Татьяна Сапрыкина.

Россия: уроки кризиса. Как жить дальше?



скачать книгу бесплатно

С тех пор развитая и разветвленная кредитно-финансовая система во многом функционирует согласно своей природе и закономерностям. Чем объясняются различия в степени ее развития? Во многом уровнем защиты прав инвесторов. Он, в свою очередь, выше в странах с англосаксонской правовой системой. Но так было не всегда. Например, до Первой мировой войны финансовые рынки континентальной Европы были более развитыми, чем рынки Великобритании и США. Что же произошло в XX веке?

В начале XX века англосаксонским странам – и в первую очередь США, – в отличие от европейцев, удалось создать эффективный механизм защиты конкуренции от посягательств государства и крупного бизнеса. Это и создало спрос на современные рыночные институты и укрепило сами институты. Финансовые рынки крайне важны для экономического роста и развития. Для формирования же этих рынков необходимы разные правовые вещи, в том числе защита права собственности. Мелкие акционеры уже поняли: защита их прав возможна только после закрепления прав крупнейших инвесторов. Неэффективно защищать права мелких акционеров до тех пор, пока в свои права не поверят акционеры крупные. А если права собственности не защищены (в первую очередь от власти), мало смысла обсуждать другие проблемы корпоративного управления.

Изменение характера разрешения противоречий. Кризисы в экономике были, есть и, видимо, будут. Первые кризисы, похожие на современные, отмечались примерно 200 лет тому назад – в первой четверти XIX века. В те времена кризисы регулярно возникали каждый десяток лет. Сначала экономика проходила фазу бурного роста, в ходе которой незаметно накапливались противоречия. Затем в один прекрасный, а скорее черный, день возникал кризис перепроизводства. Склады оказывались затоваренными, продукция не находила спроса. Заводы закрывались, работники оказывались на улице, в обществе происходили гигантские потрясения.

Для простоты восприятия представьте себе небольшой заводик, производящий металлические бытовые изделия (сковородки, кастрюли и т. д.). Какое-то время производство росло, продукция раскупалась. И вдруг – стоп: спрос испарился. Маленькие колебания случались и раньше. Но при спаде производства хватало мер текущего характера: для стимулирования сбыта было достаточно нарисовать цветочек на кастрюлях и чуть удешевить сковородки. Но в кризис все обычные меры не помогают. Нужно кардинально менять ассортимент, а для этого заменять оборудование. Хозяин достает заначку, припасенную на такой черный день, с огромным трудом собирает недостающие деньги и обновляет основные средства производства (оборудование, здания и т. д.). Начинается новая жизнь. Эта стадия именуется депрессией, все с трудом выживают, скрипя зубами, приспосабливаясь к новой реальности.

Модернизация производства осуществляется в форме мучительных циклических кризисов. Такие события происходили регулярно каждые 10—15 лет. Именно в результате этих процессов наступал очередной этап развития национальной экономики.

Описывая современный ему капитализм, К. Маркс предположил, что в основе регулярно повторяющихся кризисов лежит необходимость периодического обновления основного капитала. Затем в процессе эволюции хозяйственной жизни стали формироваться институты, позволяющие разрешать «противоречия развития» значительно менее болезненными для всех способами.

Сформировались и окрепли кредитные отношения. Первыми финансовыми учреждениями были банки. Упомянутый нами хозяин завода постепенно вынимал деньги из железной банки и нес их в банк. Причем не только для хранения, но и для проведения расчетов со своими партнерами. Деньги стали накапливаться в банках. Они несколько столетий были практически единственным типом кредитно-финансовых институтов. Постепенно стало возможным перестраивать производство не только за счет собственных, но и за счет заемных средств. Наш заводчик, а точнее уже его сын или внук, шел в банк, брал кредит, покупал новое оборудование и за счет дополнительной выручки постепенно расплачивался с банком.

Появление на рубеже XIX—XX веков иных типов организаций практически не оказало влияния на доминирующее положение банков. В развитых странах ситуация начала существенно меняться лишь во второй половине XX века. Банки, с одной стороны, оказались потеснены специализированными институтами, с другой – их взаимодействие с экономикой стало гораздо разнообразнее, глубже и прочнее. Сейчас этот путь проходят и все быстро развивающиеся страны, и Россия – не исключение.

