сейчас принесу.

– Спасибо, девочки! – проникновенно сказал Михаил. – С удовольствием выпью ваш чудесный кофе с прекрасными конфетами. Спасибо вам и за поддержку, и за помощь.

– Совершенно не за что, – ответила Яна и, как и Наталья, сделала вид, что не заметила, что глаза мужчины блестят.


Полчаса спустя, когда их импровизированная кофейная церемония подошла к концу и уже почти совсем похожий на живого Михаил уехал, в проходе между салонами Натальи и Яны собрался небольшой стихийный митинг. К двум женщинам подтянулись продавцы из соседних салонов, которые тоже знали Елену и также общались с ней. Известие о том, что вчера вечером она пропала, эта разношерстная компания восприняла по-разному.

Кто-то из женщин (а представительниц прекрасного пола среди продавцов было подавляющее большинство) не нашел в этой ситуации ничего страшного или пугающего. Ну подумаешь, решила женщина сходить налево и не рассчитала своих возможностей – делов-то! Погуляет немного и вернется. А хороший левак, как известно, только укрепляет брак. Другие считали, что, возможно, Елена просто опоздала на автобус и стала ловить машину, чтобы добраться домой – а там, в дороге, тем более зимой, могло произойти что угодно. Может, стоит сейчас где-то заглохшая машина, и ее водитель и пассажирка ловят попутки, чтобы им помогли добраться куда-то, откуда можно позвонить домой.

Но были и такие, что подозревал худшее. Поскользнулась, упала, ударилась головой и лежит сейчас где-то в сугробе. Опоздала на автобус, поймала попутку, в которой ее и завезли куда-то, изнасиловали, ограбили, убили и выкинули где-то за городом в сугроб, и лежит сейчас она – см. выше. Или просто переходила дорогу, на улице темно, водитель ее не заметил, сбил – и лежит она, см. выше два раза…

На этой почве коллеги-конкуренты чуть не переругались, благо вовремя вмешались администраторы центра, разогнавшие бездельниц и бездельников по их рабочим местам, а потом попросившие Наталью и Яну объяснить им, в чем дело и по какому поводу вообще тут был организован «евромайдан». Выслушав историю, они тоже решили, что с Еленой всё-таки что-то произошло – возможно, конечно, не самое плохое, но искать ее однозначно нужно, хотя бы своими силами, пока полиция не хочет принимать заявление о пропаже человека. Со своей стороны, они предложили Наталье передать ее руководству, чтобы те подали заявку в управляющую компанию мега-молла с просьбой просмотреть записи камер наблюдения за искомый период – возможно, на записях удастся увидеть, куда, как и с кем уходила с работы Елена. Эта свежая и оригинальная идея очень вдохновила Наталью, и та ушла звонить. Яна вернулась на рабочее место, чтобы приступить к своим непосредственным обязанностям – и только там поняла, что номер телефона она у Михаила так и не взяла.

В общем-то, в этом не было ничего страшного. Яна, сама не зная почему, была уверена, что Михаил обязательно объявится с новостями: как минимум – позвонит в салон Наталье, как максимум – приедет сам. Кстати, нужно все-таки у соседки спросить, может быть, он оставил номер телефона ей. И при этом какое-то неясное беспокойство не оставляло Яну. Ей казалось, что она забыла что-то важное, а вот что именно, она не помнила. Пыталась вспомнить – и не могла. Мысль была какой-то тонкой, прозрачной, через которую просвечивали остальные, и очень скользкой, ее невозможно было поймать, она уворачивалась и просачивалась сквозь пальцы, как живая. Устав охотиться на собственные мысли, Яна забросила это бесполезное занятие, по опыту зная, что важно задать мозгу цель – а дальше он справится сам. Она была убеждена, что рано или поздно обязательно вспомнит, что же именно она забыла и к чему оно вообще относится.


Ближе к вечеру по мега-моллу стали прогуливаться люди. Мини-версия «музейного дня» отвлекла Яну от размышлений. Она дала несколько более-менее приличных консультаций, сделала пару-тройку калькуляций и даже начала делать дизайн-проект спальни для симпатичной молодой пары. Задание было интересным, комната у молодых была нестандартной, и работа захватила Яну с головой. Она была занята вплоть до самого вечера, когда пришло время наводить красоту на салон, чтобы с чистой совестью сдать его сменщице.

За этой работой ее и застал Сергей, который, как обычно, пришел забрать супругу с работы. Улыбка, приветствие, короткое объятие, поцелуй – и Яна огорошила мужа новостью: Елена пропала. Сергей ошарашенно уставился на нее.

– Что значит пропала? – не поверил он. – Как? Куда? Когда?

– Говорят, что вчера она не вернулась с работы домой, и, насколько мне известно, на настоящий момент ничего не изменилось, – не переставая протирать стеклянную дверцу шкафа, ответила Яна. – Сегодня приезжал ее муж, рассказал, что обзвонил уже всех родственников и знакомых, никто не в курсе, а у нее самой телефон вне зоны доступа.

