Татьяна Смирнова.

Витки времени. Школа философии истории и мистического восприятия



скачать книгу бесплатно

Витки времени

Школа философии истории и мистического восприятия
Книга первая. Школа.

Солнце над городом

– Сегодня опять не будет ни облачка? – Спросила Дина, заходя в комнату, где завтракали ее мама и папа.

Диктор по телевизору рассказывала о военном конфликте между Израилем и Палестиной, но мама приглушила звук, когда дочка появилась на пороге.

– Да, по новостям еще неделю продержится жара. Температурный рекорд, – задумчиво произнес Михаил Петрович, отец Дины. – Как прошла Олимпиада?

– Ой, там были очень странные вопросы, о назначении человека, о предпосылках в исторических событиях, о животном и растительном мире. Но, кажется, я справилась.

– Будем ждать результат, – подытожила мама Дины и отправилась собираться на работу. В это время зазвенел телефон. Аппарат стоял в прихожей, и Дина не слышала разговора. Но через минуту мама вернулась в комнату с сияющим лицом.

– Ты победила в Олимпиаде. Тебе предлагают продолжить обучение в Высшей школе Философии истории и мистического восприятия.

Дина достала планшет и нашла описание школы. Семилетнее обучение, проживание на территории школы, стажировки по всему миру, изучение 9 языков на выбор. А вот и фотографии – старинное здание, напоминающее архитектуру стиля ампир, с колоннадой и фронтоном. Большой парк с озером. Учитель биологии в восточной тунике среди экзотических растений. У Дины разгорались глаза. Родители тоже смотрели с благосклонным удивлением. И прямо через окошко обратной связи со школой Дина заполнила анкету и получила уведомление о приеме в школу.

Дина

Родители Дины были москвичами в четвертом поколении, русскими, насколько прослеживались корни. Отец был географом по профессии и художником по призванию. Они встретились на студенческой практике в Югославии, и назвали дочь в честь одной из гор Хорватии Динара. И с первых лет жизни в Дине пытались разглядеть то арабские, то еврейские корни. Будь она Наташей или Катей, никто бы и не спросил бы, откуда она приехала. Так, постепенно, привыкшая, что в ней видят свою татары, казахи и другие народности России, Дина стала внимательно изучать историю народов и разных культур.

Росла она в семье художников и часто выезжала с родителями на природу. Они жили в палатках, рисовали пейзажи и наслаждались красотой. Там, на склонах заросших кизилом гор, у гремучих водопадов, в пещерах, у потрескивающего всю ночь костра, она научилась слушать природу, чувствовать людей и проникать в далекие судьбы мироздания.

Перспектива учиться в школе, расположенной в лесу, на огромной территории со своим озером, фермой экзотических растений и зверинцем, будоражила ее воображение до начала осени. В перечень необходимых в школе предметов входила обычная одежда и предметы личной гигиены. Ее планшет, соответствующий школьным нормам, был единственным содержимым школьной сумки.

Предполагалось, что обучение продолжается до вечера, и возвращаться ночевать домой не имело смысла.

К тому же большинство учеников приезжали обучаться из отдаленных уголков страны и зарубежья, и жили в школе до каникул, никуда не выходя.

Первый день в школе

Школа располагалась в загородной усадьбе, в часах четырех от Москвы. И вот, встав пораньше, Дина в последний раз полила цветы на своем подоконнике и вынесла на улицу сумки с вещами. Впервые одиннадцатилетняя дочь покидала родное гнездышко, и родители везли ее с нескрываемой грустью.

С точки зрения здравого смысла обучение в такой школе каждый счел бы успехом для своего ребенка. Однако не всем понятная суть предметов, таинственность, окружающая преподавателей и саму территорию школы, приводили в замешательство не только родителей Дины, но и большинство пришедших провожать детей в школу взрослых.

Вместо привычных речей о достижениях школы, на праздничной линейке выступали со зрелищными, иногда даже акробатическими номерами, преподаватели и учащиеся: говорили с животными, управляли огнем, подпрыгивали, как невесомые, в воздухе. Новички стояли, затаив дыхание. К третьему году обучения им предстояло выбрать, какой из навыков развивать, а пока их знакомили со всеми возможностями обучения. Родителей тоже впечатлили выступления, и со спокойным сердцем они махали детям, оставляя их до каникул в стенах странной школы.

