Татьяна Трунова.

Дорога в Академию, или как стать некромантом



скачать книгу бесплатно

Глава 1


Солнце жарило, как сумасшедшее. Деревья в парке от жары не спасали совершенно – под ними было до того душно, что хотелось выскочить на самый солнцепек. Смерть от прямых лучей раздухарившегося светила казалась милосерднее, чем тушиться до готовности в собственном поту. Лучшим вариантом было вернуться домой, под прохладные своды древнего замка. Альда просто физически ощутила, как высокие двери отрезают ее от вездесущего светила. Тем более, новое заклинание она уже отработала… Но девушка продолжала лежать в траве, глядя на редкие облака сквозь золотисто-зеленое кружево листвы.

– А-а-альда-а-а, А-а-альда-а-а! – послышалось издали.

Альда промолчала, надеясь, что голосу надоест ее звать, и он уйдет.

Голос не унимался, наоборот, он все приближался:

– А-а-альда-а-а, А-а-альда-а-а!

На полянку с могучим дубом, под которым и лежала девушка, выбралась не менее могучая толстуха в красно-черном, цветов рода Алиери, платье. Платье было добротным, из хорошего материала, что свидетельствовало о том, что толстуха относилась к «белой» прислуге замка.

– Вот вы где, – укоризненно пропыхтела женщина. Пухлое лицо ее приобрело нездоровый багровый цвет и маслилось от пота, который градом катил из-под чепца. Тут она заметила не маленьких размеров фолиант эльфийского любовного романа, утащенный из Малой библиотеки замка, и всплеснула руками: – Опять читаете! В такую жару! Голова заболит!

–Тетушка Гала! Не начинай опять.

Альда предусмотрительно не стала признаваться, что под обложкой из драгоценного дерева рухи самого романа давным-давно нет. Вместо него там находился учебник «Фундаментальные основы магии. Часть первая, исправленная и дополненная», который она удачно стащила из основной библиотеки замка. Исправленным и дополненным он был семьсот лет назад, но девушка весьма им дорожила, потому что для нее это была единственная доступная книга по магии. Конечно, существовал еще и дедушка, но не все магические знания передавались устно. Частенько это было даже опасно. Так, например, пентаграмму рекомендовалось перерисовывать с материального носителя: слишком велика была опасность вызвать кого-нибудь не того.

– Папенька вас уже обыскались, – деловито сообщила толстуха.

– А давай ты скажешь, что меня не нашла? – предложила Альда. Вставать ужасно не хотелось.

Толстуха только помотала головой, изо всех сил обмахиваясь сорванным тут же веером папоротника, чтобы хоть чуть-чуть охладиться. Помогало мало.

– Ну тетушка Гала! – девушка добавила в голос жалостливых ноток.

– Пойдемте уже.

Альда вздохнула, но встала, прекрасно понимая, что на обман своего господина кормилица не пойдет никогда, как бы предана она не была своей госпоже. Да и зачем? Ее все равно нашли бы и привели к отцу, даже если бы для этого пришлось отправить в парк весь штат слуг, от эконома до поваренка. Ибо приказ высокого лорда Кверина-Ромула Ар’Андина Алиери выполнялся всегда. «Если вы, конечно, не являетесь его женой, прекрасной Эсмеральдой», – не без яда подумала Альда про мачеху.

Парк, в котором пряталась Альда, был огромен, на своих границах он плавно переходил в обычный лес, где можно было собирать грибы и ягоды.

Вокруг замка он был окультурен, и эта его окультуренная часть в прелести могла поспорить с лучшими эльфийскими садами. Когда-то на месте розовых клумб, фонтанов, беседок и изысканно подстриженных кустов располагались высоченная стена и ров, призванные защищать громаду замка от врагов. Сейчас врагов у замка не было, и замок тихо дремал, вспоминая дела давно минувших дней. Высокий и мрачный, он был полной противоположностью окружающей его беспечной роскоши. Нынешний владелец замка с удовольствием бы снес это семейное гнездо и построил на его месте что-то более комфортное, но не смел. Фиг знает, что за чары напихали в фундамент предки. Те были еще затейники.

– Эх, какие времена были! – ностальгически вздохнули над ухом.

– Дедушка, давай вот не сейчас! – сквозь зубы прошипела Альда, невзначай оглядываясь на кормилицу. И тут же заперхала, изображая приступ кашля.