Сергей задумчиво почесал в затылке. Лицо его выражало недоумение.

– Ерунда какая-то, – произнес он. – Мы же с тобой лично видели вчера, как она уходила на автобус. Куда она могла потом деться?

– Вот над этим вопросом мы и ломаем сегодня голову. Сидим и выдвигаем версии, только воз, как говорится, и ныне там…

– Слушай, а полиция что говорит?

– А что они скажут? – пожала плечами молодая женщина. – Всё как обычно. «Вот убьют – тогда приходите». В приеме заявления отказали по причине маленького срока отсутствия.

– Ну да, – согласился Сергей. – Всё как всегда. Выждите три дня – и приходите, если ваша пропажа не объявится… Хотя я слышал, что сейчас вроде бы как-то менялись регламенты… Если я опять-таки ничего не путаю.

Яна задумалась. Муж вряд ли что-то путал. Он был очень любознательным, интересовался многими, совершенно на первый взгляд между собой не связанными фактами из различных областей человеческой жизни. Как и откуда он брал ту или иную информацию, а главное – по каким критериям выбирал, о чем читать или спрашивать знающих людей, для нее до сих пор оставалось загадкой. Но это, впрочем, было неважно сейчас. Важнее было то, что, раз Сергей усомнился в трехдневном сроке с момента исчезновения человека для принятия заявления о пропаже, то на это явно были причины. Нужно было уточнить информацию и всё-таки связаться с Михаилом: может быть, он уже всё-таки подал заявление.

А может, они зря загружают всем этим свой мозг, и Елена уже давно нашлась, сидит сейчас дома, закутанная в теплый банный халат после душа, пьет ароматный глинтвейн или горячий чай с медом и обнимает двух своих очаровательных рыжих сорванцов? Ах, как Яне хотелось, чтобы так оно и было!!!

Между тем уборка подошла к своему логическому завершению, и Яна, вымыв руки и оставив Сергея в салоне, прошла в соседний – к Наталье, поделиться новыми размышлениями и поинтересоваться, есть ли новости от Михаила. Как оказалось, новостей пока не было. Он до сих пор так и не позвонил, и двум женщинам только и оставалось, что гадать на кофейной гуще и строить гипотезы, тем более что и Наталья, ошарашенная исчезновением Елены не меньше, чем ее соседка, точно так же забыла взять у Михаила номер телефона. Так что ничего другого они сделать не могли, кроме как ждать и надеяться, что тревога всё-таки была ложной, и Елена найдена и вернулась в лоно семьи.

На том они и распрощались, договорившись оставаться на связи. На следующий день у Яны планировался выходной, но Наталья клятвенно заверила ее, что будет держать руку на пульсе и своевременно сообщать ей, если вдруг появятся какие-то новости, будь они хорошими или плохими.


Яна и Сергей возвращались домой своим обычным маршрутом, коротая дорогу за ставшим уже традиционным неспешным разговором, и на это раз его темой всецело была только и исключительно Елена и ее таинственное исчезновение. Из того факта, что за целый день ее муж так и не вышел на связь, оба единодушно решили, что она так и не нашлась. Вряд ли бы Михаил на радостях забыл сообщить такую новость перепуганным им женщинам. Так что пока, скорее всего, ситуация яснее и понятнее не стала. Но куда же всё же делась Елена??

– А знаешь, солнце, – после паузы в разговоре вдруг сказал Сергей, – я очень рад, что ты предложила мне встречать тебя с работы.

– Почему? – не поняла Яна. – Ты ж сначала вроде как не в восторге от этой идеи был. Или понравились ежедневные прогулочки под луной?

Она выжидательно посмотрела на мужа, слегка склонив голову в его сторону. В глазах ее светилось неприкрытое лукавство. Даже в ситуации, когда где-то поблизости происходило что-то непонятное и, возможно, неприятное, она не могла не внести элемент игры в их общение.

Он отметил ее тон и почувствовал, как сердце его защемило с необычайной силой. Так сильно и резко, что ему пришлось остановиться, чтобы ощутить почву под ногами и заякориться на этом ощущении. Яна недоуменно посмотрела на него и тоже остановилась. Выражение ее лица изменилось.

– Что? – коротко и резко выдохнула она.

– Мне страшно подумать, – медленно ответил мужчина, – что на месте мужа Лены мог бы быть я. И это ты куда-то пропала бы. И я бы искал тебя и не находил. И что-то нужно было бы сказать сыну, пока мы искали бы тебя…

Голос отказал ему, и он судорожно сглотнул и отвернулся. Яна подошла вплотную к мужу и прижалась к нему, примяв щекой тут же начавший таять слой свежего снега на его дубленке. Потом подняла голову, чтобы увидеть взгляд Сергея, и с неприятным удивлением увидела, как изменилось его лицо. Глаза были прищурены, брови сошлись на переносице, челюсти были судорожно сжаты. Мужчина выглядел так, словно ему было очень больно. И ей вдруг тоже стало страшно.