Воистину странная школа

При входе стоял специальный датчик, фиксирующий портативные приборы и блокирующий их работу на все развлекательные и рассеивающие программы. Учащиеся могли читать в своих устройствах только энциклопедический информацию и сокращенный вариант ежедневных новостей, а также вести переписку с ближайшими родственниками: все остальное не работало. На первом этаже был общий зал, где столики стояли по принципу кафе, и по четверо или шестеро могли сидеть вместе и смотреть фильмы, внесенные в список обязательных для просмотра. Проверка посещаемости велась простым тестированием, так что даже любители поболтать и подумать о своем во время просмотра старались не отвлекаться, чтобы не пересматривать по нескольку раз обязательные видеоматериалы.

Второй этаж отводится первоклассникам. Он имел два крыла – для мальчиков и для девочек. Внутри крыла была спальня, гостиная для домашних занятий, полки со множеством интересных книг. Каждый должен был за год прочесть около ста книг на свой выбор, и, исходя из его интересов, формировались рекомендации к дальнейшей специализации. В каждом крыле были свои цветы и животные. Учащиеся должны были ухаживать и следить за ними, приучаться слушать и понимать природу. На втором этаже жили попугаи мелких пород и кролики. Второклассники ухаживали за кошками и  Александрийскими попугаями. С третьего класса вместе со специализацией учащийся выбирал себе питомца для приручения.

У первоклассников был зимний сад в общем холле из лиственных деревьев и цветов, у второклассников – из хвойных и папоротниковых. С третьего года каждый должен был ухаживать за общим парком и фермой в особые трудодни, когда вместо занятий учащиеся проводили весь день на природе.

Пятый этаж школы являлся огромным залом со стеклянной крышей. Там могли собираться все учащиеся в свободное время и заниматься всем, что им было интересно: рисовать, изучать звезды, мастерить, читать книги. По стенам стояли детекторы звука, не позволявшие говорить в полный голос, а шепот не мешал окружающим.

Каждый ученик получал еду в зависимости от затраченных калорий, которые высчитывал особый тест, проводимый раз в  два месяца. Столовая находилась в особом здании, расположенном в парке, проход до нее и обратно занимал 10 минут и позволял ученикам больше двигаться, продвигаясь либо лесной тропинкой в хорошую погоду, либо застекленным коридором в  дождь и пургу.

Старшеклассники

У Дины и других новичков старшеклассники вызывали почтенный трепет. У каждого был индивидуальный план обучения, свои учителя, поездки, стажировки. Этот, в оранжевом длинном костюме, только вернулся с Тибета, где изучал манускрипты тибетской библиотеки и буддийские духовные практики. Та, со множеством косичек на голове, изучала поверья народов Африки. Все они собирались под стеклянной крышей и делились впечатлениями со всеми, кому было интересно. Их путешествия и открытия будоражили ум, вызывали восхищение и желание подражать, быстрее вырасти и стать похожими на них.

Из старшеклассников выбирались так называемые “пестуны” для первоклассников: они учили новичков вживаться в социальные отношения с окружающими и определить, чему посвятить свое образование. Для этого каждый из выбранных на роль пестунов старшеклассник делал презентацию перед новичками в видеозале. Дине еще до представления понравилась спокойная, с твердым взглядом и уверенными движениями девушка, которая сделала презентацию о самосовершенствовании человеческих навыков, о силе характера и закалке. Дина решила, что выберет ее, Марго, своим пестуном. Среди других новичков под водительством Марго оказались так же Федор, Карина и Жан. Ближайший год им предстояло быть в одной команде.

Команда

– Ну, здравствуйте, – произнесла Марго, обращаясь к первоклассникам, – идемте в стеклянный зал, выберем себе уголок поудобнее.

Новички последовали за Марго наверх и уселись на кожаные пуфики у стены с изображенным на ней озером.

– Итак, эти два месяца мы тренируем выносливость и самоконтроль. Ваша задача – приобрести полезные привычки. Начнем с того, что каждый расскажет немного о себе и о том, какие навыки он хотел бы приобрести. Начнем по кругу, – добавила Марго, устремив взгляд на Жана.

– Я зовусь Жан, – заговорил с явно французским акцентом худощавый мальчик с большими голубыми глазами. – Я есть приехать из Парижа изучать духовность Востока. Я учу ваш язык два года. Я хочу развивать пунктуальность.

– Хорошо, – подхватила Марго, – ты эту неделю будешь вставать в 6 утра и проводить зарядку. Кто следующий?

– Меня зовут Дина. Я не знаю, что буду изучать пока, но мне интересна природа. – Дина запнулась и пожала плечами.

– Я – Федор. Я приехал из Сибири и меня интересуют народы севера. Я бы хотел изучать языки малых народов, чтобы собирать их предания.

– Меня зовут Кристина. Я хочу выучить латынь и изучать средневековые рукописи.

Говорить про развитие каких-то навыков ребята явно не хотели, опасаясь, что одной утренней зарядкой их пестунство не закончится. Но Марго больше не раздавала поручений: она рассказала о слушании природы. Оказывается, ее специализацией были примитивные верования доисторических племен. Исследовать их обычаи приходилось по рукописным трудам Российского географического общества и описаниям аборигенов Австралии и Новой Зеландии. Марго несколько раз была в Новой Зеландии и с удовольствием описала природу этого края. Но теперь она хотела научить опыту первобытных племен своих воспитанников.

– Итак, мы должны научиться освобождать ум от перескакивания с места на места, от прокручивания недавней встречи или фразы. Мы должны быть там, где мы есть сейчас. И из нашей тишины слушать голос природы. А кто скажет, что представляет природу?

– Растения, животные, – отвечали новобранцы. – Ветра и стихии, вода рек и вода с неба, – добавила Дина.

– Молодцы, – Марго одобрительно кивнула Дине. – Но что-то, пожалуй, самое важное вы забыли. ЧЕЛОВЕК – это тоже природа. Как он ни пытается царствовать и отгораживаться от нее, но он ее часть. Подумайте об этом, и воспримите себя и окружающих, как части целого. Вот тогда мы приблизимся к видению вещей аборигенами: научимся слушать и понимать. На эту неделю всем вам задание – прогуливаясь по парку, научиться очищать ум и слушать природу. Свои наблюдения запишите и сдадите мне. А пока бегите отдыхать. – Марго помахала пальцами рук, словно крыльями, и ребята пошли на свой этаж. Кристина шла с Диной, Жан с Федором. Уходя на свою половину, девочки остановились и пожелали хорошего дня Федору и Жану. Жан напоследок напомнил, что завтра утром они встречаются в холле для зарядки.

На девичьей половине

Само собой, Кристина и Дина разместились в одной комнате. В их классе было двадцать пять человек, но девочек всего восемь. Поэтому в четырех отведенных для них комнатах они могли селиться по двое, при этом в каждой комнате оставалась свободная двухэтажная кровать, а девочки занимали нижнее спальное место, сделав из верхнего чердак для вещей. Все комнаты выходили в общую гостиную, где размещались полки с книгами и стоял большущий вольер с попугаями. На подоконниках были горшки с растениями, за которыми им предстояло по очереди следить.

– Всем привет, – сказала веселая в длинном сером платье девочка с двумя, ниже пояса русыми косами. – Я – Настя. А это моя сестра – Варя.

Варя помахала всем рукой, и Дина с Кристиной помахали ей в ответ. Две другие, Сандра и Мариам, были из Канады. Они хорошо знали французский и английский, но сказать что-то связное на русском не могли. В ближайшие два месяца им предстояло научиться объясняться на новом языке, впрочем, все они должны были к зиме уметь понимать друг друга: канадкам был назначен интенсивный курс русского языка, а остальным – английского. Поэтому, сказав учтивое «хай, хау а ю», девочки разошлись по комнатам.

Не успели они разложить свои вещи по полкам, как переливистый колокольный перезвон оповестил о времени обеда. В честь первого учебного дня этот обед превращался в банкет.

Столовая

Тропинка от Школьного корпуса к столовой шла через парк. Скорее это был лес, где деревья были высажены по разным климатическим зонам. Из самшитовой рощи школьники переходили в сосновый бор, на цветочную поляну с альпийскими горками, в фруктовый сад вдоль реки. Весь парк был засажен два столетия назад, когда эту усадьбу обрел в собственность русский купец-меценат. Он свозил реликтовые деревья со всего мира, и большинство из них прижилось, несмотря на снежные зимы. Перед смертью он завещал усадьбу Императорскому обществу религиозных исследований вместе с наказом постоянно поддерживать и благоустраивать сад. И вот, два века спустя, сад благоухал ароматами трав и листьев, и каждый уголок его так и просился на картину художника, вызывая самые теплые уютные ассоциации в душе. Не случайно парк был излюбленным местом занятий и медитаций всех без исключения учеников.

Проходя по парку, Дина заметила, что уже кое-где осень махнула разноцветной кистью по кронам, и это придавало парку особый торжественный и восхитительный облик. А вот и первое наблюдение для Марго: слетающие осенние листья, как они торжественны в своем последнем танце прежде, чем навсегда лечь в землю и стать удобрением для обронившего их дерева. Все имеет смысл, – записала в своем электронном блокноте Дина и побежала в столовую.

Столы стояли в огромном зале тремя длинными рядами. Садились, куда придется, и обязательным правилом было уважение и взаимотерпимость друг ко другу, так что не было вальяжно восседавших старшеклассников и робко ютящихся первачков. Принцип терпимости был основополагающим в школе, и те, кто не мог с ним считаться, надолго не задерживались в ее стенах.

Как только все уселись, профессор Игнатий, глава школы и учитель христианской мистики, пожелал всем приятного аппетита и кивнул чтецу. В центре зала за кафедрой стоял старшеклассник и, открыв Календарь религий – прочел все праздники и памятные события, происшедшие в этот день в разных уголках земного шара.

«В этот день сто пятьдесят лет назад русский царь Николай второй, избегнув от рук большевиков, вернулся к власти и заключил вечный мир с Германией перед лицом коммунистической опасности. В знак взаимоуважения станы признали верования личным делом совести каждого с доминирующим положением Православия в России как традиционной веры, и Протестантизма в Германии. В договоре упоминались древние, языческие верования славян и арийцев, и было решено создать императорское общество религиозных исследований в Санкт-Петрограде с филиалом в Мюнхене».

Дина задумалась: значит, из-за этого договора стало возможным создание их школы. 200 лет парку, 150 лет назад возникло императорское общество, и вот когда-то оно решило обосновать школу. Здание старинной постройки, скорее всего оно появилось вместе с парком, как усадьба купца, и потом было перестроено в школу.

Её раздумья прервали дежурные по столовой, разносившие подносы с едой. Горячие блюда давали в контейнерах из фольги, как в самолетах, только тут они были крепче и могли быть используемы заново после специальной обработки в посудомоечной машине. Динины родители давно уже перешли на такую посуду, в которой легко было разогревать и хранить еду, и только фарфоровые тарелки в их гостиной, которыми никогда и не пользовались, являлись отголоском древней традиции принимать пищу из круглых, украшенных узорами блюд.

В размышлениях об этом Дина и не заметила, как закончился обед. Все встали и выходили в парк: занятий на сегодня больше не было. На обратном пути Дина свернула к озеру. Там плавали дикие гуси, у самой воды на мостке стояла Кристина и бросала крошки птицам.

– Привет, не помешаю, – произнесла, подходя, Дина.

– Я придумала, что написать на задание Марго: видишь, когда я бросаю крошки и подплывают птицы, вода теряет гладкость. Но как только они отплывают, поверхность озера начинает отражать небо и деревья. И так же происходит с нашими мыслями, когда мы даем им улечься.

Девочки пошли обратно к зданию школы: вечер был в их распоряжении.

Урок истории

Следующее утро началось с зарядки, усердно исполненной Жаном и повторенной командой Марго (они сами себя стали называть природники). Умывшись и одев свою школьную форму: белые рубашки с длинными рукавами, у девочек синие сарафаны, у мальчиков синие брюки, ребята собирались на занятия. У первого класса в расписании стоял урок истории.

Природники решили сесть все рядом – в классах столы стояли двумя длинными рядами вдоль стен, а середина была свободна. Учитель обычно прохаживался вдоль класса, имея возможность наблюдать за работой каждого ученика. В парты были встроены электронные тетради, иллюстрирующие тему занятия.

Как только прозвенел звонок, и все уселись по местам, погас свет, и в электронных тетрадях появилось здание их школы со всех ракурсов. В класс вошел учитель и твердым низким голосом произнес:

– Школа философии истории и мистического восприятия приветствует своих новобранцев. Сегодня вы узнаете историю нашей школы.