Нелишняя предосторожность, бесплотный голос слышала одна лишь Альда, а прослыть чудачкой, хуже того, магом, разговаривающим с бесплотным существом, ей не хотелось. Сразу очутишься в монастыре с формулировкой «одержима шиссами». Эсмеральда уж постарается.

– Моя птичка! – закудахтала тетушка Гала. – Неужто простыла? Бродишь по парку часами, вот и результат! Неприлично это девушке из высокого рода.

То, что в парке была настоящая парилка, тетушка Гала как бы и не заметила.

Альда закатила глаза:

– Тетушка Гала, опять ты!

Кормилицу девушка любила, но иногда глупость той сводила ее с ума.

– Скажи лучше, чего меня папенька кличет?

Вид у тетушки Галы сразу стал претаинственный.

– Жениха он вам нашел. Счастье-то какое!

– Чего?! Он снова?..

Последнего жениха Альда выжила из дома, по ночам насылая ему видения ужасных чудищ, желающих заняться с молодым человеком противоестественным. Прообраз, так сказать, видений, был взят из альбома гравюр какого-то художника. Художник отличался буйным и нездоровым воображением – все его чудища были донельзя реальными и донельзя озабоченными. Альда вспоминала его творчество с содроганием, а с удовольствием – как сбегал от них несчастный молодой человек, вначале такой самодовольный. Даже свою коллекцию оторванных мушиных лапок забыл.

– А надо было бы наслать на него красную смерть, – пробурчал голос, принимавший непосредственное участие в забаве в виде жутких скрипов, внезапно потухших свечей и хлопающих дверей, – вот это было бы весело. Он сначала бы покрылся красными пупырями, сочащимися кровью и гноем, затем начал бы задыхаться….

– Дедушка, хватит!

Голос обиженно смолк.

– Что хоть за жених-то? – со вздохом поинтересовалась Альда у кормилицы.

– Не знаю, – с огорчением призналась та. – Говорят богатый, знатный, а больше ничего не знаю. Письмо вот прислал.

– Ладно, на месте разберемся, – пробормотала Альда. Ее начали мучить нехорошие предчувствия. А своим предчувствиям как маг, пусть и начинающий, она доверяла.

– Не переживай, справимся, – прошептал голос.

Альда промолчала.

В просторном холле царила приятная прохлада. Из расположенных высоко окон с витражами струился солнечный свет, отражавшийся на плитах пола веселыми цветными тенями. По контрасту с ярким днем холл казался полутемным. Кабинет отца располагался на третьем этаже. Чтобы туда добраться, нужно было пересечь холл, подняться по изысканно полукруглой лестнице, пройтись запутанными коридорами, а дальше по галерее с фамильными портретами. Альда вздохнула – последний отрезок пути был неприятным. Портреты предков, сверлили проходящих мрачными взглядами. Они следили, усмехались недобрыми тонкогубыми ртами и, казалось, начинали переговариваться, как только человек отвернется. Ночной порой слуги старались в галерее не появляться, благо обходных путей в громадном здании было достаточно. Альда тоже боялась галереи. В детстве инстинктивно, а после того, как начала читать магические книги, избегала ее сознательно, ибо теперь знала, что самые старые из них содержат охранные заклинания, готовые испепелить злоумышленника, приблизившегося к кабинету хозяина замка. Это, конечно, и неплохо, но обновлять их давно не обновляли, а заклинания, наложенные темными магами, имели плохую привычку не развеиваться со временем, а видоизменяться до неузнаваемости. Так что, Альда опасалась портретов вполне справедливо. Дедушка над ее страхами противно смеялся, утверждая, что ничего страшного не произойдет даже в худшем случае развития событий. Но кто знает, что под «ничего страшного» подразумевает семисотлетний черный маг?