– Что ты придумал такое?! – излишне резко и громко сказала она. – Ну что ты придумал?? Никуда я не денусь и не пропаду. Никогда. Ты слышишь?? Ни-ко-гда! Даже думать о таком не смей!

Порывисто, страстно она обняла его, насколько позволяли теплые зимние одежки и длина ее рук.

– Я уверена, что и Лена тоже обязательно найдется. Что бы там ни произошло с ней, она найдется. Она мать и не сможет бросить своих детей сиротами. Ты ее знаешь, она откуда угодно вылезет и вернется к своим.

Она замолчала и перевела дух. От эмоциональных разговоров на морозе у нее перехватило дыхание и запершило в горле.

– И я очень тебя прошу, родной, – еле слышно добавила она, вернув себе способность говорить, – не переноси на нас чужие ситуации. Всё и всегда может быть, но не нужно пугать себя и меня. Я попросила тебя, ты не отказал мне и даже сам нашел удовольствие в том, чтобы каждый день встречать меня с работы. И со мной не произойдет ничего плохого, потому что со мной ты. – Она умолкла, подняла глаза и искренне улыбнулась мужу. – А пока ты со мной, никогда и ничего плохого произойти не может.

Сергей наклонился и холодными губами поцеловал ее в губы.

Глава 3. Полеты во сне и наяву

Ночью Яне приснился странный сон. Ей привиделось, что она идет по мега-моллу на очередную смену и при этом отмечает, что напольная плитка на ее пути влажная и оттого скользкая. Она идет медленно, стараясь не поскользнуться и не упасть, и чем дальше она проходит, тем более мокрым становится пол там, где она должна будет пройти. Очень сложно удержать равновесие, не оступиться, не растянуться на полу во весь рост… Ее охватывает ощущение неуверенности, беспокойства, и даже откуда-то из глубины сердца поднимается волна безотчетного страха – сначала слабенького и нерешительного, а потом все более и более сильного. Подходя к лифту, чтобы спуститься на свой рабочий этаж, она уже так напугана, что тело дрожит крупной дрожью, но при этом сама Яна не понимает, чего именно боится. Открываются двери лифта, она делает шаг внутрь, и только там осознает, что шахта пуста, кабины нет. Крича от ужаса, она падает в лифтовую шахту, ставшую почему-то бесконечно длинной, а следом за ней в ту же самую шахту падают и летят, летят, летят лохматые разноцветные беспородные собаки…

«Собаки? Откуда здесь собаки?» – подумала Яна и проснулась от собственного крика. Радом сидел взъерошенный и сонный Сергей, которого, судя по всему, тоже разбудил ее крик. Вид у него был такой, словно он не понимал спросонья, что ему делать. Яна поймала себя на том, что удивлена присутствию рядом мужа, а не собак.

– А собаки где? – спросила она сама себя, и только потом поняла, что сказала это вслух.

– Что? Какие собаки? – Сергей в недоумении уставился на нее. – Это собаки кричали?

– Где кричали собаки? – не поняла Яна.

Супруги переглянулись и вдруг одновременно захохотали в голос. Смеяться было с чего: лохматые, помятые, с недоумением на лицах и с полным беспорядком в одежде, если можно так назвать запутавшиеся и закрутившиеся вокруг их тел простыни, они выглядели довольно комично – и уже достаточно проснулись, чтобы это понимать.

– Давай начнем сначала, – попросил Сергей, когда их истерический смех утих. – Какие еще собаки? Кто кричал? Мне показалось, что это была ты. Или я ошибаюсь?

Яна села в постели, закутавшись до подбородка в простыню.

– Не переживай, Серёж, – тихо и ласково ответила она, – всё нормально. Да, это я кричала, но это был всего лишь дурной сон. Я испугалась, вот и заорала – да так, что сама себя криком разбудила.

Сергей понимающе кивнул. Любой человек знает, что такое кошмары, и что никто от них не застрахован. Его страх и беспокойство ушли после этого простого объяснения жены.

– А что за собаки? О каких собаках ты спрашивала? Тебе приснились собаки?

– Ну да. Она вместе со мной падали в шахту лифта, – продолжила Яна. – Я хотела спуститься в цокольный этаж на работе, а лифта в шахте не оказалось, и я упала, а собаки полетели за мной.

– Бред какой-то, – улыбнулся Сергей. – Переработала ты, мать. Отдыхать тебе надо.

– Это точно, – ответила улыбкой на улыбку мужа Яна. – Работа меня и во сне не отпускает.

Сергей лег и потянул ее за собой. Яна прилегла рядом с мужем и уютно устроилась у него под боком. В постели было тепло, спокойно, и страхи кошмарного сна улетучились, словно их и не было. Мужчина обнял ее и уткнулся подбородком в ее спутанные со сна волосы. В темной комнате плавал неясный свет уличных фонарей, проникавший через неплотно задвинутые шторы, и все происходящее казалось полусном. Близость и тепло тела любимого человека рядом успокаивали и расслабляли обоих, и пара снова стала проваливаться в сон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное