Татьяна Уварова.

Король Артур и рыцари Круглого стола



скачать книгу бесплатно

– О, если это сбудется, – вскричал Артур, – я сделаю для вас все, чего бы вы ни пожелали! Ведь и вы, и моя дорогая мать, ваша супруга, любили меня как родного!

– Так я прошу вас, сэр, окажите мне милость: назначьте вашего названого брата, моего сына Кэя, пожизненным сенешалем[4]4
  В Средние века управитель королевского двора.


[Закрыть]
всех ваших владений.

– Обещаю! И пока мы с ним живы, никто, кроме него, не будет занимать этой должности! – воскликнул Артур.

Сэр Эктор незамедлительно отправился к архиепископу и рассказал ему, кто извлек меч из камня.

Архиепископ оповестил королей и баронов о большом совещании в Крещение.

В назначенный день приглашенные собрались во дворе церкви Святого Павла. С зари до самого вечера короли, принцы и лорды поочередно пытались вытащить меч из камня, но безуспешно.

Угрюмые, мрачные, кусая губы от ярости и разочарования, стояли они вокруг. Тогда архиепископ обратился к сэру Эктору и попросил его привести Артура. Вперед выступил юноша в скромной парчовой тунике, среднего роста, с благородным кротким лицом, обрамленным кудрями.

Роскошно одетые лорды встретили его надменными взглядами, явно недоумевая, кто он и что ему здесь нужно. Они и знать не знали, как послушен ему меч.

Убеленный сединами почтенный архиепископ подозвал к себе Артура и серьезно промолвил:

– Сын мой, до меня дошел удивительный слух; пусть небо решит, справедлив ли он! Попытайся извлечь этот меч из камня.

Гордые бароны – одни с удивлением, иные с насмешками – наблюдали за юношей, направившимся к камню. Он взялся за рукоятку меча – и меч как бы сам упал ему в руки.

Раздались крики ярости, в глазах окружающих вспыхнул недобрый огонь, многие схватились за мечи.

– Не морочьте нам голову, архиепископ! – с угрозой воскликнул король Лот. – Здесь явно не обошлось без колдовства!

– Это обман! – гневно сверкая глазами, вскричал король Гарлотский, известный своей дерзостью. – Нас не проведешь!

– Кто этот нищий проходимец, который осмелился посрамить нас, благородных лордов? – спросил король Марк, хватаясь за кинжал и прокладывая в толпе путь к Артуру.

Сэр Эктор с сыном, видя угрожающие взгляды королей и лордов, заслонили Артура, к ним присоединились и верные слуги короля Утера – сэр Бедивер, сэр Бодуин и сэр Ульфиус.

– Успокойтесь, лорды! – воскликнул престарелый архиепископ, спокойно встречая разъяренные взгляды знатных рыцарей. – Вам известны слова, начертанные на мече, а этот юноша извлек меч. Я незнаком ни с колдовством, ни с обманом! Само небо избрало сей путь, чтобы указать правителя страны, и я думаю, этот юноша – наш истинный король!

– Мы не признаем его! Он сын какого-нибудь низкорожденного простолюдина, – возражали бароны. – Мерлин хочет навязать его нам!

– Срам и позор! Над нами, высокородными королями и лордами, хотят поставить безродного юнца! – кричали другие.

– Воткнем меч обратно и поставим караул, – предложил король Урия, – а в день Сретения соберемся здесь и снова попытаем свои силы.

А ты, архиепископ, к этому времени исполни все обряды, чтобы изгнать нечистую силу.

Предложение было принято, и около камня с мечом днем и ночью бодрствовали десять рыцарей.

В Сретение повторилось все, что случилось в Крещение. Как короли и бароны ни старались, никому не удалось завладеть мечом, а безвестному Артуру он словно бы сам в руки просился.

Приунывшие и раздраженные бароны порешили устроить еще одно состязание – на Пасху.

В Пасху повторилось то же, что и раньше, и разгневанные лорды убили бы Артура, если бы архиепископ не остановил их, пригрозив отлучением от церкви. Тогда они объявили, что желают собраться еще раз – в Троицу.

По совету Мерлина Артур не покидал дома иначе как в сопровождении своих пяти друзей. Благодаря их охране он остался невредим, хотя то тут, то там – в конюшне, в лесу, в переулках, где Артуру случалось проходить, – постоянно натыкался на засаду или подкарауливавших его злоумышленников.

В день Троицы во дворе церкви Святого Павла собралась такая толпа, какой еще никогда не видывали.

Снова короли, принцы и знатные бароны, числом сорок девять, поочередно выходили вперед и пытались извлечь меч; но, несмотря на все усилия, им это не удавалось.

Последним безуспешно попытал счастья король Марк.

Вдруг из толпы простого народа раздался клич:

– Пусть Артур вытащит меч!

Архиепископ вышел вперед и, взяв Артура за руку, подвел к камню. Опять юноша взялся за драгоценную рукоять и легко и свободно сделал то, чего не могли сделать сорок девять знатных вельмож.

Торжествующий крик вырвался из тысячеустой толпы: «Артур наш король! Мы больше уж не отречемся от него!»

Многие принцы и бароны присоединились к ревущей толпе; но одиннадцать самых честолюбивых и сильных презрительными, гневными жестами дали понять, что не признают Артура королем.

Долго еще толпа волновалась и угрожала противникам короля. Наконец вперед выступил градоправитель Лондона, облаченный в парадные одежды. Он поднялся на камень, из которого только что был извлечен чудесный меч.

– Милорды, я говорю от лица лондонской общины, – сказал градоправитель, и все разом смолкли. – Мы совещались и с общего согласия признали короля Артура своим королем. Считаем излишним всякие отсрочки, ибо видим: такова воля Божья! Смерть тому, кто против него!

С этими словами он сошел с камня и, преклонив колени, подал Артуру ключ от города и приветствовал его. Толпа тоже встала на колени и, склонив к земле обнаженные головы, умоляла простить за столь долгое непризнание его королем.

Опасаясь народной ярости, опустились на колени и одиннадцать непокорных королей, но в сердцах своих они по-прежнему таили злобу.

Артур взял в руки меч, вошел в церковь и положил его на престол. Архиепископ благословил меч. Так как Артур не был еще посвящен в сан рыцаря, король Корнуэлльский Кадор, двоюродный брат короля Утера, совершил над ним этот обряд. Затем король Артур обратился лицом к возбужденной толпе и, положив левую руку на святые мощи и подняв правую, клятвенно обещал стоять на страже правосудия и милосердия, оберегать народ от притеснений и несправедливости и блюсти законы в своем государстве.

Народ радовался: у него теперь был король, которого он уже полюбил, который избавит страну от междоусобной вражды и войны.

Приняв в лондонском дворце поздравления лордов и принцев своей страны, Артур назначил сэра Кэя сенешалем, сэра Бодуина коннетаблем[5]5
  Управитель королевской конницы.


[Закрыть]
, а сэра Ульфиуса гофмейстером[6]6
  Управляющий дворцовым церемониалом.


[Закрыть]
. По совету Мерлина он поручил сэру Бедиверу охрану северных пределов страны, потому что земли недовольных принцев лежали именно на севере от Трента. Правда, они поклялись в верности молодому королю, но в их сердцах Мерлин видел зародыши измены.

Король Артур объехал свои владения, приказав всем, кто терпит обиды и притеснения, приходить к нему. Ужасен был гнев короля, когда он слышал жалобы вдов и сирот на разорявших их лордов и рыцарей. Много заключенных освободил он из темниц, много слез осушил и жестоко покарал злых лордов, считавших, что их сила послужит им щитом от всякой ответственности за жестокость и насилие.