Да, да, да, ее предки со стороны отца были великими магами. К сожалению, темными, за что и поплатились жизнями. В страшной битве, прогремевшей семьсот лет назад, объединенное под королевским знаменем войско разбило проклятых колдунов. Но война продолжалась, силы у обеих сторон иссякали. Тогда выжившие маги пошли на перемирие и заключили с королем соглашение: лояльность потомков в обмен на титулы и богатство. Сами же маги должны были добровольно уйти из жизни. Нелишняя предосторожность, учитывая то, какую ужасную войну они развязали. Плюс еще маленькое примечание: потомки темных магов не имели права учиться магии. Король-победитель на радостях даже не стал особо торговаться, правда, не забыл потребовать с побежденных клятвы, которую даже они, маги, не смогли бы нарушить. Радость короля понять можно – королевство стремительно нищало, еще чуть-чуть и страна обезлюдеет полностью, некому будет работать на полях и в мастерских, места крестьян и мастеровых займут бессмысленные зомби. Так и возникли три Проклятых рода. Лет через пятьсот проклятыми их называли по привычке, не вдумываясь в смысл названия, а потом и вовсе это название забылось. Те давние события стали безобидными страшилками, которые дети любят рассказывать осенними вечерами, когда в трубах очагов тоскливо гудит ветер. Потомкам магической силы предков не досталось, просто как отрезало. Что, честно говоря, и хорошо. Это были обычные аристократы, в меру бездельники, в меру пьяницы и гуляки. Еще через двести лет два рода тихо угасли, не оставив наследников. Остался один род – род Алиери.

Отец к истории рода относился серьезно, и сильно ее не любил. Самое смешное заключалась в том, что молчащая на протяжении столетий проклятая кровь проявилась в Альде, которая, мало того, что была незаконнорожденной, так еще и грехом молодости господина Алиери от прачки. То, что граф признал ее, в свое время наделало немало шума в светских гостиных. Многие гадали о причинах такой щедрости (или глупости, это как посмотреть), но ни к каким выводам не пришли. Сам же граф Алиери хранил по этому поводу гробовое молчание.

О том, что девочка имеет магический талант, выяснилось случайно. Маленькой Альда любила играть в библиотеке: там приятно пахло, а бесконечные ряды полок с книгами прекрасно подходили для пряток. Вот однажды она и доигралась, когда тяжелый растрепанный фолиант рухнул сверху, мало что ей не на голову. Девочка сначала, на всякий случай, заревела, но рядом никого не было, и реветь стало скучно. Тогда она покосилась на коварную книгу. Книга лежала, распластавшись яркими иллюстрациями вверх. Инте-ере-есно! Книга была быстренько перетащена на колени. При ближайшем рассмотрении картинки разочаровали: там были нарисованы какие-то дяденьки с красными глазами и вытянутыми вперед руками. Ногти у дяденек явно давно не были стрижены, да и вид они явно имели болезненный. Девочка недовольно сморщилась. Она уже собиралась книгу захлопнуть, но тут закорючки, находившиеся внизу каждой иллюстрации, расплылись и вдруг превратились в нормальные буквы. Читать восьмилетняя Альда уже умела, памятью обладала хорошей, а «Энциклопедия мертвых слуг» была понятна даже детям. В кабинет к отцу она ворвалась с криком: «Зомби есть существа бессмысленные, и чтобы поднять их много энергии не требуется».

Сейчас она представляла, как напугала своим выступлением отца, а тогда рыдала от обиды и боли, когда ее прежестоко выпороли и заперли в чулане. Встав взрослее, Альда поступок отца оценила. Проявление проклятой крови! Да отец должен был ее в монастырь законопатить, и считался бы со всех сторон правым. Однако ничего такого он делать не стал. Просто повелел закрыть Большую библиотеку, где хранились все старинные книжные раритеты, на замок. Наверное, сильно надеялся, что со временем девочка свои способности перерастет. А там замужество, куча детей, ну какая магия в таких условиях? Альда ничего темного и не творила. Пара пожаров и разбитая в щепы мебель не в счет. По-хорошему, ей нужен был учитель. Отец нанимать учителя не спешил, помятуя о соглашении, согласно которому потомки Проклятых родов не имели права обучаться в магической Академии. Положение становилось угрожающим, потому что девочка в силу возраста контролировать свои способности была не в состоянии, но тут ей повезло – учитель нашелся сам.

Основное книгохранилище для нее уже было закрыто, на его двери покачивался огромный стальной замок, ключ от которого хранился у отца в кабинете. Оставалась Малая библиотека, ее еще называли дамской. Туда Альду пускали без ограничений, хотя сама девочка Малую библиотеку не любила. Причиной Альдиной нелюбви к ней было то, что книги, хранившиеся там, являлись дамскими романами, которые на протяжении поколений читали владетельницы замка. Среди них даже завалялась парочка книг, написанных эльфами собственноручно. Библиографическая редкость, за взгляд на которую любой библиофил, не сомневаясь, отдал бы правый глаз. За них предлагали кучу денег, но любое предложение натыкалось на презрительный отказ графа Алиери. Попытки же украсть почему-то всегда оканчивались для воров плачевно: они случайно падали из окна, ломали шею на лестнице, спотыкались о ковры и ломали ноги. В конце концов, воровская гильдия признала место несчастливым, и с тех пор напрочь отказывалась брать заказы на книги из родового гнезда графов Алиери.