Начиная с середины XX века в более зрелой экономике при возникновении противоречий напряженность прежде всего ощущалась в кредитно-банковской сфере: возникал дефицит денег, росли кредитные ставки, появлялись неплатежи. Но массовых банкротств в реальном секторе уже не случается. В худшем случае банкротства происходят только в финансовой сфере. Появляется и понятие чисто денежного кризиса, когда все проблемы сконцентрированы в кредитной системе, практически не затрагивая иные сферы хозяйства. Затем намечается новый этап эволюции – появляется и укрепляется рынок ценных бумаг (фондовый рынок), создаются аналоги наших нынешних ПИФов, негосударственные пенсионные фонды, страховые компании, множество видов специализированных учреждений и т. д.

Правнуки нашего заводчика привлекают деньги в свое производство разными путями. Они начинают выпускать ценные бумаги своей компании (акции, облигации и т. д.). Когда производство процветает, люди охотно покупают эти бумаги, рассчитывая как на рост стоимости акций, так и на регулярную выплату дохода по ним (дивидендов). С течением времени формируется развитая и разветвленная кредитно-финансовая система. На фондовом рынке обращаются ценные бумаги сотен компаний, финансовые операции ведут несколько десятков типов кредитно-финансовых организаций. Абсолютное большинство потрясений происходит теперь на фондовом рынке. Лишь изредка они перекидываются в другие сектора кредитно-финансовой системы.

В результате кредитно-финансовая система выступает амортизатором и «разрешителем» противоречий, неизбежно возникающих в ходе развития экономики. В развитой экономике самый черный день (его обычно так и нарекают – «черный понедельник» или «черный вторник», в зависимости от дня недели) означает просто серьезное падение (корректировку) курсов акций и не более того. В менее зрелом хозяйстве лихорадит и банковскую систему. Но в странах, где рыночное хозяйство еще только формируется, серьезные проблемы доходят до других секторов хозяйства. Но постепенно все – финансовые власти, банкиры, бизнесмены и другие участники хозяйственной жизни – учатся антикризисному регулированию, и вся экономика становится более устойчивой.

Функции кредитно-финансовой системы. Финансовый рынок выполняет две важные взаимосвязанные функции. С одной стороны, обеспечивает приток денег в более перспективные сектора экономики, с другой – защищает от серьезных потрясений, разрешая большинство неизбежно возникающих проблем и противоречий в рамках денежно-кредитной сферы. Поэтому и столетиями звучащие вечно верные призывы: «Меньше спекуляций, больше реального производства», увы, напоминают тоже вечные призывы различных церквей: «Меньше секса, больше деторождения!»

Финансовые институты – органичная часть рыночной экономики.[15]15
  Хотя уже полторы сотни лет в описании практически каждого кризиса звучат слова «спекулятивный», «спекулянты» и так же регулярно говорится о крахе «спекулятивной модели экономики», но изменений пока не происходит.


[Закрыть]
Нелепо думать, что если от них можно избавиться, то уйдут и все проблемы. Коммунисты делали такие эксперименты, и мы знаем, к каким катастрофическим последствиям это привело. Важно понимать: самые чувствительные «надстроечные» сектора кредитно-финансовой системы являются самыми доходными, но одновременно самыми рискованными. Они первыми реагируют даже не на возникающие трудности, а на проблемы, которые только могут появиться в производственных сферах хозяйства. Если кредитно-финансовая система недостаточно развита и соответственно не в состоянии разрешить возникшие противоречия, тогда шок продвигается дальше и затрагивает множество сфер хозяйства. Первым падает фондовый рынок, затем банковская система, потом проблемы возникают и в реальном секторе.

Это полезно иметь в виду всем яйцеголовым критикам (американская кличка независимых интеллектуальных профессорско-безответственных аналитиков) всех стран и народов, осуждающим свои и чужие государства за многомиллиардную поддержку кредитно-финансовой системы в период кризиса. Общемировой опыт показал: удержав от развала финансовую инфраструктуру экономики, вы существенно снижаете риски многих других болезненных процессов в хозяйстве. Этот опыт человечество выстрадало за последние 150 лет.[16]16
  Вливанием денег в хозяйство для «расшивки» неплатежей с кризисами боролись начиная с середины XIX века.


[Закрыть]
Отсюда и похожесть действий властей разных стран в период кризиса 2008—2010 годов.

Конечно, можно говорить об аморальности поддержки «жирных котов» и т. д. Но коллапс кредитно-финансовой системы точно хуже, – это сильнейшие потрясения для всех. Так что ее защита – это тоже своего рода поддержка системообразующим экономику структурам. Только очень многоплановая, в отличие от поддержки предприятий-гигантов социалистической индустрии, десятилетиями производящих никому не нужную продукцию и не делающих ни малейших попыток стать конкурентоспособными (как же, ведь мы – наше все, нас должны кормить. Давайте, работящие, раскошеливайтесь на наше содержание).