После этого он приказал оповестить о своей коронации, назначенной на День Всех Святых. В указанный срок Лондон был полон народу: знатные вельможи явились в сопровождении блестящей свиты и слуг.

Артур смотрел на толпу собравшихся из окна построенного римлянами дворца, когда ему доложили, что шесть королей, признавших его королем, явились в город. Артур обрадовался и, полагая, что короли желали почтить его праздник своим присутствием, отправил им богатые подарки.

Но послы вернулись и рассказали, что короли и рыцари встретили их насмешками и оскорблениями и отвергли дары «безбородого мальчишки низкого рода».

Король гневно сверкнул очами, но ничего не промолвил.

Во время турниров и рыцарских состязаний, сопровождавших коронацию, шесть королей держались враждебно и вызывающе в отношении молодого короля и его рыцарей, но, не чувствуя за собой достаточно силы, не осмелились на открытый мятеж.

По окончании торжеств, когда знатные гости стали разъезжаться, король Артур, стоя со своими приближенными на крыльце дворца, выходившем на городскую улицу, следил за красивыми кавалькадами, покидающими город. Вдруг из свиты одного лорда выбежал паж, красивый мальчик с печальным изможденным лицом, и, с воплем бросившись к королю, обнял его колени.

– Спаси меня, король Артур, – задыхаясь пробормотал он, – иначе этот злой лорд убьет меня, как убил мою мать и моих братьев!

Высокий Черный рыцарь соскочил с коня и, подойдя, хотел оттащить мальчика, цеплявшегося за короля.

– Назад, рыцарь! – приказал король. – Я хочу еще кое-что узнать! Кто ты?

Рыцарь надменно улыбнулся:

– Я?! Я из тех, кого покойный король, к своему прискорбию, очень хорошо знал! Я – Туркин, брат сэра Карадока из Замка скорби.

– Кто этот мальчик?

– Это Оуэн, трусливый сын храброго отца, который поручил его мне, чтоб я воспитал из него рыцаря.

– Нет, король, он лжет! – воскликнул мальчик, по-прежнему лежавший у ног короля. – Я его племянник. Он изменнически убил моего отца и уморил голодом мою мать, потому что мы были богаты, а он беден. При жизни отец всячески оберегал меня от него, а теперь дядя обращается со мной как с пленником, заставляет голодать и немилосердно избивает. Я думаю, он хочет извести меня!

– Я могу подтвердить слова мальчика, он говорит правду! – заметил вышедший из толпы рыцарь. – Я сэр Майлс Бэндон, двоюродный брат его покойного отца. Сэр Туркин – безжалостный человек.

Чело короля омрачилось, и он перевел взгляд с жестокого, надменного лица Черного рыцаря на бледное умоляющее личико пажа.

– Слушай, – гневно вскричал король, обращаясь к Туркину, – ты ответишь перед судом за все зло, которое причинил мальчику и его родным! Когда я пошлю за тобой, являйся немедленно, не то будет плохо. Мальчик останется здесь. Ступай!

Рыцарь с ненавистью и изумлением посмотрел на короля. Помолчав, он презрительно рассмеялся и вскочил на коня.

– Я явлюсь, когда ты меня не ожидаешь, государь! – насмешливо прибавил он и грозно взглянул на пажа.

Так паж Оуэн остался при дворе; он преданно служил королю и ревностно исполнял его приказания.

Как-то в бурную ночь, когда все огни в городе были потушены, король сидел в своих покоях. Сэр Кэй и сэр Бедивер рассказывали ему сказки, а придворный бард развлекал короля песнями. Юный паж Оуэн неслышной поступью пробрался к входной двери и обошел дозором весь дворец, прислушиваясь к малейшему шуму. Потом он заглянул к привратнику, постоял у калитки. Всякий раз, когда ветер завывал в щелях, паж вздрагивал и озирался.

– А пожалуй, Фальк, в такую бурную ночь едва ли кто выйдет на улицу, – проговорил он, снова подходя к привратнику.

– Разумеется, – согласился Фальк.