Свет вновь загорелся, и перед учениками предстал статный высокий мужчина лет сорока, с небольшой бородкой и чуть прищуренными серыми глазами. Определить с первого взгляда, суров он или снисходителен к ученикам, было трудно. Одевался он аккуратно: обувь блестела от гуталина, а стрелки на брюках были безупречны.

– Итак, как вы знаете, в 1917 году в России возникла опасность свержения царизма по примеру Франции. Большевики захватили Зимний дворец и провозгласили республику. Однако, оставшееся верное присяге офицерство собрало войска и быстро вернуло все на свои места. В благодарность царь Николай дал государственной Думе полномочия Парламента, подписал мирный договор с Германией и заключил соглашения с другими мировыми державами под угрозой коммунистической заразы. На этой волне и возникла идея создания школы по изучению разных религиозных и мистических идей и их влияния на судьбы мира. Интерес германцев к арийскому наследию, британцев к кельтскому, французов к нормандскому, а скандинавов к варяжскому, объединил историков всего мира в желании осмыслить менталитет и нравы разных эпох и народов и предотвратить их от войн, межнациональных, религиозных и гражданских. Ну, а теперь внимание на экраны.

Опять погас свет. Диктор за кадром рассказывал, как Императорскому обществу религиозных исследований удалось заметить накал нетерпимости к еврейской диаспоре в Европе. А поскольку евреи в России принимали активное участие в большевицком заговоре, было принято международное соглашение о создании еврейского демократического государства на Аляске, где в качестве добровольного эксперимента им было позволено создать систему управления на базе трудов Маркса и Ленина. С тех пор стих накал нетерпимости к еврейству в Германии и партия социал-националистов проиграла на выборах. Их ставленник, Адольф Гитлер, стал настолько непопулярен в своей стране, что вынужден был эмигрировать в Америку, где создал общество истинных арийцев. Однако псевдонаучность его взглядов постоянно подвергалась критике со стороны ученых Императорского общества и аляскинских демократов. В конечном итоге Гитлер переехал на Аляску, где изучал культурное наследие еврейского народа и пришел к выводу о его генной предрасположенности к песенному и сценическому творчеству. Именно он ввел в оборот понятие «нация бардов». Интерес к феномену аляскинских культурных достижений привлек внимание мировой общественности, и евреев стали приглашать преподавать искусство и театральное мастерство в школы всего мира.

– В нашей школе, – прервал видеоряд учитель, – преподавание театрального искусства поручено внучке великой актрисы Фаины Раневской, Зинаиде Иосифовне. Наиболее способные ученики проходят практику в сценической академии на Аляске. В этом году у вас будут так же занятия по природоведению, и вести их будет индус Раджа, профессор Делийского университета, проводящий на территории нашей школы эксперименты по выращиванию азиатских культур. Хочу заметить, что его стараниями у нас в столовой часто свежие собственные фрукты. Многонациональный состав наших педагогов включает и коренного американца, преподавателя физкультуры, одного из последних носителей наследия племени Майя, Абукчича. Сокращенно его в нашей школе величают профессор Абу. У девушек кулинарию будет вести африканка Роза Абимболовна. У молодых людей – боевые искусства японец, профессор Масао. Остальные наши преподаватели – уроженцы Великой Российской державы. Разрешите представиться, я – профессор Петр Львович, родом из Польши. Замечу, что на территории польской губернии у нашей школы есть свой замок, переданный императорскому обществу польским шляхтичем в благодарность за устранение польской сепаратистской смуты, и мы выезжаем туда ежегодно на рождественские каникулы.

Все ребята весело переглянулись. Они устали от перечня имен, трудно произносимых и казавшихся невозможными для запоминания. Но Петр Львович, поляк и учитель истории, навсегда запечатлелся в памяти.

– Вижу, вас утомили названия, – продолжал учитель, – расскажу о нашей системе обучения истории. В первый год ваш предмет правильней было б назвать «Страноведение» и с разрешение Его императорского величества лично все школьники делятся на четверки и проходят двухнедельные выездные стажировки в изучаемых странах. Отчетом о поездках должен быть доклад об истории, религии, культуре и языке страны. За этот год вы должны будете посетить поочередно 5 стран: Великую Британию – Лондон и Дели, Державную Германию, Османскую империю и Китай. Таким образов, вам придется познакомиться с культурой Англии, Индии, Германии, Турции и Китая. К следующему разу вы должны разбиться на четверки, и мы определим, в каком порядке вы будете совершать стажировки. Урок окончен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2