Психологический фундамент экономического цикла. Несмотря на все происходящие перемены, циклическое развитие не отменяется. Как и 200 лет назад, каждый десяток лет происходит очередной кризис. Человечество придумало множество самых разных теорий, пытавшихся объяснить циклический характер развития хозяйства. Некоторые пользовались большей, некоторые – меньшей популярностью. Например, среди популярных теорий – «длинные волны» Н. Кондратьева. Автор считает, что длина цикла от полутора до нескольких десятков лет и связана с процессом освоения прорывных нововведений.

Не вдаваясь в детали споров теоретиков, отметим следующее. Все теории экономических циклов, связанные с точной фиксации времени цикла от кризиса до кризиса (десять это лет или пятьдесят), весьма уязвимы для критики в силу как ускорившегося темпа жизни, так и отсутствия внятного подтверждения в реальной жизни. Так, утверждается, что продолжительность волн в промежутке 1790—2008 годов колебалась от 16 до 30 лет. Но практически каждый кризис в этот период можно объяснить и десятком других причин.

Не претендуя на истину в последней инстанции, заметим, что для объяснения циклического развития одних экономических понятий недостаточно. Хозяйством занимаются люди, и важнейшим фактором развития являются простые человеческие эмоции: эйфория и жадность, подавленность и страх. В периоды роста жадность побуждает людей набирать кредиты, разгонять производство и подстегивать спрос подсаживанием потребителя на кредитную иглу: «Покупай в кредит, наслаждайся, потом отдашь, все будет хорошо». Время от времени среди многих участников рынка случаются смены настроений. Приходит страх: «А вдруг не отдадут, а вдруг все будет плохо?» Такие мысли периодически посещают всех, но только когда подобные настроения овладевают массами, страх становится всеобщим. Жадность сменяется страхом, эйфория – подавленностью.

Зачастую все начинается с падения фондового рынка, затем, если страх продолжает распространяться, возникают банковские кризисы и, если страх продолжает и дальше превалировать над оптимизмом, проявляются спады в отраслях реального сектора хозяйства, а значит, и полномасштабный экономический кризис. Нельзя рассчитывать избавиться от этих экономических закономерностей, вызываемых общественно-психологическими процессами по крайней мере до тех пор, пока мы не можем изменить природу человека.

Жадность, азарт, амбиции… Так кто в конечном-то счете виноват в мировом экономическом прогрессе / кризисе? Но в том и штука, что они неразделимы. Не будь у людей этих качеств – не было бы кризисов. И спекуляций не было бы. И акций бы не было. И денег и кредитов. Сидели бы на ветках (правда, и там имели бы свои кризисы). Конечно, хорошо бы жадности поменьше, трезвости побольше, но как этого достичь? Задача это стратегическая, оптимистично говоря, на многие десятилетия.

Инфляция: причины, следствия и последствия

Инфляция: за деньги нельзя купить здоровье, счастье, любовь и многое из того, что можно было купить за эти деньги год назад.

Наша версия высказывания Э. Маккензи


Мы ненавидим инфляцию, но любим все, что ее вызывает.

У. Саймон, американский писатель


Живи сегодня. Завтра будет дороже.

Реклама авиакомпании Pan American

Определение. Существует множество разнообразных определений инфляции.[17]17
  Разные определения инфляции, ее причин и способов борьбы с ней начали активно обсуждаться в мировой экономической литературе во второй половине XX века. Некоторые соображения сформулированы и в нашей стране. Cм., например: Пятенко С. В. Кредитно-денежная политика в США. М., 1988.


[Закрыть]
Для целей нашей работы достаточно простого: инфляция – это многофакторный экономический процесс, формой проявления которого является рост цен. В зависимости от темпов роста цен различают несколько видов инфляции.

1. Ползучая (умеренная) инфляция – годовой рост цен до 10—15%. В большинстве случаев экономисты рассматривают ее как элемент нормального развития экономики, поскольку инфляция способна стимулировать рост производства и его модернизацию. Рост денежной массы ускоряет платежный оборот, удешевляет кредиты, способствует активизации инвестиций и росту экономики. Рост производства, в свою очередь, приводит к восстановлению равновесия между товарной / денежной массой при более высоком уровне цен. Небольшой рост цен (3–9% в год) является характерной чертой экономики развитых стран. Неравномерный рост цен по товарным группам порождает неравенство нормы прибыли, стимулирует переток ресурсов из одного сектора экономики в другой.