Забавно, но учитель для Альды отыскался именно там. Однажды, уныло глядя на очередную роскошную иллюстрацию из драгоценных красок далекого Согда, где мускулистый воин воздел топор, защищая скорчившуюся у его ног в соблазнительной позе красавицу от чудовища, отвратительного и злобного, девочка услышала, как что-то тихо брякнуло, вывалившись из книги. Она наклонилась: на пыльном каменном полу лежала женская заколка, простенькая, медная, с неожиданно ярким камушком в основании. Девочка повертела ее в руке.

– Наверное, кто-то в качестве закладки использовал, – подумала вслух.

– Никакая я не закладка! – вдруг громко возмутилась заколка.

От неожиданности Альда выронила вещицу, та снова брямкнула по каменному полу и замерла. Альда ждала, заколка молчала. Девочка осторожно потыкала ее носком ботинка. Заколка молчала. Осмелев, она снова взяла ее в руки.

– И не надо меня бросать!

– Ладно, – согласилась Альда, кладя заколку на столик рядом. Заколка замолчала. Она снова положила ее на ладонь.

– Великий Черный! Мои потомки не знают очевидных вещей! Какой позор!

– Так ты можешь говорить только, когда тебя держат в руках? – осенило Альду.

– Молодец, догадалась! – сварливо произнесла заколка. – Не прошло и года.

– Не ругайся, – попросила девочка. – Сейчас как шарахну молнией!

Молнией «шарахать» она не умела, но ругающаяся заколка ее возмутила. Блин, еще бы стол заговорил, да в таком тоне!

– Моя ты умница, – умилилась заколка и заключила: – Все-таки мои потомки не безнадежны.

– Я твой потомок? – уточнила Альда, недоуменно рассматривая золотисто взблескивающую вещицу. – Брешешь!

Заколка возмутилась:

– Откуда высокородная девочка знает такие простонародные выражения? Твои родители должны тебя выпороть!

– Я не высокородная, – отвернулась Альда. – Моя мама прачка.

О своем происхождении она была прекрасно осведомлена – позаботились добрые люди.

– Ты очень высокородная, – уверенно ответила заколка, – в тебе течет моя кровь. В тебе проявился магический талант рода. А носителем родового таланта некромантии может быть только наследник! Все остальное неважно.

– Ты заколдованный принц? – робко спросила девочка. Судя по всему, даже рассматривание иллюстраций любовных романов пагубно сказалось на ее психике.

Заколка возмутилась:

– Я великий черный маг Орисса Чъода Ар’Андин Алиери!

– Кто это?

Заколка замолчала, словно лишившись дара речи от возмущения. Потом просипела:

– Ты не знаешь историю рода?

Альда замотала головой.

– Впрочем, чему я удивляюсь? Забвение было частью соглашения.

– А вы не могли бы… превратиться? – попросила девочка. – Все-таки странно разговаривать с заколкой.

– Увы, дитя мое, – голос заколки стал ласковым, – заклинание было необратимым. Я дух и раб этой вещи.

– Вас загнали туда враги?

– Я сам. Мне пришлось.

– Расскажете?

– Если хочешь. Но ты должна понимать, что если обо мне станет известно, тебя убьют без жалости. И это, хоть мне и жаль признавать, будет справедливо.

– Я никому не скажу, – пообещала Альда.

Через полчаса она об этом пожалела – дух деда был хреновым рассказчиком: велеречив, многословен и то и дело разражался угрозами по адресу своих врагов, давно умерших. Впрочем, девочка уловила главное: когда король заключил с магами соглашение, одним из его пунктов стала добровольная смерть магов во имя жизни и благополучия потомков. Вывернуться из границ довольно грамотно составленной клятвы смог один только Орисса Чъода из рода Алиери, но не благодаря природному хитроумию, а своим теоретическим исследованиям. В тексте клятвы были скрупулезно указаны все виды псевдожизни, которой теоретически мог стать темный маг. А вот вселения в материальную вещь там не было, потому что перенесение живой сущности в косную материю на тот момент считалось невозможным. И, если честно, считается невозможным до сих пор.