– Мне послышалось бряцание узды – не иначе где-то близко стоит оседланный конь.

– Я ничего не слышу, – возразил Фальк. – Это, должно быть, в конюшне топчутся кони.

Оуэн воротился в покои, где король с вельможами слушал удивительные рассказы мудрого Эгидия о страшных ведьмах и колдунах, обитавших в лесах Британии. Однако беспокойство не оставляло его, и он вернулся к калитке и снова прислушался.

– Сегодняшний ливень сорвет последние листья с деревьев в лесу, – обратился он к привратнику во второй раз за ночь.

– По правде говоря, – отозвался Фальк, – листья давно уже облетели и гниют в дорожной грязи.

– Да, верно: в столь сильный ливень их вряд ли занесет так далеко; но мне послышался шорох листьев подле дверей.

– Не может быть, – возразил привратник, – это, наверное, капли воды падают с крыши.

Оуэн ушел, но немного спустя опять вернулся, приподнял окошечко в калитке и выглянул на дорогу.

– Как ты думаешь, Фальк, – заговорил он, подходя к привратнику, – не посылают ли ведьмы из Денских лесов свои губительные огни, чтобы в такую вот ночь заманивать бесприютных людей в болота?

Привратник засмеялся:

– Вы напичканы бреднями, молодой господин. Не бойтесь ведьм. Мы спокойно дождемся рассвета.

– Мне показалось, где-то в ночи мелькнул свет, – заметил Оуэн, – быть может, это блеснул меч или блуждающий огонек?

– Конечно это болотный огонек, – ответил Фальк. – Ступайте ложитесь – я слышу, что король отправился на покой. Спите себе и не тревожьтесь.

Немного спустя дворец погрузился во мрак. Дождь по-прежнему поливал крыши своими слезами, и ветер стучал в узкие оконца. Время шло, но Оуэн, несмотря на усталость, не мог заснуть.

Весь день накануне у него было тяжело на душе, его мучили смутные предчувствия чего-то страшного. Ему казалось, что жизнь обожаемого короля, спасшего его от жестокосердного Туркина, в опасности. Юноша поднялся со своего ложа в комнате, где спали остальные пажи, и решил тихонько пробраться к дверям королевской спальни, чтобы лечь там на полу.

Прокрадываясь по темному коридору на ощупь, он вдруг остановился: прямо пред ним что-то зашевелилось, и в тот же миг чья-то рука сжала ему горло.

– Веди нас к королю, иначе я всажу вот это тебе в сердце! – прохрипел над самым ухом ненавистный знакомый голос.

Юноша понял, что предчувствия его сбылись; недаром слышались ему вороватые шаги и виделся блеск меча, сулившего смерть королю.

– Говори, где комната короля: впереди или позади?

– Не скажу, – пролепетал паж.

В ответ раздался издевательский хохот, и сэр Туркин прошипел:

– Так это ты, негодяй! Вот же тебе! – И вонзил кинжал юноше в грудь.

Оуэн без чувств упал на пол, однако через несколько минут пришел в себя.

Он очень ослаб от потери крови, но понимал: ему необходимо действовать, чтобы спасти короля от смертоносных кинжалов.

Паж с радостью услышал, что шаги убийц замерли в противоположном конце коридора, и двинулся вперед. Голова у него кружилась, и он ежеминутно боялся лишиться чувств. Однако ему удалось добраться до двери; отворив ее, он крикнул: «Спасите короля! Туркин пробрался в замок и хочет убить короля!» – и в изнеможении рухнул на пол.

В ответ на его крик по коридору замелькали факелы, и в комнату вбежал сэр Бедивер во главе отряда полуодетых рыцарей. Они обыскали весь дворец, но злоумышленники успели скрыться, как только увидели, что их замысел не удался.

Тем временем король приказал лекарю осмотреть рану пажа. Она оказалась неопасной.