2. Галопирующая инфляция – неравномерный годовой рост цен в диапазоне от 10—30%. Такая инфляция, даже на ранней стадии (если рост цен увеличивается с 5–7 до 15% в год), уже создает проблемы, а при больших величинах становится опасной, требует срочных антиинфляционных мер. Людям становится сложнее прогнозировать хозяйственные процессы, часто в расчетах начинают использоваться различные УЕ (условные единицы), то ли доллары, то ли евро и т. д. Такая инфляция чаще встречается в развивающихся странах.

3. Гиперинфляция – цены растут более чем на 30—40% в год, иногда достигая нескольких сотен и даже тысяч процентов в год.[18]18
  Среди специалистов есть еще некоторые разногласия относительно нюансов классификации видов инфляции. Например, некоторые ученые считают, что гиперинфляцией можно называть рост цен от 500% в год. Вместе с тем в международных стандартах финансовой отчетности (МСФО), применяемых во многих десятках стран, признаком гиперинфляции считается ситуация, когда рост цен за три года составляет более 100%. Но с точки зрения темы нашего разговора подобные споры о терминах не очень существенны.


[Закрыть]
Такая инфляция парализует хозяйственный механизм, начинается переход к бартерному обмену. Она свойственна для стран, которые переживают коренную ломку своей экономической структуры. Так было в России в первой половине 90-х годов XX века. Это была неизбежная плата за переход к общепринятому хозяйствованию от социалистической дефицитной административной экономики. Деньги в ней не имели большого значения, а цены устанавливало государство по соображениям, имеющим малое отношение к реальным экономическим процессам.

Причины инфляции. Как правило, в странах развитых инфляция заметно меньше, чем в странах развивающихся. Так, средний уровень инфляции по странам ЕС за последние годы составил 3–4%. При определенных обстоятельствах существует опасность выхода ползучей инфляции из-под контроля. Риск увеличивается в странах, где мало опыта регулирования хозяйственной деятельности в рыночной экономике и практика еще не выработала эффективных механизмов сдерживания инфляции.

За последние 100 лет экономисты-теоретики пришли к согласию относительно нескольких основных причин инфляции и выделили несколько основных ее видов. Инфляция спроса – избыток совокупного спроса по сравнению с реальным объемом производства (есть спрос – нет возможности адекватно увеличить производство). Инфляция предложения (издержек) – рост цен, вызванный увеличением издержек производства (цены на сырье и расходы на оплату труда растут, адекватного роста производительности труда не происходит, нет и увеличения производства). Различают также финансовые (монетарные) и иные факторы инфляции. Скрытая инфляция обычно связана с попытками государства административными методами держать цены на прежнем уровне. Далее возникает товарный дефицит, происходит переток товаров на теневые рынки, где цены растут. Далее рано или поздно цены нужно отпускать. Или придется строить социализм.

Все это описано в сотнях учебников. Конечно, в жизни ситуация сложнее, чем простые схемы. Например, на Западе уже много лет идет дискуссия о соотношении монетарных и производственных причин инфляции, причем в каждой экономической ситуации может быть свое сочетание факторов. Сейчас этот пласт толкования роли разных факторов хозяйственных процессов быстро осваивается и в нашем обществе.

Если к концу советской власти (то есть к началу 1990-х годов) среднероссийский уровень понимания проблем инфляции, замерзнув на уровне, близком к 1917 году,[19]19
  Читать западную экономическую литературу могли единицы советских людей. Знания этих людей, как и усилия по распространению таких знаний, конечно, имели определенное значение для усвоения экономических реалий. Но в целом наше общество, безусловно, было отрезано от мировой экономической мысли. Лишь после демонтажа социализма активно пошел процесс усвоения россиянами общечеловеческих экономических знаний.


[Закрыть]
недалеко ушел от западного начала XX века, то сейчас публичные обсуждения подобных макроэкономических процессов интеллектуально уже вполне соответствуют среднезападным 1970-х годов (некоторые индивиды могут заметно превосходить современный среднезападный уровень, но критически важен общий уровень понимания этих проблем в обществе). Такой результат очень хорош. Он позволяет утверждать, что в данном вопросе мы начинаем опережать не только страны нашего уровня развития, но и те, которые только собираемся догонять. Возможно, в ближайшие 5–10 лет будет окончательно преодолено наше отставание в понимании обществом экономических процессов вообще и инфляционных в частности.

Адекватное понимание нужно в широком слое населения – не только во властных структурах и экспертном сообществе, но и в обществе в целом. Иначе, во-первых, оказывается практически невозможным разработать грамотную экономическую политику – для этого необходимо, чтобы мышление многих тысяч чиновников и экспертов основывалось на прочном фундаменте знаний, выработанных человечеством; во-вторых, необходим определенный уровень осознания экономических реалий в обществе – без этого многие разумные меры неосуществимы по политическим причинам. Поэтому стремительно идущий процесс усвоения накопленных в мире знаний – важный фактор развития России. Пусть мы иногда изобретаем велосипед. Важно, что возникает потребность понять устройство мотоцикла, а затем и автомобиля.