Маг Алиери как раз закончил обоснование теории перенесения, он готовился к практическим опытам, но времени уже не хватило. Первое и последнее испытание он провел над собой, переселив свой дух в заколку, потерянную служанкой во время уборки. Когда истекло время, и представители короля вошли в замок, им показали труп хозяина. На полу, никем не замеченная, валялась заколка. Представители ушли довольные, заколку подобрала служанка. Впрочем, она ее снова потеряла, уже в Малой библиотеке, где та и была впоследствии использована в качестве закладки вдовой мага. Тогда выяснился еще один недочет заклинания – общаться с заключенным в вещь магом мог только человек, обладающий не меньшими магическими способностями, чем тот, кто сидел в заколке. Учитывая, что магии в роду Алиери становилось все меньше, а магом Алиери действительно был великим, он остался в полной изоляции. Обидно, но магия ему тоже была недоступна, максимум, что Орисса Чъода смог предпринять, это наложить на Малую библиотеку охранные чары, довольно безобидные на взгляд черного мага: каждый, кто покушался на книги, вдруг становился ужасно неуклюжим. Вдобавок от вора отворачивалась удача. Так что, причина дурацких смертей объяснялась просто. Великому черному магу совершенно не хотелось, чтобы его сосуд разрушился, а вместе с ним разрушилась бы и сущность мага. Все-таки заколка была хранилищем ненадежным. В библиотечной тишине текли века. Надо ли говорить, как маг обрадовался, когда его услышала восьмилетняя девочка!

Так Альда обрела учителя. Дух великого черного мага Ориссы Чъоды Ар’Андин Алиери, для своих Ориссы Чъода, был болтлив, видать, очень соскучился по общению, любил предаваться воспоминаниям, но учителем оказался толковым. Пока девочка была мала, он, в основном, упирал на контроль дара. Когда Альде исполнилось четырнадцать, старый маг стал учить ее вещам гораздо более серьезным, среди которых немалое место занимали боевые заклинания, видоизмененные еще во времена Проклятой войны под тип энергии родового дара. Благо с новой женитьбой отца контроль за девочкой стал не такой тотальный, а садовники – ленивы. Иначе они очень бы удивились плачевному состоянию некоторых заброшенных уголков, а саму девочку ждали бы немалые неприятности. На робкий вопрос девочки «зачем?», дед категорично отвечал, что кругом враги, а его внучка должна уметь защищаться. Альда сомневалась, что сейчас у Алиери с врагами дела обстояли настолько хорошо (или плохо, это как посмотреть), но подчинялась – деда ей обижать не хотелось. Легче стало, когда выяснилось, что девочка является и обладательницей небольшого огненного дара. Дед ворчал, а Альда ходила счастливая – у нее был, пусть призрачный, но шанс поступить в Академию.

Дело в том, чтобы стать полноценным магом, существовал только один путь – закончить магическую Академию имени Элирии Мирской, которая территориально находилась в столице королевства Лахор – Риадде. И здесь на пути у Альды вставало множество проблем. Часть из них выглядела практически неразрешимой. Нет, не высокий конкурс в 200 человек на место на бесплатное отделение (маги считались государственными служащими и жили весьма неплохо). Благодаря дедушке, вернее, знаниям, которые девушка получила от него, эта преграда преодолевалась легко. Другое дело, что она была Алиери из Проклятого рода, унаследовавшая фамильный дар. С такой родословной и с таким талантом рассчитывать на обучение в Академии точно не приходилось. Однако Альда очень хотела учиться. Дара Огня для поступления в Академию должно было хватить, а родовой темный дар некромантии можно было скрыть, благо такие вещи в ауре читались только на ауроскопии. Девушка сомневалась, что на вступительных экзаменах эта процедура обязательна. Еще можно было скрыть имя. Тогда на свет появлялся абитуриент с огненным даром. Дед ворчал, что она предает семейное наследие, но соглашался – он понимал, что запрет на некромантию преодолеть не удастся, а судьбы отшельника, на которого охотятся все маги-боевики королевства, он для внучки не желал. Единственное, что сводило его с ума – смена имени. Для него слова маг и Алиери были синонимами. Потерять имя, как такое возможно? Когда об этом заходил разговор, старый маг начинал ругаться на странном шипящем языке, а потом предавался бессвязным воспоминаниям, где на ветру реяли стяги с родовым именем, а зомби (те, что поцелее) выли его в лицо врагам.

Альда, представляя картинку, каждый раз содрогалась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6