– Государь, – сказал сэр Бедивер, – мы имеем дело с покушением не одного лица, вам придется сражаться за свой престол: нас ждет междоусобная война.

– Что вы хотите этим сказать, сэр Бедивер?

– Государь, Туркин действовал не один, – пояснил Бедивер. – Он выполнял волю нескольких враждебных вам королей. Я видел среди заговорщиков короля Гарлотского и герцога Кэмбенетского.

Вдруг перед собеседниками выросла высокая серая фигура Мерлина, – чародей обладал удивительной способностью внезапно появляться и бесследно исчезать, незаметно для присутствующих.

– Сэр, – заговорил Мерлин, – этому юноше вы обязаны жизнью. Когда Оуэн возмужает, он покажет себя достойным ваших милостей.

– Не сомневаюсь! – подтвердил король Артур, приветливо улыбаясь пажу.

– А теперь, – продолжал волшебник, – соберите своих людей. Тайным путем проведу я вас туда, где скрываются злоумышленники, и вы нанесете им решительный удар.

Скоро все было готово, и Артур со своими рыцарями и свитой двинулся по узким переулкам в заброшенную часть города, где полвека тому назад обитали римляне.

Мерлин остановил отряд возле расположенной за валом низкой башни; только в одном верхнем окне ее теплился слабый огонек. Оставив часть воинов внизу, волшебник провел остальных внутрь башни. На узкой лестнице и в комнатах начался бой.

Пользуясь темнотой, король Лот с сотней рыцарей хотел было бежать по другому ходу, но король Артур подстерег врагов и принялся рубить направо и налево, демонстрируя чудеса храбрости.

К королю Лоту присоединился сэр Карадок, и они вместе накинулись на короля Артура.

Тогда юный король отвязал свой чудесный меч, сверкавший во мраке, как тридцать факелов, и ослепил врагов, тем самым вынудив их отступить.

Между тем жители Карлеона, услышавшие шум и бряцание оружия и узнав об опасности, грозившей их королю от ночных убийц, бросились к замку, и своими палицами, алебардами и ломами истребили немало врагов. Но шесть королей остались невредимы и с уцелевшими воинами скрылись в ночи.

Несколько дней спустя король Артур вернулся в Лондон. Как-то вечером, стоя на дворцовой террасе и любуясь широкой Темзой, он вдруг заметил около себя серую тень, которой не было перед тем. Не успел король сотворить крестное знамение, чтобы оградить себя от нечистой силы и наваждения, как в тумане мелькнули синие, как сталь, глаза Мерлина, и издалека донесся голос чародея:

– Я стою над лесистым холмом Тэнишэна и смотрю во двор замка короля Лота. Я вижу сборище людей; пламя факелов отражается на их кольчугах, шлемах и мечах. Я прошел через все северные пределы, от голых равнин Альквайда до топких болот Гембера. Я видел одиннадцать замков – всюду склады оружия, всюду в горнах пылают огни, слышно шипение закаливаемой стали. Созови совет и леди моего возвращения, ибо теперь тебе, государь, предстоит сражаться за королевство и собственную жизнь.

Смолк голос, и одновременно рассеялась тень.

Через три дня в зале совещания собрались королевские советники. Внезапно вошел Мерлин.

– С какими вестями, Мерлин? – раздались возгласы.

– Междоусобная война, – ответил чародей. – Предупреждаю вас, что шестеро королей, потерпевших поражение в Карлеоне, вошли в союз с четырьмя другими и с могущественным герцогом. Они угрожают Артуру, называют его низкорожденным. Они слывут сильными, отважными. С ними, к сожалению, храбрейший и благороднейший великий Урия! Если Артуру не удастся выставить такое войско, какое только возможно собрать по стране, – он погиб!

– Но мы и так сильны! – пронеслось по залу.

– Нет! – возразил Мерлин. – Кто из вас может изгнать из страны язычников? Кто может помериться силой и лукавством с королем Лотом или военным искусством с великим Урией?