В развивающихся странах периодически инфляция выходит из-под контроля. Зачастую это происходит из-за популистской политики властей, раздающих социальные обещания и финансирующие ничем не обеспеченные выплаты населению. Увеличивая расходы государственного бюджета, мы вбрасываем денежную массу в экономику, и если это не подкреплено увеличением предложения товаров и услуг, то получаем ускорение инфляции. Важным фактором роста цен являются инфляционные ожидания. Инфляция может превращаться в самоисполняющееся пророчество. Когда все ждут, что инфляция будет ускоряться, то все стараются повысить свои цены, чтобы опередить рост своих издержек. Это, в свою очередь, становится важным фактором дальнейшего роста цен. Если все верят, что инфляция будет серьезной, то она таковой окажется с большей вероятностью. А властям приходиться прилагать огромные усилия по преодолению инфляционных ожиданий.

Перспективы российского роста цен. Как уже отмечалось, ползучая инфляция (до 10% в год) – обычное экономическое явление даже для развитых стран. В странах нашего уровня развития инфляция зачастую составляет 10—20% в год. В этом нет ничего катастрофического. Бывали случаи, когда даже Италия в 1960–1980-е годы примерно два десятка лет жила с инфляцией около 20%. А для таких стран, как наша, это обычное дело и сейчас. Однако нужно сделать оговорку. Важен не только годовой показатель роста цен, но и тенденция. Если инфляция была 60—40%, то показатель 20% воспринимается как сигнал к снижению инфляционных ожиданий. Наоборот, если 5 лет инфляция была в районе 10%, то и 15%-ный рост цен вызывает тревогу и соответствующие действия по повышению цен на свою продукцию для опережения роста собственных издержек.

Несмотря на кризисное торможение роста цен, инфляционная ситуация в России едва ли изменится. Повышение тарифов базовых отраслей будет подталкивать инфляцию издержек, а рост доходов бюджетников, не сопровождаемый повышением производительности труда в экономике, будет усиливать монетарные факторы инфляции. Важный вывод: в ближайшие 10 лет жить нам с инфляцией не менее 10% в год. Вероятно, данный показатель будет колебаться в интервале 10—20%.

В России риск того, что инфляция будет более 15%, выше, чем вероятность ее длительного снижения до менее 10%. Связано это с рядом обстоятельств. Укажем на некоторые из них. Во-первых, социальные ожидания населения завышены. Россияне с трудом верят в наше реальное 50–70-е место по уровню экономического развития. Население требует от государства социальной защиты, не адекватной возможностям страны. Но наличие сверхдоходов от продажи углеводородов способствует популистским действиям – финансированию разнообразных социальных программ. Дополнительный вброс ничем не обеспеченных денег в экономику продолжает подталкивать инфляцию. Во-вторых, в России очень велика роль монополизированных сфер экономики. Значит, немонетарные факторы инфляции будут существенными. В-третьих, россияне относительно много зарабатывают и мало производят. Зарплатоемкость российского ВВП выросла с 23,6%

в 2000 году до 35,5% в 2008.[20]20
  Расчеты компании ФБК на основе данных Росстата и Минэкономразвития России. Подробнее см.: fbk.ru (аналитический доклад)


[Закрыть]
Если зарплата растет быстрее производительности – это способствует инфляции.

Еж понял

Со времен Сотворения мира было три великих изобретения: огонь, колесо и кредитно-финансовая система. Все создаваемое человеком может приносить как пользу, так и вред. Плох или хорош не предмет, а способ его применения. Например, топором можно рубить дрова, а можно людей. Безопасному использованию многих предметов и явлений человечество научилось. Но к кредиту это не относится. Как оказалось, сочетание некоторых особенностей психологии людей с фундаментальными экономическими процессами способно вызвать финансовые цунами невиданной силы. Поскольку циклический характер развития экономики был, есть и будет, людям придется еще многое переосмысливать в технике финансовой безопасности. Пока же «хорошие времена – это когда мы делаем долги, чтобы платить их в плохие времена» (Р. Куилен).

Инфляция была, есть и будет важным фактором экономических процессов. Этот факт необходимо учитывать при любом финансовом планировании. «Сто долларов, помещенные под семь сложных процентов поквартально, за двести лет превратятся в сто миллионов долларов, но к тому времени эта сумма не будет стоить и гроша ломаного» (Р. Хайнлайн).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24