– Но что же делать? Посоветуй!

– Я советую вам, – сказал чародей, – направить послов к Бану Бретанскому и королю Борсу Галльскому, суля им содействие в борьбе с их общим врагом Клавдием, если они помогут нашему королю в его борьбе за свой престол и жизнь.

Через несколько дней все было улажено. Бан Бретанский и его брат король Борс переправились с пятитысячным войском в Британию, клятвенно обещая поддержать короля Артура.

С королем Баном прибыл его сын, юный Ланселот, которому впоследствии суждено было стать одним из славнейших и доблестнейших рыцарей Круглого стола.

Ранней весной войска Артура и его союзников расположились в Шервудском лесу. Разведчики, посланные Мерлином, донесли, что войска одиннадцати королей стоят всего в нескольких милях к северу от Трента.

Тайными путями Мерлин ночью провел войска Артура к неприятелю. На подходе к стану врага он приказал устроить засаду, и король Бан и король Борс скрылись со своими воинами в ложбине, заросшей деревьями и кустарником.

Поутру, когда войска увидели друг друга, заговорщики порадовались, полагая, что силы Артура малочисленны.

Звуки барабана и клики воинов возвестили о начале боя, и король Артур двинул свои войска. Над ним развевалось большое шелковое знамя с красным драконом, освященное архиепископом во время торжественного богослужения перед выступлением войск из Лондона.

Весь день длился жестокий бой.

Король Артур со своими четырьмя телохранителями совершал чудеса храбрости. Одиннадцать королей неоднократно пытались сразить Артура, но одних оттесняли в общей свалке, другие, тяжело раненные, отступали сами.

На исходе дня войско Артура стало уступать – враг численно превосходил его, – и король решил прибегнуть к военной хитрости. Советники одобрили его план, и надежные гонцы отправились к союзникам, все еще находившимся в засаде.

Артур скомандовал отступление. Согласно плану, его воины отходили в беспорядке, и враг бросился их преследовать, радостно вопя.

Войско Лота торжествовало победу. Но ликование сменилось отчаянием и по рядам врагов пронесся крик ужаса, когда они поравнялись с местом засады и из ложбины выросло свежее войско, налетевшее на них, как пчелиный рой. Надежды на победу было мало, и заговорщики сражались не на жизнь, а на смерть.

Увидя в битве короля Борса, король Лот воскликнул:

– Спаси нас, Дева Мария, от верной гибели! Вот король Борс, один из самых достойных и храбрых воинов на свете; а в той стороне я вижу его брата-близнеца, короля Бана, столь же грозного. Они здесь, в Британии, а мы об этом даже не подозревали!

– Это все дело рук чародея Мерлина, я не сомневаюсь, – заметил король Урия. – Очевидно, нам всем пришел конец. Но знаешь, Лот, – продолжал он, – кто бы ни был этот Артур, клянусь, он не может быть плебеем: это настоящий муж и удивительный воин!

– Что ж, если мужество тебе изменяет, поди и поклянись ему в верности! – язвительно предложил король Лот.

– Оставь свои остроты, – серьезно возразил Урия. – Я помню данный мной обет и до последнего вздоха останусь верным своему знамени.

Войско короля Лота было частью уничтожено, частью разбежалось. Под вечер короли-заговорщики – израненные, измученные, удрученные поражением – с несколькими сотнями воинов отступили, поклявшись, однако, умереть в бою. Оглядевшись, они обнаружили, что Артур загнал их на утес, отвесно обрывавшийся к глубокой реке. Единственный путь к спасению лежал через скалы.

– Глядите-ка, – с усмешкой заметил Урия, – пока мы дрались, как дикие вепри, ни о чем, кроме битвы, не помышляя, этот король-плебей все обдумал и распорядился нами как пешками на шахматной доске. Сперва он загнал нас в засаду, а теперь вообще намерен уничтожить. Мы, умудренные опытом, поседевшие в боях воины, одурачены мальчишкой!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6